Откуда взялось это слово — круг? Не то, что у машины или на чертежной доске, а то, другое... Ирина вспомнила Юлю. Да, точно, именно она первая и употребила его вслух.

— Юля, Юля, — тихо сказала Ирина и полезла обратно на сиденье у водителя.

Ребята оттаяли, зашумели. Ирина надела толстые наушники, не эти пипеточки, словно беруши, что втыкаются в уши, а настоящие. Включила музыку и, не обращая ни на кого внимания, вернулась в прошлое.

Юля — первого, кого она увидела на кафедре ТюмГу, такая яркая личность. Блондинка, но темно-коричневые брови выдавали ее природный цвет, она была шатенкой, с удивительно белой кожей, словно светящейся изнутри. Еле заметная горбинка на носике, пухленькие, алые губы и этот немного чудаковатый взгляд. Она словно протыкала тебя насквозь, и все говорила и говорила. Почему Юли, сколько Ирина их помнила, такие болтушки? Что Юля Лазорева в шестом классе, что Кабанова или та же Юля Воробьева, с которой она познакомилась на курсах.

Но это было тогда, а сейчас Ирина повзрослела. После института какое-то время работала по специальности, ушла в музей. Ощущение, что попала в женский монастырь. Вечные склоки, шушуканье, зависть одних и презрение других. Бросила все и начала с нуля. Маленький бизнес, наливные полы, они изменили стандартное представление о том, что под ногами. Мир квартир и офисов изменился. Теперь можно было ходить по воде или по облакам. Представлять, что стоишь на вершине небоскреба, и тихо делать шаги, чтобы зрение тебя не подвело.

Ирина заключила контракты, нашла хороших специалистов, своих, а не заезжих. Сразу увольняла тех, кто пытался работать на стороне, теперь у нее своя команда и маленький офис. Ирина считала, что работа директора, это строить планы, думать о будущем и контролировать работу. Что компания должна как минимум две недели, а лучше месяц, спокойно работать без директора. Все как часики, все знают, чем заняться. И если компания не может и дня пережить без руководства, то надо гнать такого директора.

Она уже привыкла довольствоваться, пусть малым, но своим. специально для sеxytаl.cоm А ведь хотела стать ученым, как дядь Гриша, мамин брат. Он уже получил профессорскую должность, но, несмотря на это, все ездит по экспедициям. Этнография народов Севера. Да, это не Европа и не Древний Восток, тут все намного спокойней. И все же, тут тоже текла своя жизнь, а значит, есть место для истории.

«Круг», — подумала Ирина, это самое яркое и необычное воспоминание о студенческой жизни. Юля его упомянула несколько раз, словно хотела обратить на него внимание Ирины. Юля-попрыгунья, так часто она называла подружку, поскольку она не могла долго сидеть на месте. Юля то увлекалась туризмом и по выходным подрабатывала, разъезжая на автобусе и показывая то немногое в городе, что еще было не разрушено. То вдруг вместе с Артуром начинала заниматься йогой, но быстро бросила и перешла на дайвинг. Ныряла в бассейн, готовясь к погружению в Красном море. А после клуб для дошкольного творчества, начала учить детей рисовать. Что только она не делала, из нее бил фонтан энергии.

«Юля, Юля», — повторяла про себя Ирина, вспомнив про круг, а после про школу. Да, именно со школы все и началось. «Да, именно оттуда», — говорила она себе, вспоминая Данила, мальчика, чей образ уже растворился в ее памяти. Лишь только одна фотография на снимке, где они стоят всем классом. Это была ее первая любовь, она проснулась и поняла, что любит, вот просто так почувствовала и все.

— Привет, — робко сказала Ирина. Хотя еще вчера могла накричать на него, когда он сбегал с дежурства после уроков.

— Че?

Она ожидала не этого, а чего-то вроде: «Здравствуй» или хотя бы просто так же: «Привет».

— Пойдем, погуляем, — предложила ему. Хотя Ирина знала, что ему идти в другую сторону, да еще переходить два светофора.

Они шли молча, Ирина не знала, о чем говорить. Она проводила его до дороги, а после пошла домой. А дома плакала. Но почему? Она не знала. На следующий день опять провожала его. Его друзья стали шушукаться, они даже как-то Ирину обозвали лягушкой, намекая на героиню из сказки «Царевна-лягушка». Данил стерпел раз, потом еще раз, а на третий не выдержал и, догнав Славку, как следует его пнул.

Он стал ее героем. Теперь Ирина пела, она летала в облаках, ее сердце... Ах, она сама не знала, что с ней произошло, но что-то удивительное. Мир изменился, он стал розовым, ярко-голубым и даже раскисший весной снег почему-то радовал. Она шлепала, разбрызгивая во все стороны мокрую кашицу, а он смеялся. А после они как дети бегали по лужам. Ирина не заметила, как сама поцеловала его, а он нет, что бы убежать, оттолкнуть ее. Обнял и как тростинку прижал к себе.

Ирине казалось, что это навсегда. Что это и есть та самая легендарная описанная в романах любовь. Но летом Данил уехал, его отец был военным. Ирина металась, рыдала, мама, как могла, успокаивала дочь, она даже узнала для нее почтовый адрес Данила. Но письма шли неделями, потом месяцами, а после... Ирина осталась одна. Ее любовь, что так внезапно вспыхнула, уснула, но не погасла.

Говорят, первая любовь самая тяжелая, ее помнишь всю жизнь. И это только по тому, что в этот момент твоя душа как никогда открыта, ее так легко ранить. Именно эти раны и болят и не дают забыть, каково это — любить.

Любовь — это болезнь. В списке международных цифр болезни — F63, 9, Любовь отнесли к психическим отклонениям, к пункту «Расстройство привычек и влечений», после алкоголизма, игромании, токсикомании. Наркомания дает привыкание, эйфорию, бессознательную радость, провоцируя ощущение полета в воздухе. Удивительно, но любовь обладает идентичным эффектом. Стоит влюбиться, как организм с бешеной скоростью начинает вырабатывать такие химические вещества, как норадреналин, дофамин, адреналин и окситоцин.

Но об этом Ирина узнала намного позже. А тогда она хотела любить и быть любимой, как в том парке у школы с Данилом. Чтобы в груди все разрывалось, чтобы сразу хотелось и смеяться и плакать.

И Ирина просто не могла не влюбиться.


С уважением Елена Стриж ПРОДОЛЖЕНИЕ следует
   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!