— Наивный чукотский юноша, поспать он собрался, — со смехом подумал я, увидев летящую сюда Жанетту и семенящего за ней охранника-казака. Его скромный вид уже не обманывал молодых задиристых мажоров с соседней улицы — решив побаловаться вовсю и лихо попытавшись, нет, совсем не приставать, а просто пошутить с Жанетт, они потом горько раскаивались. Нагайка в руках казака — это страшное оружие ближнего боя, а когда трое уже валялись на земле, громко воя от боли, то четвёртый, самый борзый из-за богатства своего отца, попытался достать «Бульдог», то... револьвер отлетел в сторону, а в лоб молодому идиоту уставился ствол «Нагана». Глянув в чёрную пустоту ствола и услышав громкий щелчок взводимого курка, тот великолепно намочил свои светлые штаны, поняв, что вот сейчас богатство отца его совсем не защитит! С тех они церемонно раскланиваются с нашими жёнами в ресторанах или в магазинах, с восторгом целуя им ручки — последняя парижская мода общения с дамами.

Выйдя в одном полотенце из душа, Жора тут же был увлечён своей красавицей-женой в мой кабинет — она явно соскучилась за своим пропащим мужем. И точно — совсем вскоре из моего кабинета стали доноситься сладострастные стоны подруги моей Виктории. Кстати, а как там моя прелесть — сегодня я спал отдельно, поработав полночи с бумагами по оружейному бизнесу. Вскоре я зашёл в спальню и полюбовался спящей красотой моей ненаглядной Виктории.

Все в ней было необычно, загадочно даже после полной разгадки и прекрасно по-настоящему. Ни красота огромных аквариумов в моей спальне и в кабинете, ни хриплое потрескивание камина и любование игрой огня, ни прекрасный вкус дорогих вин с Лазурного берега Франции — не доставляли мне столько радости, сколько сама возможность часами смотреть на это стройное, родное, такое вот желанное и такое совершенное тело. Как мне повезло, что баронесса познакомила нас!

Любовно ухоженный и необычно подстриженный газон, невероятно сладкая перламутрово-розовая влажность нежных губ, безумная матовость раскосых, моментально набухающих от любого моего прикосновения сосков, плоский, потрясающей формы живот с маленькой загадочной впадиной, из которой языку так не хотелось обратно в рот. Когда Виктория ложилась на живот, линии спины были настолько совершенны, а ямочки на ягодках, которые какой-то скудоумный лишенец назвал ягодицами, настолько соблазнительны, что, думая о попке в целом, порой я терял рассудок окончательно.

Секс-игры, которые мы придумывали друг для друга, не имели ничего общего с немецкой порнографией, но, тем не менее, были смелыми, нежными, необычными и какими-то чистыми, что ли. Дело в том, что несмотря на всю свою раскованность, Вика-Виктория всё же была из другого века и почти совсем не испорчена. Но женским чутьём ещё в доме баронессы обе подруги увидели и распознали в нас двух крутых надёжных мужчин и сразу решили быть с нами. И теперь они были просто рады проводить с нами в постели чудесные эксперименты, дарящие радость нам всем. Поэтому они, наши ненаглядные, легко отпускали нас в эти порталы, понимая, что без этих наших лихих приключений мы будем чахнуть.

... Через неделю мы вчетвером, проинструктированные умелым опером, сидели в приёмной главы компании «Рейн-металл». В его огромном кабинете мы представились изобретателями, мол уже пять лет работаем над производством нового, похоже уже совершенного пистолета-пулемёта под патрон Пара 9 на 19. На удивлённый вопрос «И где же он?» Жора сработал с ловкостью фокусника — скинув суртюк, он снял с плеча «Шмайссер», как он его назвал тут, благо сам Гуго Шмайссер только недавно родился. Щёлкнул ловко вставленный магазин и МП «Эрма» готова к бою! Вскоре в кабинет быстро зашли вызванные два конструктора фирмы — пожилые мужчины с такими усами «А-ля император Вильгельм». В тире фирме Жора вновь выдал этот фокус — достав «Эрму» и, вновь вставив магазин, короткими очередями разбил вдребезги все мишени. Представители конструкторов фирмы только заохали — это совсем новое слово в автоматическом оружии!

