— Зачем тебе наёмники? Я сама могу справиться с этим делом. — Поинтересовалась Ева, как только мы вышли из трактира на оживлённую столичную улицу.

— Не хочу, чтобы ты надолго отлучалась. — Признался я, озираясь по сторонам в поисках транспорта. Нашёл искомое всего в нескольких шагах, одна из карет остановилась у соседнего дома через дорогу, из неё выбрался немолодой уже грузный мужчина в несколько несуразной широкополой шляпе, небрежно бросил монету извозчику, подхватил свой чемодан и отправился к крыльцу.

— Подождите! Не уезжайте! — Крикнул я кучеру, собравшемуся тронуться дальше и поспешил через дорогу, привычно оглядываясь по сторонам.

— А они справятся? Всё же, маги — очень непростая цель. — Призадумалась Служитель, пристраивая на коленях корзину с едой, захваченную с кухни заведения Нейтрота.

— С моей помощью они справятся с кем угодно. — Прихвастнул я, отстёгивая ножны с мечом, а то в сиденье упираются и сидеть мешают.

— Ты отправишься с ними? — Удивилась Ева.

— Зачем? Просто дам им оружие, особое оружие. — Многозначительно ухмыльнулся я.

— Если так, то да. — Тут же поняла мою задумку девушка и до самого дома с расспросами не лезла.

— Отнеси это на кухню, накорми всех. — Кивнул я на корзину в руках Евы Вениамину как только мы перешагнули порог.

— Как скажете. — Кивнул зомби, сам не нуждающийся в пище, поволок снедь в указанном направлении.

— Сегодня охотиться не пойдёшь, будешь нужна мне здесь. — Уже шагая наверх, не оборачиваясь сообщил я Еве, бесшумно скользящей позади.

— Хорошо, я и вчера неплохо развлеклась. — Довольно припомнила свои подвиги Служитель.

— Уже слышал, можно поздравить тебя с рекордом?

— О да, пока что это мой рекорд. Девять горожан и семнадцать стражников. — Быстро забежав вперёд, услужливо распахнула передо мной дверь спальни Ева.

— Чего это тебя так на служителей закона потянуло?

— А с ними интереснее, поиграться можно, они смешно мечами машут, амулетами в лицо тычут. — Села в кресло девушка и стала наблюдать, как я быстро переодеваюсь.

— Тут ты права, убивать просто так — скучно. — Невесело хмыкнул я, на миг припомнив, сколько народу уже успел отправить на тот свет, интересно, жителей Порминта в их число можно включать?

— Ладно, сейчас пока свободна. Если хочешь, можешь пойти с мамой поболтать, а то ей, наверное, скучно. — Быстро проверив пространство силового купола, обнаружил, что Света сейчас в саду.

— Хорошо. Как мне с ней себя вести? — Хлопнув себя по коленям, поднялась Ева.

— Да как обычно, она всё знает, так что можешь не скрываться особо. Только про резню что мы устраиваем особо не распространяйся. — Задумавшись на мгновение, кивнул я и пошёл на чердак. В коридоре мне встретился Молай-Ха, он только вышел из одной из комнат, сразу замер, увидев приближающегося меня.

— Сестру отправил? — Поманил его за собой.

— Да, ваша милость. Спасибо вам большое... — Начал было он, но, я жестом остановил поток благодарности.

— Найди в саду пару камней побольше и тащи их в лабораторию, можешь попросить Веню, пусть поможет. — Распорядился я, маг кивнул и поспешно удалился.

Вошёл в лабораторию, хотел было поднять купол, но, вспомнил о внешней защите и передумал, какой смысл?

— Так-так-так, с чего бы начать? — Вслух произнёс я и прицокнул языком, оглядывая свой рабочий стол. Со срезанным углом он выглядел как-то некрасиво, повреждение не критичное, но бесит сильно, быстро исправил, овеществив энергетическую модель, тут же восполнил потраченное из накопителей. Убрал со столешницы всё барахло, рукавом смахнул на пол пыль и крошечные осколки накопителя, задумался. Не прошло и двух минут, как в комнату вошёл Молай-Ха, за ним и Вениамин, в руках оба держали по крупному серому камню, вопросительно посмотрели на меня.

— Ты неси в угол, а ты клади на стол, Веня — свободен. — Кивнул я и дождался, пока Молай-Ха аккуратно, чтобы не отдавить себе пальцы, опустит булыжник на стол.

— Ты в боевой магии много понимаешь? — Поинтересовался, как только зомби вышел и аккуратно прикрыл за собой дверь.

— Вообще-то, я боевой маг по основной специальности. — Несколько уязвлённо заметил Молай-Ха.

— Как граф?

— Какой граф? — Не понял Мол.

— Ну этот, Ролирский... Майкеп, вот. — Несколько раз щёлкнул пальцами я, припоминая имя колдуна.

— О нет... Вовсе нет. Таких боевиков как Магистр Майкеп в Империи нет, он сильнейший. — С непомерным почтением заявил Молай-Ха и даже слегка поклонился, хорошо власть своих пешек муштрует, ничего не скажешь.

— Это хорошо, что сильнейший, значит паника неслабая поднимется... — Пробормотал я, изучая камень магическим зрением.

— Какая паника? — В голосе мага мелькнула обеспокоенность..

— Большая паника, Мол, большая. — Удостоверившись, что материал плотный и без трещин, начал создавать рабочую подставку, чтобы не повредить стол высокой температурой.

— Вы хотите завербовать его? — С недоверием предположил Мол.

— Бери выше, я хочу уничтожить его. — Ухмыльнулся я, повисла тишина.

— Это будет... Трудно. — Помолчав, всё же высказал своё мнение Мол. Удивил, я ожидал, что он заявит, что это вообще невозможно, хорошо, растёт мой авторитет как.

— А вот это мы сейчас и выясним. Ты знаешь его лично? — Водрузив булыжник на подставку, повернулся к магу.

— Я? Нет, только видел пару раз издалека, когда ещё в академии учился. — Замотал головой маг.

— Значит через тебя к нему не подобраться. — Задумчиво потёр подбородок я.

— С этим Магистр Хориал может помочь, он часто с ним видится на общих собраниях Совета. — Подкинул идею Молай-Ха.

— Верно, зови пухлого. — Кивнул, вернулся к своей заготовке и начал плести узор. Рисование энергетических контуров в последнее стало для меня обыденностью, когда перед внутренним взором висит образец, ничего сложного в этом нет, спасибо памяти навсегда усопшего Владимира, или как там его звали на самом деле, не так уж и важно. Краем глаза заметил, как Мол вынул из внутреннего кармана небольшой медальон, чем-то похожий на тот, что чуть не угробил меня, когда я напал на Вереса, аккуратно сжал его пальцами, тут же убрал и начал следить за моими действиями. К этому времени узор был уже закончен и я, поместив его в камень, начал напитывать силой.

Перед столом появился проход, в нём показался Магистр Хориал, в проходе за его спиной виднелась грубая каменная стена, вся в мелких трещинах.

— Сколько можно? Прекратите дёргать меня туда-сюда. — Только шагнув из портала, тут же принялся брюзжать этот индюк, сделал пару шагов по комнате и остановился.

— Заткнись. — Не прерывая процесс наполнения узора энергией, коротко бросил я, барон недовольно поджал губы, но послушно замолчал. Я напряжённо следил за уровнем концентрации силы в камне, оба моих зрителя видели лишь клубок магической энергии, общий фон, а вот детали были доступны только мне, очень льстит. Всё прошло как по маслу, спустя пару минут на столе лежал готовый магический накопитель неслабого такого объёма, а я почти полностью опустошил резерв, тут же потянулся к накопителям по углам комнаты, восполняя потерю.

— Что это такое? — Силясь понять, что только что увидел, подошёл ещё ближе барон, интерес исследователя в его душе на время переборол токсичный характер.

— Магический накопитель. — Наполнив резерв, кивнул на свою поделку я.

— Глупости, я отлично знаю что такое магический накопитель, и отлично осведомлён, что такой крупный экземпляр в одиночку создать невозможно. — Не отрывая любопытного взгляда от камня, воздух которого задрожал от поднявшейся температуры, фыркнул маг.

— Правда, Магистр? — С тщательно упрятанной издёвкой поинтересовался я.

— Именно, не знаю, где вы учились, юноша, но это что угодно, только не накопитель. С первых же лекций в академии, мастеров-артефакторов учат, что магию способны принимать только особо чистые драгоценные камни, а это что? П-ф-ф-ф... — С превосходством ткнул пальцем в булыжник он.

— Это морской камень из сада моей мамы. — Уже знающий, что я сделал, уязвлённо ответил Молай-Ха.

— Из моего сада, а в остальном всё верно, кусок скальника, обтёсанного водой до гладкого состояния. — Поправив его ошибку, пожал плечами я и поднял взгляд на Магистра Хориала.

— Я вам ещё раз объясняю... — С видом профессора забубнил толстяк, но, я жестом остановил его.

— Не важно, что ты думаешь по этому поводу, я позвал совершенно по иному вопросу. — Холодно произнёс я и толстяк осёкся.

— Что ты знаешь о графе Ролирском? — Не стал тянуть кота за копчик.

— О Магистре Майкепе? — Удивлённо переспросил барон, и по его гримасе стало понятно, что коллегу он не жалует.

— Да-да, о нём. — Я кивнул и оперся двумя руками о стол.

— Недалёкий солдафон. Ничего кроме своей боевой магии не знает и считает всех остальных идиотами, а Пиннерс всячески его поощряет, держит в Совете как пугало, этот придурок ему верен словно собака. — Сморщившись, почти что выплюнул барон, столько яда было в его и так неприятном голосе.

— Хм-м-м... Как боевой маг он сильный, это я уже знаю, а как у него обстоят дела с защитой?

— С защитой? Да этот параноик всюду с собой двух своих сучек таскает, наверное и срать с ними ходит. — Гадко хихикнул барон, в этот момент став похож на крысу.

— А вот это уже интересно. Что за сучки? Его ученицы? — Заинтересовался я, воображение мгновенно нарисовало образ двух симпатичных близняшек за спиной у абстрактного боевого мага.

— Да какое там, мужики это, два мастера первой категории, профи по защитной магии, круглосуточно держат вокруг обожаемого начальничка активные щиты. А к чему эти расспросы? — Хохотнув, насторожился Магистр Хориал.

— Да так... Организовать мне встречу с этим графом сможешь? — Тут же разочаровался я.

— Я... Но зачем? — Изменившимся голосом проблеял барон и даже побледнел, стало понятно, что графа он не только не любит, но и боится.

— Убить его хочу, да лень бегать и искать по Империи. — Небрежно пожал плечами я и поглядел на накопитель, почти остыл, очень хорошо, ещё чуть-чуть подождать и можно приступать к экспериментам. Магистр потерял дар речи, то и дело открывал рот, чтобы что-то сказать, стоял так пару мгновений и снова закрывал.

— Не тужься, барон, лучше просто ответь, сможешь встречу оформить? Я слышал, у вас завтра собрание будет, и что он тоже в Эль-Тен пожалует. — С усмешкой понаблюдав за выражением его лица, повторил свой вопрос я. Хориал окончательно закрыл рот и неуверенно кивнул.

— Вот и молодец. А пока сгинь с глаз моих, не могу смотреть на твою потную рожу. — Махнул на него рукой я и повернулся к Молу, ткнул пальцем на табурет в дальнем углу. Когда обернулся, барона в комнате не было, пространственный маг применил свои знания и торопливо ретировался не потрудившись попрощаться, да и хрен с ним. Неприятный человек, я бы даже сказал, противный, но никуда не денешься, его умения мне очень нужны, вон даже Верийру не пожалел, к ней, кстати, нужно будет зайти чуть позже, проверить, как развивается плод.

К столу вернулся Молай-Ха с табуретом в руках.

