Уснуть не удалось, просто лежал, обняв мирно сопящую под боком Свету и размышлял. Мозг раз за разом прогонял события минувшего вечера в попытке найти изъяны, недочёты, мелкие ошибки и серьёзные просчёты, но ничто не шло на ум. Как ни посмотри, всё прошло очень гладко: вошли и вышли без ощутимых трудностей, никто из моих людей не ранен, потерь нет, свои лица не показали, зато какой знатный переполох устроили. Почти наверняка Совет попытается умолчать и об этом происшествии, конечно, широкой публике не нужно знать, что группа неизвестных легко как к себе домой пришла в Императорский дворец, казнила двух принцев и так же спокойно ушла, прихватив прекрасную часть Императорской семьи. Не получится, мои хорошие, не в этот раз, я не позволю дважды облапошить меня и заставить лупить палкой по воде. За два часа до рассвета я поднялся с кровати, аккуратно укрыл Свету и тихо вышел из спальни, решив проконтролировать весь процесс лично.

В доме было темно и тихо, лишь в гостиной горел свет, Турберт и Вальдинг вальяжно развалились на одном из диванов и тихо о чём-то переговаривались, то и дело прикладываясь к кружкам.

— Доброе утро, ребята. — Бесшумно подойдя со спины, усмехнулся я.

— Доброе утро, ваша милость! — Тут же вскочили оба, вытянулись во фрунт и замерли.

— Расслабьтесь, садитесь и отдыхайте. — Добродушно похлопал арбалетчиков по плечам я и сам сел напротив, взял с подставки бокал, плеснул немного вина из початой бутылки.

— Акрис с Бормсом там? — Имея в виду подвал-тюрьму, поинтересовался я.

— Да, мы по разделились по сменам, вчетвером неудобно. — Деловито сообщил Турберт, Вальдинг кивнул, молчаливо поддерживая товарища. Словно в подтверждение их слов, из-за дверей послышались шаги и в гостиную вошли Акрис с капитаном отряда.

— Мужики, ваша очередь. — Не сразу заметив меня, с довольной усталостью в голосе хохотнул Бормс, оба стрелка поднялись, коротко поклонились мне и почти бегом отправились развлекаться.

— Доброе утро, Лукас. Чего не спите? — Наконец заметил со скромным видом восседающего меня Бормс, Акрис тоже посмотрел заинтересованно.

— Выспался уже. — Отмахнулся я и, подтянув энергетической нитью с дальнего столика салфетку, протянул её взмокшему Бормсу, тот благодарно кивнул и вытер раскрасневшееся лицо.

— Как у вас дела? В сроки укладываетесь? — Забросив ногу на ногу, откинулся на спинку дивана я, пытливо посмотрел в довольно блестящие глаза воина.

— Дело нехитрое, да и баба шикарная, правда брыкалась сначала, но... — Посетовал Бормс, демонстрируя широкую, жилистую и покрытую мозолями от рукояти меча ладонь, красноречиво сжал её в кулак.

— Я надеюсь, вы морды свои прикрыть догадались? — Немного насторожился я.

— Обижаете, ваша милость. — Укоризненно наклонил голову на бок Акрис, с его бородой и брутальной россыпью шрамов на щеке это жест получился несколько комичным.

— Ладно-ладно, вижу что вы профи, небось не впервой трофейных баб пользовать? — Добродушно поднял ладони я.

— Не без этого, но такая... Может себе оставим? — С надеждой спросил Бормс.

— Нет, от Императрицы избавимся через пару часов, но ты не печалься, скоро будут вам и бабы и вино, это я обещаю. — Ощущая себя отцом маленького но очень великого народа, серьёзно заявил я.

— Два часа? Значит ещё разок успеем. — С ухмылкой переглянулись друзья. Да уж, наёмники они и есть наёмники, или это клятва на них так подействовала? Вряд ли, Молай-Ха вон тоже под клятвой, однако не очень обрадовался, когда я заставил его Сорианну вылизывать, значит сами по себе мужики не ангелы, что в нашем случае скорее плюс чем недостаток.

Оставив воинов отдыхать перед новым заходом мучения Императрицы, я быстро просканировал дом магическим зрением и, углядев Хориала в одной из комнат поместья, уверенно отправился к бывшему, да, уже бывшему члену Совета Магов. Дверь в гостевые апартаменты оказалась наглухо заперта, ещё и привалена чем-то с той стороны, и это в моём собственном доме, просто верх наглости. Сосредоточился и почувствовал липкий ужас, волнами исходящий от человека по ту сторону баррикад, погасил вспыхнувшее было раздражение и задержал руку, которой хотел разметать преграду в щепки. Энергетический заряд в ладони преобразился в несколько щупалец, они скользнули сквозь дерево створок и убрали комод на его законное место, сдвинули засов, тихо скрипнули петли и я вошёл в комнату.

— Хориал, неужели ты так боишься гнева Императора? — Поинтересовался я, когда отыскал мага, трусливо жмущегося к стене за высокой спинкой кровати, встал над ним аки скала незыблемая. Его явственно потряхивало, по вискам струится холодный пот, губы дрожат а в глазах страх и отчаянье мыши, загнанной в дальний угол мышеловки.

Меня передёрнуло от его эмоций и я понял, что сейчас разговаривать с ним не имеет смысла, почти ничего не соображает и готов наложить в штаны от первого же шороха или намёка на людей из Совета, в голову пришла идея.

— Барон Хориал, встань. — Отдал строгий приказ я и маг подчинился, кое как поднялся на ноги, но, трястись не перестал.

— Как твой господин и повелитель, я приказываю тебе немедленно успокоиться и перестать бояться Императора, Совет Магов и иже с ними. — Вот так, против клятвы не попрёшь, хочешь или нет, а придётся выполнять. Прийти в норму мгновенно у барона не получилось, но, спустя минут пять он наконец посмотрел на меня прямо, во взгляде появилась осмысленность.

— Так намного лучше. А теперь иди и приведи себя в порядок. Сделай так, чтобы мне было не противно смотреть на тебя и впредь веди себя достойно, как полагается барону и не трусливой мрази. — Не удержавшись, всё же перешёл на хамство я, но, Хориал лишь кивнул и, не произнося ни слова, выбежал из комнаты.

Не знаю где Кса-Аран взял этот амулет, но он работает просто великолепно. Клятва прочно удерживает своих жертв, принуждая их к лояльности и послушанию, очень удобно, просто не знаю, что бы делал без этой чудесной магической вещи. Да уж, ходить повсюду с активными энергетическими щитами, ожидая удара в спину, это просто бр-р-р-р... Я с благодарностью погладил пальцами амулет под рубахой и вышел в коридор, в голове появилась новая идея, пора готовить ещё одну пакость его Императорскому величеству. В мой лаборатории у меня есть ещё один один целый накопитель и множество небольших обрезков от второго, который сейчас Ева в рюкзаке таскает. Подтянув к столу табурет, я уселся и принялся превращать один из кусочков артефакта в гладкий шарик, не больше фаланги мизинца. Накопитель — артефакт в своём роде универсальный, можно использовать не только как аккумулятор, но и как носитель уже готовых плетений. В моей памяти хранится очень много различных узоров, вот одно из них я и принялся рисовать, ухмыляясь и представляя, как удивится Император, когда его благоверная взбесится до пены на губах.

«Яростное безумие», интересное и довольно сложное плетение, при активации оно заставляет свою жертву потерять рассудок и в приступе неконтролируемой злобы убивать всех кто под руку подвернётся, снять его невозможно, союзникам остаётся только убить несчастного, ведь даже если его обездвижить, он будет вырываться, несмотря на вред, причиняемый самому себе. Вот так, плетение закончено, я подвесил готовый узор над столом, принялся аккуратно сворачивать его и погружать в готовую горошину накопителя. Нравится мне возиться с подобными игрушками, очень успокаивает и помогает сосредоточиться, вот и сейчас, напитав получившийся артефакт тёмной силой, я довольно улыбнулся и отложил поделку в сторону, отошёл в угол к своему мешку.

Не жалея легко полученных денег, сложил ладони лодочкой и принёс двойную пригоршню золотых монет, вывалил зазвеневшие кругляши на стол. Нельзя Императрице появляться перед народом без символа монаршей власти, а её собственную корону из дворца я захватить не догадался, но ничего, сейчас сам сделаю, маг я или погулять вышел? Дольше выбирал дизайн, то и дело изменяя макет из чистой энергии. Наконец, определившись с внешним видом, зафиксировал тончающую энергетическую плёнку и начал заливать в получившуюся форму расплавленное золото, закончил и убрал в сторону чтобы остыла, задумался над остатками драгоценного металла, кипящего на дне чаши из материализованной энергии. Ладно, не пропадать же добру, сделал ещё несколько форм, залил, дождался пока всё окончательно остынет и, растолкав получившиеся вещицы по карманам, отправился к своей пленнице, небрежно крутя на пальце вычурную, получившуюся просто произведением искусства, корону.

На всякий случай затянув лицо непроницаемой пеленой, вошёл в подвал и приветственно кивнул тут же подлетевшей ко мне Хиаре. Из дальней камеры послышались хрипы, хэканье, рычание, шлепки, характерное хлюпанье и довольное рычание Бормса. Я прошёл вперёд и остановился, наблюдая, как сухопарый воин заталкивает в рот измождённой ночным марафоном Императрице свой член, а та давится и судорожно дёргается, тщетно пытаясь дышать.

— Ребята, закругляемся. — Невежливо прервал их я и поморщился, когда Бормс обернулся, заслышав мой голос.

— Всё, понял. — Кивнул Акрис, крепко удерживающий Императрицу за бёдра, вышел из неё и, отпустил, женщина тут же со скулежом упала, свернулась, рыдая, как эмбрион на мокром каменном полу. Быстро надев штаны, воины вышли а я повернулся к соседней камере. Запертая за решёткой принцесса сжалась в комок и отвернулась к стене, закрыла ладонями уши, никак не отреагировала на моё появление, ладно, с ней потом разберёмся, сейчас нужно заняться делом.

Брезгливо морщась, я оплёл нитями лодыжки Императрицы и небрежно выволок её из камеры в проход, пленница обессиленно застонала и слабо дёрнулась, пытаясь освободиться.

— Я надеюсь, вам понравилось у меня в гостях, ваше величество. — Ухмыльнулся я и отвернулся, смотреть на грубо попользованное, залитое спермой тело когда-то очень аппетитной женщины, без отвращения не получалось. Императрица из последних сил попыталась прикрыть руками свою пышную, очень красивую, но, сейчас покрытую синяками от жадно сжимавших её ладоней грудь. Я швырнул плетение и она затихла, потеряла сознание, тело расслабилось.

— Иди сюда, займись делом. — Я пальцем поманил Мастера Догписа, который, недовольно поджав губы, взирал на всё происходящее из угла подвала, маг целитель послушно подошёл и поклонился.

— Держи, это нужно поместить в её брюшную полость, так, чтобы и шрама потом не осталось. — Протягивая магу свой кинжал и горошину-накопитель, сообщил я, он послушно принялся за дело.

Поборов брезгливость, я отстранился от собственных эмоций и наблюдал, как целитель со сноровкой умелого хирурга сделал маленький надрез на боку Императрицы, пальцем пропихнул в него артефакт и провёл ладонью над раной, затягивая плоть и кожу. Всё же хорошо местным, никаких швов и шрамов, пошёл к целителю и он всё сделал на высшем уровне, повезло этому миру с магией. Даже не собираясь прикасаться к находящейся без сознания Императрице, я потянул нити на её лодыжках, заставляя пошире раздвинуть ноги, создал энергетический фаллос и ввёл его в её влагалище с красными натруженными за ночь половыми губами. Из неё тут же начала сочиться сперма, выдавливаемая вводимым предметом, да уж, мужики постарались, семени в ней на ней много, кое где уже засохла коркой, ничего, так даже лучше, живописнее. Фаллос в промежности начал расти, утолщаться, уверенно растягивая эластичные мышцы, но, вот и они не выдержали давления, появились надрывы, стали больше, потекла кровь. Ничего страшного, она без сознания и боли не чувствует, точно так же поступил и с анусом. Мои ребята уже постарались, задница Императрицы и так потрёпана дальше некуда, я лишь усугубил положение, окончательно разорвав сфинктер, просто в клочья, чтобы жизнь мёдом не казалась. Достал из кармана кольцо с чётко видимой на нём гравировкой короны, надел на её безымянный палец, пробив соски, застегнул в них серёжки, вот так, остался только последний штрих. Заставив Догписа утереть ей лицо и убрать с него синяки и кровоподтёки, надел на голову корону. Да, нужно было сначала снять мерки, оказалась немного маленькой, ладно, чего уж тут церемониться? Натянул символ власти на голову, пусть мучается когда снимать будет, мне-то какое дело?