Но в кабинете Виктория почесала правую бровь и левое ухо, тонким женским слухом услышав перешёптывания этой троицы — всё ясно! На предложение оставить наш МП мы ответили отказом и тут же в кабинет зашли два таких здоровенных охранника. Но увидев два ствола пистолетов калибра 9 мм, сразу сдулись. Потом, получив рукоятками по бугристым затылкам, мирно улеглись на пол в полном анабиозе. Тут Жанетта рявкнула «Хэндэ хох» и наши красотки достали из сумочек позолоченные «Вальтеры», подарок довольного хозяина фирмы — деньги к нему текли просто рекой. Виктория своим таким мелодичным голоском, что в сочетании с нашим оружием очень сильно подействовало, объяснила ситуацию. Вот фотографии — наши мужья воевали в ЮАР, они ведь именно сейчас очень и очень

богаты, так что в охране наших домой казаки. Слово «казак» с 1812 года было в Берлине весьма нарицательным. Пистолет её мужа имеет магазин на 20 патронов, плюс запасная обойма и стреляет он, как Бог. Магазин этого автомата — 30 патронов, плюс наши пистолеты. Вы хотите получить гигантскую бойню? Вы её довольно легко получите! А на возглас хозяина фирмы, что нас будут судить — мы дружно заржали и весьма долго так смеялись. Нервное напряжение! Нахально достав из бара хозяина неплохой «Мартель», мы лихо выпили по рюмочке, налив и владельцу кабинета.

Жанетта выдала своим медовым голосом, что сам глава фирмы вряд ли будет доволен решением суда — сам он будет валяться под столом с расколотым черепом. О, как он побледнел и тяжело рухнул в кресло! Я положил перед конструкторами «Стечкин» и предложил осмотреть его. Разобрав пистолет, они только заохали от такой простоты технологии. Сообщив, что ждём их решение через неделю и, оставив свои визитные карточки, мы беспрепятственно ушли. Бледный хозяин, точно осознав ситуацию, держался за сердце!

Но они приехали через две недели, видимо думая, что сделают нам одолжение. Посмотрев предложенный контракт, Жора буквально заржал и бросил его в камин. А представителю фирмы «Рейн-металл» он показал контракт с фирмой Вальтер — цифра процентов была в два раза больше. А ехидная Вика лихо выдала обоим адвокатам:

— Уважаемые герры! Позвольте вам выйти вон! — царственным жестом указав на дверь. Деньги нас совсем не интересуют, но вот принципы — мы их не меняем. Это мы вам хотели сделать одолжение, но...

Оглядев мою виллу и обстановку, те явно впечатлились. Ну а Жора конечно не смог не произвести эффект — во дворе оба казака стали стрелять по мишеням у стены сарая с двух рук. Это было просто потрясающе! А затем они нагайками разбили вдребезги вторую мишень возле ворот. Затем я показал им стрельбу по-македонски из «Вальтеров». Оба адвоката ушли с раскрытыми ртами и круглыми вытаращенными глазами. А на мой вопрос Жора ответил, что таким образом он поможет тупым хозяевам той фирмы воздержаться от мыслей о нападении на наши дома. Хитёр старый опер!

Сам «Шмайссер» уже оказался в знаменитой в будущем фирме «Фабрик Насьональ», умелой создательницей ФН-Фал. Когда стихли восторги, мы подписали с ФН отличный контракт, и в нём Жора предусмотрел поставку за наш счёт десяток «Эрм» дворцовой охране Николая Второго и в первую роту императорской гвардии. Тогда уже большой заказ будет точно обеспечен! Хозяин ФН оценил умное предложение и цемермонно пожав руки нам, заверил в своём расположении. Ещё бы — такой подарок от нас!

