Светлана Викторовна, двадцатишестилетняя учительница биологии, присев на край белоснежного биде, со спущенными, почти до самого пола, узенькими трусиками, хмуря красивое строгое лицо, рассматривала свой положительный тест на беременность. «Ну вот и допрыгалась дура» — с досадой думала она, нервно теребя гладкую палочку экспресс-теста. Вчерашний струйный тест тоже показал две полоски, поэтому сомнений, что она всё же залетела, больше не осталось. Но сейчас Светочку сильнее беспокоило другое — как вести себя дальше? Рассказать про беременность или просто тайком сделать мини-аборт и продолжить, как ни в чём не бывало, беспечно трахаться, словно ничего не случилось?

Пикантность ситуации заключалась в том, что залетела она от кого-то из своих двух учеников, для которых сейчас являлась всего лишь послушной живой игрушкой в бесконечных пастельных развлечениях. И хоть Светлана была в разводе, страх огласки своих подвигов в школе, надёжно заставлял держать рот на замке. Вполне возможно, будь она до сих пор замужем, с ней бы такого не произошло, только какое это уже имело значение для расстроенной красивой женщины, держащей в руке положительный тест на беременность.

С будущим мужем Светлана познакомилась учась еще в педагогическом институте. Он был старше её, хорошо зарабатывал, верно угадывал её изменчивое настроение, в общем с ним Светлана чувствовала себя настоящей женщиной. Его романтические ухаживания отличались от назойливых приставаний однокурсников, которые уже в первый вечер свидания норовили затащить в пастель. Вообще у парней она пользовалась бешеной популярностью. На высокую длинноногую брюнетку трудно было не обратить внимание, но она хорошо знала себе цену и всячески подчеркивая свою независимость, старалась не заводить бесполезных романов, ища выгодного ухажера, что для приезжей девушки было важно. При этом абсолютно никто не догадывался, что эта недоступная длинноногая красавица, всегда хорошо и строго одетая, вечерами посещает один закрытый мужской клуб, превращаясь в раскованную стриптизершу и одновременно клубную проститутку, за деньги готовую не только танцевать раздетой.

Свою вторую жизнь Света тщательно скрывала и конечно не испытывала иллюзий относительно того чем занимается, хорошо понимая, что карьера проститутки, пусть даже и высокого уровня, не для нее. А уж встретив обеспеченного мужчину и поняв, что тот настроен серьезно, постепенно сократила свое пребывание в клубе, отказавшись от групповых вечеринок, обслуживая только хорошо оплачиваемые выездные заказы. Тянулось так почти до окончания института, пока однажды ища реферат в дебрях интернета, ей случайно взбрело в голову по поиску задать словосочетание «выездной стриптиз» и свой вымышленный псевдоним. Среди кучи бессмысленных ссылок с похожими именами она с удивлением нашла одну с пометкой «проститутки». Каков же был её испуг, когда открыв эту ссылку она узнала себя на выложенных, не лучшего качества, скринах с видео. Всего их было пять и везде она полуголая у шеста. На темноватых снимках конечно нельзя было разглядеть лица, но Свете этого и не требовалось. Уж себя-то она отличить всегда бы смогла. Там же она нашла фотографии и других девушек из клуба. Можно было платно зарегистрироваться, чтобы посмотреть полную версию стриптиза понравившейся девицы. Света пребывала в легком шоке. Кому и зачем понадобилось тайно снимать и продавать эти записи?

Она быстро, сославшись на здоровье, ушла из клуба, сменила номер мобильника, прекратила все компрометирующие контакты, и постаралась забыть про свою вторую жизнь, беспокоясь только о фотографиях и видео, наверняка еще оставшимся где-то в большом количестве.

Немного спустя она приняла предложение выйти замуж, хотя особой любви к избраннику не испытывала, просто понимала, что этот вариант устраивает её во всех отношениях, а ничего лучшего на тот момент не подворачивалось. Пышную свадьбу устроили сразу после окончания института, а уже через неделю молодожены уехали в этот маленький тихий городок, где у мужа начиналась очередная грандиозная стройка. Первое время Светлана не работала, но постепенно роль праздной домохозяйки осточертела и однажды она сообщила мужу, что устроилась учителем биологии в школу. Муж не возражал, рассуждая по принципу — чем бы жена ни тешилась лишь бы не приставала. Зарплата её особо не интересовала, поэтому работа учителем вполне устраивала.

Незаметно прошли три года. Светлана преподавала в старших классах, где за свой сексуальный вид получила прозвище «бомба». Кстати, такое прозвище ей даже льстило. Не какая-нибудь мымра или кикимора, а бомба. Светлана Викторовна ханжей не была и потому свой имидж ухоженной красивой женщины поддерживала всегда и везде. На занятия она частенько специально надевала короткие облегающие юбки и блузки с глубоким вырезом, наблюдая какие взгляды бросают старшеклассники на её загорелые стройные ноги и упругую задницу. Эти взгляды сводили её с ума и заряжали неведомой эротической энергией, от которой пробуждались совершенно необузданные желания и фантазии. Сердце начинало часто биться, соски твердели, а поведение становилось предательски похотливым. Если бы в этот момент её затащили в укромное место чтобы изнасиловать, она, скорее всего, не стала бы даже сопротивляться, и без всяких принуждений сама бы кокетливо разделась.

А вот личная жизнь шла наперекосяк. Не сказать, что она терпеть не могла своего мужа, но искорки любви так и не возникло. Даже привязанность, так объединяющая людей в браке, полностью отсутствовала. Муж всё время отдавал работе, иногда неделями уезжая в командировки, а вечерами, когда приходил домой, общих тем для разговора не находилось.

