На завтра Катя немного припозднилась и ей пришлось занять очередь из девушек в кабинете у Светланы. Насмотревшись на других, стоящих на кушетке на четвереньках, она спокойнее отнеслась к тому, что другие видят, как ее саму накачивают водой. С несколькими из присутствующих девушек она уже была знакома. Понимание того, что все они находятся в равном положении, кроме, пожалуй, Кристины, которую накачивали гораздо сильнее остальных, помогало ей расслабиться без стеснения.

На этот раз она решила усерднее подготовить себя расширителем. И, освободившись от воды, уселась на корточки и принялась раскрывать себя. Достигнув же предела, она не встала, а стала выжидать, благо ее никто не торопил. Когда же она почувствовала, что ее попка готова продолжать, она стала очень медленно и осторожно крутить кольцо расширителя дальше. Изо всех сил стараясь расслабить мышцы и постанывая от напряжения, она раскрывала себя все сильнее.

Достигнув нового предела, она остановилась. Сидя на корточках зажмурившись и тяжело дыша, она держалась руками за стоящий рядом стол и ждала, когда мышцы попы адаптируются и позволят ей встать. Ждать пришлось довольно долго. Зато, когда она все-таки тяжело поднялась, продолжая держаться за стол, и взглянула на Светлану, ожидая приказа предъявить попу на осмотр, та лишь одобряюще кивнула.

Петра Сергеевича в кабинете не оказалось. Зато коробка стояла на столе, как и вчера. Катины руки сами потянулись к ней за ее новым гладеньким толстеньким вибрирующим и пульсирующим приятелем. Теперь она умеет управляться с этой штукой и может побаловать себя, пока не придет Петр Сергеевич!

Но вчерашнего устройства в коробке не оказалось. Лежало же в ней что-то, что походило на него лишь отдаленно: трусики теперь были из плотной ткани с ремешком, планка стимулятора клитора изогнулась и получила наконечник усыпанный мягкими пластиковыми ворсинками, а главное — сама шишка! Вчера шишка была толстой, гладкой и небольшой длины. Эта же...

Катя задумчиво стояла и двумя руками держала длинный и толстый продолговатый предмет, все поверхность которого была усеяна большими полукруглыми выступами. «Не собирается же Петр Сергеевич засунуть в меня это?» — с ужасом думала Катя. Эту увесистую шишковатую штуку было жутко даже просто держать в руках! А если она еще и шевелиться будет?

— Привет! — Поздоровался с ней Петр Сергеевич, войдя в кабинет.

— Здравствуйте! Что это?

— Это? Новая модель устройства, которое мы сейчас разрабатываем.

— Да Вы что? Вы хотите засунуть этот ужас в меня? — Глаза Кати округлились, а голос задрожал.

— Естественно. — Спокойно ответил Петр Сергеевич. — Я введу эту часть устройства в твое заднее отверстие и мы исследуем эффект от его работы.

Он показал на стоящий рядом с коробкой прибор, на котором лежал моток проводов, заканчивающихся белыми круглыми датчиками:

— А вот этот прибор поможет нам зафиксировать реакции твоего тела.

— Вы что, шутите?

— Ничуть. Успокойся, пожалуйста.

— Как тут успокоиться? Это же безумие! Это невозможно!

— Вполне возможно. Ты справишься, не бойся...

— Нет! Этого невозможно! Я не могу на такое согласиться! Вы что?

— Катюш, я понимаю твои опасения. Уверяю тебя, все будет хорошо. — Петр Сергеевич повысил голос. — А теперь давай прекратим этот спор и садись в кресло!

— Я не буду этого делать! Нет! — Катя была на грани истерики.

— Ну так я тебе помогу.

Петр Сергеевич достал из кармана мобильный телефон:

— Семен? Приветствую, это Петр Сергеевич. Зайди, пожалуйста, ко мне, снова нужна твоя помощь.

Затем он снова посмотрел на Катю:

— Катюш, садись, пожалуйста, в кресло! У тебя все равно нет выбора!