Ну а сама ФН-ФАЛ вскоре оказалась в руках Судаева. Этот очень талантливый конструктор, забитый своими конкурентами и почти забытый историей, сразу оценил это изделие будущего. Он точно понял, что эта автоматическая винтовка лихо сделает революцию в оружейном деле и наравне с АК будет выпускаться ещё сто лет в модификациях. Так что вскоре на стенде в весьма таком небольшом экспериментальном цехе уже готовились чертежи этой совсем полностью разобранной чудо-винтовки. Судаев был в полном восторге — этим он сможет прославиться навека!

Мы тоже были рады. Ведь его ППС на 2 кг легче ППШ, металла

на него нужно намного меньше и трудовзатрат в три раза меньше. Вот как! После войны ППС будут производить во многих странах, даже в Испании и Германии. Более того, уважаемый Алексей Иванович, даже спустя 50 лет Ваш ППС будут модернизировать и использовать — в горах для пограничников это самое удобное оружие! И вот ещё! Эти лекарства и витамины — нечему такому таланту умирать в 1946 году! Это просто чудодейственные лекарства, да и вскоре будет и эта Ваша великолепная винтовка СВС — самозарядная винтовка конструктора Судаева! Ну а теперь — к девушкам, они нас так зовут!

Вначале девушки получили отличный «втык», стоя навытяжку — Жора был неподражаем в гневе! Записать и запомнить — завтрак гению оружейного дела подавать вовремя и требовать от него съесть. Если он умрёт от язвы желудка — мы с капитаном вас всех лично расстреляем! Обед — суп с фрикадельками, обязательно полдник в 16 часов — творог с отличной сметаной, ужин в 7 часов вечера, всё по часам. И никаких отказов, что ему некогда! Как точно говорят немцы — «Война войной, а обед — по расписанию!» А мы проверим! И выговор вам, как нашим поварам, вот! — Жора достал «Вис-Радом». Девчата побледнили и точно прониклись. Ну теперь Судаев точно не умрёт от прободной язвы желудка! Заодно следить за тем, чтобы он принимал желудочные таблетки и витамины. Всё ясно! От вопля «Так точно» девушек даже окна зазвенели — прониклись!

Ну а теперь, после втыка — мы ждём ужин. С радостью и радостным нетерпением — Судаев говорил, что девчата отлично готовят. И ещё мы были рады тому, как нас встретили три девушки в большой комнате отдыха. Их восторгу не было предела — они сейчас прекрасно одеты, руководят отличной столовой их небольшого завода, да ещё и получают отличную зарплату. sеxytаl.cоm И наш приказ они не забыли — за эти полгода подвал был забит почти наполовину. Так что блокады они не боятся, ну а если удастся мой трюк с полигоном возле станции Мга, то и блокады может и не быть. Я также посоветовал Судаеву лично передать несколько ППС в Первую Морскую бригаду под умелым командованием Терентия Парафило.

Этот матёрый диверсант сразу оценит ППС и сделает большой заказ. Так что тогда заказами и деньгами Вы, наш уважаемый Алексей Иванович, будете обеспечены надолго. И ещё! Вот именно с этой автоматической винтовкой работайте вплотную, у Вас есть опытные, хотя и пенсионеры они, конструкторы, они быстро сделают чертежи. И вот патроны 7, 62 на 39, это промежуточный патрон. Представите его на конкурс! Заодно потихоньку закажите большую опытную партию этих патронов в Ижевске. И не стесняйтесь на взятки, у Вас чеодан денег стоит — всё это для дела, для будущего оружия, оружия нашей Победы над фашистской Германией. Не забудьте о конкурсе! И винтовку тоже на конкурс автоматических винтовок, но в 1944 году! Правильно, что Вы их, этих пенсионеров привлекли, пусть стараются вовсю — это оружие будущего. Здесь они, пенсионеры и инвалиды, но опытные конструктора и сборщики с золотыми руками — будут сыты, здоровы и вскоре создадут великолепную автоматическую винтовку! Но это ведь только простая автоматическая виктовка, так что, дорогой капитан Милованов, — это я к Жоре, АК она совсем не помешает, а наоборот, только дополнит нишу.