— Поставь пока туда. — Указал пальцем на пол у противоположной стены я, начал создавать своё новое изобретение. Когда из пальца вырос невидимый силовой щуп, без затруднений срезал им небольшой кусочек получившегося накопителя, начал обрабатывать, срезая лишние части и пытаясь сформировать шарик. Получилось кривовато, не шар а какой-то полиэдр с неравными плоскостями, да ладно, пусть будет так, прототип всё же. Силы поместилось в этом маленький, не больше фаланги мизинца накопитель сравнительно немного, но он всё же приобрёл угольно чёрный цвет. Дальше всё было более-менее просто, взять немного силы из миниатюрного накопителя и, не вынимая полностью, обернуть его этой магией словно плёнкой. Всё получилось, замкнувшись, слой силы стабилизировался и стал одной толщины во всех местах. Зато в магическом зрении эта игрушка фонила будь здоров, как маленькая звёздочка на ладони, преобразовал некромантическую силу в чистую энергию, ставшую уже привычной. Всё как отрезало, сияние пропало, даже сам накопитель перестал быть видимым, со всех сторон закрытый чистой энергией, я пару раз подбросил получившийся шарик на ладони, присмотрелся. Энергия не исчезает, приняла статичную форму, зафиксированная в центре накопителя, получился эдакий невидимый в магическом зрении артефакт.

— Молай-Ха, у тебя как в академии с защитной магией было? — Положив игрушку на стол, обратился я к наблюдающему за мной магу.

— На выпускных экзаменах сдал на отлично. — С гордостью признался он.

— Вот и молодец, садись на стул и создай самый сильный щит какой только сможешь. — Кивнул на табуретку я.

— Какой? — Послушно отправился к месту испытаний он.

— В смысле? — На этот раз не понял я.

— Ну... Полный, полусферический, зеркальный, стихиальный... Их много всяких. — Пожал плечами Молай-Ха.

— А какой самый сильный?

— Всё зависит от ситуации.

— Ладно, хрен с тобой, давай пока полный, или что ты там первое называл?

— Понял, подождите немного. — Уселся на табурет Молай-Ха и сосредоточенно забормотал какую-то белиберду.

Да уж, как хорошо, что я работаю с плетениями и мне не нужно делать ничего подобного. Одно дело красиво взмахнуть рукой или пафосно прищёлкнуть пальцами, а вот так бубнить собрав глазки в кучку, бр-р-р... Хотя, стоит признать, эффект есть, вижу магическим зрением, как вокруг Молай-Ха постепенно развёртывается защита, покрывающая его тело на расстоянии сантиметров в десять от кожи.

— Ну что там? Всё? Или ты и в бою так по часу сидишь? — Насмешливо поинтересовался я, подбрасывая на ладони камешек накопитель.

— Фу-у-ух... Всё. — Напряжённо выдохнул мол и защита стала видна невооружённым взглядом, эдакий скафандр из мутного стекла, забавно выглядит. Каких-то узоров в потоках силы этого творения я не разглядел, нет, кое какие намёки были, но, слишком расплывчато, дилетантство одним словом.

— Простите, милорд. Это самое сложное защитное заклинание из доступных мне, нужно очень много силы и времени на подготовку. — Повинился Мол.

— Ладно, не оправдывайся, просто сиди смирно и не дёргайся. — Усмехнулся я и тоже начал подготовку.

Для пробного выстрела выбрал самую простую конструкцию, создал из чистой энергии дуло под размер пули-накопителя, чтобы видеть прозрачное изделие, придал ему стальной цвет. Изобретать порох в этом мире чревато, может попасть не в те руки, потом меня же и подорвут не дай бог, поэтому пошёл по пути пневматики. Над столом появилась большая, почти в мой полный обхват сфера из той же чистой энергии, очень удобный материал. По моей команде сфера начала сжиматься, сильнее, ещё сильнее, до тех пор, пока не стала размером с кулак, ещё меньше, довёл до размера накопителя, взял её в руки спокойно, эта плёнка может выдержать любое давление, хоть ядерную бомбу в ней взрывай. Примостил к одному концу трубки, закрыл всё слоем энергии, забросил накопитель приделал ручку для удобства. Когда подходил к Молай-Ха, помахивая этой корявой воздушкой, маг посматривал на меня с опаской.

— Не волнуйся, всё нормально будет, главное не дёргайся. — Успокоил я его, направил дуло так, чтобы пуля прошла мимо головы, лишь задев его защиту. Нет, я и так знаю, что чистая энергия проходит через любую здешнюю магию даже не замечая её, хочу выяснить, сохранит ли она свои свойства, не будучи прикреплённой к моему телу питающей нитью.

Курка на корявой поделке не было, поэтому я просто убрал слой, сдерживающий воздух. Грохнуло, оружие дёрнуло так, что я выпустил его из рук и оно улетело назад, развоплотившись где-то за спиной, из окон брызнули стёкла. Держал крепко — отпустил не сразу, запястье болит безумно, упал на колено, прижимая руку к животу, от неожиданности из головы вылетела сама мысль о некромантских лечебных плетениях. В ушах звенит, такое чувство, что лопнули барабанные перепонки, по губам и подбородку струйкой бежит кровь из носа. Оглушённый, я бы даже сказал, контуженный, помотал головой и увидел Молай-Ха. Маг свалился с табурета, катается по полу и кричит, прижимая ладони к левому виску, из под пальцев брызжет кровь. Я не слышу его крика, лишь вижу слёзы, гримасу страдания и открывающийся рот, ещё раз мотнул головой и сел на задницу.

В дверь забежал Вениамин, почти одновременно с ним, через разбитое окно в комнату влетела Ева. Не отвлекаясь ни на что, стремительным движением девушка оказалась рядом и, упав на колени, принялась ощупывать меня на предмет повреждений. Моргая и пытаясь прийти в себя, отмахнулся от неё и ткнул пальцем в Молай-Ха, что продолжал стенать, под его головой уже натекла солидная лужица крови. Девушка без споров переключила внимание на пострадавшего, оторвала рукав у Вениамина и прижала к голове Мола, стремясь остановить кровь, Мол не понимал что происходит и усиленно вырывался. Я ещё раз мотнул головой, попытался подняться на ватные ноги, всё перед глазами поплыло и картинка погасла.

***

Проснулся, моргнул раз, второй, наконец дошло, что вижу потолок своей спальни, в памяти яркой вспышкой проявились образы произошедшего, резко сел. За правую руку меня кто-то держал, обернулся и увидел маму, задремавшую рядом, не смог сдержать улыбки.

— Я бы на твоём месте так не радовался. — Вежливо кашлянул слева знакомый голос, резко обернулся. Кса-Аран сидел в кресле, только что туда смотрел, никого не было, опять его штучки.

— Ты чего тут забыл? — Бросив быстрый взгляд на всё ещё дремлющую Свету, прошептал я.

— Проведать пациента пришёл. О ней не беспокойся, спит крепко твоя любимая, я позаботился. — Цинично усмехнулся демон.

— Пациента? — Не понял я, вытащил руку из маминой хватки, помассировал запястье.

— Ну да, а ты думаешь, кто тебя подлатал? — Жестом указал на себя Кса-Аран.

— Да? И что я тебе за это должен? — Тут же насторожился я.

— Какие долги, партнёр? — Изображая обиду, протянул он.

— Как-то не верится в твой альтруизм. — Прищурился я.

— И зря, как я уже говорил — одно дело делаем, окажу любую посильную помощь, как говорится, безвозмездно. — Подмигнул мне Кса-Аран и начал растворяться в воздухе.

— Погоди! А как там Мол? Его ты тоже вылечил? — Неожиданно вспомнив о своём подопытном, воскликнул я.

— С чего бы это? Твоя вина — ты и лечи, и ради дьявола, не делай больше таких глупостей. — Перестав исчезать, молитвенно сложил руки у груди демон, кривляется, весело ему.

— Он хоть живой? — Поджал губы я, признавая его правоту.

— Живой, твоя зверушка его перевязала, в соседней комнате положила, никого не пускает. — Почему-то хихикнул демон.

— Ева? Тогда ладно... — Немного успокоился я.

— Лучше проведай его, и это, запиши своего Служителя на курсы оказания первой помощи. — Опять хихикнуло исчадье ада и окончательно исчезло.

После его слов я подорвался с кровати как ужаленный, почти добежал до двери и понял, что абсолютно голый.

— Твою же мать. — Зло процедил сквозь зубы.

— А? Что? — Послышалось от кровати, Света приподняла голову и сонно моргала.

— Ничего, малыш, спи. — Прыгая на одной ноге, я наконец надел брюки и, завязывая на ходу пояс, подошёл и быстро поцеловал её в щеку, побежал к выходу.

— Миша... Ты куда? — Растерянно пробормотала мама, но, я её уже не слышал. У соседней двери действительно было какое-то шевеление. У запертых створок меня встретила Сорианна, посмотрела обеспокоенно, сама какая-то бледная, дёрганная.

— Что с моим сыном? — Только увидев, тут же бросилась ко мне Маркиза.

— Пока не знаю, сейчас посмотрим. — Как можно более оптимистично заявил я, сдержавшись и не став напоминать, что она от него отреклась.

Вениамин, сдерживающий беспокоящуюся мамашу, посторонился и впустил меня в комнату. Я зашёл и нос к носу встретился с Евой.

— Доброе утро, как ты себя чувствуешь? — Слегка наклонив голову на бок словно кошка, она преданно заглянула в глаза.

— Нормально всё, он как? — Кивнул на лежащего под одеялом Мола и обомлел. Голова его была обмотана бинтами так, что напоминала футбольный мяч. Бинтами служили полоски изорванной простыни, ими была закрыта вся голова, не считая полоски на носу, видимо, для дыхания.

— Он жив, в себя ещё не пришёл. Я сделала всё что могла. — Тоже посмотрев на творение рук своих, сообщила Ева.

— Твою же ма-а-а-ать... — Прикрыв лицо ладонью, протянул я и с трудом переборол желание заехать по её смазливой физиономии.

— Сгинь отсюда, чудо-медик недоделанный. Пойди маркизу успокой. — Махнул в сторону двери я и бросился к куче вещей, лежащих у кровати.

Ева удалилась, а я отыскал медальон вызова Хориала, сжал в пальцах, ничего не произошло, ещё раз сжал, опять та же картина. Чертыхнулся и, достав из-под одеяла безвольную руку покалеченного Мола, прижал к бронзовому кругляшку его пальцы. На этот раз сработало, появился магический всплеск, я стал ждать. Портал открылся быстро, Хориал вышел из него донельзя злой.

— Вы что творите?! У меня заседание совета через пятнадцать минут, а я дол... — Завопил было он, но, заметив перемотанного Мола, осёкся.

— Сейчас метнулся ёжиком к себе домой, взял лучшего целителя и сюда, на всё про всё даю минуту, не успеешь — кочергу в жопу вставлю. — Прорычал я, Магистр нервно сглотнул и провалился в распахнувшийся за спиной портал. Бережёт барон свой зад, ох как бережёт, не прошло и сорока секунд, как он уже выволакивал за шиворот ничего не понимающего мужика лет сорока на вид.

— Делай всё, что он скажет. — Брызгая слюной, прошипел Хориал и собрался было юркнуть обратно, но, я поймал его за шиворот богато изукрашенного камзола.

— Как будет готова встреча, сразу ко мне. — Напомнил я и уже сам вытолкнул его в захлопнувшийся портал.

— Целитель? — Обернулся к гостю я, тот, поражённый обращением с его высокопоставленным начальником, заторможено кивнул.

— Это хорошо, лечи. — Ткнул пальцем в Мола я и, дождавшись когда, если магическое зрение меня не обманывает, маг подошёл к пострадавшему и начал аккуратно разворачивать навороченное Евой нагромождение тряпок, вышел из комнаты.

— Где эта заполошная? — Обратился я к Вениамину, всё так же караулящему у дверей.

— Кого вы имеете в виду, милорд? — Без намёка на иронию, уточнил зомби.

— Маркиза.