— Я не буду этого делать! И Вы меня не заставите!

— Посмотрим...

Через минуту открылась дверь и вошел охранник, обычно сидящий на входе:

— Забастовка? — Усмехнувшись спросил он Петра Сергеевича.

— Ну да. — Улыбнулся тот в ответ. — Молодо-зелено! Помоги-ка мне...

Вдвоем они схватили Катю за руки.

— Нет! — Взвизгнула та и принялась отбиваться.

Двое крепких мужчин без труда подтащили девушку к креслу и усадили на него. Катя извивалась и лягалась, но ее руки быстро закрепили ремнями на подлокотниках. А потом мужчины поймали и ее дрыгающиеся ноги и также зафиксировали их на подставках.

— Семен, спасибо. — Поблагодарил помощника Петр Сергеевич.

— Не за что, всегда рад помочь! — Улыбнулся тот и неспеша удалился.

Катя продолжала биться на кресле:

— Я не согласна! Немедленно отпустите меня! Я не буду этого делать!

— Катюш, как я уже сказал, у тебя нет выбора. Я понимаю твое состояние, но сейчас тебе лучше бы успокоиться и настроиться на работу!

Петр Сергеевич вернулся к столу и придвинул его ближе к креслу. Катя замерла и стала наблюдать за ним. Он взял датчики и стал крепить их к Катиному телу: один на лобок, второй между грудей, еще два на лоб и два на виски. Он включил прибор:

— Начинаем наблюдение за твоими реакциями. Постарайся расслабиться.

Руки Петра Сергеевича сжали Катины груди и стали массировать их. Его сильные теплые ладони нежно мяли ее холмики, сжимая их то совсем слабо, то гораздо сильнее. Его пальцы дразнили ее сосочки, то слегка теребя их, то стискивая и немного оттягивая. Возмущение и протест Кати слабели, уступая месту расслаблению и удовольствию. Она закрыла глаза и слегка улыбнулась: это было неожиданно нежно и очень приятно! Она уже привыкла подчиняться этому мужчине и сейчас ей даже нравилось, как он ласкает ее, пристегнув к креслу. Ее соски затвердели в его опытных руках, а киска увлажнилась.

Петр Сергеевич нажал на какую-то кнопку на приборе:

— Дальше...

Одной рукой он продолжал ласкать ее нежные холмики, а вторую положил на ее киску и стал пальцами дразнить там. Катя задышала чаще — он здорово умеет это делать! Внутри нее разгорался огонек удовольствия...

Вдруг ласки прекратились.

— Продолжаем. — Негромко проговорил Петр Сергеевич и снова нажал кнопку на приборе.

Он подошел к Катиной промежности и стал раскручивать расширитель, ослабляя натяжение мышц. Катя замерла и задрожала от облегчения. Из ее губ вырвался слабый стон. Насколько, все-таки, легче, когда твою попку не распирает!

Но когда Петр Сергеевич взял со стола свой жуткий прибор, она снова заволновалась:

— Не надо! Пожалуйста! Я не смогу! Прошу Вас, не делайте этого!

— Ты справишься! — Ободряюще ответил он ей.

Он отделил бугристый снаряд с торчащей из его основания изогнутой планкой от трусиков и стал смазывать его. Затем взял его двумя руками и поднес к Катиной промежности:

— Выбора у тебя нет, так что в твоих интересах помочь мне!

Катя в ужасе зажмурилась и стала ждать, постаравшись расслабиться. Вот эта штука коснулась ее незакрывшейся дырочки... Вот она начинает погружаться в нее, медленно растягивая...

Натренированный анус девушки раскрывался без значительного сопротивления, пока в него не уперлись первые выступы. Петр Сергеевич на секунду остановил погружение, а затем нажал посильнее. Мышечное кольцо растянулось сильнее и стало постепенно обтекать бугры выступов. Девушка застонала от напряжения.