Расстались они без ссор. Мирно и красиво. Цивилизованный развод — муж оставил ей квартиру, переехав жить к своей секретарше. Светлана конечно подозревала, что ей изменяют, но особых эмоций по этому поводу теперь не испытывала, и даже была рада, что всё так спокойно разрешилось.

Вечерами одной дома было скучно и не уютно, заводить мимолётную интрижку на стороне она считала неразумно, так как в округе её хорошо знали, а потому это обязательно бы всплыло, своей репутацией рисковать не хотелось. Ну а к серьёзным отношениям, после своего неудачного брака, молодая женщина была пока совершенно не готова. Хотя мысли об одиночестве иногда противным червём вползали в душу, особенно по ночам.

Двухкомнатная квартира с огромной спальней и прекрасной мебелью стала для нее золотой клеткой. Как известно у красивых женщин мало настоящих подруг, а вернее их нет совсем. Светлана Викторовна, не стала исключением. С уходом мужа, их общие друзья с ней не общались, а своих она так и не заимела. Одинокие вечерние часы перед телевизором Светлана не любила, стараясь загружать себя полностью работой. От депрессии спасали регулярные занятия в фитнес-подвальчике рядом с домом, где почти механически, не думая ни о чём, она три раза в неделю оттачивала, итак почти идеальную, фигуру.

Возможно, такое спокойное, серое течение жизни продолжалось бы и дальше, но неожиданно, буквально в один момент, водоворот событий завертелся вокруг Светланы Викторовны, ввергая молодую женщину в очень странные изменения личной жизни.

Вечер не предвещал никаких событий — обычный промозглый рабочий день закончился скучной проверкой самостоятельной работы и стандартным посещением ближайшего магазина, по пути к дому. Войдя в свой подъезд Светлана, как обычно заглянула в почтовый ящик, не особо рассчитывая что-то там увидеть полезное, скорее сделав это по привычке. Среди обычного рекламного мусора проглядывал прозрачный пластиковый прямоугольник, в котором угадывался диск. Футляр был без бумажной вкладки и не подписан, также как и диск, находящийся в нем. Что-то неприятно ёкнуло внутри, заставляя неосознанно оглядеться по сторонам, словно она боялась быть увиденной. Быстро поднявшись к себе на этаж, даже не снимая обуви, встревоженная Светлана влетела в комнату, на ходу скидывая куртку и открывая пластиковую коробку.

С первых же кадров стало понятно, что это запись её стриптиза в клубе. Фокус часто терялся, камера дрожала и порой снимала пустоту, но десятиминутная запись была сделана с близкого расстояния и любой, при желании, мог бы без особого труда узнать в танцующей полуголой фигуристой красотке, её, учительницу биологии средней общеобразовательной школы. Конечно, сейчас она выглядела чуть постарше и заметно подороже, если так можно сказать про молодую ухоженную женщину с безупречной сексуальной фигурой и ярким выразительным лицом. Тем не менее, в нынешней строгой учительнице легко угадывалась именно та девица, которая похабно виляя бёдрами и призывно поглаживая налитую грудь и подтянутый живот, извивалась на сцене в одних тонюсеньких трусиках и босоножках на высоченных шпильках. Музыку Светлана сразу припомнила, ведь она сама её выбирала для приватных танцев. Да и босоножки тоже вспомнила. Ей их подарили после какой-то выездной вечеринки, с явным намёком на то, чем занимается красивая студентка в промежутках между учёбой. Выглядела обувка, на длинных стройных ногах Светланы, вызывающе броско и откровенно по проститутски, поэтому идеально подходила для стриптиза и ещё для поездок к богатеньким клиентам, когда надо было произвести впечатление своей отменной модельной внешностью.

Мысли путались. Кому понадобилось её шантажировать этой записью? Светлана закурила, что обычно дома никогда не делала. То, что это шантаж, она почти не сомневалась. Хотя на записи она только танцевала голой по пояс, но этого было вполне достаточно, чтобы опозорить её в школе и сильно подпортить репутацию. Теперь нужно было только понять, что именно от неё хотят, и как-то без шума и огласки замять возникшую проблему. В уме она несколько раз перебрала круг своих знакомых и бывших ухажёров, которым возможно чем-то насолила или обидела, но никаких явных зацепок припомнить не смогла, от чего расстроилась ещё больше, не замечая, что курит третью сигарету подряд.

Остаток вечера и пол ночи Светлана провела в тягостном непонимании и мучительном поиске ответа — для каких целей был подложен этот компрометирующий её диск. Что именно хотят от неё, ведь не просто же напугать — а то, что от неё обязательно что-то потребуют, за неразглашение компромата, она была уверена. Вот только что?

Следующий день тянулся нескончаемо долго, хотя ничего необычного не происходило — рутинные уроки, лабораторные работы и проверка контрольных тестов. Светлана всё ждала намёка на разъяснение — кто и зачем подложил этот проклятый диск с позорящей её записью, и поэтому нервно ходила между рядами парт, не в силах усидеть на одном месте. Но в этот день ничего не произошло. Не произошло ничего и на следующий.