— Леди Ева увела маркизу в гостиную. — Я зашагал туда, застал обеих за распитием спиртного, Ева что-то говорила Сорианне, а та смотрела в одну точку и держала бокал в подрагивающей руке. При звуке моих шагов обе повернули головы, Сорианна вскочила на ноги.

— Что с ним? Умер? — Как-то не так истолковав мою, смею полагать, успокаивающую полуулыбку, с ужасом спросила она.

— Всё с ним будет хорошо, не надо думать обо мне так плохо. Вызвал целителя, сейчас он подлатает твоего сыночка, будет как новенький. — Погладил женщину по плечу я и, забрав из её слабых пальцев бокал, осушил одним долгим глотком.

— Миша! Ты куда убежал? Тебе же нельзя вставать! — Послышался топот за спиной, только обернулся, мама влетела в мои объятья, посмотрела в лицо обеспокоено.

— Всё со мной хорошо, Кса-Аран ночью заскочил-подлатал, не волнуйся ты так. — Обнял и поцеловал её я, погладил по плечам.

— Да? Тогда хорошо... — Всё же косясь на мою руку, пробормотала она и устало села на диван.

— Что у вас там произошло? Я слышала ужасный грохот, а потом сверху посыпались стёкла. — Передёрнув плечами, спросила мама, вопросительно уставились все трое, вот же любопытные Варвары... Сорианна, кстати, тоже немного успокоилась.

— Накладка в лаборатории, в итоге — небольшая производственная травма. — Постарался не вдаваться в подробности я.

— Небольшая травма!? — Не выдержав, вскочила Сорианна и попыталась швырнуть в меня пустым бокалом, который я только что поставил на столик. Сделать этого ей не позволила Ева, Служитель среагировала мгновенно, закрыла меня любимого своим телом, перехватить посудину не успела и та разбилась о её бровь, рассадив до крови. Удар у моей девочки мощный, от полученной оплеухи Сорианну развернуло вокруг сове оси и она тут же потеряла сознание, мама взирала на всё происходящее широко распахнутыми глазами. Ева подняла руку к лицу, вынула крупный осколок, застрявший над бровью, кожа тут же сошлась, заращивая ранку а девушка уже шагнула к бесчувственной маркизе, в ладони её материализовался кинжал.

— Стоять. — Скомандовал я, она послушно остановилась и обернулась.

— Мы сейчас все на нервах, а у неё сын почти при смерти, оставь в покое. Хотя, лучше отнеси в её комнату и запри. — Недовольный тем, что эту безобразную сцену увидела мама, поморщился я, жестом показывая Еве поскорее убраться с глаз долой. Служитель послушно убрала нож, намотала шикарные волосы маркизы на кулак и собралась было тащить.

— Аккуратнее, подними и отнеси. — Почти прорычал я. Ева исправилась, взвалила сочное тело Сорианны на плечо и понесла, аккуратно придерживая голову, чтобы та не стучалась о все попадающиеся на пути предметы.

— Она хорошая, просто иногда тупит. — Как бы извиняясь, развёл руками я.

— Миша, что вообще происходит? Кто эта женщина? — Проводив удаляющуюся парочку взглядом, наконец нашла что сказать мама.

— Мамуль, не называй меня Мишей, я теперь Лукас. А что касается Сорианны, это бывшая хозяйка этого поместья. — Обвёл комнату рукой я, создал из правого колена несколько десятков щупов, которые оперативно собрали все осколки. Наполнил единственный оставшийся бокал вином, протянул маме, себе взял бутылку, хлебнул из горла.

— Бывшая хозяйка? — Машинально отпила Света.

— Ну да, ты же не думаешь, что я не сам отгрохал эти хоромы и разбил сад. — Пожал плечами я, стараясь показать, что забирать что-то чужое это нормально.

— Даже не буду спрашивать, что ты сделал, чтобы она всё отдала... Бедная женщина... — Покачала головой мама.

— Вот только не надо её жалеть, никакая она не бедная женщина а высокомерная заносчивая сука, если бы не нахамила мне при встрече, всё было бы совершенно иначе. — Сообщил я, уязвлённый тем, что мама приняла сторону Сорианны а не мою.

— Нет, сынок... Не таким я тебя воспитывала. — Вздохнув, качнула головой и допила бокал мама.

— Да, не таким, вот только, если бы ты воспитала меня таким каким пыталась, я бы уже давно гнил в листве в лесу, в котором оказался только попав в этот мир. — Чётко выговаривая каждое слово, заявил я и, не дожидаясь ответа, поднялся и вышел из комнаты.

Успокаиваясь, я гулял по саду и пытался сообразить что делать дальше, все планы сбились во времени. За спиной послышались шаги, кто-то шёл по засыпанной мелкими камешками дорожке, я остановился и из-за деревьев вышла Ева, протянула мне рубашку.

— Спасибо. — Буркнул я, набрасывая ткань на плечи.

— Я делаю что-то не так? — Шагая рядом, прямо спросила девушка.

— Да, иногда ты просто чудо, расцеловать готов, а иногда, вот как сегодня, просто неимоверно тупишь. — Не стал скрывать своих мыслей я.

— Прости пожалуйста, я во всём стараюсь соблюсти твои интересы. — Потупилась девушка.

— Да знаю я, поэтому и не злюсь. — Приобнял её за плечи я, Ева доверчиво прижалась и обняла меня за пояс.

— Спасибо, хозяин, я буду лучше стараться. — Потершись о плечо щекой, прошептала она.

— Даже не знаю, хорошо это или плохо. — Усмехнулся я и снова услышал торопливые шаги за спиной, да что же вам всем надо?

— Милорд, целитель сказал, что закончил. — Вбежав в поле зрения, сообщил Вениамин.

— Ясно, пошли. — Отпуская Еву из объятий, для скорости шлёпнул её по заднице и мы отправились обратно в дом.

— Как он? — Спросил я, вламываясь в комнату, Ева за моей спиной заглядывала через плечо.

— Тише, молодой человек, пациент спит. — Начал успокаивать меня целитель.

— Спит? Значит с ним всё хорошо? — Тут же понизил голос я.

— Да, ваша милость, опасность миновала. Мозг задет не был, а кость и ухо я восстановил, никаких перевязок больше не требуется. — Сообщил он и выразительно посмотрел мне в глаза.

— Это не я, это всё она. — Машинально ткнул в Еву пальцем, та в свою очередь пожала плечами.

— Если бы вы позвали целителя сразу как только всё произошло, обошлось бы и вовсе без последствий. — Посетовал целитель.

— А сейчас что? Серьёзные последствия? — Тут же напрягся я.

— Нет-нет, ничего особо страшного, просто может позвенеть в ухе пару дней. — Поспешил успокоить меня он.

— Тогда ладно, действительно ничего страшного. Простите, как вас зовут? — Устало выдохнул я, лишний камень с души скатился.

— Мастер первой ступени целительской магии Догпис Эр Уайтарсер к вашим услугам, милорд. — Почтительно поклонился он.

— Лукас Харпер первый, приятно познакомиться, уважаемый. — Кивнул я и жестом пригласил его следовать за собой. Пошёл впереди, маг-целитель за мной, Ева замыкала шествие, ненавязчиво приглядывая за гостем.

— Я благодарен вам за исцеление моего... Хм... Человека. — Замявшись, подобрал подходящее слово я, когда мы пришли в библиотеку и сели в кресла у небольшого столика.

— Могу ли я поинтересоваться, в следствии чего молодым человеком были получены столь нехарактерные для магов травмы? — Оглядевшись на многочисленные стеллажи, заполненные книгами, спросил Мастер Догпис.

— Он допустил небольшую оплошность при проведении магических опытов, задело осколком артефакта. Я сам вернулся только утром, как узнал о произошедшем, сразу же связался со своим старым другом. — Сокрушённо покачал головой я.

— Прискорбно, молодые маги так неосмотрительны, большинство и вправду гибнет по собственной глупости. Посоветуйте вашему другу быть более аккуратным в следующий раз. А вы давно знакомы с уважаемым Магистром Хориалом? — Сокрушенно покачал головой маг.

— Если честно, не очень, но, мы быстро нашли общий язык и уже успели сдружиться. И кстати, вы сами можете сказать Молу быть осторожным. — Улыбнулся я.

— Что вы имеете в виду? — Слегка насторожился он.

— Лишь то, что мне в штат нужен хороший целитель. — Кивнул я, снимая с шеи медальон Кса-Арана.

— Простите, милорд, но мои услуги стоят очень дорого. — Скрывая улыбку, как можно более смиренно ответил он.

— Я думаю, мы сможем договориться об оплате, я никогда не скупился на жалованье для людей, хорошо знающих своё дело. — Ещё шире улыбнулся я, Ева бесшумно подошла ближе к креслу целителя, замерла в шаге от спинки.

— Вы знаете, ваша милость, мне кажется, я уже видел вас в компании Магистра Хориала несколько дней назад, в тот раз он был в очень неприглядном состоянии. — Перестав улыбаться, пристально посмотрел мне в глаза маг. Вокруг него стремительно начала собираться энергия, в то же мгновение Ева шагнула вперёд и ударила его кинжалом в плечо, прижимая поплотнее к спинке кресла. Магия сразу исчезла, Мастер первой ступени незамедлительно превратился в обычного человека, раненного и испуганного за свою жизнь, не удержавшись, я ухмыльнулся и потёр ладони, поглядывая на медальон.

Из библиотеки вышел довольный, ну вот, теперь нет необходимости отправлять Еву на курсы, в нашем полном распоряжении есть высококлассный специалист, принесший мне клятву верности. Сидит сейчас, залечивает плечи, а был бы покладистее, отделался бы всего одной раной, ладно, проехали, чуть позже Вениамин выделит ему комнату на первом этаже, а мне на одну головную боль меньше. Следом вышла и моя девочка, огляделась по сторонам в поиске чем бы вытереть окровавленные руки, не успела. Портал открылся как всегда бесшумно, из него вышел бледный как полотно барон.

— Вы уверены, что сможете убить графа? — Дрожащими губами спросил он не здороваясь.

— Не задавай глупых вопросов, ты всё подготовил? — Холодно бросил я.

— Да, он готов встретиться, но, долго ждать не будет. — Совсем тихо прошептал тот, пот бежал с него градом, Хориал нервно промокнул лоб рукавом камзола.

Я начал молча создавать коротенькие мономолекуляры на кончиках пальцев правой руки, главное сделать начало, удлинить их можно за долю секунды, не проблема.

— Так, ты за спину, идёшь следом, вперёд не лезешь что бы ни произошло. — Собравшись, кивнул я Еве, та послушна зашла назад.

— Ты, открывай портал, не закрывай, я туда и обратно. Магистр Майкеп один? — Повернулся к барону.

— С щитоносцами. — Проблеял тот, весь его вид выражал неуверенность в затее.

— Не проблема, открывай. — Размял шею я и сосредоточился, возвёл перед собой стену из чистой энергии. Комната передо мной изменилась, теперь это была не гостиная особняка семейства Риатор а небольшое, очень богато отделанное узорчатым деревом, золотом и тёмно зелёным бархатом помещение. Окон нет, освещается яркими магическими светильниками, в их свете лицо стоящего там мужчины показалось излишне бледным.

Восьмой Магистр Совета Магов внешне оказался полной противоположностью восемнадцатого. Подтянутый, облачённый в строгий мундир, лицо слегка вытянутое, с выпирающими скулами, короткая причёска и ясный, пронзительный взгляд. Он сразу же увидел меня в открывшемся портале, Магистру хватило одного взгляда, чтобы понять, что я иду не беседовать. Двое мужчин в такой же форме как и свой предводитель, синхронно шагнули в стороны а боевой маг выбросил вперёд руку. Он был быстр, силён и уверен в своей победе, ровно до того мгновения, как нечто, вылетевшее из его ладони багровым пятном не расплескалось и не сползло на пол по моей защитной стене. Мгновения его замешательства мне хватило, чтобы сделать короткий шаг, зайти в портал и начать активно размахивать правой рукой на высоте груди. Я сделал три широких взмаха, они даже не поняли что происходит, а потом начали разваливаться на брызжущие кровью куски вместе с порубленной мебелью. Две секунды и с сильнейшим магом Империи было покончено. Хориал замер за в гостиной словно статуя, даже дышать перестал.