Когда Катя почувствовала, как в нее входят полукруглые выступы, она застонала. До этого она принимала только гладкие предметы: члены, расширитель, шишку. Теперь же в нее погружалось то, что было очень толстым и очень неровным!

Постепенно бугристый ствол прибора погрузился в отверстие полностью. Петр Сергеевич отошел к самописцу, чтобы снова нажать кнопку, для отметки момента изменения стимуляции. Все равно растянутое отверстие не смогло бы вытолкнуть заполнивший его предмет. Затем он вернулся и прижал его одной рукой, во вторую взяв пульт управления:

— Продолжаем тест...

Прижатые к клитору ворсинки зашевелились. Тело Кати слабо задрожало. Ее очень сильно распирало изнутри — она чувствовала себя резиновой перчаткой, натянутой на ступню! Но в то же время и ее клитор не мог оставаться равнодушным к такой стимуляции! Электрические импульсы, пронизывающие ее тело, заставляли ее отзываться, смиряясь с растяжением в попке. Да и при такой стимуляции, уже и большой предмет в попке был... не сказать, что приятным, но — не лишним!

— А теперь посмотрим, что умеют эти выступы. По заданию они должны пульсировать синхронно и одинаково...

«Пульсировать?» Да, пульсировать! Внутри ее растянутого заднего прохода эти бугры начали шевелиться, увеличиваясь в размерах и давя во все стороны! Она замерла и прислушалась к своим ощущениям...

Реснички продолжали стимулировать ее клитор, но возбуждение стало спадать — шевеление в кишечнике отвлекало. Она поморщилась:

— Не надо так...

— Неприятно? — Переспросил наблюдающий за ней Петр Сергеевич.

— Да, не очень...

— Ясно. — Он выключил пульсацию. — Вот поэтому мы и тестируем все идеи. Умница! А если просто вот так?

Он выключил пульсацию и включил движение. Спрятанный внутри устройства винтовой телескопический механизм пришел в действие.

Катя задрожала! В ее попке начал двигаться толстый бугристый стержень! Он проникал глубоко внутрь ее естества. Выступы массировали ее внутренности. И на каждое его движение она отзывалась тихим стоном.

Поглощенная ощущениями в глубине своей попки, Катя уже даже не замечала мягких ресничек, шевелящихся на ее клиторе. Она лежала и тихо постанывала.

Петр Сергеевич задумчиво наблюдал за реакциями девушки: что-то явно шло не так. Он ожидал большего! Он попробовал увеличить скорость движения устройства, но гримаса, перекосившая лицо подопытной, говорила о страдании, а не о наслаждении. Подождав еще некоторое время, он выключил прибор:

— Опиши свои ощущения.

Катя лежала с закрытыми глазами и тяжело дышала:

— Это... Это ужасно... — Наконец, проговорила она. — Я думала, он мои кишки сейчас намотает...

— Понятно... Нехорошо... — Задумчиво отозвался Петр Сергеевич. Что же делать дальше? Вчерашняя модификация, несмотря на удачные испытания, явно не тянула на прорывной товар! А сегодняшняя вообще никуда не годится... — Надо подумать. Одень пока это.

Он снял датчики, отключил пульт, отстегнул Катины руки и ноги, и надел на нее трусики, крепко затянув ремешок на талии.

— Пойди пока в столовую. Перекуси и отдохни. А мне надо подумать...

Пойти? Прямо так? С этой штукой внутри вместо расширителя? Катя даже согнуться в талии не могла! Чтобы слезть с кресла ей пришлось перевернуться на живот, а потом подниматься, отталкиваясь руками.

Петр Сергеевич задумчиво стоял рядом, не собираясь ей помогать. Наблюдать за неловкими движениями девушки с негнущимся колом в заднице было бы крайне забавно, не будь он так огорчен полученными результатами...

