Мой сосед Виталий постоянно и часто попадает в различные истории и приключения. Вот как-то он мне рассказал свою историю о поездке в Москву. Он был в отпуске и, получив отпускные, с разрешения своей симпатичной жены поехал в столицу, в Москву — это было в 1987 году. Как и все тога. кто ездил в ту нашу столицу — за дефицитами, начиная от сырокопчённой колбасы до зефира в шоколаде. Он там старался вовсю, как он мне рассказал. Ну а мне пришлось постараться тут, на месте — его такая весьма соблазнительная женушка как-то вечером позвала меня — утюг у неё не работает. А сама потащила меня на кухню — она получила премию и её срочно нужно обмыть. Но через часик мы обмывали наши разгоряченные тела под душем — Ирина вдруг села мне на колени и стала лезть целоваться, мол сильно скучает по ласке. Пришлось отнести её в спальню и поласкать. И вскоре я уже лежал у неё между ножек, заодно получив разрешение кончить в неё. Это был восторг! И так все пять дней до приезда соседа! И вот что он мне поведал о приключении в знаменитом московском метро...

... Отправив домой уже пять посылок с дефицитами, я ехал в метро к своим родственникам. Хороший гость, как говорится, на три дня, а я уже пять дней тут, так что завтра я уезжаю домой. Было уже половина десятого вечера. На коленях у меня лежала моя большая сумка, набитая вещами — подарки жене. Сел я на «Планерной», ехать надо было до «Тушино». Была пятница, и людей на конечной станции вошло в состав очень мало. Я находился около самой первой двери (сам вагон был посередине состава). Очень симпатичная молодая девушка лет 18—19 расположилась на «коротких» сиденьях в начале вагона, рядом с ней сидела явно её мамочка — так они были похожи. Она была очень аппетитная, да ещё и в короткой юбке и я исподтишка любовался её полными ножками. Справа мужчина лет сорока, в бейсболке, сидел на противоположной от меня лавке правее, прямо около поручня. Никого больше не было.

Поезд вдруг ускорился так, как будто машинист хотел обогнать не только звук, но и свет. Меня так неслабо потрясывало, хотя я и располагался в сидячем положении. Дрожали стёкла, неясно проносились тени за окнами, колёса неистово грохотали о рельсы, словно молоты, которыми орудовали вышедшие из ума кузнецы. Вся раззадорившаяся снаружи бешеная мощь электромоторов вовсю чувствовалась ногами. Девушка вдруг решила подняться, видимо, будучи уверенная, что вот-вот мы приедем на её остановку. Неожиданно раздался омерзительнейший визг, точно снаружи переехали стадо свиней, молодая особа кубарем полетела назад на отломившемся каблуке. Точно по громкому щелчку выключателя, погас свет, спереди что-то треснуло, лязгнуло и лопнуло, как будто от действия взрывчатки. Я сильно испугался, да далее какие-то объекты массово повалились с потолка с глухим стуком. Не успев среагировать, я поддался вперёд и свалился на пол. Вагон подпрыгнул, явно налетев на какое-то препятствие колёсами, задребезжал внутренностями и, наконец, встал как вкопанный, издав железом протяжный вздох. Меня ядром метнуло вбок, и я, как оказалось, навалился на эту аппетитную мамочку. Обалдеть, да я лежу у неё между ножек. Несмотря на трагическую ситуацию, а может и благодаря ей — мой член стоял колом, упираясь в промежность этой классной женщины. А как приятно лежать на её крупном, упругом ещё теле!

— Мужчина, слезте с меня, мне так тяжело, пожалуйста. Я так сильно испугалась и хочу в туалет, извините уж... Пожалуйста, слезте с меня, — вновь попросила она, а то я совсем не торолпился слазить с неё. Зачем, мне и так отлично! Ну ладно, дама ведь уписается так, если я буду упираться...

В кромешном тьме я подвел её к торцу вагона и, уперевшись в дверь, тихо посоветовал именно здесь и облегчиться. Такой возбуждающий шелест одежды в полной темноте, потом шипящий звук — она писает. Но вот она закончила — я подал ей руку и помог присесть на сиденье, тут вроде чисто и мягко.

— Мужчина, а что случилось, я так испугалась. Ой, как Вы крепко меня обнимаете, не нужно, ой, не гладьте меня по груди, я не в себе...

— Мадам, всё нормально, через пару часов нас освободят и вернут на станцию. Скорее всего, что сейчас отключилась электроэнергия и автоматы застопорили наш поезд, — я нагло и страстно впился в её горячие губы. Какая она невероятно соблазнительная и сладкая. И, похоже, явно в шоке, совсем не упирается...