— Ева, забери их головы и возвращаемся. — Скомандовал я, убирая защиту. Служитель скользнула из-за плеча, не смущаясь прошлась по луже крови и экскрементов, вытащила из кучи мяса три головы, их я отсёк аккуратно, захватив шеи с запасом, пригодятся ещё.

— На, вытри обувь и пол за собой. — Брезгливо морщась, сдёрнул со столика скатерть я, как только портал закрылся. Ева начала послушно топтаться на тряпке, очищая подошвы туфель, головы старалась держать так, чтобы кровь капала на ту же скатерть. Головы двух подручных в одной руке за волосы, Магистра под мышкой из-за короткой стрижки, спокойная и невозмутимая, все бы так.

— Кто-нибудь знал о вашей встрече с графом? — Повернувшись, спросил у впавшего в ступор Хориала, ноль реакции. Размахнулся и ударил барона по морде, с отвращением вытер намокшую ладонь о его же камзол. Оплеуха живо привела борова в чувство, в глазках появился намёк на разум.

— Кто-то знает о вашей встрече? — Повторил свой вопрос я, он всё ещё немой помотал головой, на левой щеке алеет отпечаток моей руки.

— Тогда пошёл вон, как понадобишься — позову. — Отвернулся от него я и посмотрел на ожидающе глядящую на меня Еву.

— Неси эти обрубки в лабораторию, положи на стол. — Скомандовал я и, устало размяв лицо ладонями, поспешил наверх переодеться.

Мама со мной говорить не захотела, молча поглядела, как я торопливо скидываю заляпанную кровью одежду, а я не настаивал на немедленном разговоре, и так дел по горло. Ева уже ждала на чердаке, здесь вовсю гулял лёгкий ветерок, стёкла ещё не вставили.

— Пойди приведи себя в порядок, через полчаса выходим в город. — Она ушла мыться, а я принялся колдовать над своими трофеями. Подвесив их на энергетических подставках, дождался когда стечёт вся кровь, без промедления наложил плетение нетления, теперь и в тепле не протухнут. Пошёл вниз, нашёл Вениамина, он дал мне аккуратный заплечный мешок, сложил в него голову графа и, закинув на плечо, пошёл искать Еву. Она уже успела навести красоту, ждала внизу, промакивая влажные волосы полотенцем. До трактира добрались быстро, благо почти сразу же попалась свободная карета, зашли и я, голодный как собака, сразу же сел жрать. Да, именно жрать, трапезой эту обеденную вакханалию было назвать невозможно при всём желании. Посетителей было немного, Нейтрот присел рядом и терпеливо ждал, пока я набью брюхо.

Злой и встревоженный, я понемногу становился более благодушным, а когда допил свой бокал лёгкого вина, совсем угомонился и посмотрел на зомби совсем спокойно.

— Ребята вчера приходили, я не смог их встретить, они здесь?

— Да, снимают комнаты наверху. — Кивнул Нейтрот.

— Вот и хорошо, зови во двор, с вещами. — Скомандовал я и мы с Евой пошли туда же, я чуть было не забыл свой мешок, хорошо что вспомнил. Ждать пришлось недолго, все пятеро вышли спустя минут пятнадцать, их было почти не узнать. Все кроме Эрлы в поблескивающей стальной броне, с оружием и вещевыми мешками, у Бормса из-за плеча торчит рукоять длинного меча, на поясе два кинжала, шлем держит в руках. Акрис несёт секиру, здоровенная, на длинной ручке, с двумя лезвиями, блестит так, что складывается впечатление, будто он её полировал с момента нашей последней встречи. У двух мужиков, имена которых ещё не знаю, по мечу у пояса, доспехи более подвижные, больше виднеется не панцирная сталь а кольчуги, за спинами арбалеты, это мне очень понравилось. Эрла единственная из компании в кожаных доспехах, скромненьких таких и куда более лёгких, тот же меч на поясе и сумка за плечом.

— День добрый, заказчик ты наш. — С лёгкой усмешкой поздоровался Бормс, когда они подошли громыхая железом.

— Здравствуй, Бормс. Извиняюсь за вчерашнее. — Кивнул я.

— Да, несерьёзно как-то получилось, мы пришли, а леди заявляет, дескать, недосуг вашей милости, потом приходите. — Кивнув на Еву, посетовал он.

— Так сложились обстоятельства, был занят.

— Обстоятельства вещь такая, то так лягут, то эдак, вот только слово своё держать нужно. — Уже не улыбаясь, серьёзно сказал воин и посмотрел мне прямо в глаза.

— Не думаю, что извинюсь ещё раз, поэтому не нужно громких слов. — Не повышая голоса, произнёс я и тоже убрал добродушную лень из взгляда.

— Деньги это одно, мальчик, а вести своих в бой с таким командиром, Совет оплошностей не простит, а это означает смерть. — Не отступил от своего лидер отряда, я втянул ноздрями воздух и на секунду прикрыл глаза.

— Вы так боитесь магов? А хоть кто-то из вас членов совета хоть раз видел? — Обратившись сразу ко всем, спросил я, они дружно мотнули головами.

— Ну хоть в лицо знаете? Мне тут говорили, что Майкеп знаменитость. — Добавив насмешки, продолжил я.

— Знаем его, чай не деревенщины, газеты читали. — Не поддался на провокацию Бормс, Эрла неуверенно посмотрела на меня, потом на командира.

— Значит и в лицо знаете? — Всё же решил уточнить.

— Знаем мы, знаем, его портрет чуть ли не в каждой казарме висит, вот только к чему расспросы, уж не на члена ли Совета решил пойти? — Спросил один из незнакомых мне мужиков, все хохотнули, оценив шутку, даже Эрла улыбнулась, ехидно так.

— На него, что ли? — Скинув с плеча сумку, я достал из неё голову поверженного мага и показал лицо воинам, повисла полная тишина.

— Вот этим я был занят, если не хотите идти за мной — ваше дело, воинов я найду. — Не допустив в голос триумфа, холодно закончил я, убрал голову обратно в мешок и мы с Евой неторопливо пошли на выход.

— Подожди. — Сдавленным голосом окликнул меня Бормс, закашлялся.

— Что такое? — Медленно обернулся я.

— Простите, милорд. — Судорожно сглотнув, совсем другим тоном заявил их командир и все пятеро опустились на колено, склоняя головы, лишь Эрла слегка запоздала, как бы раздумывая.

В поместье мы вернулись целым караваном, карета со мной и Евой, за ней телега с наёмниками и их поклажей, а замыкающими ехала телега в которой сидели Нейтрот, главная повариха с его кухни и двое молодых парней слуг. Воинам сказал пока располагаться в крыле для слуг, людей Нейтрота без замедления завёл в гостиную и выдал парням по золотому, поварихе два, плату за этот месяц. После этого они с радостью поклялись мне во всём что только можно с амулетом на шее и ушли располагаться и поскорее приступать к работе. Вот, ещё одна проблема решена, в доме будет вкусная еда, никто в еду мышьяка не кинет, на улице о чём не надо не растреплет, и будет прибрано, слугами специально парней взял, чтобы не отвлекали зазря, а повариха не в моём вкусе, чрезмерно уж дородная, хоть и не уродина как та, что кашеварила здесь при власти маркизы. Когда с первостепенными делами было покончено, позвал своих домочадцев обедать, кухарка спешно сервировала стол привезённой снедью, ужин будет уже приготовленный на этой кухне, дела налаживаются. Трапеза прошла в молчании, все ели без аппетита. Ева налопалась в трактире, я тоже лишь поклевал, Сорианне кусок в горло не лез, на левой щеке расплылся огромный синяк, Ева хорошо её приложила. Мама поела и поспешила уйти наверх, я подозвал Вениамина и приказал очень ненавязчиво за ней приглядывать на всякий случай.

— Маркиза, хватит светить бланшем, и не смотри на меня так, всё с твоим сыночком будет хорошо, поспит до завтрашнего утра и оклемается. Ты ещё хорошо отделалась, учитывая наш договор, я вполне могу отправиться за милой Лиарой. — Напомнив ей о своей доброте, я указал пальцем на сидящего здесь же Мастера Догписа.

— Вот этот человек, познакомься с ним, чувствую, его услуги тебе ещё понадобятся. — Гаденько так ухмыльнулся, чтобы её пробрало, а то думает, если ноги пару раз раздвинула, что-то изменится.

— А вы, Мастер, потрудитесь исправить личико благородной маркизы, и вообще, следите за её самочувствием, она нужна мне здоровая. — Кивнул я целителю и встал из-за стола.

— Пойду отдохну немного, разбуди к ужину. — Подмигнул Еве и убрался из трапезной. К маме не пошёл, она почему-то на меня дуется, ладно, пусть пока обижается, поговорю с ней как решу проблемы и полностью успокоюсь, а то какой-то дёрганный становлюсь. Завалился в спальню Сорианны, она как раз у целителя, залез под одеяло и почти сразу уснул.

Дневной сон пошёл мне на пользу, когда Ева разбудила, очень хорошо отдохнул и к ужину спустился в очень спокойном настроении. Сорианна тоже немного повеселела, как я узнал, Молай-Ха просыпался ненадолго, покушал и снова уснул, чем немало обрадовал свою мамулю. Моя мама тоже уже не бросала на меня долгие непонятные взгляды, поела с аппетитом, даже посидела немного, попила вина, разговорившись с Мастером Майкепом, он рассказал ей что-то о коже рук, я толком не понял, о чём они там толковали. Хорошо так сидеть, когда над столом не висит гнетущая тишина, но, нужно заняться делами. Заметил в последнее время, чем сильнее становлюсь, тем больше у меня дел, как-то это неправильно что ли...

— Зови бойцов в гостиную, только скажи, чтобы наковальни свои сняли, не на параде. — Скомандовал я Еве, когда за окном заалел закат и все разбрелись по своим углам.

Наёмники пришли быстро, в почтительном молчании замерли у стены, они вообще сильно изменили своё отношение ко мне, снисходительность улетучилась словно и не бывало, как же благоприятно иногда действует на людей одна отрезанная голова. Присягу принесли без лишних вопросов, слово в слово произнесли текст, который я затребовал и тем самым лишили меня опасений относительно их преданности и лояльности, в довесок дали возможность не платить за службу, какие умницы. Нет, наглеть я не стал, выдал главарю две сотни золотых монет, приказав завтра утром отправиться по оружейным лавкам и купить самое лучшее оружие которое придётся им по душе, только оружие, никаких кольчуг и лат, а то они уже собрались затанковаться по полной. Присягу принесли все кроме Эрлы, девица занервничала, когда её соратники удалились, оставив нас наедине.

— Ну что, ты готова извиниться за своё недостойное поведение? — Скрестив руки на груди, с насмешливой улыбкой спросил я. Она посмотрела на меня, бросила короткий взгляд на замершую в дверях Еву, кивнула.

— Это хорошо, значит в твоей голове кроме поганого характера есть и толика мозгов. — Усмехнулся я и улыбнулся шире, когда она вскинула на меня полыхнувший гневом взгляд.

— Я осознала свою ошибку и приношу свои извинения. — Не разжимая зубов, процедила она.

— Не осознала, по глазкам твоим злым вижу. — Опечаленно вздохнул я и кивнул Еве. Служитель тут же оказалась за спиной девушки, вывернула одну руку и зажала горло, чтобы та не орала.

— Ну что же, пошли, будем к осознанию приходить. — Улыбнулся я, глядя на то, как исказилось от боли её симпатичное личико, сил у Евы не занимать, может и руку сломать. А хотя, даже если и сломает, у меня теперь есть умелец, который кости без подручных средств наращивает, уж перелом срастит точно, остальное не так уж важно.