Прошла неделя. Непонятность неприятно тяготила Светлану. Этот чертов диск занозой сидел в подсознании, всплывая постоянным вопросом, на который ответа не находилось. Так зачем всё таки его подсунули? Она уже мысленно перебрала все варианты, включая самые нелепые, и сделала предварительный вывод, что денег вымогать похоже не будут, захотят получить что-то иное. Ведь если бы хотели деньги, рассуждала она, то скорее всего приложили записку с понятным и конкретным содержанием. По крайней мере так бы наверное поступила она сама, если была вымогателем. Но в случае с этим злополучным диском никаких надписей на нём и записок не наблюдалось. Вообще не было абсолютно никаких намёков на материальное вымогательство. У Светланы настойчиво складывалось впечатление, что её целенаправленно решили потомить, заставить нервничать от неопределённости, чтобы сделать сговорчивее, когда требования будут наконец озвучены. Женская логика подсказывала — чего-то слишком серьёзного и заведомо невыполнимого от неё не захотят. Больших денег у неё нет, драгоценностей кот наплакал. Из худшего, что приходило на ум — предложат стать чьей-то постоянной любовницей, а из лучшего — просто поставят условие пару раз переспать. И измученная ожиданием, Света прагматично понимала, что согласится на всё, лишь бы её прошлое не получило огласку.

Письмо без темы, от незнакомого адресата, по своей школьной электронной почте, пришло в середине дня. В нём только было два слова:

— Посмотрела диск? — но этого было достаточно, чтобы понять — с ней вышли на связь.

Светлана не раздумывая сразу написала: — Да, — и откинувшись на спинку стула, с замиранием сердца, стала ожидать ответа.

Не прошло и пяти минут, как во вложении ответного послания пришло две скриншотные фотки из того выступления, которое было на диске.

— На что ты готова, чтобы об этом никто не узнал? — спрашивал неизвестный в самом письме.

Поколебавшись, она коротко отстучала на клавиатуре:

— На всё, — и не давая себе шансов пойти на попятную, отправила свой ответ. В этот момент Светлана опять почувствовала прилив той самой эротической расслабляющей энергии, тепло от которой приятно грело в паху и будоражило воображение.

— Даже на приватный стриптиз? — спрашивал неизвестный в следующем письме.

Неожиданностью это предложение не стало, она ждала чего-то подобного, поэтому односложно ответила: — Да.

Наступило затишье. Светлана Викторовна долго ожидала, как ответит невидимый собеседник, но писем больше не приходило. Расстроенная, провела она остаток дня. Нервозность нарастала по мере приближения вечера. Хотелось уже определённости, ведь неизвестный шантажист не спроста про стриптиз интересовался. Явно, что специально тянул время, набивая цену и заставляя почувствовать зависимое положение.

Ночью ей не спалось. Ворочаясь, она обдумывала выход из сложившейся неприятной ситуации, но так ничего и не надумала, повторно приняв твёрдое решение сделать всё что будут от неё требовать, ведь не девочка давно, и не такое видала, когда в клубе работала. С этой мыслью Света под утро наконец заснула.

На следующий день она сама написала на адрес шантажиста письмо:

— Хватит играть в кошки мышки! Назовите, что вам от меня надо. Обещаю, что никому не расскажу о вашем требовании. Хотите, переспать со мной — я согласна.

Ответа не последовала. Отчаявшись она написала ещё пару подобных писем, предлагая себя в качестве откупных за молчание, но результата это не дало — ответа не было.

После выходных, уже во второй половине дня, она опять получила письмо с адреса неизвестного вымогателя, чему даже обрадовалась. Не дождавшись конца урока Света прочитала его.

— Твоё предложение принято. Будешь хорошей шлюшкой, и никто ничего не узнает. Начнём сегодня вечером. Согласна? — спрашивалось в послании.

— Да согласна, — ответила она не раздумывая.

— Сегодня в 20:00 жди гостей. Будь готова показать на что ты способна в пастели. И ничему не удивляйся. Будешь шуметь или ломаться, все классы в школе узнает что ты блядь. Усекла? — Последовал незамедлительный ответ.

— Не беспокойтесь, обслужу на отлично, — заверила Светлана, немного возбудившись от такой откровенной переписки.

На перемене, заперевшись в кабинете, Светлана анализировала сегодняшнюю переписку. Теперь она отчётливо понимала, что шантажист не один и почти наверняка он из её школы. Она и раньше предполагала нечто подобное, но когда сейчас ей пригрозили, что узнают все классы школы, это стало окончательно понятно. Ведь скорее всего посторонний человек просто бы намекнул, что узнают на работе, или узнает директор. А тут выходило, что кто-то внутри школы распустит слух, что она в прошлом блядь и для убедительности подтвердит это сценами из подкинутого диска. Второй вывод напрашивался уже сам собой — скорее всего шантажисты ученики её школы. Наверняка старшеклассники и наверняка их двое или трое, не больше. Иначе слухи бы уже давно поползли по школе, ведь сразу много человек не способны долго удерживать секрет. Кто-то бы обязательно проболтался. Поэтому, скорее всего, шантажистов всего только двое. Один организатор и мозг этого хорошо продуманного психологического шантажа, а другой просто его друг и по совместительству единомышленник. Вместе они и проворачивают операцию под названием «раскрути молодую училку биологии на бесплатно потрахаться». Кстати она сама же им эту идею подкинула, когда предлагала в качестве платы за молчание переспать с собой. Вот как-то примерно так виделась ей картина происходящего.

Светлана Викторовна задумчиво прошлась по кабинету и остановилась у окна, продолжая обыгрывать в голове предстоящий вечерний визит непонятных гостей. В ней проснулся азарт обольщения женщины-соблазнительницы. Не то что её уж очень напрягала перспектива переспать с несколькими партнёрами гораздо моложе её. Нет, скорее появилась надежда, что из-за неопытности и молодости шантажистов, она сможет быстро их обломать. Возможно секса ей не избежать, но по крайней мере ситуация не выйдет из под контроля. Тем более с некоторых пор, мастурбируя под душем, она иной раз представляла, как её насилуют старшеклассники. Это было почему-то настолько возбудительно, что довести себя до оргазма ей удавалось за несколько минут.