Кликнув уже одевшегося Бормса, приказал ему найти Хориала и чтобы все шли сюда. Первой явилась Ева с мешком на плече и плащами подмышкой, протянула мне мой плащ, бросив на изуродованную промежность Императрицы короткий взгляд, губки её изогнулись в презрительной усмешке.

— Не нравится? — Невесело ухмыльнулся я.

— Не очень. Противно. — Честно помотала головой Служитель, но, осуждения в её голосе не было.

— Вот и хорошо что противно, значит жители столицы тоже оценят по достоинству. — Кивнул я, в подвал вошли воины. Хориал вышел из-за их спин и с достоинством поклонился, в первое мгновение я его даже не узнал. За время, пока я возился на чердаке, барон успел принять ванну и переодеться в простую, куда менее броскую, нежели его предыдущий форменный камзол члена Совета Магов, одежду. Отмыл свои сальные патлы, связал лентой на затылке, отвисшее брюхо перетянул широким ремнём и прикрыл курткой, взгляд спокойный и рассудительный, совсем другой человек.

— Сейчас откроешь портал на центральную площадь Эль-Тена, стоишь здесь и держишь проход открытым. — Когда все надели плащи и накинули на глаза капюшоны, скомандовал я барону.

— Как вам угодно, милорд. — Кивнул он и повёл раскрытыми ладонями. Надо же, даже голос изменился, из истерично визгливого стал более насыщенным и глубоким, что же с людьми демоническая клятва творит-то. Портал открылся как и всегда бесшумно, мне в лицо пахнуло свежим воздухом и я шагнул вперёд, нитями волоча за собой Императрицу. Со мной вышла только Ева, остальные остались по ту сторону, готовые в любой момент выпрыгнуть на брусчатку площади. Я не обратил внимания на немногочисленных людей и торговцев, собравшихся занять выгодные места с утра пораньше. Просто отгородился куполом и начал укладывать безвольное тело своей жертвы в живописную позу.

Лежит на спине, грудь напоказ, руки широко раскинуты, на голове корона. Ноги раздвинул широко-широко и, согнув в коленях так и оставил, изуродованная промежность всем на обозрение. Ева скинула с плеча мешок и протянула мне, я засунул руку и достал из него голову старшего принца, поднял закрытые доселе веки и поставил её на брусчатку между ног Императрицы, следом там же оказалась голова младшего наследника престола. Вот так, теперь они смотрят мёртвыми глазами на жестоко разорванную в интимных местах мамочку, получилось и отвратительно и восхитительно одновременно. Забросив опустевший мешок в портал, я создал сферу и, сжав в ней побольше воздуха, подбросил высоко в небо, заставляя с грохотом разорваться над площадью, привлекая внимание людей, не оборачиваясь, вернулся в портал и тот бесшумно захлопнулся за спиной.

Вот и всё, дело сделано, теперь остаётся только ждать ответного хода от властей, можно успокоиться на пару дней и немного отдохнуть. Есть не хотелось, спать тоже, поглядев на разгорающийся за окном рассвет я подумал о Свете, помотал головой и, решив не тормошить любимую в такую рань, зашагал на второй этаж. Сорианна уже проснулась, сидела у зеркала и задумчиво наносила на лицо какой-то крем, вздрогнула, увидев моё отражение за спиной. Задвинутый засов на двери дарит иллюзию безопасности, очень хрупкую, и я только что разбил её вдребезги, бесшумно проникнув в запертую комнату.

— Мне нравится, что ты так тщательно следишь за собой, маркиза. — Расслабившись и выбросив из головы все лишние мысли, улыбнулся я и опустил ладони на напряжённые плечи женщины. Сорианна не шелохнулась, лишь глаза, внимательные и настороженные, следили за каждым моим движением в отражении широкого зеркала.

— Расслабься, не надо строить из себя девочку-недотрогу. — Без привычной издёвки или угрозы в голосе произнёс я и начал массировать плечи своей пассии, пропуская через ткань ночной сорочки микроскопические порции магической энергии. Грудь женщины приподнялась в глубоком вдохе, она задержала на мгновение дыхание и очень медленно, стараясь не выдать своей реакции, выдохнула через нос.

— Тебе ведь нравится, не надо этого скрывать. — Наклонившись, прошептал я, почти касаясь губами мочки правого уха. Маркиза промолчала, её прямой взгляд всё так же следил за мной в зеркале, но, ускоренно забившаяся жилка на холёной шейке выдала хозяйку с потрохами.

— Ты можешь просто попросить меня, и я сделаю тебе очень приятно, нужно лишь отбросить гордость и наконец-то оставить твоё притворство. — Моя ладонь скользнула с её плеча и взяла поджавшую губы маркизу за горло.

Я и не думал душить Сорианну, хватка была очень лёгкой и спокойной, без агрессии и напора, маркиза уже принадлежит мне и я лишь демонстрирую это, в открытую. Сорианна всё понимает, лёд во взгляде покрылся трещинами и разлетелся осколками, магия понемногу наполняет не подготовленное к этому тело, заполняет пустоту, где когда-то находилась так опрометчиво проданная душа, а теперь там лишь постоянное неосознанное чувство потери, которое на время отступает под моим воздействием, ей становится очень спокойно и приятно, хоть и не признаётся, упрямица. Тело без души — уникальный феномен для этого мира, все эти люди даже не задумываются о том, как много в жизни зависит от наличия столь эфемерной вещи как душа, считают её метафорой, красивыми словами о собственной чувственности, даже не подозревая, что именно душа наполняет их бытие яркими красками, без которых всё вокруг кажется блёклым и бессмысленным. Сознание, чувства, эмоции, без души всё это — мусор, бесполезный хлам, заполняющий пустое тело, Сорианна не знает этого, но чувствует, именно поэтому её глаза начинают блестеть и сиять, когда я заполняю пустоту внутри чистой энергией.

Я не тороплюсь, моя ладонь вернулась на её плечо, пальцы подцепили край сорочки и сдвинули его ниже, обнажая бархатистую кожу. Наклонившись, я поцеловал её в оголившееся плечо, женщина вздрогнула от прикосновения моих губ, сквозь которые сила хлынула широким потоком, пальцы её задрожали, сжали подлокотники стула. Секунда и всё прекратилось, я улыбаюсь, слушая её сбившееся дыхание, снова целую, на этот раз в шею, она против собственной воли слегка запрокидывает голову, позволяя мне коснуться губами самой нежной кожи под подбородком, новый импульс и уже всё тело маркизы пробивает дрожь, как же она чувствительна к моей силе. Её эмоции, осторожные и недоверчивые, с каждым моим поцелуем они крепнут и раскрываются словно бутон розы, тело шаг за шагом отбирает бразды правления и разума, дыхание становится глубже, сердце колотится чаще и сильнее, кровь шумит в ушах, в такие моменты я ощущаю эту женщину как самого себя, упиваясь всей полнотой власти.

Мои ладони покрывает тонкий слой энергии и тут же соскальзывает с них под сорочку словно перчатки. Всплеск удивления и испуга, который я тут же погасил новой порцией энергии, а по телу Сорианны уже скользит копия моих рук. Я материализовал энергию, скопировал собственную кожу, сделал её такой же тёплой как настоящая, управление уже не требует от меня такой концентрации как в первое время, играю с её грудью, продолжая массировать плечи. Искусственные пальцы начинают теребить твердеющие соски, ощущаю её растущее возбуждение, упиваюсь им, новая рука материализуется между ног маркизы и дразняще играет с её набухающей от приливающей крови киской. Вот так, никого кнута, только пряники, магия и удовольствие, скоро эта некогда властная и неприступная леди будет как сучка будет есть с руки, умоляя чтобы её погладили. Тихий стон и Сорианна, прикрыв глаза, резко разжимает пальцы, доселе крепко сжимавшие подлокотники, я тут же прекращаю всё, поток силы иссякает, руки-перчатки перестают быть материальными.

— Просто попроси, большего от тебя не требуется. Это очень просто. — Искушая, шепчу ей на ухо и наслаждаюсь её внутренней борьбой. Крохи разума, ещё не поглощённые волнами возбуждения и энергии кричат ей остановиться, но непослушные губы уже что-то неразборчиво шепчут.

— Что-что? — Переспрашиваю я, хоть и отлично слышал её первую робкую просьбу.

— ... прошу... я... — Чуть громче бормочет маркиза, отводя взгляд от зеркала, не в силах посмотреть себе в глаза и на свои заалевшие щёки.

— Я не слышу тебя. — Слегка шевельнув на миг материализовавшимися пальцами у неё между ног и щекотнув клитор, ободряюще улыбаюсь я, прикусываю мочку уха.

— Трахни меня... Я прошу! — Наконец окончательно переступив через себя, зажмурив глаза выкрикивает Сорианна и в тот же момент импровизированная рука проникает пальцами в её уже влажную киску. Ладони на груди тоже оживают, сжимают соски и из груди женщины вырывается томный чувственный стон в котором виднеется смесь из удовольствия и муки.

Я вновь пропускаю в неё порцию силы, подстёгиваю возбуждение и ласкаю, неотрывно глядя на отражение в зеркале. Мой стоящий колом член уже начинает понемногу ныть, но я продолжаю, дожимаю, подвожу к обрыву, вот она в единственном шаге от апофеоза. Поймал момент, прекратил всё и делаю шаг назад, лёгким движением расстёгиваю ремень. Сорианна распахнула глаза, торопливо обернулась и, увидев мою полную боевую готовность, словно завороженная встала со стула, подошла ближе, опустилась на колени.

— Вот так, хорошая девочка. — Сквозь зубы выдохнул я, когда её губы обхватили ствол а горячий язык скользнул по головке. Маркиза начала сосать, придерживая член одной рукой а другую опустив под сорочку. С моим членом она теперь не расстанется, сейчас такая вожделенная энергия проходит именно через него, заставляя увлечённо сосать, лаская губами и языком. Я положил ладонь её на голову, погладил по волосам и прикрыл глаза, отдаваясь приятным ощущениям. Да, с этой зрелой, скрывающей за властностью свою чувственность женщиной я могу себе это позволить, когда-то я ощущал то же самое со Светой, сейчас этой пикантной нотки в сексе со ставшей молодой девушкой мамой уже нет, зато маркиза просто чудо.

Открыв глаза, я отобрал у Сорианны её игрушку и, потянув за ухо, заставил подняться на ноги. Женщина быстро встала и, не дожидаясь указаний, стянула через голову ночную сорочку, шагнула вперёд и попыталась меня поцеловать. Я увернулся, перехватил её разгорячённое тело за плечи, развернул к себе спиной, ухватил руками за грудь и жадно смял вожделенную плоть в горячих ладонях. Если бы сделал это пятнадцать минут назад, маркизе было бы больно, но сейчас я ощутил лишь пахнувшую от неё волну наслаждения, Сорианна потёрлась обнажённой задницей о мой член, ловя его ложбинкой меж ягодиц, нетерпеливо так, требовательно. Копии моих рук снова стали материальны, две легли на пышные ягодицы, раздвигая их в стороны, а третья направила член, приставляя головку к влажной, пышущей жаром киске маркизы. Резкий толчок заставил её напрячься всем телом и застонать, а я, крепче сжав не помещающуюся в ладонях грудь, начал двигаться, ещё одной парой рук заставляя Сорианну плотнее свести колени вместе, ещё плотнее, вот так. Хорошо, в таком положении она стала куда более узкой, это усилило не только мои ощущения, но и её тоже, сейчас она как никогда чувствует каждый миллиметр плоти, с силой и напором врывающейся в её лоно. Сейчас этой женщине очень хорошо, маркиза Риатор ушла и вместо неё в моих руках стонет просто Сорианна, похотливая течная сука, наслаждающаяся молодым членом, что развлекается в ней на правах хозяина. Разогнав маркизу до нужной кондиции, я уменьшил поток энергии, сведя его почти на нет и отпустил её грудь, толкнул в спину, грубо и неожиданно.