Катя выпрямилась и пошла, стараясь делать меньше движений корпусом. В столовой она была первой. Также не наклоняясь он села и стала неспеша есть. Распирающий ее изнутри предмет, не способствовал аппетиту. Постепенно столовая заполнялась. Входящие девушки с интересом посматривали на ее трусики, видимо, гадая о скрытом в них смысле. Поев, Катины коллеги завели неспешные разговоры, но самой Кате сегодня было не до болтовни: она сидела с прямой спиной и переживала свои ощущения от бугристого стержня, заполнявшего ее внутри.

Спустя значительное время столовая снова опустела. Молчаливая и печальная Катя продолжала сидеть за своим столиком. Идти обратно ей что-то не хотелось... Но и выбора особо не было. Она тяжело поднялась, помогая себе руками, чтобы не наклоняться, и пошла назад.

Петр Сергеевич сидел за столом у своего компьютера, а рядом с ним стоял Федор и слушал рассказ Петра Сергеевича.

— Ой, здравствуйте! — Катя не ожидала увидеть тут Федора.

— Привет. — Небрежно кивнул тот ей в ответ.

— Катюш, ты пока садись обратно в кресло, а нам надо посоветоваться. — Подал голос Петр Сергеевич и вернулся к разговору.

Катя с трудов взгромоздилась в кресло — стержень внутри очень мешал. До нее долетали обрывки фраз «продолжение стимуляции», «отсутствие предполагаемых реакций», «затухание обратно связи».

— Так, Петь, кончай мне тут баки заливать! — Вдруг заговорил Федор. — Ясно уже, что налажал ты. Показывай лучше, что за ботва это твое изобретение!

— Да, да. Вот, смотрите... — И оба они снова уставились в экран.

— Все понятно! — Вдруг удовлетворенно кивнул Федор. — Идея, как всегда, отличная, но вот с пространственной реализацией ты лоханулся! Сейчас все будет пучком!

Федор своей лапищей тяжело хлопнул Петра Сергеевича по плечу, отчего тот едва не свалился с кресла:

— Подключай все обратно.

Они подошли к Кате. Та лежала в кресле и с тревогой наблюдала за их манипуляциями. С нее сняли трусики, подключили датчики и снова зафиксировали руки и ноги:

— А это обязательно? — Робко спросила она.

— Конечно! — Уверенно ответил Федор. — Главное — это чистота эксперимента! Петь, включай помалу, начиная с клитора, но без пульсации...

Петр Сергеевич подключил пульт и включил устройство. Катя почувствовала ка лепесточки на ее клиторе зашевелились. Пока эта кошмарная штука в ее попе была неподвижна, это было приятно! Она прикрыла глаза. Ее щеки порозовели, а киска увлажнилась... Ладонь Петра Сергеевича сжала ее грудь и стала мять ее и дразнить сосочек. Она слегка улыбнулась... Как хорошо...

Федор взялся за основание стержня и потянул его наружу. Анус девушки неохотно пропустил несколько бугров. Вот так дело пойдет! Он кивнул Петру и тот снова активировал движение.

Катя почувствовала, как стержень частично вытащили из нее, теперь он был погружен в ее попку не так глубоко. Внезапно он зашевелился! Теперь он стал двигаться, протискивая свои утолщения через измученное колечко ее ануса и проводя ими по ее вагине и матке снаружи. Она вцепилась в подлокотники и застонала. Это было... Это было мучительно... Но... Но в то же время...

Но в то же время ощущение от толстого бугристого стержня, протискивающегося сквозь ее дырочку, массирующего ее пещерку и выскальзывающего обратно, было мучительно приятно! Ее бедра задергались. Когда стержень вдвигался в нее, она пыталась расслабить свою дырочку, чтобы уменьшить сопротивление его движению. А вот когда она начинал двигаться обратно, она инстинктивно стискивала его, чтобы продлить и усилить ощущение от его присутствия в ней!

Федор стоял и держал шевелящееся устройство. Он то вытаскивал его чуть больше, то вдвигал глубже, то немного поворачивал в разные стороны, с удовольствием наблюдая за тем, как бедра девушки отвечают на движение в ней.