Вот и сейчас она чувствовала возбуждение. Возбуждение опытной женщины за которую борются молоденькие самцы. И самое главное она была совсем не против хорошенько покувыркаться в кровати с этими неизвестными самцами. Лишь бы у них хватило ума не рассказывать потом про свои подвиги.

По дороге домой она купила три пачки презервативов. На всякий случай, рассудила Светлана, пусть лучше будут. Первый раз она оказалась в положении девушки по вызову, которая даже не знает с кем ей предстоит перепихнуться этим вечером, но, как ни странно, это её не особо заботило. Уж лучше циничная определённость, чем муки ожидания и неизвестности. В таком решительном настроении она пришла домой. Не давая себе возможности задумываться, Светлана сделала уборку, перестелила бельё на большой кровати в спальне и приняв душ стала приводить себя в порядок. Время оставалось не много, поэтому хотелось встретить гостей хорошо подготовленной.

Около восьми вечера наконец в дверь коротко нерешительно позвонили. «Видимо домофон не работает и подъездная дверь опять открыта, или специально снизу не стали вызывать, прошли с кем-то в подъезд», — подумала мельком Света, направляясь открывать дверь. Выглядела она вызывающе шикарно — кремовое обтягивающее коротенькое платьице с глубоким декольте откровенно демонстрировало все женские прелести. Длинные ухоженные ноги выгодно стройнили, и без того замечательную, фигуру молодой женщины, а совершенно блядские открытые туфли, на огромном тонком каблуке, придавали нотки пикантной эротичности образу строгой учительницы, роль который Светлана Викторовна намеревалась играть на сегодняшней встрече. Сочетание завуалированного распутства и неприступной холодности в этом образе, удалось ей идеально. Строгость в макияже и причёске, неяркая матовая губная помада, неброские но дорогие серьги и кольца, тёмный лак на ногтях, стильно сочетались с коротким однотонным облегающим платьем. Полуоткрытый бюстгальтер приподнимал налитые груди, и в вырезе платья они смотрелись красивыми шарами с нескромно выпирающими сосками. Всё эти нюансы дополняли и улучшали пропорциональные контуры тела длинноногой худощавой красавицы. Сейчас Светлана воспринимала саму себя сексуально озабоченной учительницей из фильма для взрослых.

Не смотря в глазок, она рывком распахнула дверь, приготовившись не показывать замешательства, если увидит кого-то знакомого. На пороге стояли, немного смущенные, два её ученика из одиннадцатого класса — Никита и Роман. Как ни старалась Светлана не подавать вида, но удивление ей скрыть не удалось.

— Это вы? — воскликнула она отступая, и тут же проклиная себя за проявление чувств, сделав пригласительный жест, сдержанно добавила: — Проходите, раздевайтесь.

Прозвучало это из её уст неожиданно двусмысленно, даже слух резануло. Парни переглянулись и молча вошли, закрыв за собой дверь. Светлана, напустив грозный вид и пытаясь сразу взять ситуацию под контроль, стояла уперев руки в бока, хмуро разглядывая хорошо известных ей старшеклассников. Она всегда выделяла их из толпы своих учеников. Роман активно занимался спортом, имел хорошую атлетическую фигуру и был на год старше своих одноклассников. Биология шла у него плоховато, но он честно старался, часто оставаясь на дополнительные занятия. Светлане нравилось наблюдать, как мечтательно он исподтишка разглядывает её точёные ноги, во время занятий. Никиту она тоже ловила на подглядывании за собой во время урока. Он словно бы раздевал её взглядом, отчего Светлане становилось приятно и беспокойно. Было ему восемнадцать и в отличии от своего друга, биологию Никита знал всегда на отлично.

Затевать разговор в коридоре ребята не стали. Прошли в комнату, подталкивая друг друга. Сели на край дивана, оглядывая обстановку комнаты. Молчание нарушила первой Света.

— Значит это вы подкинули мне диск, — утвердительно произнесла она, — и вы хотите увидеть меня раздетой?

— Светлана Викторовна, — рассудительно начал Никита, — в переписке вы предлагали несколько иную услугу за молчание... Раздетой мы вас на видео уже посмотрели...

— Ты понимаешь, что несёшь? — нарочно громко перебила его Света, делая вид, что серьёзно оскорблена.

— Вы сами это предложили. Мы вас за язык не тянули, — спокойно парировал Никита.

Светлана начала понимать, что он и есть мозг операции. Также она уже сообразила, что нахрапом ничего не добьётся, надо торговаться и идти на уступки.

— Хорошо... Допустим я сейчас разденусь и добровольно отдамся каждому из вас по очереди, — она специально выделила интонацией «добровольно» и «по очереди», мягко обозначая условия, при которых согласится трахаться в этой пикантной ситуации, — этого будет надеюсь вполне достаточно и вы оставите меня в покое?

— Ну нет Светлана Викторовна, одного раза будет точно маловато... — Никита смущённо отвёл взгляд.

— Что? Ты хочешь сказать, что я должна буду переспать с вами несколько раз?

— Вообще-то всё будет зависеть от вашего поведения, количественных ограничений не предусмотрено, — произнёс он вкрадчиво.

— Ты в своём уме? — опять наигранно возмутилась она, повысив голос. — Что значит ограничений не предусмотрено? Это уже слишком. Ну нет, так не пойдёт. Я взрослая женщина и хочу чётко знать сколько половых актов обязана отработать. Допустим пять раз или десять, это ещё можно обсудить...

— Светлана Викторовна, перестаньте строить из себя девочку, — резко перебил её Роман нетерпеливо ёрзая на диване. — Либо вы играете по нашим правилам, либо расходимся.

Света сделала вид что озабоченно задумалась. Потом кокетливо встала, давая разглядеть себя в полной мере, и словно сдаваясь, понуро сказала:

— Ладно, согласна. Рассказывайте как вы придумали со мной развлекаться.