Сорианна вскрикнула и наклонилась, ухватилась за спинку стула чтобы не упасть, уперлась в неё, посмотрела ошалелыми глазами на отражение своего искаженного наслаждением лица. Быстро скинув рубашку, я ухватил её за бёдра и начал сильными размашистыми движениями натягивать на член как куклу, каждым толчком выбивая из её лёгких воздух и заставляя грудь пошло раскачиваться, то и дело хлопая о тело. Хорошо, очень хорошо, лёгкое разочарование от упущенной возможности оприходовать Императрицу ушло, я полностью отдался процессу, погрузился в него, отбросил все прошлые варианты и возможности, следя лишь за собственным дыханием. Как оказалось — зря, чуть было не проморгал приближающийся оргазм Сорианны, успел остановиться в последний момент, не позволяя маркизе кончить, она заюлила задницей, пытаясь довести дело до конца, но, я быстро вынул скользкий блестящий член и, спиной отойдя к кровати, жестом поманил её за собой.

Побежала как собачонка, не задумалась ни на долю секунды, глаза горят, грудь раскачивается из стороны в сторону, даже не пытается прикрываться, лишь неотрывно смотрит на член и уже без приглашения громоздится сверху. У меня появилось подозрение, что я слегка перестарался, вообще прекратил накачивать энергией и, ухватив энергично запрыгавшую на члене Сорианну, притянул к себе, прижал грудью, поцеловал в губы, нагло высасывая весь воздух из её лёгких. Она и не подумала останавливаться, не разрывая поцелуя, продолжила двигать задницей, самостоятельно поднимаясь и опускаясь на вздыбленный член, амплитуду выбрала очень короткую, зато дёргается быстро, по комнате слышатся частые лепки её разгорячённого и мокрого от пота тела о моё. Ладони материализовались под бёдрами, вынуждая подниматься выше, почти выпуская член из своего жадного лона, сдержали при опускании, сделав движения более размашистыми и плавными. Вот так, а то уже собралась побыстрее кончить, хитрюга.

Теперь мне снова почти не пришлось ничего делать, Сорианна самостоятельно двигалась, тяжело дыша и поскуливая. Её рваное неравномерное дыхание овевало моё лицо, горящие глаза уставились в мои с каким-то неестественным остервенением, в её взгляде мелькали самые различные эмоции от нежности в моменты наивысшего удовольствия и до ярости, когда я придерживал её ускорения, а то и вовсе заставлял замереть, пережидая и позволяя подошедшей волне наслаждения отступить. Мне очень понравилось чувствовать её сверху, под полным моим контролем она повизгивала, дрожала и трепетала, привалившись грудью и напряжённо дыша в ухо, близость стала куда более ощутима, и понимание того, что это лишь короткий миг, делало её намного острее.

Наконец, дойдя до собственного рубежа, я положил ладони на её взмокшую задницу, сжав мясистые ягодицы, придержал в верхней точке. Оставив бездействие, начал двигаться сам, чем привёл уже подуставшую Сорианну в полный восторг, женщина лишь попискивала, принимая мой член в себя полностью на всю длину, снова ощутила накатывающую эйфорию. На этот раз я не стал обламывать её и себя, завершил дело, разразившись бурным фонтаном и заполняя её пульсирующее влагалище спермой, крепко обнял, прижимая к себе дрожащую в сладких судорогах маркизу, протяжно выдохнул. Сорианна обессиленно слезла с меня и легла на бок, сознание её медленно приходило в норму, но, страхи или раскаяния в бушующем потоке нахлынувших на неё эмоций я не почувствовал. Вот стыд в нём был, да и то не очень сильный, больше всего было удовлетворения, усталости и... радость? Вот это меня порядком удивило, впрочем, радость быстро исчезла, Сорианна попыталась подняться, я придержал её и, притянув к себе, набросил на нас одеяло. Я тоже устал и, наконец-то сбросив напряжение, задремал, прижимаясь щекой к пышной груди и обнимая только что удовлетворённую мною женщину как мягкую игрушку.

***

Сорианна мягкая и тёплая, голая под одеялом она даже не попыталась вырваться и уйти, послушно лежала и дарила тепло и уют, пока мой сон не прервали яростные вопли и грохот. Я открыл глаза и подскочил как ужаленный, отбросил одеяло и под удивлённым взглядом ещё не успевшей ничего понять маркизы, подбежал к окну. Увиденное мгновенно смело остатки сна шквалом тревоги и я, торопливо натянув штаны, выскочил в распахнувшееся передо мной окно, умело придержав своё тело у самой земли силовыми нитями. Бросился было к распахнутым воротам, чертыхнулся и, остановившись на миг, создал на ступнях защитный слой энергии, побежал дальше. А там вовсю шёл неравный бой, Акрис с рёвом размахивал своей огромной секирой, не подпуская к лежащему на земле Бормсу пятерых закованных в латы воинов, те в свою очередь размахивали мечами, стараясь обойти разъярённого воина по бокам. Шесть таких же латников уже лежали на земле, ещё двое прикрывали стоящего в нескольких шагах позади мужчину, в руках которого громко потрескивала шаровая молния. Я выбежал за ворота и швырнул в нападающих первое попавшееся плетение из самых простейших, латники тут же начали валиться с ног и биться в судорогах.

Акрис, словно медведь, рванул вперёд, намереваясь как можно скорее добраться до мага, но его опередил Вальдинг. Арбалетный болт пролетел над плечом бородача чуть не оторвав его ухо и, беспрепятственно пройдя магическую защиту колдуна, поразил оного в грудь. Мага отбросило назад, выпущенная из под контроля стихия ударила по защищавшим его латникам и оба, коротко вскрикнув, почти мгновенно изжарились в собственных доспехах, рухнули дымящимися манекенами, по латам пробежали последние искры и ушли в землю.

— Бери капитана и тащи к воротам. — Быстро скомандовал я Акрису, заполошно оглядываясь по сторонам, хотя тот уже сам подхватил постанывающего, но не выпустившего из руки меч Бормса. Я обернулся и увидел Турберта, тот целеустремлённо полз к воротам, волоча правую ногу из которой торчал обломок меча, Вальдинг забросил разряженный арбалет за спину и бросился к товарищу. С другого конца улицы послышался топот множества ног, я понял, что гости направляются в мю вотчину и, дождавшись пока мои воины окажутся за воротами, усилил защитную сферу, сделал её материальной на это ушёл почти весь заряд накопителей.

— Займись капитаном. — Указал я на Бормса только что подбежавшему к воротам Догпису, целитель без лишних слов активировал какой-то из своих амулетов и приступил к лечению. Я же, напряжённо прислушиваясь, вглядывался в проём ворот и, заметив облачко пыли, вздымаемое многочисленными стальными сапогами крупного отряда солдат, тут же сделал защитную сферу матовой и непрозрачной, во дворе стало значительно темнее.

— Как сможете стоять, идите в дом. — Зло стиснув зубы, процедил я и чеканя шаг, отправился к крыльцу.

— Кто-нибудь может мне объяснить, что здесь происходит? — Скрывая обеспокоенность за недовольством, поинтересовался я у входящих в комнату Бормса и Молай-Ха.

— Я могу. — Кивнул Мол и уселся за стол, Бормс был бледный, слегка покачивался, но ничего, жить будет.

— Ну так давай, чего тянешь? — Раздражённо фыркнул я и зло затушил в пепельнице наполовину выкуренную сигарету.

— В столице осадное положение. — Видя, что я не в духе, осторожно протянул Мол.

— И кто на нас напал? — Не понял я.

— Нет-нет, никто не нападал. Ещё ночью люди Императора закрыли все ворота, никого не впускают и не выпускают, а как только утром поднялся шум на площади, в город вошли четыре полка Императорской гвардии и начали обыск каждого дома.

— Как это каждого? — Поражённо вздёрнул брови я.

— В Эль-Тене чрезвычайное положение, Совет Магов пошёл на крайние меры в поисках дочери правителя. — Как бы извиняясь развёл руками Молай-Ха.

— А с чего они решили, что она вообще в столице? — Нахмурился я.

— Понятия не имею. — Честно пожал плечами маг, повернулся к молчаливо стоящему у стены Хориалу.

— Телепортацию можно отследить, но только не под вашей защитой, милорд. Расстояние очень маленькое, как только мы оказались под куполом, след перехода оборвался без обозначения точки выхода, судя по всему, ищейки Совета рассудили, что принцесса всё ещё находится в черте города. — Немного подумав, внёс свою лепту барон, подошёл к столу.

— Неужели они отследили нас до поместья? — Нахмурился я.

— Направление на столь коротких дистанциях уловить практически невозможно... — Начал было Хориал, но Молай-Ха перебил его.

— Я же говорю, что обыскивают всех, просто сейчас дошла очередь и до нас.

— Звучит паршиво. — Поджал губы и задумался я. Мой план, сидеть под носом у Совета магов, потягивать вино и гадить им в кашу как только станет скучно, пошёл по лесенке под стол, неужели придётся переходить к открытому противостоянию?

Если смотреть со стороны, я могу без особых проблем вырезать весь Совет под корень, противопоставить мне им нечего, вот только в этом нет особого смысла. Я не должен становиться врагом Империи, подобная ситуация лишь сплотит народ, а мне нужен хаос, неразбериха и бардак, что же делать?

— Так, значит телепортацию в мой купол отследить нельзя, возможность переместиться сюда извне я уже убрал, мы в полной безопасности, но сидеть здесь до скончания времён я не хочу. — Обдумав все за и против, побарабанил по столешнице пальцами я и внимательно посмотрел на Бормса, молчащего и явно старающегося показать что с ним всё в порядке, получилось у него не очень правдоподобно.

— Что у вас произошло с теми молодчиками у ворот? — Вспомнив о солдатах в компании мага, нахмурился я.

— Мы были в саду, когда услышали шум на соседнем участке, вышли к воротам а там солдаты Императорской гвардии, приказали открыть ворота и предоставить территорию для досмотра. Мы отказали им, начался бой, а потом появились вы, ваша милость. — Негромко рассказал о случившемся воин, крепко сжал зубы чтобы не закашляться.

— Всё с вами ясно, молодцы что задержали, потом напомни выдать вам премию, а сейчас топай к Догпису, пусть ещё подлечит и пока отдыхайте. — Кивнул я и на секунду прикрыл глаза.

— Ты говоришь, обыскивают всех? А как же дворяне? В столице же их просто уйма. — Заинтересовавшись этим вопросом, открыл глаза и посмотрел на Молай-Ха.

— Дома именитых аристократов обыскивают в первую очередь, если кто-то оказывает сопротивление, того сразу же задерживают и увозят в здание Совета.

— Ясно, значит ищут крайнего... — Задумчиво пробормотал я, мелькнула надежда.

— Простите, но я думаю, что уже нашли. — Красноречиво покосившись за окно, где белел матовый непрозрачный купол, тут же затоптал это светлое чувство Хориал.

— Тут ты прав, как было бы хорошо, если бы Совет считал всё происходящее заговором кого-то из своих чиновников. — Досадливо посетовал я и снова задумался, послышался скрип двери и на пороге появилась мама.

— Лукас, что происходит? — Указав пальцем на окно, обеспокоенно поинтересовалась она.

— Ничего страшного, просто небольшое затруднение, не волнуйся. — Поспешил успокоить её я и жестом указал мужикам расходиться, те послушно поднялись и вышли, Света подошла села рядом и пытливо посмотрела мне в глаза.