Сознание Кати растворилось в ощущениях от движения внутри нее! Держась за кресло, она подавала бедра вперед навстречу входящему в нее стержню. Все мышцы ее тела дрожали от напряжения!

— Да! Да! Да! — Тихо приговаривала она, подаваясь попкой вперед.

— Да! Еще! Еще! Еще! Быстрее! Быстрее! Еще быстрее! Пожалуйста! Пожалуйста быстрее! Еще быстрее! ДА! ДА! ДАААААААА!!!

Все помещение заполнилось криком девушки, привязанной к креслу и бьющейся в судорогах мощнейшего оргазма! Все ее тело, от кончиков пальцев ног до корней волос, пронизывали электрические разряды, заставляющие все ее тело извиваться.

В какой-то момент, когда тело девушки немного расслабилось, Федор резко выдернул прибор из нее.

— ААААААААААААААААА!!! — Закричала Катя и конвульсивно выгнулась, от пронзившего ее еще одного мощного разряда. Ее резко опустевшая попка запульсировала, разгоняя по телу обжигающие волны!

Она лежала на кресле, тяжело дыша. То расслабляясь, то снова выгибаясь от нового разряда, посылаемого ее не желающим успокаиваться нутром.

— Понял, Петь? — Обратился Федор к Петру Сергеевичу. — Движение слишком глубоко внутри не имеет смысла. Перенеси его ближе к входу и все получится!

— Да, теперь ясно! — Радостно

отозвался тот.

— То-то же. А теперь пойди погуляй, пообедай и все такое. — Сквозь звон в ушах, Катя услышала удаляющиеся шаги и хлопок двери.

Восстановив дыхание и успокоившись, она открыла глаза. Федор стоял рядом и наблюдал за ней:

— А теперь что скажешь? Аналитик?

— Это было супер! — Негромко проговорила она и слабо улыбнулась.

— А если я скажу, что надо повторить? Готова?

— Если Вы так скажите, то готова. — Поколебавшись около секунды ответила она и улыбнулась увереннее.

— Умница! Это правильный ответ. — Отозвался Федор, но не потянулся за лежащим на столе стержнем, а стал раздеваться сам.

Федор? Глаза у Кати округлились! Она прекрасно помнила, как он натянул ее попку на своего монстра! Тогда она была неопытной хоть и подготовленной предыдущими членами. порно рассказы Сейчас-то она была гораздо опытней, но устала от вторжения механического стержня. Ее попка испуганно сжалась.

Она подняла голову и смотрела на Федора. Он стоял голый и негромко матерясь натягивал презерватив на свой огромный член.

— Федор. Федор, пожалуйста. Не надо. — Попыталась умилостивить она его.

— Тут я решаю, что надо! Показывай, чему научилась!

Он смазал свой член и правую руку. И резко воткнул в попу девушки сразу три пальца. Та негромко ойкнула. Но теперь для нее это было не так много. Он подвигал пальцами внутри отверстия и добавил четвертый палец. Сложив ладонь лодочкой, он стал проталкивать свою кисть в попку девушки.

Катя застонала:

— Не надо! Больно!

— Молчать! Расслабь задницу и терпи!

Она попыталась выполнить приказ и расслабиться, но ее попка отказывалась впустить его руку. Федор стал делать короткие нажимающие толчки, разводить пальцы, растягивая отверстие. Катя стонала. На ее глазах выступили слезы. Вдруг она вскрикнула и почувствовала, как ее попка сжала его запястье! Его кисть оказалась внутри нее!

Девушка часто и неглубоко дышала, пытаясь как-то свыкнуться с ощущением от руки мужчины внутри! Но Федор не дал ей передышки и стал двигать рукой, то погружая кисть глубже внутрь, то подтягивая ее на себя, заставляя отверстие снова раскрыться максимально широко!

Катя стонала, зажмурившись и вцепившись побелевшими пальцами в подлокотники. По ее щекам катились слезы. Ее попку трахала рука мужчины! В какой-то момент он снова заставил ее отверстие растянуться до предела, а затем раздалось громкое «ЧАВК» и ее попка опустела!

