Пахотные земли накрывала идиллия раннего утра. Небо едва начало светлеть. Птицы затянули свои песни, радуясь новому световому дню.

В пшеничное поле, расстилающееся от горизонта до горизонта, с безоблачного неба ударила молния. Когда белый густой дым рассеялся, в небольшом круге сожженной пшеницы осталось стоять шесть человек.

— Прибыли, — констатировал хмурый шатен в белоснежной мантии, украшенной небольшой вышивкой на плече. В его руке был зажат длинный посох со слабо светящимся камнем в навершии, — Рассредоточиться! — скомандовал он негромко.

Четыре девушки, облаченные в одинаковые стальные доспехи, немедленно порскнули в разные стороны, взяв периметр под свой контроль. В их руках грозно сверкали короткие мечи, украшенные одиноким алым камнем в середине клинка. Идеально подогнанное по фигуре снаряжение позволяло им двигаться почти бесшумно.

Второй маг, одетый в белоснежную, ничем не украшенную мантию, стал в боевую стойку, подняв над головой налитый тусклым светом камень, своего оружия.

— Никого! — отчиталась стройная брюнетка, чью длинную смоляную косу не мог спрятать открытый шлем.

— И не скажешь, что в нескольких километрах целая армия монстров! — поддержала ее короткостриженая рыжая невысокая воительница. Закончив осмотр местности и не найдя угрозы она стала поправлять простой пояс, охватывающий белую кольчугу, спускавшуюся до середины обнаженных бедер.

— Хорошо, — сказал старший маг, чье главенство безошибочно определялось наличием серебряного узора на мантии, — Идем на восток. Не торопимся. Ирика, Клеста — вы впереди на двадцать шагов. Лона, Альва — замыкающие.

— Слушаюсь, волшебник! — хором ответили солдаты, занимая указанные места.

Группа пришла в движение. Неспешно продвигаясь на восток, они внимательно осматривали окрестности в поисках малейшей опасности. Но угрозы пока не было.

— А они страшные волшебник Дерран? — робко поинтересовалась у старшего, замыкающая строй худая синеволосая девушка.

— А у тебя от страха волосы синие? — хохотнула, идущая рядом высокая блондинка.

— Очень смешно! — огрызнулась худышка.

— Через пару-тройку часов сама увидишь, — не дал продолжить девушкам маг, — Сколько у тебя вылазок?

— Вторая...

— Всего-то! — фыркнула золотоволосая Лона, — Как тебя только сюда определили?

— Все мы учимся, — примирительно сказал маг, — Наша вылазка не должна быть слишком опасной.

— Разве мы идем не в разведку, волшебник? Меня до четвертого похода на серьезные дела не брали! Говорили слишком неопытная! У вас, девочки, хоть много походов? — обратилась она к авангарду группы, немного повысив голос.

— Восемь походов! — хором ответили те и улыбнулись друг другу.

— Вы, что — сестры? — подал голос младший маг.

— Нет, волшебник, — ответила рыжая, — В походы сестер не пускают, говорят...

— Сестрой тяжело пожертвовать, — заполнила паузу брюнетка не переставая внимательно следить за округой, — А что?

— Наши работницы вечно хором отвечают, и все, естественно близняшки, вот и подумал — может вы тоже сестры.

— Нет, мы просто часто ходили вместе, волшебник.

— Тише! — прекратил разговоры Дерран, — Впереди деревенька! Всем присесть!

Все шестеро постарались укрыться в поспевающей пшенице. Солдаты стали в круговую оборону, зорко наблюдая окрестности.

— Засада? — поинтересовался книжник.

— Не знаю, Ревейн. Послушай магией — я на прикрытии.

— Слушаюсь! — младший маг сел на землю, ничуть не заботясь о чистоте одежд, и направил посох в сторону бревенчатых домиков. Медленно, даже ласково поглаживая камень, он склонил голову прислушиваясь.

— Как хорошо, что вы пришли! — магическая слежка помогла определить магу, что голос принадлежит молодой девушке лет девятнадцати, — Все убежали, а я одна не справлюсь!

— С чем это ты не справишься красавица? — спросил грубый голос немолодого, явно толстого мужчины, — Где сама не сможешь, мы подскажем! — хохотнул он.

— Бабушка, она совсем не ходит! Ее надо увезти, а я ее даже от кровати оторвать не могу!

— Так ты тут совсем одна? — хриплый пропитой голос явно принадлежал кому-то тощему и невысокому.

— Да, потому и рада...

Раздался девичий писк и шум разрываемой ткани.

— Значит, мы тебе поможем! — да, Грюк?

— Еще как поможем! Сразу оба! Благодарить будешь!

— Громко! — заржал тощий.

— Что вы...

Раздался звонкий шлепок и новый хруст ткани.