— Все очень просто, — тут же возбуждённо затараторил Никита, — вы, Светлана Викторовна очень красивая женщина, поэтому конечно от вас потребуется ходить при нас голой и... — он стеснительно замешкался.

— И хорошо трахаться, да? — спокойно закончила за него Светлана.

— Примерно так, — лаконично подтвердил Роман, а Никита кивнул головой.

— Но это не всё, — продолжил Никита, — мы будем вас наказывать, если вы вздумаете отказываться трахаться или если вы будете нарушать правила, которые мы вам озвучим. По сути мы хотим, чтобы вы полностью нам подчинялись.

— Ничего себе вы напридумывали, — покачала головой Светлана. — На какое же время вы собираетесь меня приватизировать?

— На месяц, если конечно не будет замечаний. Это не значит, что каждый вечер надо будете нас обслуживать. Нет конечно. Но раза три-четыре в неделю это точно.

— Может по одной неделе будет достаточно, вас ведь двое — неделю с одним трахаюсь, неделю с другим, а? — попыталась выкрутится она, про себя уже смирившись отбыть месяц в придуманной ими секс тюрьме.

— Давай не будем ставить условий, — деловито перейдя на «ты», остановил её Роман. — Мы ведь не требуем ничего заведомо невыполнимого. Будешь послушной шлюшкой и мы быстро тебя отпустим.

От слова «шлюшка» Светлана встрепенулась и неприязненно посмотрела на Романа. Но тот спокойно выдержал её взгляд. Понятно было, что выбора ей не оставляли. Для вида она потянула время, а потом наигранно бодро сдалась:

— Слушаюсь и повинуюсь. Что сейчас будет угодно молодым людям?

— Раздевайтесь, Светлана Викторовна, — хрипло выдавил Никита.

Сделав пару шагов назад от дивана к центру комнаты она остановилась. Отступать было поздно, теперь главное не показывая стыда делать всё, что приказывают. Взявшись за подол платья, Света потянула его вверх, стаскивая облегающую ткань через голову, словно змеиную кожу. Одно быстрое движение и вот она уже стоит только в трусиках и бюстгальтере. Обхватив себя за плечи руками и крутанувшись на каблуках, Света оказалась повёрнутой к ним задом. Извиваясь, как при стриптизе она расстегнула на спине бюстгальтер и сдёрнув его, отшвырнула в сторону. Не спеша, цокая каблуками прошлась вдоль дивана ловя на себя похотливые взгляды своих притихших учеников. Они были в восторге — ещё бы, сногсшибательная рослая полуголая красотка, с плоским животом, отличными налитыми грудями, подтянутой попкой и стройными ногами прогуливалась перед ними, призывно виляя точёными бёдрами. Парни, подавшись вперёд, удивлённо разглядывали свою, почти обнаженную, учительницу вблизи, одобрительно кивая и переглядываясь. Светлана опять повернулась задом, эротично прогнулась и очень медленно стянула по бёдрам тонкие трусики, откинув их лёгким движением ноги. Потом выпрямилась, развернулась к дивану лицом и замерла. Теперь она стояла абсолютно голой, гордо выпрямившись, бесстыже демонстрируя своё идеальное тело вожделенно смотрящим на неё ученикам. Словно заносчивая порномодель, из дорогого журнала для взрослых, не проявляя ни малейшего видимого волнения, выставляла она напоказ свои интимные женские прелести. Светлана буквально физически ощущала на теле ползающие, по всем пикантным местам, горящие взгляды притихших парней. Они молча завороженно созерцали её, правильной формы, полушария грудей, подтянутый живот, переходящий в чисто выбритый лобок, половые губы, ровной складкой выпирающие в арке между подтянутых бёдер. Особое внимание парней привлекали шикарные длинные стройные ноги учительницы.

Первым не выдержал Роман. Он поднялся и подойдя к обнаженной Свете, без всякого смущения, запустил руку ей между ног, по-хозяйски раздвинув половые губы, залез пальцами в нежное влагалище. Другой рукой он приобнял учительницу ниже талии, не давая ей возможности отстраниться. Но Светлана совсем даже не собиралась отстраняться, прекрасно понимая, что это только начало, и уж если она не вытерпит простенькое облапывание, то что будет когда придёт время серьёзного совокупления. Наоборот она пошире раздвинула ноги, давая возможность мокрым от её выделений пальцам своего ученика проникнуть во влагалище, как можно глубже, а сама легонько обняла паренька, призывно прижавшись к нему тёплыми грудями. На тонких длиннющих каблуках, и без того рослая, Светлана оказалась выше Романа почти на полголовы, и тому пришлось привстать, чтобы их губы слились в долгом лобызании. Потом он начал спускаться поцелуями по гибкой шее к колышущемуся бюсту. Наконец Рома чуть грубовато, в засос, расцеловал мягкие объёмистые груди, втягивая и покусывая соски, и нахально шлёпнув по попе свою, недавно столь строгую, учительницу, с сожалением уступил место заждавшемуся Никите. Тот тоже сразу запустил шаловливые руки ей в промежность, приникая пальцами во влагалище, но целоваться в засос не полез, наоборот чуть отстранил голую биологичку, торопливо присел и губами провёл по выбритому лобку, спускаясь ниже, языком нежно касаясь области клитора. Светлана млела от таких неумелых ласк. Помогая найти свою эрогенную зону, она сама закинула холёную ногу Никите на плечо, стараясь максимально предоставить тому свободу действий. Никита почти довёл, тяжело дышащую молодую женщину до оргазма, но в последний момент отстранился и глядя ей в глаза, словно извиняясь, произнёс:

— Ложитесь Светлана Викторовна, мы договорились между собой, что я буду пробовать вас первым. Надеюсь вы не против?