В моей спальне отдыхала мама, в гостевой расположилась Сорианна, поэтому провинившуюся воительницу я привёл в одну из комнат на втором этаже. Очень просторная, с двумя широкими окнами, судя по письменному столу, небольшому диванчику и многочисленным полкам для книг, когда-то это был рабочий кабинет маркиза Риатор, покойного отца Молай-Ха. Ева затащила свою добычу вслед за мной и, пока я оглядывался по сторонам, вывела её на середину комнаты.

— Полегче, а то задохнётся. — Мимоходом отметил я, поглядев на начинающие синеть губы Эрлы. Ева послушно ослабила хватку, девушка в её руках жадно вдохнула, выдохнула с хрипом и кашлем, просто музыка для ушей. Раньше я в эту комнату лишь заглядывал с порога, теперь увидел, что очень даже неплохое помещение, только вот слой пыли на столе неприглядный, нужно будет приказать слугам прибраться здесь после того как закончу.

— Ну что же, давай приступим к воспитательному процессу. — Наконец перестал рассматривать обстановку я и на пятках повернулся к Эрле. Лицо девушки покраснело, она уже бросила тщетные попытки вырваться из стальной хватки Евы и теперь не дёргалась, опасаясь, что Служитель вновь придушит её.

— Что скажешь в своё оправдание? — Выбросив из головы все лишние мысли, настроился на задорный лад я и сделал короткий жест Еве, та послушно отпустила горло пленницы.

— Бормс, когда узнает, в фарш тебя превратит. — Со злобной уверенностью прорычала Эрла, вновь обретя способность говорить, взгляд её не сулил мне простую и лёгкую смерть.

— Правда? А вот я так не считаю. — Картинно прижав палец к подбородку, задумчив посмотрел в сторону я.

— Ты не знаешь командира, дебил! Он за меня твою шкуру на ленты для шнурков пустит! — Выкрикнула Эрла и дёрнулась, тут же лицо её исказилось от боли в суставах, Ева хоть и не шевелилась, держать продолжала надёжно.

— А мне и знать его не надо, девочка. Даже будь ты его дочкой, единственной и любимой, клятву он не нарушит, магия подчинения это вещь надёжная. — Я ухмыльнулся уверенно, посмотрел на пленённую, но несломленную воительницу с превосходством.

Она хотела сказать что я вру, желала этого всей душой, но, в глазах моих прочла иное. Кровь от лица отхлынула, взгляд неверящий, пытается отрицать уже ясный факт, из последних сил старается и не может, до последнего надеялась на заступничество командира, мне очень понравилась такая реакция.

— Как погляжу, родители не научили тебя, что добропорядочные девушки должны быть тихими, ласковыми и смиренными, нужно восполнить этот пробел в твоём воспитании. — Удовлетворённо протянул я и наконец увидел долгожданный страх, впрочем, быстро сменившийся гневом. Слишком мало, хочу получить от неё больше этого чувства, такая приятная и вкусная эмоция, от неё что-то внутри меня довольно мурлычет, а эта её злость лишь приправа, острый соус к главному блюду. Сделав вид, что не обращаю на неё никакого внимания, я красивым жестом сбросил с плеч рубашку, широким движением смахнул ею со стола пыль, небрежно отбросил испачканную вещь на пол к окну.

— Лучший способ воспитания кого бы то ни было, это метод «Кнута и пряника». — Поучительно заговорил я, с треском разминая пальцы, посмотрел на великолепное, завораживающее в своей красоте, пылающее в закатных лучах солнце и щелчком пальцев задёрнул тяжёлые шторы из плотной ткани, в комнате сразу же стало темно, мгновение спустя зажглись многочисленные светильники на стенах и под потолком.

— Ты, девочка, слишком гордая и от пряников свой симпатичный носик воротишь, поэтому в нашем распоряжении остаётся только кнут, не обессудь. — Снисходительно улыбнулся я и подошёл, замер в шаге, разглядывая её действительно довольно симпатичное личико. Реакция последовала незамедлительно, Эрла попыталась пнуть меня ногой в пах, а на сапожках у дамочки стальные пластины, и тут не послушалась, какая своевольная однако. Я ждал чего-то подобного и был готов, увернулся без применения магии, бросил быстрый взгляд на Еву, призывая к бездействию и она не стала отрывать злящейся девчонке руку.

— Придержи свои ножки, малышка, скоро я займусь ими вплотную — Подмигнул я Эрле, в ярости раздувающей ноздри. Гнать Еву за накопителем не хочется, да и Веню звать тоже не с руки, придётся потратить часть резерва, ничего, в случае экстренной необходимости всегда могу быстро восполнить недостаток из сети, поддерживающей основной купол над территорией поместья.

Сила побежала по миллиардам каналов, пронизывающих каждую клетку моего тела и начала изливаться из ладоней. Чистая незамутнённая энергия — первоисточник всего сущего, отправная точка материи, как же чудесно иметь возможность управлять ею. За несколько секунд комната покрылась изнутри тончайшей плёнкой, питающейся из моего личного резерва. Я придал получившейся защите звукоизолирующие свойства, теперь ни одна звуковая волна не покинет помещения и никто не узнает, чем я тут занимаюсь. Нет, мне скрывать нечего, просто не хотелось бы так наглядно демонстрировать маме столь неприглядные по её мнению нюансы. Когда с мерами предосторожности было покончено, обошёл стол и, сдвинув ногой массивное кресло, встал и выбил на столешнице короткую дробь, задумался на секунду. В моём мире много интересного, нет смысла придумывать велосипед, и память у меня теперь великолепная, могу достать из её закоулков почти всё что угодно. Резерв вновь начал понемногу опустошаться, работа с чистой энергией забирает почти в три раза больше силы чем простая магия, но, оно того стоит.

На столе начала появляться тонкая верёвка из манильской пеньки, она выходила из моей ладони и складывалась аккуратным кольцом, одна, вторая, в итоге всего четыре. На этом я не остановился, не жалея силы, создал широкие кожаные браслеты с застёжками как у поясного ремня, тоже четыре. Поднял голову и многозначительно посмотрел на неотрывно наблюдающую за моей волшбой Эрлу, улыбнулся ей и создал длинный кнут с рукоятью из красного дерева, девушка нервно сглотнула. Каждый созданный предмет соединялся с моим телом тонкой нитью силового канала, через который происходила подпитка, сохранение внешнего вида и формы требовало энергии.

— Ева, лапочка, надень на нашу подругу вот эти украшения. — Постучав пальцем по столу рядом с браслетами я и посмотрел на потолок, отмечая места для будущих креплений. Служитель отпустила руку Эрлы, та не растерялась и бросилась к двери. Ева не позволила ей сделать и двух шагов, молниеносным движением схватила беглянку за длинные волосы, собранные в хвост за спиной, и безжалостно рванула назад. Эрла не выдержала такого обращения, отлетела обратно и, развернувшись, со всего маху напоролась животом на умело выставленный кулак Евы. Я посмотрел на то, как Эрла согнулась и осела на пол, а Служитель с невозмутимым лицом подошла к столу, неторопливо взяла с него браслеты и вернулась к своей жертве.

Пока моя Служитель занималась своей работой, я прицепил к основному энергетическому полю два широких уха, сделал видимыми и придал стальной блеск, два точно таких же на полу, а когда закончил, Ева тоже уже справилась с задачей и теперь придерживала слабо постанывающую Эрлу за волосы, не позволяя подняться с пола. Верёвки сами по себе скользнули вверх, поддавшись желанию покрасоваться, я заставил их разматываться из колец красиво и изящно, концы проделись через петли и две верёвки теперь свисали вниз почти до пола.

— Руки. — Похлопав себя по запястьям, кивнул на них я и Ева быстро и сноровисто закрепила концы верёвок на браслетах девушки, я прищёлкнул пальцами и верёвки стремительно укоротились, заставляя пленницу подняться. Нет, так она просто подняла руки чуть выше плеч, передвинул верхние петли ближе друг к другу, ещё укоротил путы, да, теперь хорошо. О ногах говорить не пришлось, Ева сама догадалась что следует делать и споро закрепила оставшиеся верёвки, их я пока трогать не стал.

Эрла крепко стиснула зубы и затравленно смотрела на меня, приближающегося к ней лёгкой неспешной походкой. Я остановился в двух шагах, демонстративно оглядел её, поднявшую руки высоко над головой и жестом подозвал к себе Еву.

— Как думаешь, через сколько ударов она отключится? — Поинтересовался я у помощницы и кивнул на кнут, всё ещё лежащий на столе.

— Если стегну я, после первого. — Улыбка Евы стала похожа на оскал безумного зверя.

— Нет, так не пойдёт, лучше я сам. — С притворной печалью вздохнул я и взял в руки кнут, взмахнул им несильно, только рукой, без использования магии. Хлестнул несильно и как-то неуклюже, попал по бедру, Эрла вздрогнула, но не издала ни звука, лишь крепче стиснув зубы, глаза горели лютой злобой.

— Что-то не то, избавься-ка от всего лишнего. — Попросил я Еву и Служитель шагнула вперёд.

Ткань в её нечеловечески сильных руках рвалась как бумага, не прошло и минуты, как Эрла стояла передо мной полностью обнажённая, даже сапоги Ева содрала без затруднений, складывая остатки изорванных вещей на пол в кучку. Я с интересом рассматривал Эрлу, у которой тут же поубавилось пылу, конечно, не трудно высокомерно смотреть на своего мучителя будучи полностью одетой, обнажённой это делать куда как сложнее.

— Чего это ты скрываешь? — Я прищёлкнул пальцами и верёвки на полу тут же сократились в длине, рывком раздвигая ноги вскрикнувшей от неожиданности Эрлы, та долгую секунду смотрела мне в глаза и, не справившись, отвела взгляд в сторону, мучительно покраснела.

— Ну что же ты стесняешься? Очень симпатичная шёрстка. — Довольно промурлыкал я и, подойдя вплотную, опустил ладонь. Густая и жёсткая растительность такого же как и на голове пепельного цвета покрывала весть лобок и скрывала половые губы. Я погладил её как какого-то котёнка, ухмыльнулся и почесал, но мурлыканья не дождался. Подмышками та же картина, о существовании в её мире бритвы, девица, судя по всему, не догадывалась, ладно, есть в этом какая-то изюминка, довольно редкий цвет её волос мне импонировал.

— Опять развлекаешься? — Раздался за спиной насмешливый голос.

— Ты не вовремя. — Развернулся я к Кса-Арану и вопросительно взглянул в глаза.

— Да ладно тебе, все свои. — Присел он на стол.

— Собрался наблюдать? — На миг опешил я.

— Расслабься, просто заскочил поблагодарить за Майкепа, ещё и суток не прошло, а его подопечные уже начали грызню, мои вздохнули спокойнее. — Признался демон и слегка наклонил голову, заглядывая за мою спину.

— Мог бы и попозже зайти, я сейчас немного занят. — Довольно сухо заметил я.

— Хорошо, уже ухожу, можешь дальше заниматься «делами», только не увлекайся особо, а то знаю я тебя. — Усмехнулся он, подмигнул Эрле и исчез.

— На чём мы становились? — Обернулся я занося кнут для нового удара.

На этот раз хлыст подчинялся моей воле, рукой я лишь задавал направление. Красиво изогнувшись под неестественным углом, он опустился на внутреннюю часть бедра девушки, заставляя её болезненно вскрикнуть. Вот, теперь лучше, не молчи моя хороша, кричи, мне нравится слышать твой пронзительный голосок. На нежной коже быстро наливалась краснотой полоса от удара, Эрла уже замолчала, но теперь её колотила лёгкая дрожь, как ни старалась она сохранить достоинство.

— Один. — Встав справа от меня, довольно произнесла Ева.

— А вот и два. — В тон ей ответил я, вновь взмахивая своим орудием и на другом бедре заалела такая же отметина, Эрла дёрнулась всем телом, пальцы её сжались в кулаки а крик вырвался из горла сквозь яростно стиснутые зубы. Я поправил в штанах напрягшийся член и опустил руку с хлыстом. Три последующих удара обрушились на беззащитное тело Эрлы с пулемётной скоростью, два по животу и один по груди, хлыст ожил, я лишь слегка двигал запястьем, и то для проформы.