— Закрой ротик девочка! Смотри, какие сиськи Баван! Как яблоки наливные! А мягкие!

— Пожалуйста... — захныкала девушка, только что получившая оплеуху.

Ее голос прервал новый шлепок.

— Закрой пасть! Еще слово и я тебе язык вырежу! И бабку твою удавлю шлюха! Кивни, если поняла! — заревел толстяк названный Грюком.

— Понятливая!

— Раз уж тебе так не терпится болтать языком, болтай с пользой!

В наступившей тишине отчетливо прозвучал шорох спускаемых штанов. Новая оплеуха прервала возражения слишком заботливой внучки. Влажный хлюп оповестил округу, что она сделала то, что от нее требовали.

— Да, вот так! — блаженствовал Грюк, — Возьми за щечку! — девушка болезненно замычала с набитым ртом, когда ее дернули за волосы, — Еще раз почувствую зубы, и ты пожалеешь!

Девичий сдавленный писк возвестил, что между половых губок ворвался второй насильник.

— Сухонькая! Но ничего — скоро пойдет дело! Слышь, Грюк, а цветочек то уже сорван!

— Еще бы! Такая девка никогда не залежится!

Она начала хныкать, но плач быстро оборвался хрипом.

— Да! Поплачь! Люблю, когда баба плачет с моим хреном в горле!

— Не задуши! Смотри, как ногами задрыгала!

— Ничего! Пускай привыкает к хорошему хрену! Как тебе ее дырка?

— О-о! Узкая, не то, что твоя жена! — снова заржал низкорослый.

— На нож захотел, паскуда? — зарычал толстяк.

— Да ладно тебе! Ты то ее, поди, и прирезал за то, что она шлюхой была!

— Я тебе говорю...

— Задушишь девку!

Влажный хрип оповестил, что девице дали нормально вздохнуть.

— Не дерзи мне козел! — заревел толстяк.

— Что ты взъелся! Давай лучше эту... в зад трахнем?

Приступ мычащей истерики спугнул птиц с крыши дома.

— Смотри, как задергалась! — мигом забыл о своем гневе толстяк, — Вцепилась в хер губами — не оторвешь! Нравится сосать сучка? Уже не против обслужить меня ртом? Раньше надо было стараться! Сади ее на меня! Сразу два ей присунем!

— Пожалуйста! — завыла девица, чей рот освободился от мясного кляпа, — Я все сделаю!

— Засунь ей платье в пасть, Грюк!

Вой снова превратился в сдавленное мычание.

— Держу ее! Гляди, как извивается! Все бы так хорошо на члене скакали!

— Не лезет! — кряхтел Баван, — Не упирайся, красавица, тебе же хуже будет! Не мучай себя! Расслабь попку! — не то вскрик, не то всхлип оповестил, что преграда сдалась под резким напором, — Вот! А ты боялась!

— Начали? — нетерпеливо спросил толстый.

— Да подожди ты! Я еще только в дверях стою! Давит аж больно! Сейчас... оба... вот я и в спаленке! Начали!

— Чувствуешь... как дрожит?

— Ага, до костей пробирает!

— Думал вырубится... как та...

Девушка билась в истерике, но мужчинам было все равно. Никак не заботясь об ощущениях своей жертвы, они синхронно натягивали ее на члены. Каждый раз, когда члены достигали максимальной глубины, раздавался особо громкий вскрик, который не могло сдержать даже заткнутое в ротик платье.

Темп соития возрос. Селянка все чаще чувствовала, как две твердые палки сталкиваются в ней, жестко сминая тонкую перегородку. Вскоре, она устала кричать и теперь, лишь тихо плакала.

— Эхе... да... первоклассная шлюха нам досталась! И сиськи, как шулк!

Девица, чью грудь сдавили грубые лапищи, разразилась новым приступом воя и писка.

— Не шулк, а шалк — недотепа! — заржал толстый, — Ох, боги... я кажись все...

— Минуту... — кряхтение оповестило, что девичья кишка так же наполнилась семенем.

— Жрать охота... — после небольшой паузы проворчал Грюк, — Есть у тебя, что пожрать, девка?

— Ты бы хоть кляп вынул...

— Ах, да! Раз уж ты больше не против — полижи меня красавица!

— Ну что там Ревейн? — вырвал мага из транса тихий голос.

— Дезертиры... судя по звукам. Шумят сильно. Уходить не собираются.

— Проклятье! Сейчас туда все демоны сбегутся! Обходим с севера!

Группа поднялась и в прежнем порядке заложила крюк в обход деревни. Безжалостно втаптывая поспевающие колосья в землю, они, пригибаясь к земле, крались на восток.

— Все на землю! — тихо приказал старший.