— Да без проблем, — придавая интонациям голоса безразличие, нарочито небрежно произнесла голая красотка, и кивнув в строну спальни добавила, — пошли, там удобней будет.

Завлекательно виляя задницей, словно на подиуме, Светлана прошла в спальню. Жестом показала на стол, где лежала распакованная пачка презервативов и наблюдая как раздевается Никита, сама надорвала пакетик, извлекая свёрнутый презерватив. Стянув одежду, Никита подошёл к сидящей на кровати Светлане, и встал прямо перед ней, явно давая понять, чтобы та сначала отсосала. Светлана ничуть этому не удивилась, ведь все порнофильмы, которые смотрит нынешняя молодёжь следуют именно этому порядку сюжета. Поэтому Свете ничего не оставалась, как взять в рот твёрдый член своего ученика и мерно водя по нему губами, сосать. Через минуту она выпустила обслюнявленный стоящий торчком внушительный орган и сразу раскатала на нём прозрачный презерватив. Потом не дожидаясь команды легла на спину и призывно раскинула согнутые в коленках точёные ноги, открывая взору старшеклассника, манящую вагину взрослой обворожительной женщины. специально для еtаlеs.оrg Естественно Никита сразу лёг между её ног, осыпая горячими поцелуями тело желанной биологички. Свете пришлось самой направить его промахивающийся член себе во влагалище. Наконец-то они торопливо трахались. Свету даже не напрягало, что рядом на кровати сидит красный от напряжения Роман, ожидающий своей очереди на половой акт с подневольной обнаженной учительницей.

Никита кончил оскорбительно быстро, словно нужду справил, Светочка не успела даже, как следует поохать от удовольствия. Лёжа в пастели, она пыталась удовлетворит сама себя, но к счастью место Никиты быстро занял Роман. Действовал он более умело и мощный неконтролируемый оргазм накрыл Светлану, в тот момент когда она почувствовала, что Рома разрядился в неё. С ней происходило что-то невероятное. По телу непрерывными волнами шла судорога, дыхание сбилось и короткие вздохи разрывали грудь, она кричала и сжимала ноги, отталкивая своего полового партнёра, любое движение отдавалось в паху, вызывая сладкую боль и не было сил терпеть малейшее касание клитора о выскочивший из влагалища член. Когда она пришла в себя, то увидела как на неё широко раскрыв глаза смотрят Рома и Никита. Они похоже были удивлены и встревожены. Светлане даже стало стыдно за столь бурное проявление чувств.

— Вы в порядке? — заглядывая ей в глаза, с беспокойством в голосе, робко поинтересовался Роман. — Вы так кричали...

— Всё хорошо, я просто давно не занималась сексом, — виновато стала оправдываться она. И вдруг её пробил испуг, она резко вскочила и размазав ладонью, вытекающую между половых губ сперму, испуганно прошептала:

— Рома, меня нельзя без презерватива... Ты сошёл с ума! Зачем ты кончил в меня? Это подло...

— Извините Светлана Викторовна, — потупясь проговорил он. — Я подумал, что вам так будет приятней.

— Ты охренел! А если я залечу от тебя? — срывающимся голосом завопола она, совсем забыв, что сейчас не хозяйка положения.

— Ну вы же ничего не сказали, вот я и решил... — продолжил бубнить он, но разозленная Светлана его перебила:

— Ты сам понимать должен, что я могу забеременеть, если в меня кончать. Я же не предохраняюсь. Может ты хочешь жениться на мне? — начала специально качать права Светлана, перехватывая инициативу.

— А при чём тут жениться, — насупился Роман. — Вы Светлана Викторовна старше меня, и блядь ещё та...

— Что? — вскочила с кровати до глубины души возмущенная Света, — Блядью это вы пытаетесь меня сделать! Подонки малолетние...

— Так, тихо, — вмешался, зачем-то успевший одеть брюки, Никита. — Светлана сядьте пожалуйста. Давайте поговорим.

Голая взъерошенная биологичка рывком схватив со стола салфетку, присела на самый край кровати и суматошно принялась вытирать сочащуюся из неё сперму. Судя по виду, Света была в бешенстве. Не обращая ни на кого внимание, она гадливо морщась, раскрыла покрасневшие половые губы двумя пальцами левой руки, правой рукой дёргано собирая, в уже основательно промокшую салфетку, выплеснувшуюся из глубины приоткрытого влагалища мутноватую жижу, как будто эта запоздалая гигиеническая процедура могла чем-то сейчас помочь.

«Вот только залететь ещё не хватало», — лихорадочно думала она, не слушая, что говорит Никита, всеми силами стараясь унять нервный срыв. Не хотелось показывать, что так легко её, взрослую женщину, вывести из себя, ведь она с самого начала решила вести себя, как опытная стерва без глупых комплексов относительно секса. Хотят с ней трахаться — да пожалуйста! Главное, чтобы ненужные эмоции наружу не вылезали. Потрахались и разбежались, вот какие отношения с ними ей хотелось выстроить. Ничего страшного не произойдет, если некоторое время она побудет бездушной сексуальной игрушкой у этих сопляков, от неё не убудет. Конечно потом в школе неприятно будет их встречать, но опять же, какая в сущности разница, что они будут про неё думать. А то, что они будут молчать, Светлана не сомневалась. Постепенно она успокоилась и начала вслушиваться, о чём говорит Никита.

А Никита ровным спокойным голосом отчитывал её за нарушение правил поведения.