Потом, сильно возбудившись от наших поцелуев, я залез ей под юбку, став гладить по ногам. Оп-па! — а её трусики почти у колен, она видимо в трансе так и не натянула их. еtаlеs Ну тогда я «натяну» её! Вот так, такая ситуация, а мне только секс на уме. Нахально поставив даму «рачком» на сидении, я ловко стащил свои брюки и трусы и пристроился к ней. Ничего себе, да какая она горячая внутри и, похоже, сразу потекла!

Точно она всё в испуге — вагина была такая тугая, такое полное удовольствие поиметь эту очень сексуальную молодую даму. Она тихо охала, вся выгибаясь и вот наконец её финал — она так сладко стонет на весь вагон. Кончил я, нагло всунув свой член в её круглую попку. Похоже этим входом частенько пользовались — мой смазанный соками дамы и моей спермой член лихо вошёл в её тугую дырочку. Она вновь заохала, а я, крепко зажав её и став мять её крупную грудь, стал бурно изливаться внутрь её попки.

Мы наконец встали, я вытер своего «друга» и подал даме платок, она тихо меня поблагодарила и, судя по чуть хлюпающим звукам, вытерла свою щёлочку и попку. Вернув платок, она вдруг громко взвыла:

— Ирочка, ты где? С тобой всё в порядке? Как ты? — ну явно вышла из ступора, вспомнив о дочке наконец. Явно шок у неё прошёл!

— Мамуля, всё нормально, мы тут сидим тихо. Это наш учитель физики Пал Палыч, — тут она как-то так странно замолчала, громко заурчав.

Ха, а не воспользовался моментом этот учитель, всунув в её ротик в полном темноте и этой трагической ситуации? А вот и он топает к нам. Я протянул руку и он, наткнувшись, пожал мне руку, заодно церемонно представившись. Потом вдруг шепнул на ухо:

— Иди к дочке, чтобы она не боялась. А я тут посижу...

Девушка негромко кашлянула и я пошёл к ней. Вскоре мы сидели рядом, я крепко её обнял, резонно мотивируя, что если землетрясение, я её прикрою. А сам вскоре впился в её пухлые губки — как она очень уж возбудительно пахла в этой тьме вагона. И тут какой-то непонятный вкус — так этот Пал Палыч точно ей в ротик всунул. Интересно, по согласию или нахально? Да в этой стрессовой ситуации женщины могут стать сговорчивее, куда им деваться сейчас...

— Ирочка, возмёшь в ротик, хорошо? Очень хочу, ты такая сладкая...

— А это Вы мою мамухен уже поимели? Это же она так сладко охала на весь вагон. Развратник, — протянула она это слово, да так, что мой член просто завибрировал.

Я поставил её тоже в свою такую любимую коленно-локтевую и, подняв её короткую юбочку, приспустил её трусики. Как она пахнет, эта возбуждённая юная девица. Да тут ещё и сладкие оханья её мамочки! Я поласкал язычком её попку и мокрую писюшку, а она тихо попросила не кончать в неё. Понял — она уже не девочка! Класс!

Это был мой второй заход и я долго не кончал, а Ирочка сильно балдела, издавая такие возбуждающие, но тихие, такие сладострастные стоны — похоже она уже кое-что повидала в жизни и неоднократно. Кончил я с её разрешения в ротик этой распутной девицы — это был кайф! Минет она делала классно!

Вскоре меня позвал этот Пал Палыч, а когда я подошёл, шепнул, чтобы я занялся попкой мамы Ирочки, а то он никак кончить не может. Сам он переместился и всунул в ротик дамы, я мне досталась её попка. Ну круто как получилось! Мы так в молодости весьма лихо развлекались, ну а мне сейчас уже тридцать. Но хорошо как! И тут вскоре мы с этим развратником весьма бурно кончили — я в полную мягкую попку дамы, а Пал Палыч долго изливался в её ротик.

Через полчаса зажёгся аварийный свет, мы все привели друг друга в порядок. Мамочка погрозила Ирочке пальчиком, а та только пожала плечами, мол, чтобы она могла сделать против двух взрослых мужчин. На станции мы попрощались, расцеловались, даже поздравили друг друга с тем, что всё хорошо закончилось. Помахали руками на прощание и расстались навсегда. Пал Палыч пошёл проводить мамочку и дочку, а я к родственникам. А утром поезд нёс меня в родные пенаты.

Но это невероятное приключение ярко сверкало в моём мозгу, оставшись в моей памяти навсегда! Вот такие были события у меня в Москве! А тут у нас тишина...

Виталий был не совсем прав насчёт наших, как он выразился пенатов. Через некоторое время, где-то через пару месяцев выяснилось, что Ирочка забеременела. Так что Виталий в установленный срок станет отцом. Официально! Я же тут не при чём...

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!