Впереди идущие девы упали как подкошенные. Расторопная блондинка не сильно от них отстала, ее стальная юбка задралась, обнажая круглую попку, лишь до середины укрытую кожаной поддевкой. Только малоопытная Альва неуклюже упала на четвереньки, но меч не выронила.

Посох мага засветился ярче. Отряд окутала легкая дымка, скрывая очертания и глуша звуки.

— Смотри!

Теперь все увидели медленно бредущих в сторону деревеньки нескольких странных животных. Чем-то похожие на собак, клыкастые твари шумно дышали. Роняя едкие слюни, они уперлись голодным взором в ближайшие дома. Внезапно рыкнув, дружно затрусили к дворовой оградке и скоро скрылись среди колосьев.

— Нападем? — зашептал младший маг.

— Нет! Дезертиры нам не интересны, — сухо ответил командир, — Пусть займут друг друга на время. Уходим!

Звенья двинулись дальше, вновь внимательно осматривая округу. Через полчаса вдали показались высокие стены столицы. Еще нельзя было разглядеть, что происходит под ними, но сам факт, явившегося осажденного города внушал тревогу.

— Выходим на западные ворота, — начал старший маг, — Далее по обстоятельствам. Будет возможность — войдем внутрь, но лучше не раскрывать себя. Тут могут быть засады, так что осторожнее!

Еще тысяча шагов прошла беспрепятственно, лишь стены слегка приблизились, став более отчетливыми.

Желтое поле внезапно кончилось. Теперь широкая черная полоса открытой земли отделяла группу от невысокой каменной ограды.

— Чтоб меня черти съели! — выругался Дерран, заглянув за камни.

Настороженным взглядам предстала картина сильно запущенного городского кладбища. Земля на погостах двигалась, словно вяло кипящий суп в большом чане.

— Будем обходить? — спросила Клеста, поглаживая свою косу свободной рукой.

— Может, лучше прорвемся? — сверкнула очами воинственная Ирика, выплюнув рыжий волос.

— Самоубийство! — осадил ее книжник, — Стоит нам туда сунуться, как они мигом вылезут наружу!

— Перебьем, сколько их там? Десяток, два? — не унималась воительница.

— Если я правильно понимаю, — спокойно начал Дерран, — Это одно из городских кладбищ. Несколько тысяч трупов. Тут не два звена нужно, а два десятка звеньев.

— Подумаешь — зомби!

— Тише, Ирика! — вступила в разговор брюнетка, судя по повелительному тону, явно назначенная старшей среди солдат, — Это тебе не дезертиры, которые, в худшем случае, пригласят тебя на глоток мясца! Где, ты, отведав всех понемногу, может быть, сможешь уйти. Эти сами тебя сожрут не раздумывая!

— Еще кто кого попробует!

— Что будем делать, волшебник? — проигнорировала командир, рыжую.

— Я попробую их упокоить. Это их взбудоражит, но, надеюсь, не сильно. Прикройте меня. Ревейн, постарайся не вмешиваться без особой нужды — нужно сохранить твои силы.

— Понял!

Дерран отступил от ограды на десяток шагов. Вонзив посох в землю, он начал бормотать заклинание. Круглый камень стал пульсировать, собирая свет.

— Альва, прикрой магов со стороны поля! Мы, полукругом к ограде! Я в центре! — командовала Клеста, — Господин Ревейн, станьте ближе к Альве пожалуйста.

Посох сиял все ярче, набирая силу.

Над камнями появилась гниющая голова. Мертвец неуклюже начал лезть вперед. Стоило ему преодолеть преграду и бухнуться наземь, как Брюнетка, взмахнув косой, бросилась вперед и, легким движением, рассекла мертвеца пополам. Мигнул алый камень, заключенный в сталь. Куски гниющей плоти, упав на землю, начали тлеть, распространяя смрад вокруг. А на ограду уже лезло несколько новых врагов.

— Кажется, взбудоражились сильно! — поморщилась Альва.

Девушки легко справились и с ними, они кашляли и зажимали носы в едком дыму.

— Огненные чары больше не кажутся мне такой уж блестящей идеей! — посетовала на нестерпимую вонь, блондинка.

— Если бы не они, — прогнусавила Клеста с зажатым пальцами носом, — Этих тварей пришлось бы рубить в мелкий фарш! А так, дохнут с одного удара!

— Только многовато их, что-то! — вновь донеслось от напряженной девушки в тылу.

Одним взмахом, брюнетка зарубила сразу двоих. Ее звеньевая справа лихо отмахивалась от небольшой толпы мертвецов. Лона же старалась следить, чтоб никого из них не окружили, но ситуация становилась все хуже.

— Ревейн! Их больше чем я думал! — прервал речитатив маг, — Вливай свои силы в мой узор!

Камень в посохе начал ослеплять, получив мощный приток сил.