— Вы, Светлана Викторовна, не имеете права ставить свои условия. Мы можем пользоваться вами, как захотим и вы обязаны это терпеть и безоговорочно подчиняться. На первый раз вам прощается такое дерзкое поведение, но впредь будем вас наказывать. Вы должны делать то, что приказывают, не рассуждая и тем более не стыдясь. Проявление стыда будет рассматриваться как серьёзное нарушение. Отказ от секса это вообще недопустимо и наказывается увеличением срока ещё на месяц. Разговаривать запрещено, можно только отвечать на вопросы. Меня и Рому называть только господин Никита и господин Роман, ни как иначе. Постарайтесь не нарушать правила поведения сексуальной рабыни. Понятно?

— Что? — только и смогла выдавить из себя изумлённая Света, понимая, что вляпалась по полной программе. Назад хода нет, зря что ли она десять минут назад отдавалась этим «господам» мать их... — Нет, не надо так со мной... Я не хочу...

— Молчать сука! — рявкнул на неё Роман давая ей звонкую пощёчину. — Отвечай понятно или нет.

— Да... Да, да, понятно, — затараторила она, испуганно откинувшись на спину.

— Тогда Света давайте закрепим, то о чём я только что говорил. Сейчас мы опять будем заниматься сексом. Я тоже попробую вас без презерватива. Вы согласны? — очень любезно, но в то же время жёстко произнёс он.

— Да... Господин, — еле сдерживаясь, чтобы не заплакать от обиды, срывающимся голоском ответила она.

Наблюдая, как некогда уверенная в себе строгая учительница легко превращается в роскошную послушную шлюху, Никита переглянулся с Ромой. Его взгляд как бы говорил: «Вот видишь, а ты сомневался. Мы из неё такую сговорчивую блядь сделаем, что сможем пользоваться ей сколько захотим.»

Голая Светлана Викторовна, медленно встала, задумчиво ещё раз протёрла между восхитительных ног салфеткой, бросила использованный мокрый комок бумаги на пол, и сделав пару шагов к двери, словно хотела выйти из спальни, остановилась в нерешительности.

— В чём дело, Света? — подойдя к ней Никита нежно прижал её к себе, наложив сзади ладони на прохладные половинки упругой попки поджарой красотки.

​Светлана уткнулась ему в плечо и разревелась, как девчонка. Ей вдруг стало жутко стыдно стоять тут совершенно раздетой перед парнями, которым сейчас опять будет отдаваться. Но больше её тяготила мысль, что это уже не игра и хочет она или нет, её всё равно сейчас насильно затащат в кровать, не задумываясь о последствиях. А она, красивая гордая двадцатишестилетняя женщина, помимо своей воли обязана теперь целый месяц трахаться с восемнадцатилетним молодняком, который видит в ней только удобную бесчувственную куклу для сексуальных игр.

Постепенно Никита вплотную подвёл всхлипывающую Светочку к краю пастели и настойчиво подталкивая, завалил на спину. Быстро скинув брюки, он залез на лежащую неподвижно учительницу. Без всяких предварительных поцелуев и ласк, Никита деликатно заправил свой член во влажное влагалище, безвольно раскинувшей ноги Светланы, и шепча ей на ушко ласковые слова: «Всё будет хорошо, расслабьтесь, вы такая красивая, у вас роскошные сиськи, я не сделаю вам больно, не волнуйтесь, вы не забеременеете, я постараюсь не кончать в вас, ваши волосы восхитительно пахнут, вы замечательно умеете заниматься любовью... « — принялся медленно проделывать глубокие фрикции, постепенно увеличивая темп. Уже минуту спустя, Света томно дышала и тихо постанывала, совершая робкие ответные движения, навстречу погружаемому в неё члену. А спустя пять минут рывками подмахивала, едва успевающему держать такой ритм, Никите. И куда только подевалась та скромница Светлана, которая только что плакала от стыда на плече своего господина-любовника. Сейчас она трахалась, свободно и легко. И плевать, что в комнате они не одни, плевать, что она гораздо старше своих учеников, плевать, что её превратили в бесплатную проститутку. Зато сейчас ей хорошо и приятно.

Никита мягко слез с неё, жестом показав, что теперь она сверху. Возбуждённая Света опустилась на возвышающийся член и чуть откинувшись назад, закрыв глаза, продолжила прерванный полёт. Шмякаясь попой о бёдра Никиты, разошедшаяся училка биологии, ощущала только нарастающее тепло внутри живота. Дыхание сделалось сбивчивым, на теле выступили бисеринки пота. Но вдруг её обняли сзади, захватив в ладони выпуклости грудей. Это был конечно Рома. Теперь она прыгала на Никите, а Роман просто сидел сзади и держа её за груди, уверенно наклонял вперёд, до тех пор пока она не легла всем телом на Никиту. Теперь она не могла самостоятельно двигаться на члене Никиты, и он делал это сам, но с малой амплитудой, буквально по чуть-чуть, водя туда-сюда внутри тёплого узкого влагалища возбужденной женщины. Наконец Рома совсем отпустил её, а Никита наоборот крепко прижал к себе, сцепив руки у неё за спиной.