Я её не щадил, бил сильно и хлёстко, без разогревающих пошлёпываний. Эрла не выдержала, закричала громко и болезненно, в крике её послышались рыдания, по щекам заструились слёзы.

— Четыре, она ещё дышит. — С азартом заметила Ева.

— Я же не убить её хочу. — Укоризненно посмотрел на неё я и хлыст вновь стегнул распятую девушку, добавляя на небольшую, но аккуратную грудь ещё один такой же аккуратный росчерк.

— А я бы убила. — Пожала плечами Служитель.

— Ни секунды не сомневаюсь. — Усмехнулся я и подошёл к всхлипывающей Эрле. Пальцы мои жёстко ухватили девушку за подбородок, заставили посмотреть мне в лицо.

— Ну как? Появились нужные мысли? — Поинтересовался я, поигрывая хлыстом. Она не ответила, лишь плакала и пыталась отвернуться, но, я не позволял этого сделать.

— Не осознала, значит продолжаем. — Поджал губы я и, отпустив, быстро зашёл назад.

Спина у Эрлы изящная, и фигура хорошая, попка красивая, очень подтянутая, не то что у Сорианны, погонять её что ли на досуге? Удар за ударом я расчерчивал кожу алыми полосами, творя прекрасную картину в духе безумного авангардизма. Крики, перешедшие в истошный визг били по ушам, заполняли душу мою радостью и упоением, заставляющим делать каждый удар сильнее предыдущего, кожа под хлыстом не просто краснела, теперь на ней выступала кровь, но мне и этого было мало.

— Двенадцать. Готово! — Выкрикнула Ева, заставляя меня замереть в замахе. И вправду, Эрла перестала вопить и обмякла, повиснув на руках.

— Зови Догписа. — Кивнул я Еве и та стремительно удалилась. Двенадцать, очень даже неплохо, и пол сухой, молодец девочка, из неё выйдет толк. Пока Ева бегала за Мастером-целителем, я зашёл за штору, открыл окно и закурил. Из этого окна было рукой подать до одной из толстых веток, я переборол мальчишеское желание перебраться на дерево и, швырнув окурок в листву, обернулся на поспешные шаги за спиной, вышел из-за шторы.

— Звали, ваша милость? — Вбежав в кабинет, поклонился Мастер Догпис.

— Не могли бы вы привести эту милую даму в порядок? — Я жестом указал на висящую на верёвках Эрлу. Целитель посмотрел на покрывающие её тело полосы, кровь из некоторых уже не просто сочилась а стекала тоненькими струйками и капала на пол, бросил короткий взгляд на хлыст в моих руках.

— Конечно, милорд, это не составит труда. — Кивнул он.

— Тогда приступай, и не тяни особо. — Приказал я и стал наблюдать за работой Мастера. Ничего особо интересного, он колдовал, но плетений я не увидел, снова неразборчивая каша без единого чёткого силового потока, зато эффект был. Сначала исчезли последствия первых моих ударов, кожа постепенно приобрела естественный оттенок, вслед за ними исчезли и более серьёзные последствия.

— Далеко не уходи, подожди за дверью. — Хмыкнул я и, как только он вышел.

— Очнись и пой, милая! — Радостно крикнул я, одной рукой поднимая голову девушки за волосы а другой хлеща по щекам, хлыст в это время послушно висел в воздухе за ненадобностью. Эрла пришла в себя быстро, словно из-под воды вынырнула, посмотрела на меня испуганными глазами и попыталась отбежать, босые пятки заскользили по её же крови, верёвки держали крепко. Испуг в глазах, такой приятный, а как губки дрожат, загляденье. Не удержавшись, я приблизился и поцеловал девушку, пытаясь запустить язык в рот, ничего не получилось. Эрла крепко сжала губы, когда я разочарованно отстранился выражение лица её было донельзя брезгливым и презрительным, страх вновь спрятался в дальний угол.

— Какая непослушная, ты мне нравишься. — Задорно улыбнулся я и шагнул назад, подбирая хлыст. В новом развлечении я бил её медленнее, с оттягом, смакуя каждый удар и каждый её вопль. Она сильная, ни капли жира на подтянутом животике, сейчас, когда она напрягается всем телом от боли, рельефный пресс прорисовывается как никогда, а эти капельки крови из разбитого хлыстом соска его только украшают.

Эрле очень больно, она страдает и скулит, но, упорно цепляется за реальность, с каждым ударом вскрикивая и хрипя. Ева наблюдает увлечённо, её глаза горят азартом, губы беззвучно считают удары.

— Десять! — Довольно воскликнула она, когда Эрла снова потеряла сознание.

— Зови Догписа. — Удовлетворённый новым результатом, кивнул я. Целитель сделал своё дело и удалился за дверь, а Эрла пришла в себя от нового удара, обрушившегося на её попку. Теперь она не видела меня, лишь слышала свист хлыста и чувствовала ужасную боль ударов, от которых кожа на её спине лопалась и брызгала кровью. Я хлестал её уже с остервенением, Ева больше не стояла в стороне и, подойдя, жестоко выкрутила Эрле соски, добавив новых ощущений. В этот заход я добился желаемого результата, после шестого удара сознание покинуло пленницу а по ногам её заструилась влага.

— Она обоссалась! — Отпрыгнув в сторону, возмущённо воскликнула Ева, пальцы её были в крови.

— Очень хорошо, значит есть прогресс. — Кивнул я и взглядом указал на дверь.

— Ваша милость, мои возможности не безграничны. Если вы продолжите в том же духе, ваша гостья может умереть. — Провозившись намного дольше чем в первые разы, обеспокоенно сообщил целитель.

— Это не твоё дело. — Ухмыльнулся я и указал ему взглядом на дверь, посмотрел магическим зрением на покрытую засыхающей кровью спину девушки. Ничего страшного, раны он залечил, а дальше всё зависит только от неё.

— Приведи сучку в чувство, хватит отсиживаться в забытье. — Скомандовал я Еве, она послушно отхлестала Эрлу по щекам и отошла.

— Ну, как ощущения? — Жёстко спросил я, девушка открыла глаза и посмотрела на меня с ужасом, губы её дрожали, не смогла произнести ни слова. Я взмахнул хлыстом, заставляя его щёлкнуть перед лицом Эрлы и та тут же сжалась, задёргалась, завизжала, безумно мотая головой из стороны в сторону. Вот он, настоящий животный ужас, орёт даже не почувствовав боли, первый шаг к исправлению сделан.

— Вытри пол и приведи её в порядок, у вас полчаса. — Удовлетворённый полученным результатом, кивнул я Еве.

Служитель уволокла даже не помышляющую о сопротивлении Эрлу смыть кровь. Я довольно выхаживал по комнате, измеряя её шагами и потирая ладони. Не могу объяснить, почему страдания Эрлы доставили мне столько удовольствия, но это факт и отрицать его глупо. Я был возбуждён и взвинчен до предела, поэтому, когда Ева втолкнула в комнату влажную, не успевшую толком вытереться Эрлу, бросился им навстречу и, схватив девушку за мокрые после мытья волосы, с рычанием поволок к столу. Толкнул с силой, и так слабо переставлявшая ноги пленница не удержала равновесия и упала, дрожа всем телом, не смея поднять на меня глаза. Сбросил штаны, погладил напряжённый член и, вновь запустив пальцы в густые волосы, ткнул головкой девушке в губы. Она боялась снова оказаться распятой под безжалостным хлыстом, поэтому послушно открыла рот и взяла мой член как можно глубже. Я начал толкать его дальше, резко, без жалости и церемоний, а Эрла не могла справится с дыханием, закашлялась, уперлась руками мне в колени, пытаясь оттолкнуть.

Ева снова была тут как тут, зашла за спину и, присев на колени, завела её руки за спину, лишая возможности сопротивляться. Я ради полного спокойствия создал небольшой ограничитель из чистой энергии на тот случай, если строптивая девочка вдруг решит сжать зубы. У меня получилось, пусть не с первой попытки, но головка пробила себе путь в горло и ворвалась туда по праву сильного. Эрла захрипела, лицо её снова покраснело а из глаз брызнули слёзы. Она задёргалась всем телом, попыталась вскочить, хоть как-то освободиться и получить глоток воздуха. Легко удерживая её запястья одной рукой, вторую Ева сжала в кулак и ощутимо ударила дёргающуюся Эрлу по печени. Ох, вот это ощущения, узкое, впервые принявшее в себя мужской член горло заходило ходуном, сжалось, массируя член и даря блаженство. Я двигался нарочито медленно, не вынимая орудие пытки ни на секунду, а кислород у Эрлы заканчивался катастрофически быстро, слишком велика была накрывшая её паника. Когда Эрла начала понемногу закатывать глаза, я рывком вышел из её прелестного ротика, вслед за головкой потянулась нить густой тягучей слюны. Ева немного сдвинула Эрлу в сторону, подалась вперёд и обхватила освободившийся член губами. Новая волна удовольствия, совсем другая, ласковая и страстная. Ева сосала упоённо, лаская головку языком, щекоча уздечку и преданно глядя в глаза снизу-вверх, под аккомпанемент натужного кашля и хрипа пытающейся отдышаться Эрлы это было просто божественно. Я выпустил пепельные волосы пленницы из рук, ладони мои легли на блондинистую макушку Евы, ласково погладили. Это было великолепно, но, я отобрал у блондинки игрушку и взглядом указал на всё ещё не отошедшую после первого опыта глубокого минета Эрлу.

Нехотя, с ясной досадой, Ева схватила свободной рукой девку за волосы, запрокинула её голову и насадила на мой член, рот та так и не закрыла из-за ограничителя, очень хорошо. Ева была ещё жёстче меня, она не пыталась попасть моим членом в горло воительницы, нет, она просто давила на её затылок, запихивая его нахрапом. Мне это очень понравилось, а у Эрлы снова начался заход мучений, к которым прибавилась усилившаяся боль в горле, которое было категорически против такого обращения с ним. Я больше не двигался, Ева всё делала на меня, сильными и уверенными движениями насаживая рот задыхающейся Эрлы на мой член, она давилась, то и дело её скручивали рвотные спазмы, но, пытка продолжалась и продолжалась, принося новые и новые мгновения мучений. Снова сменились, Ева снова завладела моим членом, пососала немного и, сдвигая Эрлу дальше в сторону, легко приняла член в горло, пошла дальше, коснулась носом лобка, вжалась в него и слегка помотала головой, замерев.

Вот же... Такого я ещё не видел, прошла секунда, вторая, горло Евы сокращалось и пульсировало, но не судорожно как у Эрлы, а словно по её желанию. Девушка не дёргалась, не хрипела, вела себя абсолютно спокойно и только тогда я вспомнил, что она уже не человек. Конечно же, регенерация почти моментальная, в кислороде нуждается куда как меньше людей, если вообще нуждается, да и боль для неё это нечто несущественное. Как только я это осознал, львиная доля кайфа куда-то испарилась, вынул член из её ротика и, благодарно потрепав по щеке, вновь перехватил бразды правления Эрлой. Вот её драть мне понравилось больше, почти перестав соображать, она вновь и вновь принимала член, рот открыт широко, слюна струями льётся на пол, мне на ноги, на её грудь, глаза то и дело закатываются, вот-вот потеряет сознание, как же приятно.