Но не успела Катя сделать следующий вдох, как в нее ворвался огромный голодный член!

Федор вытер руки, крепко взял девчонку за бедра и принялся яростно долбить ее задницу! Обладая одним из самых больших членов, для него было большой проблемой найти партнершу. Вся эта фирма была создана им по большей части для поиска девушек, способных вместить его монстра! Но таких были единицы.

Толчок! Толчок! Толчок! Как хорошо! Девчонку подготовили как надо! Его яйца бились о ее задницу. Девушка вскрикивала от каждого удара. От боли? От удовольствия? Плевать! Толчок! Толчок! Толчок!

Огромный поршень двигался внутри нее! Как приятно! Как мучительно! Как стыдно! Какое наслаждение! Какой он большой! Он растянул ее натренированное отверстие и пронзал ее насквозь! Он скользил внутри, сминая вагину и матку. Он натягивал ее! Больно! Приятно! Больно! Хорошо! Какая властность! Как он ее имеет! Какой член! Какой мужчина! В голове Кати все смешалось: стыд, боль, наслаждение, желание, обида, вожделение.

Похоже, что ей это даже нравится? Тем лучше для нее! Он усилил напор! Прикованная к креслу девчонка стонала и вскрикивала в такт ударов его члена! Удар! Удар! Удар! Быстрее! Сильнее! Глубже! Удар! Удар! Удар! Какой кайф!

Она чувствовала его страсть, его желание, его голодную ярость! Его гигантский член терзал ее внутренности, заставляя ее пульсировать! Растянутая до предела, она была готова кончить, как вдруг почувствовала, как член в ней запульсировал и выстрелил в нее сгустком энергии! Мужское рычание заполнило комнату, и ее крик вторил ему! Второй за сегодня мощный оргазм сотряс ее тело! Пульсирующий член замер в ней, заполнив ее всю! По ее телу прокатывались волны и электрические разряды.

Член вышел из нее. Чувствуя опустошение внутри и не помня себя, она простонала:

— Пожалуйста... Дайте... Пожалуйста... В рот... Член... Облизать... Хочу...

Она хочет в рот? Федор быстро освободил руки и ноги девушки, поднял ее с кресла и бросил на пол. Затем снял и отбросил презерватив, взял одной рукой девчонку за волосы, поднял ее голову и второй рукой ткнул свой обмягший член ей в рот:

— Лижи!

Обхватив его член двумя руками, Катя принялась жадно вылизывать его. Она брала кончик его головки в рот, стараясь высосать все семя до последней капли, облизывала его ствол и волосатые яйца.

Федор прикрыл глаза. Какой кайф! Девчонка потрясающая! Бесценная находка!

Высосав все и вылизав его член до блеска, она взяла уменьшившуюся головку в рот и замерла с закрытыми глазами.

— Катюша, теперь ты — ведущий аналитик! Поздравляю!

— Спасибо... — негромко проговорила она, на секунду выпустив этот фантастический член изо рта и снова взяв его в ротик.

Они еще немного постояли так: она на коленях с его членом во рту, а он стоя перед ней.

— Ну ладно. На сегодня хватит. — Проговорил Федор и вытащил член из ее горячего нежного ротика.

— Как скажете. — С сожалением отозвалась она и оперлась спиной на ребро кушетки, не вставая с пола.

Федор стал одеваться:

— Тебя подвезти?

— Ой, да, спасибо!

— Тогда жду тебя в машине перед входом. Черный Лэнд Крузер номер ХХХ.

Сев в машину и назвав адрес, Катя потянулась рукой к его ширинке:

— Можно мне еще немного?

— Можно. — Улыбнулся он.

Она расстегнула его ширинку, достала расслабленный член и склонилась ему на колени. Впервые она была рада пробкам на дорогах и хотела, чтобы они были как можно больше!

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!