— У тебя проблемы? Да? — Уже зная ответ, всё же задала вопрос она.

— Можно и так сказать. — Поморщившись, признал очевидное я, постарался погасить собственное раздражение, чтобы не выплескивать эмоции на неё.

— Я могу чем-то тебе помочь? — Сама не особо веря в резонность сказанного, тронула меня за плечо Света, я лишь усмехнулся.

— Мам, нам придётся на некоторое время расстаться, мне нужно уладить кое-какие дела. — Вздохнув, сообщил ей о своём решении.

— Ты оставишь меня здесь одну? — Всерьёз испугалась Светлана.

— Нет-нет, что ты? Просто немного поживёшь у моих друзей, они тебе понравятся. — Торопливо сообщил я, мысленно подбирая кандидатуру «друзей»

Мама ушла собирать вещи, а я бегом отправился в кабинет, на ходу кликнув барона.

— Хориал, мне нужно спокойное место подальше от столицы. — Заявил я магу, разворачивая на столе карту мира.

— Вы хотите оставить там свою гостью? — Понимающе покивал головой маг.

— Именно. Какие будут идеи? — Навис над картой я.

— Могу предложить вам Друдал. — Немного подумав, ткнул в одну из точек на противоположном от Эль-Тена побережье барон.

— Портовый город? Не думаю, что это подходящее место. — Скептически изогнул бровь я.

— Прошу прощения, но вас ввёл в заблуждение масштаб, ведь это карта всего мира. — Возразил Хориал.

— Что ты имеешь в виду? — Нахмурился я.

— На карте город визуально близок к побережью, но на деле до ближайшего портового городка больше двух тысяч километров. — Терпеливо пояснил барон.

— Да уж, представляю цены на товары, с такой-то логистикой. — Вздёрнул одну бровь я.

— О нет, это вовсе не проблема. По трактам в Империи путешествуют лишь недостаточно богатые люди и авантюристы, все остальные предпочитают телепорты, вы можете не знать, но для торговых целей есть специальные телепорты с высокой пропускной способностью.

— Если так, то ладно. А что с людьми? У тебя есть там знакомые? — Решил не углубляться во все тонкости я.

— Да, я знаю главу этого города и близлежащих земель, граф Зокрас Коплистан, очень достойный человек, потомственный дворянин и блестящий политик.

— Человек Императора? — Подозрительно прищурился я.

— Все в этой стране — люди Императора, однако, он уже больше десяти лет не участвует в светской жизни, предпочитая заниматься управлением своего города и не лезть ни в какие склоки аристократии. — Пожал плечами Хориал.

— Такой человек нам подходит, и кстати, откуда ты его знаешь?

— Чуть больше полутора лет назад я два месяца гостил в его замке, пока налаживал систему телепортов в соседних с Друдалом городках.

— Сможешь проложить телепорт к графу? — Мысленно призывая к себе Еву, для наглядности постучал пальцем по точке на карте я.

— До Друдала почти тринадцать тысяч километров, но, для меня это не составит труда. — Без раздумий кивнул Хориал и мы стали ждать моего Служителя.

Граф Зокрас Коплистан оказался высоким стройным мужчиной уже в годах, но без седины в каштановой шевелюре. Его стража встретила нас не очень любезно, но, я не стал никого убивать, просто вырубил и мы очень быстро добились личной аудиенции аристократа. Мне понравился взгляд его ореховых, с лёгкой золотистостью глаз, в них было видно сдержанность, осторожность и недюжинный ум, то что нужно. Особо распинаться и предлагать неземные богатства я не стал, парой минут ранее узнал, что градоправитель Друдала ещё и добропорядочный семьянин и взял в заложники всю его семью. Очень действенный способ убеждения, угрожая перерезать горло младшей дочери, вынудил принести клятву верности с амулетом Кса-Арана на шее. Я был так добр и обходителен, что даже не позволил Еве убить старшего отпрыска графа, с какого-то перепугу бросившегося на меня с мечом.

Не удовлетворившись клятвой графа, привёл к присяге его супругу, старшего сына, младшего сына и пятилетнюю дочурку, очень милая девчушка оказалась, даже почти не испугалась короткого плена, не то что её малахольный братец. Проснувшийся во мне перестраховщик вынудил меня заставить поклясться в верности и лояльности всех слуг небольшого дворца и каждого офицера стражи, благо, с помощью графа даже никому угрожать не пришлось. Управились за один день, заодно осмотрел замок и обширную прилегающую территорию, маме должно здесь понравиться. Объяснил графу, что маме о его клятве знать не следует, и сказал придерживаться версии, что мы с ним просто очень хорошие друзья, если мама узнает о строгом подчинении этих людей, у неё язык не повернётся что-либо попросить, даже если это что-то будет ей очень нужно. Графиня отправилась лично готовить гостевые покои к прибытию дорогой гостьи, а наша троица снова юркнула в телепорт.

Как оказалось, я не учёл часовые пояса, если в Друдале только начинало вечереть, в Эль-Тене уже была поздняя ночь. Растолкав кухарку, я приказал ей принести в мой кабинет побольше снеди и мы с моими колдунами уселись думать великую мысль. Моя защита непоколебима, энергетическую сферу я зациклил на накопители таким образом, что она просуществует тысячу лет и ни крохи энергии не будет утеряно, а что самое приятное, отключить её могу только я во всём этом мире. При всём при этом, я не думаю, что гвардейцы с магами пару раз ткнули купол копьём, поняли что ничего не выйдет, пожали плечами и дружно решили позабыть об этом феномене, появившемся на окраине столицы. Наверняка они уже оцепили участок тройным кольцом и вовсю колупают защиту в тщетных попытках хотя бы подглядеть внутрь, ничего, пусть пыхтят, мне же лучше, когда у них ничего не получится, самоуверенность «великих и непобедимых повелителей магии» пошатнётся. Однако, хоть здесь и можно жить, это вовсе не дело. Слишком унизительно сидеть как крыса в мышеловке, сейчас я отступлю, но клянусь, сделаю это в последний раз, вот только куда?

Именно над этим вопросом уже не первый час бьются мои колдуны, споря и предлагая всё новые и новые варианты. А я что? Я не знаю Империю так хорошо как они, некоторую часть разговора вообще не понял, нужно будет на досуге книжку какую умную почитать, хоть немного узнать о мире, приютившем юного некроманта. Я наблюдал, слушал, пытался вникнуть и пришёл к выводу, что рано или поздно, Императорские ищейки или сотрудники Совета найдут нас, в какую бы глухую деревню мы ни забились.

— А что если мы поселимся там, где вообще нет людей? — Наконец прекратив слушать, прервал я их дебаты, оба мага непонимающе посмотрели на меня.

— Что вы имеете в виду, ваша милость? Заброшенную деревню? — Первым подал голос Хориал, Мол на его предположение презрительно фыркнул.

— Нет, к чёрту ваши деревни, не хочу нюхать аромат навоза по утрам, меня больше интересует вот это. — Развернув карту лишь наполовину, я уверенно ткнул пальцем в заинтересовавший меня ещё при первом изучении кусок материка.

— Но это же Великий лес. — Моргнул Молай-Ха.

— Ну и что? Судя по карте, никаких селений там нет, ценных ископаемых тоже, значит и лишних людей быть не должно. — Не понял его удивления я.

— Так-то оно так, вот только это же... А хотя... — Начал было Хориал, но замолчал и крепко задумался.

— Что ты хотел сказать? Договаривая давай. — Недовольный такой интригой, раздражённо поморщился я.

— У Великого леса очень нехорошая репутация. — Ответил вместо него Молай-Ха.

— Тоже мне проблема, уж с чудищами мы, я думаю, справимся. — Несколько самонадеянно, зато очень уверенно заявил я.

— Сказки всё это, нет там никаких чудищ. А нехорошая репутация потому что на многие тысячи километров раскинута непроходимая чащоба, в глубине от окраин нет никакого человеческого жилья и полно диких животных. Один пошёл — заблудился, второго — медведь разодрал, третий — в овраг свалился и шею сломал, умножить на несколько веков, вот вам и страшные легенды про таинственных чудовищ. — Презрительно фыркнул Хориал, прекратив размышлять.

— Не бывает дыма без огня. — Попытался осадить его Молай-Ха, но получил от бывшего члена Совета красноречивый взгляд, стушевался и замолчал.

— Раз там нет людей, значит я могу раскинуть купол и никакие ищейки нас там не найдут. — Подытожил я, почесал подбородок и достал из пачки последнюю сигарету.

— Это вполне выполнимо, только, как я уже говорил, редкое жильё попадается только по краю леса, километров сто-двести в глубь, дальше никто не забредает, даже самые отчаянные охотники. — Предупредил меня Хориал.

— Не беда, уж дом построить мы сможем, а там поглядим, как расширяться будем. — Отмахнулся я, уже уцепившись за новую идею.

Утром следующего дня я практически спал на ходу, дождался полудня, переправил маму к графу Зокрасу и его домочадцам и, вернувшись в поместье Риатор, без сил рухнул на кровать. Даже играться в Сорианной желания не было, просто одно стремление, закрыть глаза и поспать, и чтобы никто не беспокоил раньше времени. Так всё и получилось, когда отоспался и продрал глаза, за окном снова чернела ночь, и правильно, я ведь некромант — ночное существо, распугивающее всех зомби своими мешками под глазами, всё согласно канонам. Не став никого лишний раз тревожить, забрёл на кухню — перекусил. Нашёл в доме рюкзак Евы с модифицированным накопителем внутри и поплёлся с ним во двор, готовиться к будущему походу. Никак иначе свою отправку в лесную чащобу я воспринимать не могу, это в первые дни моего здесь пребывания я был слаб и меня неслабо потрепала какая-то клыкастая свинья, зато теперь я многое могу, единственное, что мне может понадобиться — энергия. Вот именно ею я и решил запасаться, перетаскивая на пустой участок за садом все крупные булыжники, какие только смог найти. Уже наловчившись создавать накопители, я превратился в самый настоящий конвейер. Даже не ждал пока очередной экземпляр остынет, сразу переходил к новому и так раз за разом, регулярно подпитываясь из накопителя-рюкзака. Когда я закончил, у меня было уже больше ста булыжников-артефактов, а главный накопитель почти опустел, вот те раз, немного увлёкся.

Перевёл дух, немного покурил и принялся изображать из себя экскаватор. Хорошо обладать магией, за какие-то сорок минут выкопал яму метра четыре в глубину и три в диаметре, плюнул на дно и принялся связывать между собой все накопители, в самом конце прикрепляя к этой длиннющей цепи накопитель из рюкзака, у него радиус захвата энергии под двадцать метров, он будет собирать силу смерти, и по каналам цепи равномерно наполнять все остальные, только и знай, что сырья побольше надо. Уж чего-чего, а этого добра у меня сегодня просто завались. Я не ошибся, когда предположил об оцеплении, вернув части защитной сферы прозрачность с внутренней стороны, я вгляделся в плотное кольцо воинов, с ног до головы закованных в сталь, тоже мне бронетранспортёры, неужели думают, что эти железяки уберегут их от такого удалого молодца как я? Развлекаться и устраивать балаган не было настроения, иначе бы я кликнул Еву и выпустил её на охоту, а точнее — бойню.

Вместо этого я сосредоточился и создал над выкопанной ямой невидимую сетку. Почему невидимую? Да потому что её нити были из энергетических мономолекуляров, для проверки швырнул ветку и на дно ямы упали обрезки не больше кулака длиной. Вот и пришло время, я подошёл ближе к сфере и выпустил сквозь неё с десяток толстых энергетических нитей, оплёл ими ближайщих ко мне латников, резко материализовал путы и дёрнул, подбрасывая в воздух. Пролетев у меня над головой и миновав на мгновение ставшую проницаемой для физических тел сферу, первые жертвы моей охоты по одному полетели в яму, на дно упали уже аккуратными окровавленными кубиками, артефакт стремительно налился чернотой, каналы цепи открылись во всю ширь, наполняя пустые камни силой.