Неожиданно Света почувствовала, как в задницу что-то напористо протискивается. Произошло это быстро, она не сразу успела отреагировать. Член Романа с силой раздвинул колечко сфинктера, и уже на четверть был в ней, продолжая без остановки продвигаться дальше. Женщина громко вскрикнула от нестерпимой резкой боли и рефлекторно попыталась вырваться, но две пары рук крепко удерживали её на месте. Непроизвольно сжимая вагинальные мышцы, выгибаясь как кошка, обманутая учительница крутилась на Никите, стараясь руками заведёнными за спину оттолкнуть анального насильника. Теперь Светлана Викторовна поняла, что с ней проделали. Это была классическая групповуха. Она одна на два фронта — попа и влагалище. Как говориться, её без согласия, нагло поимели в два смычка. Света перестала делать попытки освободиться, обмякла и затихла, а в это время в ней одновременно, большими червями, елозили члены её новоявленных господ. В душе что-то треснуло и надломилось словно она провалилась куда-то глубоко во тьму и грязь. Хотелось только чтобы всё это издевательство скорее закончилась и она осталась одна. Но Никита снова ласково зашептал ей на ухо успокоительные слова: «Расслабьтесь, вам ведь совсем не больно, все проститутки проходят через это, вам не надо нервничать, вы такая красивая, мы вас очень ценим... « — и Свете стало легче. В конце концов, что уж такого случилось непоправимого. Ну трахнули её одновременно, в попу и влагалище, и что? Она бы и так отдавалась им по отдельности каждому, так в чём проблема заниматься сексом одновременно с двумя. Есть даже в этом свой шарм и новые впечатления. Ничего страшного, она ведь не собирается рассказывать никому про групповушку с учениками и они

не расскажут, ведь обещали же.

Постепенно к ней опять вернулось возбуждение. Закрыв глаза, опытная женщина безнадёжно пыталась поймать сбивчивый ритм своих малолетних любовников, подстраиваясь под их разнонаправленные движения и стараясь угодить одновременно обоим. Первым отстрелялся Никита — не вынимая из влагалища Светы член, он кончил глубоко в неё и расслабленно замер. Светлана тоже замерла, ощущая как сокращается во влагалище орудие Никиты. Но второй ствол буравил её задницу не сбавляя скорости. Теперь было уже совсем не больно, и она терпеливо дождалась когда порция спермы Романа вольётся ей в прямую кишку. Лишь после этого она прижимая ладонь к промежности и затыкая пальцами раскрытый анус, чтобы не накапать, устало откинулась на бок, распрямляя затёкшие ноги. Возбуждение спало, остался только нестерпимый стыд и желание скорее принять горячий душ. Хотелось спрятаться под одеялом, чтобы они не видели как ей плохо, но Светлана, неимоверным усилием воли, перетерпела это навязчивое желание, оставшись лежать совершенно нагой.

Парни, что-то говорили, иногда обращаясь к ней по имени, только Света их не слышала, она ощущала себя подло изнасилованной. Хотелось реветь. Её, взрослую красивую девку, вот так запросто сегодня превратили, не просто в послушную бесплатную проститутку, а в самую распоследнюю бесправную блядь. Трахаться не предохраняясь с подростками это была следующая ступенька падения, которую она успешно сегодня преодолела.

Из-под влажной ладони, которой она прикрывала натёртое влагалище, медленно струилась по бедру липкая сперма, растянутый анус противно зудел и из него тоже текло. Поганое настроение усугублялось пониманием, что ею фактически грязно попользовались, не задумываясь о последствиях, и самое главное: с таким откровенно издевательским обращением с собой, придётся теперь мириться — обратной дороги нет и не будет.

Очнулась от своих неприятных мыслей, Светлана, когда получила ощутимый шлепок по заднице. Вскрикнув, она перевернувшись на спину и непонимающим взглядом обвела комнату.

— Светлана Викторовна, вам ведь понравилось? — улыбаясь спрашивал в этот момент Никита, отстраняя её ладонь от промежности и брезгливо раскрывая пальцами липкий бутон половых губ, из которого сразу заструился белёсый кисель его спермы.

— Ничего, привыкнет и будет нравиться. Да Светуля? — ответил за неё Рома, больно тыкая пальцем в мягкие, чуть расплывшиеся, груди обнаженной учительницы. Потом, уже обращаясь только к Никите добавил: — В следующий раз попробую ей в рот спустить, пусть глотает. Или можно заставить её из своей вагины всё после нас собирать и проглотить. Как думаешь?

— Интересная идея, но как ты с ней целоваться потом будешь? — хихикнул Никита.

— Чего с этой блядью целоваться? — пожал плечами Рома. — У неё другое предназначение.

Приятели заговорщицки хихикнули и оценивающе посмотрели в сторону, безмолвно лежащей на кровати, раздетой женщины.

— Мне надо вымыться, — глухо произнесла Светлана, поймав их взгляды на себе, — я устала.

— Ладно, сегодня пусть отдыхает, — подытожил Никита, — уходим.

Ребята быстро собрали раскиданные вещи, оделись, нераспечатанные презервативы сгребли в кучку на столе. Выкинули лежащие на полу использованные салфетки и обрывки от разорванного пакетика дюрекса. Всё это время обнаженная Света молча лежала неприкрытая в пастели, отрешенно смотря в потолок. Она находилась в непонятном заторможенном состоянии и никак не могла из него выйти. Сколько прошло минут или часов с момента, когда её последний раз трахали, она не понимала.

— До завтра, красотка! — склонился к ней Рома прощаясь и долго в засос втянул в рот сосок груди.

— Пока, — тихо безучастно ответила она, не реагируя на эту пошлую фамильярность.

— Светлана Викторовна, завтра продолжим. Вы просто созданы для секса! — крикнул Никита из коридора.

Наконец хлопнула входная дверь и в квартире наступила гнетущая тишина. На автомате Света встала, мелкими шажками дошла до ванной и только когда встала под горячий душ, начала постепенно приходить в себя. Завтрашний день не сулил ей ничего хорошего, ведь изменить их отношение к себе было уже невозможно. Для них она теперь представляла собой только красивую игрушку для интересного секса, над которой можно издеваться и придумывать всевозможные испытания. Она попалась, как наивная малолетняя дура, хотя должна была предвидеть такое развитие событий.

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!