Наконец наигравшись, я толкнул её и Эрла упала на пол, пытаясь свернуться клубочком и тихо рыдая. Я ещё не кончил, поднял её на ноги и подвёл к столу. Сопротивления больше не было, лишь скулёж и бессвязные стоны. Раздвинув её крепкие ягодицы, я сунул указательный палец в туго сжатое колечко ануса. Эрла почувствовала это, дёрнулась, но уж поздно. Энергия, струящаяся из моей фаланги уже сформировалась внутри неё, поршнем пошла перёд, проталкивая всё ненужное куда подальше, встала там блокадой. Эрла попыталась вскрикнуть, но закашлялась и захрипела, горло её саднило и болело. Я тем временем без жалости разминал её анал пальцем, энергетическая плёнка понемногу расширяла его, отдаляя стенки ануса всё дальше и дальше от него, расширяя девственную дырочку наёмницы. Вот теперь она пришла в себя, закричала, закрутила задницей в попытке слезть с обосновавшегося в ней инородного тела, но, всё тщетно. Ева метнулась к моим сброшенным штанам, вытащила из них пояс и крепко связала руки Эрлы за спиной, взгромоздилась ей на спину, опустила ладони на упругие ягодицы и раздвинула их шире, открывая мне полный доступ. Я благодарно кивнул, плюнул немного для смазки, мой палец утолщался сильнее, я почувствовал, что это её нынешний предел, вынул палец и, поплевав на головку, приставил её к не успевшей до конца сжаться дырочке.

Протолкнуть член оказалось куда сложнее, Эрла изо всех сил сжимала анус, но, когда я всё же добился успеха и принялся заталкивать ствол в её горячие недра, заорала истошно и хрипло. Я не отвлекался, наконец, преодолев короткое сопротивление где-то внутри неё, вошёл до упора и остановился, прижавшись лобком к ягодицам. Анальный сфинктер изо всех сил сжимает ствол, он не понимает, что не сможет вытолкнуть нового гостя и упорно старается, принося мне колоссальное удовольствие. Пошёл назад медленно, вышел до половины, вновь вперёд, анус тугой, почти твёрдый, принял толстый член без подготовки, его хозяйке сейчас ох как не сладко, только бы не отключилась, будет совсем не то. Вопреки моим опасениям, сознание на этот раз Эрла не потеряла, лишь рыдала и хрипела, пока я с упоением пользовал её тугую дырочку. Ева сидела напротив меня, заискивающе заглядывала в глаза, я понял её намерения и усмехнулся, она уверилась что я не против и приникла к моим губам горячим, влажным и очень страстным поцелуем. Ладони её уже не удерживали задницу Эрлы, это больше не было нужно, робко положила их мне на плечи. В этот момент я был почти счастлив, целуется она великолепно, словно мысли мои читает, что не исключено, связь со Служителем у мага очень тесная.

Кончая, я прокусил её губу, мои клыки сомкнулись сквозь горячую плоть, на языке появился солоноватый привкус. Ева не испугалась, не отшатнулась, это доставило ей удовольствие, а я содрогался всем телом, наполняя прямую кишку наёмницы спермой. Отстранился от Евы, вытер с губ и подбородка её кровь, вынул член из отказавшейся смыкаться дыры Эрлы и, не слушая её скулежа, похлопал по заднице.

— Урок номер один, не расслабляйся, у тебя впереди целый семестр. — Кое как шевеля губами пробормотал я и, отойдя к стене, обессиленно упал на диванчик. Наблюдал за тем, как Мастер Догпис возится с рыдающей Эрлой как-то отстранённо, прикрыться даже не подумал, он же врач, чего стесняться? Когда физическое здоровье девушки было в норме, Ева отвела её вниз и заперла в одной из камер в подвале, пусть пока посидит голая на каменном полу и подумает над своим поведением, займусь ею завтра, если время будет.

Идти к маме или Сорианне не хотелось, спать отправился в комнату Евы. До этого вечера я несколько предвзято относился к своей Служительнице, считал её кем-то вроде своего ребёнка, глупости всё это. Будь я тем пареньком, каким был до получения магических способностей, Ева стала бы для меня подарком богов, идеальной девушкой, а сейчас она просто приятный бонус. В ней нет того, чего мне иногда очень хочется, преданная до мозга костей, готова на всё и с радостью исполнит любую прихоть, это убивает большую часть веселья, да и боли почти не чувствует, с каждой убитой жертвой силы её растут и регенерация становится всё быстрее, скоро вообще моментальной станет. Когда она управилась с делами и вошла в свою комнату, я уже вольготно развалился на кровати, посмотрел на неё устало и лениво поманил пальцем. Её платье исчезло мгновенно, обнажённая она подошла и залезла под одеяло, прижалась всем телом и уложило белокурую головку на плечо.

— Не буди меня завтра, хочу отоспаться. — Пробормотал я, перевернулся и, подмяв её неуязвимое, но такое тёплое и нежное тело под бок, взялся за грудь и уснул отпустив все тревоги.

Ева выполнила мою просьбу, я благополучно проспал чуть ли не до полудня и вышел в пустую трапезную, не встретив на своём пути никого кроме услужливого Вениамина.

— Как там Мол? — Поинтересовался я у своего зомби, наблюдая за тем, как кухарка оперативно накрывает мне на стол, пахло от подноса с едой просто великолепно, желудок призывно заурчал.

— С ним всё хорошо, проснулся сегодня утром, ждёт ваших указаний. — Сообщил мне великолепные новости Вениамин.

— Тогда зови его сюда. — Облегчённо кивнул я и принялся за еду. Хоть этот маг и пытался пленить меня, хоть и сделал его своим слугой, всё же небольшой червячок грыз меня весь прошлый день. Я могу убить его если захочу, и не буду об этом жалеть, но, чуть не убить нечаянно, это совершенно иной случай, сразу кажусь себе идиотом и неумёхой, хорошо что он поправился.

— Доброе утро, ваша милость. — Заходя в трапезную, поздоровался Молай-Ха.

— И тебе того же, как самочувствие? — С набитым ртом ответил я и кивнул ему на соседний стул.

— Всё в порядке, милорд. Иногда в ухе позванивает, но, Мастер Догпис сказал, что это ненадолго. — Признался он.

— Вот и хорошо, ты ведь не в обиде? — Так, ради приличия спросил я.

— Конечно же нет, что вы? — Немного натянуто улыбнулся он, но, тут же вздохнул и улыбка его стала куда более искренней.

— Это ты правильно, на меня обижаться нельзя, я ведь не со зла. — Не упомянув, что лишил свободы его самого, изнасиловал и теперь регулярно трахаю его мать, угрожал сестре и забрал родовое имение, хмыкнул я.

— Уже видел бойцов? — Закончив с трапезой, налил себе вина я, подумал секунду и наполнил второй бокал, придвинул к магу.

— Да, утром они куда-то уходили, сказали что по вашему распоряжению. — Пригубил вина Молай-Ха.

— По моему, это верно. — Развеял его сомнения я.

— Милорд, я слышал, вам удалось победить в поединке графа Ролирского. — С уважением кивнул он.

— Как два пальца о берёзу. — Не соврал я, Магистра и вправду было одолеть легче лёгкого. Молай-Ха ничего не ответил, лишь хлебнул вина и задумчиво посмотрел в стол.

— Ладно, сегодня у меня куча дел, я маме обещал прогуляться, да и наёмниками надо будет заняться когда вернутся. Покорми новую пленницу в подвале, голая там сидит, только руки не распускай, эта пташка моя. — Строго распорядился я, Мол понятливо кивнул. Я сильно подозреваю, что он рад тому, что у меня новая игрушка и я переключил пристальное внимание с его мамаши, нужно будет и Сорианной заняться, как бы не разорваться на части.

Мама была довольна тем, что я не забыл о своём обещании и отправился с ней на прогулку. По городу мы пошли пешком, специально, чтобы она могла вдоволь наглядеться на местные красоты и окончательно осознать, она в другом мире, куда более чудесном, нежели наша с ней родина.

— Это просто безумие... — Впервые что-то сказала Света с тех самых пор, как мы вышли за ворота поместья.

— Я тоже сначала так думал. Ничего, привыкнешь. — Легко улыбнулся я, обнимая её за талию. Мы шли по Эль-Тену неспешно, мне тоже было на что посмотреть, одна только размашистая, горделивая архитектура зданий стоит.

— Очень на это надеюсь. — Призналась мама и счастливо прижалась ко мне, словно девочка первокурсница на свидании, какая же она у меня хорошая.

— А вот и портной. — Наконец нашёл нужную лавку я. Когда позавчера говорил маме, что отведу её к своему портному, немного слукавил, никакого своего портного у меня в Эль-Тене нет, но, я узнал у маркизы адрес умельца, который шьёт наряды для неё, думаю, сумею быстро договориться.

— Отлично, а то без них как-то уж совсем непривычно. — Слегка покраснела мама и уже в который раз поправила и так спадающее ниже колен платье.

Мы толкнули дверь и зашли в богатую лавку с многочисленными манекенами в нарядных платьях и камзолах. За прилавком стояли несколько девушек, я попросил маму немного посмотреть на платья в выставочном зале и заторопился к ним.

— Добрый день, милые леди. Могу ли я увидеть господина Рандольфа? — Стараясь, чтобы мой голос не звучал излишне громко, поинтересовался я.

— Простите, молодой человек, хозяин сейчас занят, может мы можем чем-то помочь? — Предложили свои услуги они. Хм... Молодой человек... Надо прекратить одеваться так просто, даже меч с камешками сегодня не взял, ладно, зайдём с проверенного входа. Я достал из кармана одну золотую монету и легонько постучал ею по прилавку.

— Если я сейчас не увижу хозяина лавки — уйду, если же вы его пригласите — монета ваша. — Заговорщическим шёпотом пообещал я и увидел, как моментально вспыхнули глаза портних. Не отвечая ни слова, обе убежали куда-то и вернулись уже через полминуты, невысокого мужчину они тащили чуть ли за локти.

— Рандольф Вигмар? — На всякий случай уточнил я, когда девицы счастливые убежали, получив от меня заветную монетку.

— Он самый, а кто вы? — Смерив меня недоуменным взглядом, несколько высокомерно приподнял подбородок этот слегка пухловатый крепыш.

— Я клиент, и очень-очень прибыльный. — С понимающей улыбкой я достал из кармана ещё пять монет, положил перед замешкавшимся при виде такой суммы портным.

— Что от меня требуется? — Помолчав секунду и взяв себя в руки, быстро сообразил портной.

— Обслужить меня и мою даму, индивидуально и в приватной обстановке, если ей всё понравится, получите ещё столько же, купленный товар оплачивается отдельно. — Настойчиво сказал я, уже зная, что он ответит. Нет, можно было дать и больше, только экономить мне уже нет нужды, да и рисковать не хочется, а то мама подумает, что я мелю языком что ни попадя.

— Рад приветствовать вас в своей лавке, милорд. — Расплылся в самой радушной улыбке Рандольф, незаметно убирая монеты с прилавка.

— Миш... Лукас, всё в порядке? — Подошла в этот момент Света.

— Да вот здороваюсь со своим портным, я у него постоянный клиент, да давно не заходил. — Улыбнулся я, выразительно глядя на Рандольфо.

— Что правда то правда, пропали куда-то, господин Лукас, а у меня как раз появились отличные камзолы, по новой моде, при Императорском дворе сейчас самый шик. — Моментально подыграл он мне.

— Доброго дня, леди. — Поклонился моей маме, та смущённо улыбнулась.

— Ладно, чего стоим, пошли обговорим наряды, мне как раз пора обновить гардероб, а у моей любимой есть для тебя специальный заказ. — По-свойски, словно старого друга хлопнул Рандольфа по плечу я и он откинул прилавок, пропуская нас за него. Хозяин ателье проводил нас в небольшое помещение, как я понял, оборудованное специально для таких гостей как я. Здесь был широкий диван, огромное зеркало во всю стену, небольшой столик и даже небольшая полка в стене, из которой выглядывали горлышки разнообразных винных бутылок.

— Проходите, леди, проходите, присаживайтесь. — Стелился перед Светой позёмкой портной, мама присела на диван плотно сведя ноги и прикрыв их юбкой.

— Что вы желаете? Я могу сшить всё что угодно. — Уверенно и не без самодовольства сказал Рандольфо, присаживаясь на стул напротив.

— Ну... Вы понимаете... — Тут же замялась мама, с надеждой посмотрев на меня.

— Светочка, не стоит стесняться господина Рандольфа, он великолепный портной и очень понимающий человек. — Приободрил её я, бросив на портного короткий взгляд.