Девушки рубились без устали, не видя друг друга из-за спин мертвецов. Уже и синеволосая вступила в бой, делая короткие наскоки и отступая назад к магам. Еще чуть-чуть и твари доберутся до волшебников.

Все кончилось в один миг. Зомби сначала замерли, а потом дружно повалились, словно марионетки, которым подрезали нити.

Ирика и Лона переглянулись, к своему ужасу, не увидев между собой главную. Она нашлась в небольшой смрадной куче трупов. Грудная пластина была вмята тяжелым ударом мертвой руки и девушка едва дышала, держась за живот, но в остальном, была внешне невредима.

— Оступилась... — тяжело хрипнула она.

Над воительницей тут же склонился младший маг.

— Перелом грудины! — скупо констатировал он.

— Удар у них... — дева задохнулась не сумев закончить фразу.

— Можешь помочь? — тяжело дыша, выплюнул Дерран, — Я пустой!

Книжник положил руки поверх стали и зашептал на непонятном языке. Клеста взвыла, когда пластина выпрямилась, а кости хрустнули вставая на место. Маг отнял руки и зашатался, чуть не упав на только что исцеленную им деву.

— Что с Вами, волшебник? — заботливо подхватила его рыжая.

— То же, что и со мной! — подошел второй маг, — Выдохся! Физически сейчас он восстановится, а вот как маги мы теперь никакие. Отходим назад в поле! Альва, ты первая! — скомандовал он, помогая брюнетке встать и опереться на свое плечо, несмотря на ее вялый протест, — Всем нужно передохнуть!

Отряд вновь углубился в желтое море. Отойдя от горы мертвых на две сотни метров, они сделали привал. Старшую звена пришлось укладывать чуть не силой.

— Если ты сейчас не полежишь, потом не сможешь идти и сражаться! — жестко отчитал ее маг, — Нам не нужна обуза!

— Как быстро Вы восстановитесь, волшебник? — тихо спросила рыжая, настороженно всматриваясь вдаль.

— Обычно это десять — двенадцать часов. Еще лучше — сутки, — так же тихо ответил за себя и старшего товарища Ревейн.

— Возьмете у нас? — по ее тону было непонятно, как она относится к такой перспективе.

— Придется... — поморщился книжник, — Это тоже трата времени, но иначе можно сразу возвращаться в башню. Десяти часов у нас нет.

— Я готова! — просто сказала блондинка.

— Нет, Лона! — оборвала ее все еще отдувающаяся брюнетка, — Они воспользуются мной! Нельзя ослаблять оборону, а я и так лежу — отдыхаю.

— Как тебе сказать, — замялся Ревейн, — я исцелил тебя за твой счет, в тебе сейчас меньше чем в нас, Клеста, а в нас ноль.

— Проклятие!

— Я готова! — настойчивей повторила блондинка.

— Нет! Ты нужна для защиты! Альва! Ты, как самая неопытная, послужишь нашей миссии!

Синеволосая дева мелко задрожала. Не от страха или сомнения. От трудно сдерживаемой радости.

— Почему она!? — возмутилась рыжая.

— У тебя есть лучшая кандидатура Ирика?

Рыжая воительница отвернулась, что-то ворча себе под нос. Маги, выглядевшие безучастно во время всей перепалки, обступили синеволосую.

— Интересная параллель у нас намечается, — непонятно протянул книжник, весело глядя на худую девицу.

Воительница, мелко дрожа коленями, боялась все испортить радостным возгласом. Маги то, поди, не знают, что в академии, в редком десятке есть один парень. О двух и речи не идет. Если, какой девушке, хотелось ласки, приходилось чуть не в очередь записываться.

Как было стыдно, когда парень, внимания которого она долго добивалась, в самый ответственный момент, когда она уже разделась и находилась в предвкушении, отказал ей. Сказал, что она слишком тощая... и ушел. У него-то есть выбор!

А потом десятник застукала ее скачущей на рукояти меча. А сколько дурочек выбирали для утех двуручник, потом резали себе ноги в порыве страсти, и из-за них приходилось звать магов — позор на весь десяток.

Только раз за два года ей перепала горячая колбаска. Удача улыбнулась пьяной улыбкой. Налитый вином до самых краев, волшебник, промахнулся десятком этажей и вломился в ее комнату. Она, было, обрадовалась, что парень полез ее лапать и снимать одежду, но счастье было не долгим.

Его член никак не хотел стоять. Но она боролась за свое счастье! Так боролась, что скоро заболели губы, и свело челюсть. А этот мерзавец взял и кончил, залив ей рот, лицо и волосы. И захрапел!

А когда она вернулась из купальни, вообще пропал. Как же она его ненавидела! Жаль солдатам наверх подниматься запрещено!

В ту ночь она сперла скалку с кухни. Соседка по достоинству оценила деревянную палку и с тех пор, она здорово поистерлась, но никакие дрова не заменят горячую плоть!