Девушек вскоре оказалось четверо — к ним пришла в гости юная, но такая фигуристая 19-летняя дочка командующего округом генерала Кирпоноса. Вскоре он будет переведён в Киевский военный округ, о чём я её и предупредил. А девушки меня предупредили, что такая «спелая» их подруга Олимпиада очень хочет избавиться от своей девственности — скоро точно будет война и она хочет и она будет воевать. Да, ну что за дочери генералов того времени — они не боялись армии и не боялись воевать. Обалдеть!

После чудесного ужина мы немного потанцевали, новый патефон выдавал «В парке Чаир распускаются розы...», девушки признали танго почти развратным танцем, поскольку Жора крепко прижимал их к себе. Какие они упругие и сладкие! А я уединился с юной красоткой в отдельной комнате — вскоре мы лежали в постели почти совсем голыми. Свои штанишки и лифчик она пока отстояла.

О, как прекрасна и как желанна она, красотка Олимпиада, лежащая в свободной позе с рассыпанными по подушке длинными красивыми переливающимися волосами! Её тонкое, но такое крепкое и сильное тело спортсменки — воплощение самой изысканной женственности. Никогда я не встречал такой неземной юной красоты, и никогда моё желание не было так велико, как сейчас! Неимоверная близость кружит голову. Долой условности! Мои руки снимают с девочки её лёгкие штанишки, да под ними ещё и трусики, обнажая ровный блеск её сильных голых, длинных и стройных ножек. Снимаю с неё также и лифчик, открывая тугую грудь и высвобождая тонкое, дрожащее в огне вожделения тело, которое я начинаю покрывать нежными тёплыми поцелуями. Я ласкаю губами клитор, проступающий сквозь трусики, а потом подцепляю их краешек зубами и спускаю вниз, через ноги, вдыхая пьянящий аромат девственного тела. Она вся дрожит, но громко просит не останавливаться.

Моему взору открывается доселе закрытая за семью замками святыня. Меня сводит с ума эта божественная складка кожи между широко расставленными друг от друга ножками. Я припадаю к ней губами, чувствуя щекотание влажных волосиков и вдыхая аромат любви и страсти, которой пылает всё существо этой девушки. Она закрывает глаза от наслаждения, и её ротик с пухлыми сладкими губами раскрывается в беззвучном стоне, между тем я целую взасос её девственные половые губы. Голая плоть кружит мне голову, меня дурманит тонкая кожа девушки, обтягивающая бёдра, попку — всё её юное тело, такая тонкая нежная кожа, что через неё полностью просматриваются вены, по которым течёт возбуждённая нашими страстями горячая кровь.

О да, она хочет! Как она хочет, чтобы в неё вошли! Изгибаясь в напряжённых позах, эта зрелая уже девушка начинает стонать, и её подёрнутые дымкой глаза застилают слёзы. По её упругому телу прокатываются судороги страсти, а раздвинутые ножки зажимают мне голову и дрожат — божественно дрожат. А я уже не в силах оторваться от её дурманящего влагалища и продолжаю ласкать руками жаркое тело, покрывающееся влагой. Я заодно нежно массирую и целую упругие, такие на удивление развитые груди с поплотневшими сосками.