Военные не блистали умом, перед тем, как шеренга дрогнула и отступила, я успел выдернуть из строя больше тридцати солдат, почти на две трети заполнив яму салатом из мяса, костей и железа. Накопители значительно потемнели, я потянулся к цепи силой и определил, что до полного заполнения осталось ещё немного. Решив больше не заморачиваться, сделал в защите небольшую брешь, выбросил накопитель-приёмник прямо под ноги оторопевшим от такой наглости воякам и наотмашь хлестнул длиннющей нитью-резаком. Не рассчитал, попал им по ногам и шеренга в зоне моего замаха начала заваливаться, оглашая всё вокруг воплями боли и ужаса. Нить в моих руках замелькала, торопливо добивая упавших, а артефакт просто вскипел тьмой, по каналам хлынула тёмная сила, очень быстро заполнив все накопители до предела. Чтобы не терять излишки, я накачал дармовой энергией накопители удерживающие защитную сферу, лишним никогда не будет. Втянул основной артефакт обратно в сферу и снова наглухо закупорил защиту, пусть теперь что хотят делают, у меня есть всё что нужно. Возиться с землёй больше не хотелось, отдал распоряжение закопать братскую могилу Вениамину и отправился в поместье требовать завтрак, благо уже светает.

За ночь Бормс окончательно пришёл в себя, Мастер Догпис воистину творит чудеса целительского искусства, раненный в ногу Турберт даже почти не хромал.

— Мужики, возьмите у Вени мешки и упакуйте в них чёрные камни, что кучей лежат за садом. — Махнул рукой в сторону недавно учинённой расправы, скомандовал я наёмникам.

— Полные набивать? — Догадался уточнить Акрис.

— Не надо полные, мешки не выдержат. По десять штук в один мешок, и оставьте там, сюда тащить не надо.

— Будет сделано. — Как-то слишком уж по военному кивнули бойцы и зашагали в указанном направлении.

— Ева, девочка моя, иди командуй слугами, проверь, чтобы они упаковали все нескоропортящиеся продукты и взяли побольше еды на первое время. Служитель молчаливо кивнула, она всё утро слегка дуется на меня за то, что я не позвал её на процедуру наполнения накопителей, тоже мне маньячка нашлась.

— Догпис, твоя задача собрать все возможные материалы в доме, которые могут понадобиться в твоём деле, упакуй и приготовь к отправке. — Вот и Мастер целитель ушёл в дом, я проводил его взглядом и обернулся к оставшимся. Эрла не вытерпела моего прямого испытующего взгляда, отвела глаза и потупилась.

— Ты пока просто не путайся под ногами. — Так и не придумав занятия своей воспитаннице, нехотя отпустил её я и глянул на Молай-Ха, тот слегка насторожился.

— Оружие, артефакты, всё полезное выноси из дома и складывай во дворе, позже отсортирую. — Распорядился и, оставшись наедине с Сорианной, задумчиво оглядел её с ног до головы. Опять вынарядилась, укуталась тряпками по самую шею, затянулась в корсет и никаких вам декольте, а ведь грудь у неё красивая...

— А что мне делать с тобой? — Довольно достоверно изображая задумчивость, неторопливо протянул я и, сделав шаг оказался прямо перед замершей женщиной. Опять строит из себя леди невозмутимость и холодность, неужели мой метод так плохо работает?

— Я бы хотела, чтобы вы оставили меня в покое. — Голос уверенный, но на последнем слове слегка дрогнул, это не укрылось от моего внимания и я растянул губы в довольной ухмылке.

— Я бы хотел оставить тебя в покое, но ведь ты у меня такая вкусненькая. — Продолжая ухмыляться, демонстративно улыбнулся и провёл пальцем по её щеке, маркиза сделала короткий шажок назад.

— А вот убегать не советую, иначе я буду тобой сильно недоволен. — Шагнув ещё ближе, я обнял её за талию, рывком прижал к себе и прошептал это почти в её губы.

— Я очень не люблю, когда такие аппетитные и сочные девочки строят из себя невесть что и пытаются показать характер. Если этот самый характер у тебя не ахти какой чудесный, лучше спрячь его, не вынуждай меня выбивать твою дурь плетьми, очень не хочется зазря портить твою кожу, она у тебя такая нежная. — Хоть и сохранив добродушный и шутливый тон, я всё же добавил в голос угрозу, Сорианна всё поняла и медленно, очень медленно, моргнула длиннющими ресницами.

— Не надо думать, что если мы уходим из поместья, то наш договор теряет силу, теперь твой дом там где я. — Я чуть отстранился, чтобы заглянуть в глаза. Попал в самую точку, взгляд Сорианны на мгновение стал испуганным, в нём мелькнуло разочарование и досада, так-так-так... Я тут же перестал улыбаться и посмотрел в лицо маркизы куда более пристально, она занервничала, сердце заколотилось чаще, неловко повела плечами, но, моя рука обвившая её талию не дрогнула, я лишь ухватил пальцами её бок и немного сжал, заставив болезненно поморщиться.

— Оставь эти мысли, я вижу тебя насквозь, то что я не делаю тебе больно, ещё не означает, что у тебя появились какие-то права. — Чётко выговаривая каждое слово, произнёс я и провернул недавно выученный фокус, выдыхаемый мною воздух становился морозным, наполненным микроскопическими льдинками покалывающими кожу, а так близко к лицу это не очень приятно, и должно неслабо напугать. Эффект оправдал все ожидания, Сорианна сжалась словно в ожидании удара и быстро закивала, не осмеливаясь лишний раз открывать рот, я отпустил её и не оборачиваясь ушёл готовиться к переезду.

На сборы ушло почти четыре часа, в итоге во дворе поместья образовалась гора мешков и коробок с меня ростом, я оглядел весь этот скарб и вздохнул. Если бы не Хориал, всё это барахло пришлось бы оставить здесь, ибо без телеги бы обойтись не смогли, однако, очень хорошо иметь под рукой мага, способного открывать прямые порталы в пространстве. Быстро посчитав всех присутствующих по головам, я убедился что все здесь и отправился в подвал за последней своей спутницей.

— Рокильда, лапочка, нам пора идти. — Оказавшись у её камеры, постучал костяшками пальцев по решётке двери. Принцесса смерила меня безразличным взглядом, на её красивом личике не дрогнул ни один мускул, ещё одна много мнящая о себе, вот за что мне это всё? Я открыл замок, распахнул решётку и быстрым шагом прошёл в центр камеры, где с воистину Императорским величием на табурете восседала моя пленница.

Девушка брезгливо дёрнула плечом, стоило мне только коснуться её, я помедлил секунду и закатил строптивой узнице звонкую пощёчину. Рокильда восприняла это спокойно, лишь мотнула головой и снова уставилась вперёд, не обращая внимания на боль, мне это очень не понравилось. На этот раз я схватил её не за плечо а за густые длинные волосы, попытался сдвинуть с места. Не понял, что она сделала, но в тот же миг я оказался на полу, а эта с виду хрупкая девица сидела на мне, до боли выворачивая руку и упираясь коленями в позвоночник.

— Не смей прикасаться ко мне, смерд. — Впервые подав голос, презрительно процедила она, резко дёрнула за руку, намереваясь её сломать, но у неё не вышло совершить такой эффектный и пафосный жест. Получив несколько мгновений, пока она разглагольствовала, я укрыл свою вывернутую конечность слоем энергии, поэтому теперь все её усилия оказались тщетны. Должен признать, ума и решимости девочке не занимать, с первого раза не сломав мне руку, она тут же ударила кулаком в затылок, тихо охнула и тут же кубарем покатилась на пол с неторопливо поднимающегося на ноги меня.

— А с тобой будет весело. — Принцесса, уже вскочившая на ноги и вставшая в какую-то незнакомую мне боевую стойку, отшатнулась от моей улыбки. Весёлая злоба заполнила мою душу, наглость пленницы взбесила и одновременно заставила восхищаться, кровь вскипела и я рванул вперёд, на ходу заключая своё тело в непробиваемый экзо-скелет из материализованной энергии полностью. Рокильда мгновенно оправилась от первой растерянности и умело провела серию точных и на диво быстрых ударов. Не будь я облачён в броню, уже бы снова лежал на полу, но сейчас девушка зашипела и сделала шаг назад, снова встала в стойку, с её разбитых костяшек уже начала сочиться кровь.

— Давай потанцуем, раз ты настаиваешь. — Ощерился в безумном оскале я, размашисто шагнул вперёд и, перехватив её руку после очередного не увенчавшегося успехом удара в лицо, с силой дёрнул на себя. Вопреки моим ожиданиям, равновесия наследница престола не потеряла, просто сделала шаг вперёд и её колено впечаталось мне в пах, коварный удар, и очень женский, сама себе хуже сделала, а вот не надо так с размаху стучать по энергетической броне, это как по бетонной стене бить, ей без особой разницы, а вот тебе...

Я дёрнул Рокильду дальше, одновременно отходя в сторону и подставляя ей подножку. Принцесса отлично видела что я делаю, хотела было перешагнуть преграду, но, травмированная до этого нога подвела, слегка подогнулась и она, споткнувшись, растянулась на каменном полу камеры, хорошо что я вовремя успел отпустить руку.

— Ну как, ваше высочество? Будем ещё ручками-ножками размахивать? — Не дав ей подняться, с усмешкой спросил я и, не давая ей шанса подняться, с размаху пнул под дых, немного не рассчитал силу, сейчас двигаюсь не я, а тонкая плёнка энергии, обволакивающая моё тело. Тело девушки слегка подбросило и она, упав на пол, тихо застонала, жмурясь от боли.

— Кунг-фу, или что ты там практикуешь, дело хорошее, вот только здесь оно несколько неуместно. — Присев рядом на корточки, я намотал на кулак её шикарные волосы, уткнул лицом в пыльный пол подвала, вжимая щекой в холодные каменные плиты.

Сейчас из моей хватки не вырвется даже слон, она не знала об этом и попыталась сделать невозможное. Зарычала зло, как загнанный в угол медведь, засучила руками и ногами по полу, безжалостно обламывая ногти и оставляя в пыли кровавые следы с изодранных пальцев, какая упорная. Резко встав, я вздёрнул её на ноги за волосы, Рокильда рефлекторно вцепилась мне в руку, попыталась разжать стиснутые титанической хваткой пальцы, зарыдала от собственного бессилия.

— Не надо было меня на пол ронять, ваше высочество, а сейчас чего плакать? Сама хотела подраться. — Без намёка на жалость, очень спокойно сказал я и небрежно толкнул принцессу к противоположной стене, она приложилась о неё спиной и, сбив дыхание, сползла на пол, натужно закашлялась, из прокушенной губы по подбородку потекла кровь, пачкая и так уже изгвазданное дальше некуда платье.

— А я ведь хотел по-хорошему, пройдите сюда, присядьте здесь, вот зачем было ерепениться? — Снова присаживаясь перед ней на корточки, пытливо заглянул в лицо бойкой девицы.

Её губы скривились в презрительной усмешке и она плюнула мне в лицо, из сидячего положения прыгнула вперёд и, перекатившись через голову, ухватилась за отброшенный в начале схватки табурет. Я сжал зубы и, одним движением смахнув с брони её слюни перемешанные с кровью, резко выпрямился и оглянулся. В тот же миг мне в лицо врезался табурет, с грохотом разлетелся в щепки, в руке у бледной, но с яростной решимостью в глазах девушки остался лишь расщеплённый обломок ножки. Не задумываясь ни секунды, она поднырнула под мою руку и, оказавшись почти вплотную, изо всех сил вогнала этот острый кусок дерева мне в шею. Ну как, попыталась вогнать, эффект нулевой, лишь больше расщепила своё бестолковое оружие и щепки вонзились ей же в руку, глупышка. Я стоял и смотрел, как она, морщась от боли и придерживая раненую руку другой, дёрнулась к распахнутому настежь выходу. Я даже не пытался догонять, лишь дождался, пока её нога вознесётся над порогом, как тут же активировал одну из неактивных до этого нитей на её теле.