— Да-да, конечно, милорд Лукас во всём прав. Вам нужно что-то интимное, я не ошибаюсь? — Мгновенно уловил суть Рандольф.

— Именно, мне нужны трусики. — Всё же собравшись с духом, наконец выдохнула мама.

— Хм... Никогда не слышал. — Задумался Рандольф, посмотрел на меня.

— Давайте я просто нарисую, так будет понятнее. — Нашёл великолепное решение я, Рандольф кивнул и достал откуда-то из-под столика лист бумаги и карандаш. Я принялся рисовать трусики, самые обычные, схематично, это не заняло много времени.

— Кажется

я вас понял. — Недолго поглядев на мой чертёж, кивнул Рандольф и посмотрел на маму.

— Если вы не против немного подождать, я могу сшить пробный вариант прямо сейчас, только давайте снимем мерки?

— Мы можем подождать? — Обернулась ко мне Света.

— Конечно, мы никуда не торопимся. — Успокаивающе кивнул ей я, Рандольфо просиял.

Снял мерки он быстро, сразу видно профессионала, распорядился своим помощницам нас развлечь и торопливо убежал шить пробник. Я заказал девочкам несколько готовых платьев на мамин размер, они приволокли с десяток вариантов и удалились, оставив нас разглядывать модные в этом сезоне наряды. Мама копалась в платьях, прикладывала к себе, смотрела в зеркало, что-то прикидывала.

— Да ты примерь, чего так смотреть-то? — Предложил ей я, она обернулась в поисках ширмы.

— Не нужно тебе прятаться, ты у меня шикарная. — С улыбкой поднялся я и, подойдя к ней сзади, провёл ладонями по плечам, сбрасывая бретельки её платья. Оно скользнуло вниз, оставив маму обнажённой, из моей спины вырвались несколько энергетических щупов, намертво заблокировавших дверь.

— Давай не здесь. — Прошептала мама, чувствуя, как я прижался к ней напрягшимся членом через брюки.

— А почему нет? Рандольфо пока не скоро вернётся. — Лукаво улыбнулся я и обнял её, взял в ладони сочную грудь, слегка сжал соски.

— Ну прекрати, давай дома. — Не делая попыток сопротивляться, всё же попыталась ещё раз воззвать меня к голосу разума.

— Дома у меня куча дел, а сейчас здесь мы одни, никто не помешает. — Почти промурлыкал я, нежно целуя её шею. Местному аналогу мыла мама пока не доверяет и просто тщательно трётся мочалкой в воде, поэтому кожа её пахнет только ею, без лишних примесей и этот уникальный аромат дурманит лучше любых наркотиков. Успев полностью восстановиться за ночь и половину дня, я жаждал близости, хотел её, и нестандартность места лишь подхлёстывала моё желание. Мама видела это, зеркало позволяло ей наблюдать за нами, любоваться на своё великолепное молодое тело, на крупную грудь, которую сейчас так по-хозяйски ласкают мои ладони. Ей нравится, ей всегда нравится, когда я прикасаюсь к её соскам, особенно когда вот так бережно массирую их, как бы выдаивая. Я не торопился, ласкал и бережно целовал шею, плечо, щекотал бархатистую кожу дыханием. Вчера я утолил свой голод к боли, получил страдания и ужас, а сейчас хочу любви, не той которой ко мне горит Ева, а настоящей, которую в этом мире мне может дать только Света.

Она поняла это, повернулась и, погладив тёплой ладошкой по щеке, поцеловала в губы ласково и бережно, чисто и открыто. Даже когда её язык заиграл с моим, это не было пошло, с ней ничто не пошло, всё крайне естественно и великолепно. Вот она, женщина мечты, сначала была против, но, настроившись на нужное настроение, активно заводится, сама расстёгивает пуговицы на моей рубашке, прижимается грудью, прерывисто и страстно дышит в рот и наслаждается происходящим. Мои ладони неустанно гладят её атласную кожу, ласкают её талию, спину, хозяйничают на попке. Брюки упали на пол, я переступил их и развернув Свету к себе спиной, крепко прижал к себе, остановил на мгновение, позволяя полюбоваться нашими обнажёнными телами, опустил руку вниз и пробежался пальцами по её киске. Уже слегка влажная, её тоже возбуждает происходящее, как же приятно, слегка нажал на плечо, побуждая наклониться. Света сделала это, но, ноги не расставила, так она лучше чувствует член в киске, уже давно привыкшей ко мне и принимающей мой размер без напряжения и дискомфорта.

Я не ждал ни секунды, но, вошёл плавно, растягивая каждое мгновение, каждый миллиметр. Ладони на её груди, её ладони на моих руках, неотрывно смотрит в зеркало, раньше она никогда не наблюдала за этим со стороны. Приятный жар и влажность её киски, мы только начали, стоит разогреть её сильнее и она будет хлюпать и чавкать, заводя меня до безумия. Движения неторопливые и размеренные, Свете нравится, дышит глубоко и шумно, наслаждается. Ускоряюсь медленно, почти незаметно, она уже потекла, чувствую это, слышу это, ускоряюсь ещё немного, отпускаю её грудь и берусь за бёдра, хочу видеть в зеркале, как эта пышная грудь будет болтаться и подпрыгивать в такт моим ритмичным толчкам. Света поняла мой замысле, не стала придерживать свои очаровательные сиськи руками, улыбнулась мне в отражении и прикрыла глаза, из её приоткрытых губ вырвался тихий стон наслаждения. Она любит трахаться, она помолодела и её киска хочет мой член, я приучил её к своему стволу, крупному, габаритному, ощутимо раздвигающему податливые стенки влагалища каждым своим проникновением.

Однообразие не для меня, чувствуя, что скоро начнёт приближаться оргазм, замираю и, вынув блестящий от ей выделений член, разворачиваю Свету к себе лицом. Она знает что делать, обвивает мою шею руками, приподнимает одно колено. Я не глядя прихватываю её ногу под коленом, заставляю поднять выше, открываю для себя полный доступ к её мокрой щёлке. Протяжный чувственный стон прямо мне в ухо, она это специально, трётся грудью, ощущаю её затвердевшие соски, двигаюсь в её киске быстро, уже по-настоящему трахаю, она разогрелась, она хочет этого и тихо поскуливает, всё ещё опасаясь стонать в голос, а вдруг услышат. Из меня вырастает энергетический щуп, огибает наши разгорячённые тела и, мазнув несколько раз по её текущей киске, начинает ласкать её анус. Не проникает вглубь, массирует снаружи, это заводит Свету ещё сильнее, она напряглась, стенки влагалища пульсируют.

Мы переместились на диван, Света беззастенчиво перекинула через меня ногу и уселась сверху, своей рукой направила член уда следует и опустилась, насадившись на него до упора, замерла на несколько секунд запрокинув голову назад и сладострастно мыча. Придерживаю за талию, её ладони упираются мне в плечи, забыв обо всём моя любимая энергично подпрыгивает на члене, её влажная киска жадно чавкает, хлюпает и сопит, радуя мой член своей теплотой и влагой, по комнате поплыл одуряющий запах течной суки, который невозможно спутать ни с чем иным, перед лицом подпрыгивает её грудь, сама трётся о губы, слегка наклонил голову и зарылся в неё лицом, лизнул чувствительную ложбинку, солоноватую от выступившего на её разгорячённом теле пота. Света села на член полностью, перестала прыгать и теперь быстро-быстро двигается вперёд и назад, крутит задницей, заставляя член внутри себя двигаться, массировать её изнутри, оргазм уже близко. Я чувствую её, энергетический щуп, скользнув меж наших тел нащупал её клитор, набухший и чувствительный, там влажно, смазки даже слишком много, начал ласкать его а мои зубы в этот момент несильно сжались на правом соске. Света замерла на мгновение, шумно вдохнула и начала кончать, наконец-то выдав полноценный, громкий стон, наполненный всей непередаваемой гаммой чувств что может испытывать только полностью удовлетворённая женщина.

Я сжал зубы и переждал, выдержал массаж, устроенные её влагалищем, а Света, отойдя от накрывшего её оргазма и осознав, что я ещё не кончил, поднялась со стоящего колом члена и, быстро встав на пол села на колени, обхватила готовый вот-вот разразиться член губами. Мне хватило нескольких движений её язычка и одного взгляда, масляного и довольного, вот такая, счастливая и с моим членом во рту она была лучше всех, я начал кончать, наполняя ей рот семенем. Света не пролила ни капли спермы, проглотила всё, начисто вылизала весь снизу доверху и села мне на колени, обняла, заглянула в глаза. Я не смог отказать ей и сам поцеловал, плевать на всё, я люблю её, с ней можно всё.

Рандольф вернулся только через полчаса как мы закончили, мама успела привести себя в порядок и даже примерить пару платьев. Я же в свою очередь распахнул окно и немного покурил, заодно выветривая и маскируя её женский запах, очень уж он характерный. Нет, мне-то плевать кто что подумает, стоит портному только вякнуть, убью и подниму зомби, будет потом шить бельё до скончания веков, это мама опять засмущается, она очень застенчивая при посторонних, особенно в последнее время.

— Леди, у меня готов опытный образец. — Деликатно постучавшись, словно намекая что всё ему известно, вошёл в комнату портной и протянул маме довольно неплохие на вид трусики.

— Швы крупные, но это ничего, шёлк самый лучший, только примерьте. — Тут же начал оправдываться он, когда мама взяла и начала изучать его поделку.

— За дверь. — Скомандовал я, Рандольф тут же подчинился, когда он вышел, мама задрала платье и аккуратно надела трусики, покрутилась перед зеркалом.

— Вид сделаем как захочешь, размер подходящий? — Принял участие в примерке я.

— Вроде бы да, не жмёт-не давит. — Сделав несколько шагов на месте, призадумалась мама.

— А так, приятно? — С улыбкой спросил я, обнял её и, запустив руку под опустившийся уже подол, провёл несколько раз пальцами, раздвигая половые губы под шёлком, задержался на клиторе, начал массировать её.

— Прекращай. — Сбив дыхание и вздрогнув, Света со смехом вывернулась из моих объятий.

— Ладно, пока что прекращу. — Тоже улыбнулся я, жестом призывая её снимать пробник. Она послушно сняла и немного сконфуженно посмотрела на тёмное пятно смазки, чётко выделяющееся на красном шёлке.

— Этот образец я ему не отдам. — Окончательно развеселился я, выхватил бельё из её пальцев и, не слушая возражений, сунул в карман брюк. Рандольфу сказал что всё хорошо, всё подошло и он может приступать к работе, только образец ему придётся сделать себе новый. Вопросов портной не задавал, сшить ещё один образец ему труда не составит в любом случае, так чего лезть в причуды прибыльного клиента? Мы задержались ещё на пару часов, я подобрал себе пару приличных камзолов, Рандольф же посоветовал мне достойного сапожника, отдельным срочным заказом попросил сшить широкий, но плоский рюкзак из самого крепкого материала какой только найдётся, доя своих нужд. Мама нашла несколько платьев подходящих по размеру и очень хорошо сидящих на ней, заказала ещё с десяток, не поленившись и нарисовав Рандольфу эскизы необходимых фасонов. Клятвенно заверив, что никуда идти не надо и на примерку он принесёт всё сам, портной счастливый проводил нас, разжившись двенадцатью золотыми почти на халяву.

Домой мы не спешили, я как заправский кавалер нёс Светины подарки, покупал сладости у уличных торговцев, различные сувениры в различных лавках, количество свёртков и кульков неумолимо росло, но, это не особо отягощало меня счастливого как не знаю кто. Света даже выклянчила кинжал, маленький такой, повесила на пояс платья довольная, не знаю уж, что она задумал им кромсать. Вернулись домой к ужину проголодавшиеся и уставшие, мама сразу же отправилась в ванную, а после ужина засела в спальне, разбирая и изучая гору подарков, которую я доволок только благодаря десяткам энергетических щупалец, видел бы кто, как я использую уникальную в этом мире магию.

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!