А тут сразу двое! Теплых! Живых! Трезвых!

— Ты как, примешь сразу двоих? — тихо спросил старший маг.

Сердце девушки рухнуло в желудок. Глаза защипало. Все. Конец. Теперь точно возьмут блондинку.

— Девственница? — все понял по выражению ее лица маг.

Прикусив губку от досады, и стараясь не смотреть на мужчину, Альва коротко кивнула.

— Может, по очереди, волшебник? — пролепетала она.

— Второму будет нечего взять. А поделив тебя на двоих, мы получим даже больше необходимого. Потерпишь? Мы постараемся осторожно!

Еще чуть-чуть и сердце, пробило бы грудную клетку не хуже мертвой лапы. Потерпеть? Да хоть пополам порвите, хотелось кричать ей, но дева лишь осторожно выдохнула, кивнула, и, убрав меч, потянулась к застежкам на спине.

— На это нет времени! Задери кольчугу и становись на четвереньки. Потом головой упрись в землю и разведи ягодицы как можно шире.

Альва упала на землю не хуже заклятых магом зомби. Пояс с ножнами отлетел в сторону, и небо увидела белая округлая попка.

Маг снял с пояса флакончик и капнул на девственную дырочку густое масло. еtаlеs Положив горячую ладонь на нежную кожу, маг начал втирать жидкость в девичью дрожащую плоть.

— Не бойся! Будет не больно!

— Я не боюсь, волшебник!

Глупый! Глупый! Да я чуть не кончила от одного твоего касания! Кричала девушка, не размыкая губ.

Вот уже один палец промял сопротивление мягкого колечка. Круговыми движениями маг расширял проход несколько минут. Затем вставил второй, пропихнул третий. Второй рукой он умело ласкал девичью горошину.

Альва начала терять связь с реальностью. Ее тело просто отказывалось верить, в то, что сейчас произойдет. Мозг отключался, уводя девушку в ватную даль.

— Наживил, — вернуло деву в жизнь не столько грубое слово, сколько отнятая от чувствительного места ладонь.

— Сейчас, приподними ее!

Между широко разведенных ног, проскользнул книжник. Он заранее скинул мантию и подстелил ее себе под спину, а она и не заметила приготовлений, увлеченная горячими прикосновениями мужских ладоней.

Толстый член нарвался на горячий прием. Удовольствие словно молния ударило в девичий мозг.

— Да она течет, как дырявая крыша! — хохотнул волшебник, по чьим яйцам потекли девичьи соки.

— Тогда не будем церемониться!

Наверное, так сажают на кол, мелькнуло в синеволосой голове, когда упругая палка резко вошла на всю длину, наполнив девушку до краев.

— Я поведу, — добавил Дерран.

Он слегка подался назад, лишь чуть-чуть покинув тугую дырку. Схватил обтянутые толстой кожей перчаток предплечья и, со звонким шлепком толкнул воительницу вперед. Инерция немного стащила девушку с нижнего члена, но грубый рывок за руки вернул ее на место.

«Повторять до готовности» — мелькнула в голове воительницы странная фраза. И повторили. Дерран, не без удовольствия, начал извлекать упругие шлепки из податливой плоти.

— Как жаль, что нет времени! — вздохнул Ревейн, коснувшись нагрудной пластины.

— Найди ее в башне после похода! — пыхтя, посоветовал товарищ.

— Как же колются твои доспехи девочка! — еще раз посетовал маг, чей живот нещадно натирала сталь заклепок и колец.

Дальше воительницу драли молча. Она отчетливо понимала, что ее именно дерут. По-хозяйски, грубо, совсем не заботясь о ее состоянии. Она хотела верить, что так будет не всегда, однако, блаженное тепло уже начало разливаться по телу.

Горячий гвоздь входил в ее тело сзади, чтобы столкнуться с собратом через девичью плоть и высечь искру, что разжигала пожар внизу живота.

— Постарайся... не стонать, — зашептал книжник, взяв в ладони привлекательное лицо и положив большие пальцы на мягкие губы.

Как он догадался?

Преодолев стон, девушка заглотила фаланги, начав лизать их язычком. Ухмыльнувшийся маг, вложил пальцы глубже, поняв это как приглашение и растянув щечки, слабо надавил на середину языка девушки.

Что-то словно взорвалось в попке. Нестерпимое жжение ушло смытое волнами невероятного удовольствия. Растянутые лепестки девичьего цветка приняли эстафету, откликнувшись пульсацией по всему телу. Мышцы живота ходили ходуном, а из горла рвался крик, захлебнувшийся в еще одном грубом нажатии пальцев.

— Прости милая, покричим вместе через пару дней! — обожгло горячим дыханием маленькое ушко.

А толчки все не прекращались. Более того, они стали резче, грубее и чаще. И, кажется, даже глубже.