Рывок и принцесса летит обратно спиной вперёд, падает на пол и выгибается дугой от пронзившей всё тело боли. Пусть ещё спасибо скажет, что я в последний момент придержал её голову, чтобы затылком не приложилась, умирать этой девочке ещё рановато.

— Ну как? Набегалась? — Я вытер испачканные в её плевке пальцы о её же лоб, Рокильда слабо пошевелилась, попыталась перевернуться, но я уже сам толкнул её в бок и перевернул на живот, выкрутил здоровую руку за спину и, взяв с пола одну из щепок потоньше, неторопливо так загнал под ноготь. В камере раздался истошный визг, принцесса задёргалась, пытаясь освободиться, но я держал крепко, вот и вторая щепочка нашла своё пристанище, а Рокильда уже иступлено колотит раненой рукой по полу как взятый в захват рестлер.

— Думаю, ты усвоила первый урок, девочка. — Отпустив, я поднялся и достал из кармана мощный целительский артефакт, позаимствованный у Догписа на всякий случай. Рокильда поскулила ещё несколько секунд, а потом понемногу затихла, лишь слёзы не слушаясь хозяйку, всё лились и лились по грязным от пыли и крови щекам. Когда надевал на неё один из своих артефактов-глушилок, девица больше не дёргалась, но я предусмотрительно не снимал брони, уже понял, что она упёртая как баран, а с такими сложно, хоть и весело. Закончив все меры предосторожности от обнаружения пленницы колдунами, я усадил её, привалил спиной к стене и, схватив за волосы, прижал затылком к холодному камню, пристально посмотрел в глаза.

— Не надо думать, что если я оставил тебе жизнь, то ты какая-то особенная, это не так. Если мне надоест с тобой возиться, то ты повторишь судьбу своей мамочки. Ты ведь видела, как эту венценосную потаскуху долбили по очереди мои солдаты? А слышала её вопли и визги? Или твоей мамуле понравилось и она просила ещё? Можешь не бледнеть, сам знаю, что слышала и видела, поэтому дважды подумай перед тем как совершить ещё одну глупость, потому что после маминой участи, ты разделишь судьбу своих братишек, и твой горячо любимый папочка получит в подарок ещё одну голову своего ребёнка, так сказать, для полноты коллекции. — Я постарался улыбнуться как можно более жутко, вложил в эту улыбку смерть, с которой уже очень хорошо умею обращаться. Рокильда даже не пискнула, когда я перекинул её через плечо, повисла как куль с мукой, так мы и вышли из подвала.

В телепорт уходили в молчании, пока Хориал удерживал открытый проход, остальные торопливо перетаскивали в него барахло, я же стоял чуть поодаль, пристально следя за всем процессом. Вот последняя коробка скрылась в портале и тот захлопнулся, оставив меня, Хориала, Еву и всё ещё не подающую признаков активности принцессу на плече. Поманив своих людей за собой, двинулся в глубь парка, прошёлся к мешкам с накопителями и кивнул на них Еве и Хориалу. Маг снова открыл портал, а Служитель легко, словно пушинки забросила в него тяжеленые мешки с камнями, мы вошли в лес и портал закрылся, оставив за собой пустое поместье и одинокого зомби, уже начавшего расставлять по местам стулья в трапезной.

***

Вот он, Великий лес, которого так побаивался Молай-Ха. И чего боевой маг трясся? Ничего особо пугающего здесь нет, если верить Хориалу, мы вышли в самом центре непроходимой чащобы и она тут же не оправдала своего названия. Небольшая поляна, вокруг высоченные стволы деревьев в несколько моих обхватов стоят частоколом, даже представить трудно, сколько веков если не тысячелетий эти гиганты росли. Первым делом я сбросил с плеча Рокильду и, приказав Еве глаз с неё не спускать, а если попытается бежать — сломать ноги, вышел на центр поляны. То тут то там валялись сухие, наполовину истлевшие стволы поваленных деревьев, под ногами мягко пружинила лесная почва и хрустели сухие ветки. Все мои спутники напряжённо оглядывались по сторонам, я последовал их примеру и тоже заозирался, вовсю сканирую пространство вокруг магическим зрением. Ничего особенного, лес как лес, нечастые точки мелких зверьков в корнях деревьев, шелест листвы, лёгкий ветерок растрепавший волосы, силуэт какого-то животного метрах в двухстах на севере, он прислушивается к чужакам, начал быстро удаляться прочь, ничего удивительного. Закончив осмотр местности, я повернулся к своим людям и начал распоряжаться.

— Начинайте убирать валежник, стаскивайте в кучу вон на ту сторону. Если найдёте не очень трухлявый, оставьте на дрова. Бормс, ты за старшего, не в первый же раз в лесу? — Незаметно поправив в штанах напряжённый член, посмотрел я на воина. Тот убрал меч за спину и согласно кивнул, тут же начал что-то говорить Турберту.

— Маркиза, ты идёшь со мной. — Ухватив Сорианну за руку, я потащил её прочь от полянки, старательно обходя деревья.

— Куда мы идём? — Наконец подала голос женщина, как только мы скрылись за толстыми стволами и перестали слышать голоса оставшихся.

— Вот сюда. — Оглядываясь по сторонам, я толкнул её к ближайшему дереву, от неё повеяло лёгким испугом, но, мне сейчас было не до этого.

Стремясь поскорее сбросить пар, я за плечи развернул её к себе спиной, нагнул и, забросив длинный подол платья на спину, начал торопливо развязывать пояс. Уже поняв, для чего она понадобилась, маркиза уперлась ладонями в шершавый ствол дерева и обернулась, чтобы увидеть как я, достав стоящий колом член, безо всяких прелюдий приставил головку к слегка раскрывшимся от принятой маркизой позы половым губам. На этот раз не было никаких ласк и накачки партнёрши энергией, я наглядно показал маркизе, где её место, довольно грубо и бесцеремонно вошёл и начал просто трахать, не заботясь о её ощущениях и комфорте. Вагина, уже успевшая за последнее время адаптироваться под мой член, приняла напряжённый ствол в свои объятья как родного, а уже через пару минут, двигаться стало намного легче и я ощутил жар, разгорающийся внутри Сорианны. Без прямого воздействия магией, маркиза разгонялась хоть и медленнее, но игнорировать член, заполняющий её влагалище до предела, не могла просто физиологически.

К тому времени как я, сосредоточенно сопя, взял темп, ей киска уже дала нужную для процесса смазку а сама Сорианна перестала недовольно морщиться. Просто и незатейливо ухватив свою женщину за бёдра, я раз за разом ритмичными толчками загонял в неё член, с удовольствием слушая, как яйца хлопают ударяясь о её лобок. Всё же, чему-то я её приучил, точнее не саму маркизу, а её тело. На моё вторжение оно отреагировало хоть и несколько заторможено, но всё же к запаху листвы под ногами прибавилась пикантная нотка её выделений, которые первыми редкими каплями уже поползли по внутренней стороне бёдер. Опустив голову, Сорианна прикусила край воротника, стараясь не издать ни звука, однако я уже вошёл в кураж и пара копий моих ладоней всё же оказались на её груди под платьем, остановив их раскачку, тёплые пальцы сжали и начали массировать соски в такт моим толчкам, маркиза чуть сильнее прогнулась в пояснице и тихо застонала, не выпуская из стиснутых зубов ткань воротника.

Кого ты пытаешься обмануть? Тоже мне благородная леди, стоит раком в лесу с вульгарно задранным подолом и кайфует от мощного члена, без разрешения вошедшего в лоно. Нет, ты не маркиза, ты самая обычная сука, которой нравится, когда её качественно трахают, а всё остальное — пыль, наносная шелуха, которая слетает сразу же, стоит тебе завестись. А о том что Сорианна уже не просто отбывает повинность а реально завелась, говорят её слабые покачивания, с каждым моим толчком, она слегка отталкивается от дерева, еле заметно подаваясь назад, навстречу члену, который уже влажно хлюпает в разгорячённой, сочащейся смазкой киске. Закрыла глаза, запрокинула голову, из приоткрывшегося рта вырываются тихие стоны вместе с частым дыханием, чудо как хороша, когда не строит из себя неприступную аристократку.

Я сосредоточился на ощущениях, судя по её реакции, маркиза решила расслабиться, получить удовольствие и кончить, так не доставим же ей такой радости. Ускорившись, я сменил ритм, она была не готова, глаза широко распахнулись а дыхание сбилось, стон застыл на пухлых губках, а ты что думала? Отлично понимаю, что в таком темпе долго не продержусь, сейчас это мне и нужно, не собираюсь долго задерживаться у этого дерева, дел невпроворот. Не сдержав довольного рычания, в последний раз заталкиваю член в горячее сочное влагалище этой сучки и, сжав бёдра ладонями так, что потом останутся синяки, кончаю, накачивая маркизу семенем. От Сорианны ко мне рванул целый шквал эмоций, похоть, предчувствие оргазма, недоумение, надежда, разочарование и обида. Я с ухмылкой вынул скользкий и блестящий в пробивающихся сквозь кроны деревьев лучах солнца член и, вытерев его о её пышную задницу, снова надеваю штаны.

— Давай, зачехляйся. — Заметив, что Сорианна всё ещё стоит в той же позе, с надеждой ожидая продолжения, с силой шлёпнул её по заднице. Женщина взвизгнула и тут же выпрямилась, подол упал до земли, скрывая следы наших делишек.

— Я... Вообще-то я тоже... — Попыталась было что-то сказать маркиза, потирая пострадавшее место ладонью, раскрасневшаяся и всё ещё не отошедшая от нахлынувшего на неё возбуждения.

— А ты будешь кончать когда я разрешу. — Продемонстрировав ей фирменную ухмылку некроманта, потрепал растерявшуюся аристократку по щеке я и, вновь ухватив за руку, быстро потянул в сторону лагеря.

В самом лагере особых перемен не наблюдалось, не так уж долго мы отсутствовали, бойцы вместе со слугами усердно растаскивали валежник, очищая площадь. Некоторые стволы были слишком велики, Акрис разрубал их своей секирой, в остальном всё шло по плану. Сбросив лишние эмоции и пребывая в довольно благодушном настроении, я бросил короткий взгляд на привалившуюся к одному из деревьев Рокильду, бдящую рядом Еву и принялся помогать своим бойцам. С моим участием дело пошло куда как быстрее, магия это вам не руки, уже через час мы сидели на аккуратно уложенных стволах деревьев и смотрели как разгорается огонёк костра. Где-то за спиной гремела утварью кухарка, ей помогали слуги, один из них старательно раздувал ещё один костёр поменьше, специально для поварских нужд. О технике безопасности Бормсу напоминать было не надо, опытный наёмник и вправду не в первый раз оказался в лесной местности и обезопасил полянку и близлежащий лес от случайного возгорания.

Я же снова погрузился в размышления и дал себе зарок, что это моё последнее место обитания. Пусть что хотят делают, а отсюда я уже никуда не уйду, вцеплюсь в эту землю зубами, хватит скакать с места на место как блоха на сковороде, слишком уж это несолидно для такой важной персоны как я. Нет, я мог отправиться в своё убежище в толще горного массива, там нас тоже не обнаружить, однако, сидеть в лесу у костра куда как приятнее, нежели куковать в огромном каменном мешке, когда над головой нависают миллионы тонн камня. Да, пусть там будет склад для особо важных вещей, уже положил своё золото, украденное с далёкой родины, также прибавил богатства и весь капитал Хориала, который ушлый колдун успел перетащить из своего имения под мою защиту, конечно, Совет Магов сразу же арестовал его счета и изъял всё имущество, наивные. Ничего, пока оставлю Совет в покое и займусь обустройством своей окончательной берлоги, пусть пока всё устаканится, так новый удар по престижу колдунов будет куда ощутимее. Мне нельзя останавливаться, я должен наращивать собственное могущество, а значит нужны жертвы, много жертв. Просто так их забирать нельзя, если не воспользуюсь головой, итог будет бестолковым, поэтому для начала мне нужен плацдарм.

— Ева, мой мешок. — Кивнув своим мыслям, решительно указал на кучу вещей я. Служитель подскочила и бегом принесла сумку, которую я собирал лично. Я начал копаться в её недрах, отыскивая артефакты, нашёл.