Олимпиада, пластичная, как кошка, прогибается подо мной, и я, чувствуя невероятное надвигающееся наслаждение, высвобождаю свой набухший пылающий член и подвожу его к половым губам, щекоча их головкой. Медленно и осторожно погружаю его в юное влагалище до тех пор, пока не упираюсь в девственную плёву. Схватив девушку за ягодицы, я затем так резко и сильно веду её на себя — перепонка прорывается. Красотка громко вздыхает, но явно не от боли, а от удовольствия, заливающего всю её плоть — она стала женщиной. Я начинаю размеренно и плавно водить членом, сладко испытывая неописуемые ощущения в преддверии оргазма. И в самый последний момент, находясь в состоянии предельного напряжения, я судорожно прижимаю к себе эту сильную упругую девушку, держась за её упругую крепкую попку спортсменки, и, всадив до предела член в тёплую и мокрую глубину девственного влагалища, начинаю сильно спускать — безопасный день. Горевшая в огне страсти Олимпиада, чувствуя в себе пульсирующий член, стонет от наслаждения, которое заполняет её до краёв. Ничего страшного — она выпила таблетку! Девушки купили на «чёрном» рынке немало американских таблеток.

Бесконечно долго длилось то мгновение, когда мы, крепко сплетясь друг с другом, замерли, переживая сладострастный оргазм. Бесконечно долго. И бесконечно много раз мне хотелось овладевать этой юной красоткой, этим божественным цветком, необычайно быстро распустившимся в моём сердце. Немного полежав рядом и сладко расцеловавшись, мы вышли в большую комнату.

Вскоре к нам выполз полуголый Жора с одной из девушек, та была такая довольная. Ну а теперь подарки! Испытанный метод кнута и пряника — хитёр мой друг! Я извлёк три набора трусиков «Неделька», теперь поделитесь на четверых — девушки аж завизжали от восторга! Ведь на пакете я написал своим фломастером «Париж». Пакеты уничтожить, мы были там по заданию! Прокладки с крылышками, да вот потрясающе красивая помада «Ланком» — девушки чуть не прыгали от радости, ну и конечно — духи! Как они были все, эти красотки, восхищены! Так что вскоре две оставшиеся без чудного тудовольствия страсти девчонки потащили нас с другом по разным комнатам. И теперь мы получили всё, что захотели! Их тугие вагины, их сладкие ротики и упругие попки доставили нам море удовольствия! Не знаю как мы, но девушки были счастливы от наших подарков. А Олимпиада долго целовала меня — я так нежно освободил её от девственности! Но это не всё, красотка Олимпиада! Вот штат завода, где творит оружие гениальный Судаев — утвердить у твоего папочки! Это тебе задание партии и правительства! Только тебе он не откажет! Выполнить и доложить! И вот тебе золотые часики — это тебе память о нашей встрече. И слакдкий поцелуй от красотки!

Уходили мы ранним утром, пора, брат, пора, как поётся в песне. Письма про Бадаевские склады мы вновь вбросили в местный почтовый ящик — может наконец хватит ума у секретаря обкома партии Жданова, члена Политбюро, решить этот вопрос. Громадные склады местного продовольствия из-за боязни обвинения в паникёрстве сгорели в 1941 году от зажигательных бомб фашистов. Сахар-песок горит прекрасно! И все продукты тоже!

— Всё, друг мой Жора! Ведь мы сделали всё, что можно! И пусть кто сможет, сделает больше! Помнишь такое выражение классика? Так вот, нам кроме прогулок по порталам, нужно прогуливать и своих жён в парке — тут такой чудесный воздух без смога наших промышленных городов. Им не дышишь, а просто пьешь этот чудесный воздух!

Мы «выгуливали» наших беременных красавиц в Медвежьем парке нашего города. Невдалеке сзади шли наши казаки-охранники, расфуфыренные в пух и прах, во фраках и цилиндрах — им вдруг так понравилась такая одежда. И тут я вновь выдал Жорке, который явно опять настроился на «прогулку»:

— Дорогой друг Жора! Вон идёт семейная пара — на руках у мужчины годовалая девочка, под руку его держит молодая жена и они такие довольные сейчас. Может вот это и есть истинное счастье? Дорогой Жора, может пока не нужно никуда нам ходить, в никакой такой портал? Подумай, капитан Милованов! Мы сделали очень много уже!

Хотя этого Жору явно трудно удержать от приключений! Поживём — увидим! У нас всё ещё впереди!

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!