Только унявшееся, ослабевшее от удовольствия тело, пошло на новый виток. Вновь в животе скопилась колкая тяжесть, старательно собираемая туда толстыми членами. Вот еще, еще один раз, еще разочек и...

Мужчины синхронно дернулись, и девичье нутро залило кипящей лавой их семени. Плюнув на все, она сама повела тазом, забивая последний гвоздь и, всхлипнув, присоединилась к общему удовольствию.

Хрупкое тело раздавило между двух высоких магов. Альва готова была лежать между ними вечно, но все хорошее когда-то кончается. Ее попка, жалобно хлюпнув, осиротела первой.

Перед вставшим магом торопливо опустилась на колени Клеста. Откинув за спину смоляную косу, она жадно проглотила опадающий член. Влажно причмокивая, дева почистила мужскую плоть от белых потеков, после чего села на пятки и заботливо оправила белую мантию. Посмотрела волшебнику в глаза и, медленно, облизнув полные губки, лучезарно улыбнулась.

Грубо спихнув Альву с кавалера, рыжая воительница, легла между волосатых ног и заглотила мужскую плоть вместе с яйцами. Ловкий язычок умело собрал остатки спермы и девичьих соков. Сплюнув вялую плоть, дева деловито вернулась в караул, показывая — кто тут профессионал во всех делах.

— Одевайся! Пора идти. Много времени упущено, теперь наверстывать.

Пока маг натягивал мантию, девушки поставили на ноги разомлевшую Альву и помогли опоясаться. Она сделала несколько шагов на трясущихся ногах и начала суетливо оправлять все еще задранную кольчугу.

Вскоре, отряд уже пересек границу кладбища, широко

обойдя оставленную ими дымящую кучу.

— Будьте бдительны! Отдельные мертвецы могли не попасть под заклятие, — предупредил старший.

Его слова тут же подтвердились вяло ползущим трупом, которого Лона проткнула, просто проходя мимо. Гнилое тело немедленно затихло и начало тлеть.

— Да, волшебник! — хором ответили солдаты.

Восстановив старый порядок, группа двинулась к городской стене, осторожно огибая склепы и могилы. Тут и там валялись разрывшие себя зомби. Обойти их было невозможно, так что проходилось переступать.

Девушки ради перестраховки, сначала пронзали лежащие тела и только потом перешагивали. Еще два недобитых трупа не сильно задержали отряд, и он благополучно достиг дальней границы дома мертвых.

Высокая городская стена уже была отчетливо видна с этого места. Можно было хорошо разглядеть отдельные зубцы, арку ворот и далекий шпиль дворца. Стена явно пустовала.

— Охраны не видно, — сказала Ирика, повернувшись в пол оборота к магам, и только это спасло ей жизнь.

С силой распрямившейся пружины, из высокой травы, вылетела давешняя недособака. Длинные когти ударили по броне, но вместо того чтобы пронзить грудь девушки, прошли по касательной разрывая сталь. Раздался жуткий скрежет, на пол посыпались мельчайшие стальные кольца.

Приземлился монстр прямо перед книжником. Длинный посох взлетел вверх и опустился на плешивый загривок. Тварь раздавило как таракана, разбрызгав во все стороны зловонную слизь, бывшую у них вместо крови.

Еще две твари выскочившие мгновением позже, уже не смогли застать врасплох опытных дев. Клеста разрубила свою цель пополам еще в полете, а Ирика поймала раззявленную пасть на клинок, заставив тварь проглотить метр стали.

— Ты цела? — обратился к рыжей Дерран.

— Кажется да, волшебник, — воительница брезгливо вытащила обломившийся коготь из кольчуги и забросила его в траву.

— Покажи!

Маг подошел ближе и заглянул в прореху. На него в ответ посмотрели среднего размера груди, украшенные редкими веснушками. Серповидная кость прорезала пластину, кольчугу и даже кожаную подстежку, но до нежной кожи не достала.

— Нравится? — спросила Ирика, безучастно осматривая округу, излучая спокойствие и уверенность, которые дарует лишь опыт, — Пощупай, вдруг ушиб? — неожиданно ухмыльнулась дева.

— Все в порядке. Идем дальше, — не поддался на провокацию волшебник.

Звенья двинулись дальше, вступая в высокую траву. Ревейн немного отстал и приблизился к синеволосой защитнице тыла.

— Как себя чувствуешь? — заботливо начал он, — Не болит?

— Немножко... совсем чуть-чуть, и незаметно почти, — ей не нужно было уточнять, что именно не болит. Попка горела огнем, но она не хотела признаваться в этом недавнему любовнику. Вдруг, решит, что она жалуется и не захочет ее больше.

— Ты на каком этаже живешь? — немного смущенно продолжил парень, вопрос о самочувствии был явно лишь поводом к началу разговора.