— Барон, давай сюда свою руку. — Выудив из мешка тонкий чёрный браслет, целиком выполненный из модифицированного накопителя, я защёлкнул его на пухлом запястье мага и одним энергетическим посылом активировал уже заложенную в него энергетическую форму. Следом за Хориалом, стильными украшениями обзавелись все присутствующие кроме принцессы Рокилды, у неё на шее уже красуется аналог подобного изобретения. Артефакт очень простой и в то же время сложный, он перманентно поддерживает вокруг своего носителя небольшую сферу из не материализованной чистой энергии, нейтрализующей любую местную магию. Особенность именно этих артефактов в однонаправленности, сами носители магию использовать могут, так сказать, из сферы, а вот любое воздействие из вне будет гаситься со стопроцентной гарантией, это отсечёт от моих людей любые поисковые заклинания и не выдаст нашего местоположения.

— Бормс, сейчас мы уйдём, а ты останешься здесь за старшего. Пообедайте и начинайте обустраивать лагерь, я постараюсь вернуться к вечеру. — Поднявшись на ноги, я покровительственно похлопал по плечу наёмника, жестом позвал за собой Хориала и Еву.

— Куда на этот раз? Пойдём вырезать совет? — Обрадовавшись новой возможности кого-нибудь разорвать на части, как маленькая девочка подпрыгнула Ева, догоняя меня.

— И не мечтай, никого убивать не будем, сейчас наша задача найти людей, сами мы в этом лесу не управимся. — Сосредоточенно высчитывая на пальцах, отмахнулся от неё я.

— Ну-у-у-у... Так не интересно-о-о-о-о... — С притворным недовольством протянула Ева, я отлично понимаю, что ею движет. Она не свихнувшийся маньяк, ей просто физиологически нужно убивать людей, от этого моя девочка становится сильнее, быстрее и крепче, такова уж природа Служителя.

— Сейчас сделаем дела, а на ночь я отпущу тебя на охоту. — Пообещал я и обернулся к грузно шагающему чуть поодаль Хориалу, ему было некомфортно на такой мягкой почве, что то и дело проминается под его немаленьким весом.

— Мне нужен город, в котором найдётся хорошая строительная артель. — Сообщил о своей задумке я.

— Тогда нам нужно отправиться в Есвон, в этом городе живут и собираются лучшие мастеровые и ремесленники. Только я не уверен, что смогу открыть туда портал, сегодня порядком истратил манну и ещё не успел восстановиться. — Повинился Хориал.

— Это не проблема. — Ухмыльнулся я и без предупреждения ухватил барона за плечо, из моей руки в него начал вливаться поток чистой энергии, которую её тело само преобразовывало в привычный для себя тип силы. Я не боялся, что с Хориалом получится как с Сорианной, нет, он маг и его тело с детства приучено впитывать энергию и запасать её, вот и сейчас, у барона не встал колом, зато почти пустой резерв начал стремительно заполняться. Он не испугался, лишь удивился, но, прислушавшись к своим ощущениям, через пару минут уверенно кивнул. Я тут же отдёрнул руку, вопросительно заглянул в глаза.

— Теперь мы можем отправляться. — Сообщил маг и повёл ладонями. Перед нами распахнулся проход, Ева первая шагнула в какую-то тёмную, не очень ухоженную подворотню, огляделась и кивнула мне.

— Это и есть город ремесленников? — Скептически повёл носом я, поморщился.

— Да, просто место неудачное, зато здесь нас точно никто не увидит. — Пожал плечами маг.

— Вообще-то увидит. — Хмыкнула Ева и стремительно рванула куда-то мне за спину, оттуда послышался испуганный вскрик и хруст костей, я торопливо обернулся.

— Вот теперь не увидит. — С широкой улыбкой констатировала красотка, поднимая за патлы оторванную голову какого-то бродяги.

— Ева, девочка моя, что я тебе говорил по поводу дел и убийств? — Вздохнув, устало прикрыл лицо ладонью я.

— А я думала, что ты говоришь не убивать тех, с кем мы будем вести дела. — Искренне удивилась Служитель и пренебрежительно отбросила свой сомнительный трофей в мусорную кучу чуть дальше по переулку.

— Не только, пока что воздержись вообще, и без приказа никого не трогай. — Мысленно отметив, что с бомжами и вправду никаких дел иметь не собираюсь, уточнил свой приказ я и мы дружно потопали к светящемуся мягким светом фонаря выходу, на свежий воздух.

— Ты здесь раньше был? — Повернулся я к идущему слева Хориалу.

— Да, очень часто. Настройкой каждого телепорта мне приходится заниматься лично, а здесь их чуть ли не больше чем в столице. — С каким-то облегчением и затаённой злобой признался маг, вот оно как, он сам был не в восторге от своей работы.

— И как ты добился места в Совете, с таким-то отношением? — Добродушно усмехнулся я, не особо ожидая ответа.

— Я не добивался места в Совете, Великий Магистр Пиннерс сам предложил мне его в качестве поощрения за вынужденный труд, и чтобы я всегда был под рукой.

— Вынужденный? — Не сразу понял я.

— Да, так получилось, что когда я только начинал осваивать магию, о моём таланте узнал Совет, они же помогли мне учиться, дали стипендию, обеспечили моих родных деньгами, пожаловали мне титул, за то что я сам разработал системы телепортационных комплексов и обучал работе с ними других способных учеников. Империя дала мне всё, но при этом я был вынужден много работать, и особого выбора у меня не было. Однажды я попытался уйти, но, мне ясно дали понять, что у Великого Магистра Пиннерса иное мнение по этому вопросу. — Тяжело вздохнул Хориал.

— Так ты у нас гений? — С ноткой ехидства уточнил я.

— Да, это так. Только я во всей Империи могу открывать телепортационные переходы без применения высокоуровневых артефактов и без строгой привязки к точкам входа и выхода. — Совершенно серьёзно сообщил барон.

— Хм... Звучит очень умно... — Не до конца понял, о чём он говорит но на всякий случай многозначительно хмыкнул я.

— А как же твои ученики? Неужели они не могут... Это... Ну то что ты только что сказал. — Пощёлкал пальцами я.

— У меня мало учеников, всего шестнадцать, и открывать самостоятельные телепорты могут лишь двое из них, они самые способные, но даже при этом, на каждый проход им требуется больше двух часов подготовки и всегда есть шанс неудачи, к тому же, они ещё не умеют точно оперировать тонкими слоями магии, поэтому сил на процесс у них уходит больше чем у меня в разы. — Что-то Хориал разговорился, судя по всему, барону нравится говорить о своей магии и хвалить себя, что же, все мы немного Хориалы.

— Ладно, расскажешь о своих учениках позже, сейчас веди нас к командиру строителей, есть тут такой? — Оборвал его разглагольствования.

— Да, лично с главой артели я не знаком, но знаю где находятся их кварталы. — Не стал спорить барон и пошёл быстрее, обгоняя и показывая дорогу. Когда подорвался и решил идти за людьми, не подумал о часовых поясах и в Есвоне сейчас глубокая ночь, но не откладывать же дела из-за таких пустяков? К многоэтажному жилому дому мы подошли через сорок минут, пока двигались по городу, тут и там встречали самый разнообразный люд, и здесь нашлись не спящие по ночам. В основном это были гуляки, в Есвоне даже и не пахло военным положением, жители и гости города спокойно жили, не подозревая, какой бедлам сейчас происходит в столице их государства.

— Вот, это здесь. — Остановившись у широких, изукрашенных резьбой дубовых ворот, указал на поместье, окружённое многочисленными домами поменьше, Хориал.

— А не бедно живёт глава артели. — Присвистнул я, оценив размеры особняка, у семейки Риатор явно поменьше, раза в полтора.

— Может себе позволить, артель занимается строительством во всём городе, нередко выезжают на заказы и в другие города, мастеров Есвона дорого ценят по всей Империи. — Пожал плечами Хориал. Я оглядел крепко запертые ворота, немного подумал и уверенно постучал в такую же дивную калитку чуть в стороне. Ответом была тишина, лишь несколько собак залаяли в глубине двора, я постучал ещё раз, и ещё, наконец на той стороне послышались торопливые шаги.

— Кто такие? Чего шумите? — Придерживая одной рукой фонарь, другой сдвинул засов и немного приоткрыл калитку немолодой уже, но всё ещё крепкий мужичонка, недовольно зевнул.

— Открывай, мне с хозяином дома поговорить надо. — Решил дать ему шанс я, брови мужика явственно поползли вверх.

— Сосем больной? На небо посмотри, полудурок. — С злым раздражением заявил он, как только до него дошёл смысл сказанного.

— Как хочешь, сам напросился. — Пожал плечами я и Ева, ухватив возмущённого таким ходом дел мужика, ловко взяла его в захват, прижала шею.

— Заходим. — Воровато оглядевшись по сторонам, я толкнул в спину Хориала и мы торопливо зашли, тихо прикрыв за собой калитку.

Привратник мучился недолго, похрипел немного, подёргался и умер, Ева аккуратно уложила его на траву у моих ног, выпрямилась и всмотрелась в темноту двора.

— Вижу охрану, пятеро. — Коротко сообщила она и уже шагнула было прочь, но я ухватил её за кончик волос и сильно дёрнул назад.

— Стоять-буран, не надо лишних движений. — Как можно тише прошипел я, девушка вернулась и обиженно надула губы.

— Хориал, пригляди. — Коротко бросил магу и развернул над нашей компанией энергетический купол, магов в городе должно быть полно. Хорошо знакомое плетение, кинжал полоснул по запястью, я поморщился от резкой боли, никак не привыкну. Ухватил душу, не маг, запихал в тело целиком, напитал силой узор нетления мёртвой плоти, почти готово, мост подпитки создавать не стал, не так уж долго он будет мне нужен. Пока зомби поднимался на ноги и отряхивал одежду, потянулся к накопителю за спиной Евы, потратил немного, но мне намного спокойнее, когда резерв полон под завязку.

— Схаер, что происходит? — Шагнул нам навстречу высоченный детина, настороженно опустил ладонь на рукоять меча, висящего на поясе.

— Это к хозяину, всё хорошо. — Тут же осадил его зомби, прошёл по крыльцу и уважительно распахнул передо мной дверь. Судя по тому, как беспрекословно отступил в сторону охранник, калитку мне открыл не последний человек в доме. Мы остались ждать в одной из комнат на первом этаже, а Схаер ушёл будить главу гильдии, я сказал ему сообщить начальству, что к нему пришли очень перспективные клиенты и готовы заплатить много денег. Не прошло и получаса, как к нам вышел высокий, но очень грузный мужчина в довольно неприглядном камзоле, явно надетом на скорую руку.

— Это твои серьёзные клиенты? — Раздражённо фыркнул он, быстро оглядев нас с головы до пят.

— Да-да-да, господин Садрос, это очень уважаемые люди, я проверил. — Горячо закивал головой мой зомби.

— Уважаемые люди по ночам не шляются. — Тихо буркнул себе под нос недовольный прерванным сном глава строительной артели и наконец повернулся к нам.

— Ну здравствуйте, с чем пришли? Учтите, если решили просто так потратить моё время, целыми не уйдёте. — Явно не до конца поверив своему человеку, нахмурился сильнее глава артели. На вид ему было лет пятьдесят, смотрит сурово, недобро так. На широком лице сильно выделяются густые кустистые брови, и это при полном отсутствии бороды, лишь небольшая малозаметная щетина.

— Здравствуйте, прошу прощения за столь поздний визит, так сложились обстоятельства. — Отбросив мимолётное желание поглумиться над хозяином дома, как можно более доброжелательно улыбнулся я.

— С чем пришли, говорю? — Не повёлся на мою улыбку тот и скрестил руки на груди, а дядя хоть и не атлет, но из разряда сильных толстяков, вон как изменились очертания рук, стоило ему напрячься.

— Хочу нанять ваших людей, готов заплатить сколько скажете. — Поняв, что мой собеседник не любит разглагольствовать по мелочам, тут же перешёл к делу я.