— Всмысле? — не поняла она вопроса.

— Ну... где твоя комната? В башне! На каком этаже?

— А-а, это... эм-м... третий вниз от запретной лестницы, волшебник.

— В башне есть запретные лестницы? — округлил глаза Ревейн.

— Для солдат есть. Нам не разрешено подниматься выше или спускаться к основанию башни.

— Я не знал.

— Вы волшебник. Для Вас нет запретных мест.

— Когда ты говоришь мне «Вы», я чувствую себя стариком! Зови меня Рев, меня так все друзья зовут! Хорошо?

— А м-мы друзья? — голос девушки предательски дрогнул.

— После такого-то? — парень, провел рукой по обнаженной коже бедра, — Конечно друзья Альва! Так я зайду к тебе как-нибудь?

— Конечно, Рев! — сказала девушка и густо покраснела.

— Если вы договорились, то давайте ускоримся! — разрушил идиллию Дерран, — До стены рукой подать!

Уже стали слышны крики, и далекий звон стали, но меж каменных зубцов так никто и не появился.

Через час, все шестеро благополучно достигли подножия рукотворных скал. Только Ирика все время ерзала, стараясь поправить кольчугу, рваный край которой, теперь при ходьбе все время цеплялся за соски.

— Не нравится мне это безлюдье! — посетовала Лона, тряхнув золотыми локонами, выбивающимися из под шлема.

— Как войдем внутрь? — более прагматично мыслила Клеста, — Через врата?

— Эти врата не вдруг выбьешь! — вздохнул Дерран, — И магией не открыть — там защита. Да и пройди мы внутрь, придется слишком забрать на юг, двигаясь между стен. А там сейчас самое пекло. Ревейн!

Маги одинаково двинули руками, вытащив из сжатого кулака конец веревки. Намотав на локоть отрезок достаточно длинны, они махнули руками и концы, взвившись в воздух, сами обмотались вокруг каменных зубцов.

— Ирика, мы первые! Альва и Лона замыкают — скомандовала брюнетка и, убрав меч в ножны, полезла по веревке вверх.

Когда укрытая сталью попка рыжей поравнялась с глазами магов, они заметили густые влажные потеки на внутренней поверхности бедер девы, уходящие за голенища черных сапог.

Воительницы забрались наверх и жестами показали, что там безопасно. После чего к ним забрались волшебники. Стоило оставшейся внизу парочке схватиться за край веревок, как те стали уменьшаться, мгновенно затянув дев наверх.

— Ирика, у тебя в сапогах не хлюпает? — усмехнулся книжник.

— Нет, а должно, волшебник? — с подозрением прищурилась рыжая.

— Давай на ту сторону! — Дерран уже натянул трос между стенами.

Более высокая вторая стена, скрывала происходящее в городе и, когда все перебрались за ее зубцы, дружно ахнули и попрятались за бочками из под стрел.

В городе догорала битва. Малые группки оставшихся в живых защитников, отчаянно отбивались от коричневых волн мелких бесов, на узких улочках. За укрепления шло все: каменные дома богатых торговцев, церкви, обнесенные забором постоялые дворы и даже перевернутые телеги.

Солдаты нагрузили камнем две кареты и столкнули их под уклон. Разогнавшись, те с хрустом врезались в подступающую нечисть. Деревянные колеса не выдержали и тяжелые кабины рухнули на дорогу, насмерть давя тех тварей, что решили спастись просто пригнувшись.

Загнанная со всех сторон сотня, стала квадратом на площади, ощетинившись во все стороны копьями и мечами. Лучники непрерывно посылали стрелы из центра построения. Они довольно долго сопротивлялись врагу, но их было слишком много. Мощный кулак тварей, потеряв несколько десятков особей, пробил брешь в строю. Поражаемые в спину солдаты поддались панике и были почти мгновенно перебиты.

Голодные демоны пировали, не сходя с места. Они вскрывали броню поверженных солдат острыми когтями словно консервы и вгрызались в плоть, стремясь скорее набить желудок. Такое поведение часто давало солдатам возможность перегруппироваться, но отвратительно сказывалось на боевом духе.

— Сколько же их тут! — пораженно прошептала Альва из-за бочки.

— Тысяч пять, — ответил неожиданно спокойный голос старшего мага, — Может больше, но нам и этого хватит.

— Смотри! — дернул старшего за рукав книжник и указал пальцем на центральную улицу. По ней, медленно вышагивал, чадящий силуэт, — Вызываем ликвидаторов?

— И что скажем? Нашли демона? Так мы и так знали, что он тут. Наша задача посмотреть на заклятье. Если оно действительно открывает врата, только тогда, мы вызовем... всех, ликвидаторов, апостолов, армию. А пока, на север! Зайдем во дворец с той стороны.

Низко пригибаясь, звенья побежали по стене, медленно огибая город. Достигнув лестницы, они спустились вниз и припустили уже во весь рост, больше не боясь, что бесы заметят их. Высокие дома полностью скрывали стремительный маневр.

— Где все? — набегу поинтересовалась блондинка.

— В бою, в бегах или мертвы! Кто конкретно тебе нужен? — шутливый вопрос старшего мага совсем не соответствовал обстановке. — Все кто мог, сбежал на север! Солдаты, не будь дураки, отступают туда же. Только там еще более менее безопасно.

На дорогу впереди выскочил рычащий бес. Брюнетка срубила ему голову, не сбавляя хода.

— Нас заметили? — нервно крикнула она.

— Вряд ли, скорее случайно наткнулись, бежим!

Они припустили еще быстрее, пока, наконец, не достигли северной стены опоясывающей дворец. Пробежав незапертые врата, зашумели тяжелой обувью по дорожной брусчатке. Это отражало их шаги от каменных стен узкого прохода.

— Они и цитадель не охраняют! Идиоты! — гневно крикнула брюнетка, тяжело дыша и держась за исцеленную грудь.

— Не все так просто! — Дерран остановился перед глухой стеной дворца с несколькими узкими бойницами, — Недаром, же портал именно внутри. Возможно, враг захватил цитадель гораздо раньше, чем кто-либо мог подумать.

Неожиданно младший волшебник подошел к Ирике, просунул руку под низ кольчуги и коснулся половых губ девушки. Рыжая, пискнув, упала на колени. Ее тело мелко затряслось.

— Что с ней? — испугалась Лона.

— Кончила! — хохотнул мужчина, показывая всем покрытую влагой ладонь. Оторвав часть рукава, он затолкал ткань в разрез кольчуги девы, укрыв от прикосновений ее возбужденные соски, — Понравилось? В следующий раз скажи сама! — девушки рассмеялись, немного сбросив этим напряжение, — Передохнули? Пришла в себя? — он ласково дернул за веснушчатый нос, — Тогда идем дальше!

— А говоришь — не охраняют! — воскликнул Ревейн, когда группа завернула за угол и наткнулась на несколько пронзенных длинными стрелами бесов.

— Уже не охраняют, — тихо сказал старший маг.

— Почему?

— А ты не слышишь?

— Нет, тихо.

— Вот то-то и оно, иначе было бы шумно.

— Всех перебили?

— Смотри сам!

Шестеро уже вступили под своды дворца. Их глазам открылась неприятная картина свежего побоища. Горы мелких бесов лежали вокруг мертвого демона-рыцаря. Среди коричневой массы остро выделялись зеленоватые женские тела.

— Эльфы! — пораженно выдохнула Клеста, — Но откуда?

— Мы не узнаем, — маг поставил посох на камни, вспышка света озарила помещение и погасла, — Живых нет! — констатировал он, — Но это объясняет такую кучу мертвецов! Рейнджеры умеют сражаться!

— Объект ведь вошел сюда? — напряженно спросил книжник.

— Да, будьте осторожнее! Мне не нравится, что тут так тихо!

И они медленно двинулись вперед.

— Чувствуешь что-нибудь?

— Только стационарный барьер. Кто-то укрыл одну комнату. Думаю, что бы ни происходило — это происходит там!

Поднявшись по длинной лестнице, маги хмуро осмотрели круглую оплавленную дыру в стене, где когда-то была массивная стальная дверь. В следующей за ней зале, было тоже неестественно тихо.

Крадучись преодолев тронный зал, шестерка все ближе подбиралась к пустующему дверному проему, прикрытому лишь опаленным гобеленом. Тишина давила на уши. Сердца бешено стучали. Девушки обступили проход с двух сторон, подняв над головой мечи. Они были готовы ко всему.

Тяжело вздохнув, Дерран просунул голову в дверь. Воительницы ждали, что он отпрыгнет назад и им придется вступить в бой, может быть последний в их жизни, пока волшебники будут вызывать подкрепление. Но тот повертел головой и замер.

— Ну что там? — выразила общее нетерпение блондинка, видя, что волшебник не шевелится уже полминуты. Но маг лишь шагнул вперед, скрывшись за тканью.

Ворвавшемуся внутрь отряду ударил в нос острый запах железа. Весь пол покрывал липкий черный слой крови. Причина лежала тут же. Вернее в двух местах. Возле противоположных стен лежали останки разорванной пополам красноволосой женщины. Острые обломки ее ребер белели в полумраке.

Дерран сделал шаг вперед и тут же, чертыхнувшись, схватился за ногу. В сторону со звоном отлетел тройной подсвечник, которого он не заметил ушибив палец.

Уняв боль, он внимательно осмотрел черный пропаленный круг.

— Это, что угодно только не врата!

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!