— Ну что же, раз готов, давай покумекаем. — Совсем не аристократично хмыкнул Садрос и жестом указал нам на многочисленные кресла вокруг пустого овального стола.

Повинуясь молчаливому кивку начальника артели, мой зомби куда-то убежал, а сам хозяин дома, зевнув, уселся и посмотрел на меня тяжёлым взглядом.

— План здания, материал, где и когда? — Немного подумав о чём-то своём, наконец заговорил он.

— Плана пока нет, строить будем из дерева, начать нужно уже завтра, о месте скажу чуть позже. — Не реагируя на его недоброжелательный тон, спокойно ответил я.

— Значит плана нет... Хм... А вы знаете... — Пожевав губами и явно сдерживая рвущиеся с уст ругательства, замялся он.

— Лукас, зовите меня просто Лукас.

— А вы знаете, Лукас, что услуги нашей артели стоят недёшево, и план работ у моих людей расписан на год вперёд?

— Не знал, но, поверьте мне — деньги не проблема. — Уверенно мотнул головой я.

— Что-то не верится. — Подозрительно сощурился Садрос, Ева в своём кресле дёрнулась как от пощёчины, глаза Служителя гневно блеснули.

— Я понимаю, какое впечатление производит наш внешний вид, но это объясняется тем, что путешествовать намного безопаснее без дорогих костюмов и блестящих побрякушек. — Решил объяснить наш и вправду не самый презентабельный видок я.

— Путешествовать? — Выразительно выделил голосом мужчина, я тут же осознал свой прокол.

— Моей супруге нравится путешествовать как в старые добрые времена, когда ещё не наставили этих магических штуковин. — Имея в виду телепорты и пытаясь создать впечатление не особо сведущего в этих вопросах юноши, повинился я и с лёгкой укоризной посмотрел на Еву.

— Ладно, поживём-увидим. Что вы там говорили про отсутствие плана? — Решив оставить скользкую тему, перешёл к делу Садрос.

— Плана нет, но я думаю, что у вас найдутся сведущие люди.

— Найдутся, но, услуги инженеров будут оплачиваться отдельно. — Не терпящим возражений тоном, заявил мужчина. Дверь за его спиной закрылась, Схаер вошёл и положил перед Садросом стопку великолепной белой бумаги и карандаш.

— Ну что же, давайте считать. — Ещё раз пристально посмотрев на меня, покрутил в пальцах карандаш Садрос.

— План будущего здания и все сопутствующие чертежи будут стоить вам сорок пять золотых монет. — С явным удовольствием записал первую цифру мужчина, а я лишь моргнул глазами.

— Это за что? — Справившись с удивлением, задал я вопрос, который глава артели, судя по его виду, ждал.

— Планировкой и расчётами займутся два инженера, по двадцать пять монет каждому, специалисты у нас лучшие в Империи, я предупредил заранее. И если вы думаете, что составить план здания и нарисовать все чертежи для строителей — лёгкое дело, спешу вас разочаровать. — С явным удовольствием припечатал Садрос, на его губах впервые появилась улыбка, как у сытно пообедавшего хищника.

— Хорошо, без проблем. — Вовремя напомнив самому себе, что золота в хранилище тонны и оно просто лежит мёртвым грузом, кивнул я, чем вызвал у хозяина удивление. Нет, он его отлично скрыл, никак не выразив, но, я уловил отголосок эмоции.

— Теперь материал, если дом из дерева, значит брус, доски, отделочный материал, цемент или камень для фундамента. Цена выше рыночной, но вы платите за отменное качество, поставщики у нас тоже лучшие в Империи. — Обведя предыдущую цифру в кружочек, продолжил Садрос.

— Материал у нас свой, есть всё что нужно. — На этот раз улыбался уже я, глава артели лишь пожал плечами и начал что-то высчитывать в уме.

— Значит нужно решить с рабочими, обычный дом строит две полных бригады по двенадцать человек в каждой, кстати, дом большой планируете строить?

— Пока что да, двух вполне хватит. — Решив начать с малого, кивнул я.

— Это будет стоить вам семьдесят две монеты золотом в неделю, строительство под ключ идёт не меньше пары месяцев, итого получается что-то в районе пятисот монет, и это только рабочим, плюс десять процентов от суммы в артель, уже получается шестьсот монет. — Вслух посчитал этот жулик, но цифру не записал, по глазам вижу, что безбожно завысил цену, я как бы задумался и кивнул, к удивлению прибавилась волна подозрения.

— Это цена нашей работы в обычном случае, а вы же хотите начать строительство без очереди, значит смело умножаем всё на три. — С ухмылкой заявил он и записал на бумаге тысяча двести, большими такими цифрами, демонстративно обвёл в кружок.

Вижу этого бизнесмена насквозь, да он и не скрывает своего злорадства, наверняка думает, что упаду в обморок. Да, будь на моём месте уроженец этого мира, он так бы и поступил, двенадцать тысяч золотых монет, это же такое великое богатство, на эти деньги можно купить дом, и не один дом, а потом ещё жить припеваючи всю жизнь, засунув остаток в банк под проценты. А я... А что я? Ценности местных денюжков не ощущаю, видимо, потому что ни разу с момента моего переселения, не испытывал в них особого недостатка, если нет финансов, могу просто забрать их у первого встречного и ничего мне за это не будет, тоже мне велика деньга, тысяча двести так тысяча двести, в моём распоряжении все драгметаллы Империи, вот только слишком нагло их забирать пока не стоит, а так да, так всё моё.

— А вы, как я погляжу, бараки в бедных районах не строите. — Задумчиво протянул я, оторвав взгляд от итоговой суммы.

— Ну что вы, Лукас, нашими клиентами являются самые уважаемые люди страны, половина столичных особняков высшей аристократии — наша работа, от фундамента и до кровли. — Голос Садроса стал очень услужливым и в то же время издевательски едким.

— Ну раз так, то мы в хорошей компании. — Прекратив изображать растерянность, ухмыльнулся я и уверенно кивнул.

— Что и требовалось доказа... — Довольно хлопнул ладонями по столу мужчина, начал угрожающе приподниматься, но осёкся и замер в такой неуклюжей позе.

— Простите, что вы сейчас сказали? — Не очень поверив в услышанное, недоверчиво переспросил он.

— Я говорю, что меня всё устраивает, цена приемлемая. — Улыбаясь, снова закивал я.

— Деньги вперёд. — Как-то заторможено, с иррациональной надеждой в чуть дрогнувшем голосе, потребовал глава артели.

— Сейчас всё будет. — Не удержавшись, подмигнул я ему и кивнул Хориалу. Барон молча поднялся из своего кресла, вышел за дверь. Садрос сел обратно и недоумевающе посмотрел на меня.

— За деньгами пошёл. — Как бы извиняясь, пожал плечами я. Не прошло и двух минут, как Хориал вернулся, спиной открыл дверь и с явной натугой втащил в слабых руках внушительного вида плотный кожаный мешочек, запыхтел. Ну да, здешние монетки крупные, весят немало, грамм по двадцать каждая, общий вес получается килограмм под двадцать пять, Ева подняла глаза к потолку, вздохнула и, отобрав у барона его ношу, с лёгкостью подняла огромный кошель одной рукой и с грохотом опустила на стол прямо перед ошарашенным такой картиной Садросом.

Вы знаете, деньги творят чудеса в любом из миров где живут люди. От скепсиса и недовольства главы артели не осталось ни следа. Должен отдать ему должное, стоять и пялиться на золото он не стал, хоть я в тайне и ждал такой реакции. Оно и понятно, только что говорил, что работают с аристократами и к крупным суммам привычны, но всё равно, лёгкое разочарование осталось. Отношение к нашей компании претерпело сильное изменение, нас тут же проводили на второй этаж в личный кабинет хозяина дома, налили вина и выслушали все мои пожелания. Получив клятвенные заверения в том, что обе обещанные бригады будут готовы отправляться в путь уже через пару часов вместе с инструментами и всем-всем необходимым даже не смотря на ночь, я изволил удалиться, тихо посмеиваясь в кулак.

— И зачем весь этот фарс? Можно ведь было привести к присяге, он бы бесплатно всё сделал. — Красноречиво постучала кулаком по раскрытой ладони Ева, как только мы обосновались в каком-то трактире у центральной площади города и заказали плотный очень-очень поздний ужин.

— А зачем? Люди выполняют работу, за это им нужно платить. — Пожал плечами я, сам не зная, как обосновать пришедшую в голову блажь.

— Ну не знаю, как-то всё это муторно. — Пожала плечиками Ева и посмотрела на хранящего молчание барона, тот ничего не ответил, всё верно, я ведь не спрашивал. Ева права, но, как-то это скучно и не интересно. Опасности для меня глава строительной артели не представляет, зато чего только стоила его физиономия в момент, когда он раскрыл мешочек с монетами. Нет, верность и подчинение это хорошо, вот только добиваться её самому намного приятнее, нежели получать как подачку от Кса-Арана, я ещё не забыл, кому принадлежит чудесный артефакт, висящий под рубахой.

Набив животы, мы просидели в трактире ещё больше часа, и я всё это время разговаривал с Хориалом. Подчиняясь моему приказу «вести себя достойно», барон в корне изменил своё поведение. За всё время нашей беседы, в голосе мага ни разу не промелькнули так раздражавшие меня визгливые истеричные нотки, он больше не лебезил, не шипел и не заискивал, просто спокойно рассказывал о местах, где успел побывать. А путешественник из Хориала получился знатный, по долгу службы он большую часть своей жизни мотался по всей Империи, неустанно прыгая туда где нужно настроить телепортационные пориеховые площадки, в некоторых городах жил месяцами и неплохо их изучил. Мысленно я поблагодарил судьбу за то, что она подбросила Молай-Ха мысль свести меня именно с этим человеком. Только сейчас, сидя в спокойной обстановке, сыто улыбаясь и потягивая какой-то ароматный травяной отвар, я осознал, что барон представляет собой просто бесценный кладезь очень полезной для меня информации, не удивительно, что ему дали такое высокое место в Совете, хоть права голоса, как признался сам Хориал, в серьёзных случаях он не имел.

Больше всего меня поразила его память, Хориал без запинки говорил названия городов, их население, основную направленность рода деятельности, имена градоправителей и их титулы, кто с кем в каких отношениях. Послушал его разглагольствования час, понял, что голова от новой информации распухает и твёрдо пообещал себе быть с этим толстяком помягче, очень полезный кадр. Я дитя своего века и мира, и отлично понимаю, какой ценностью может обладать даже самая малая крупица информации, полученная в нужное время, а у барона в голове этой самой информации просто немыслимое количество, даже представить трудно.

— Как будет время, продолжим нашу беседу, а сейчас пошли. — Дождавшись, когда он договорит о некоей виконтессе Краесау, которая полгода назад изменила мужу с младшим сыном графа Нофрар и из-за чего Императору пришлось вмешиваться в дворянскую свару, чтобы предотвратить массовое побоище, поднялся со стула я. Хориал послушно замолчал, отложил вилку, которую доселе без дела крутил в пальцах и тоже встал. Ева, уже было задремавшая под наш умиротворённый разговор обо всём, встрепенулась, моргнула несколько раз и поспешила догнать нас, уже успевших отойти на пару шагов от стола.

— Уже пора? — С хрустом размяла шею Служитель, как только мы вышли на улицу и вдохнули свежий ночной воздух.

— Уже рассвет скоро, должен был всё сделать. — Мельком глянув на небосвод, пожал плечами я и мы потопали в обратном направлении.

Садрос почти полностью выполнил условия нашего соглашения, двадцать шесть человек собрались в глубине его двора и при свете факелов что-то сосредоточенно укладывали в повозки.

— Это что такое? — Не понял я, кивая на телеги.

— Как что? Инструмент. — Удивился моей недогадливости глава артели, лично проверяющий сборы своих людей.

— Тоже верно... — Вынужден был признать логичность происходящего я и посмотрел на Хориала.

— Всех утащим? — Тихо спросил я у Барона, когда Садрос отошёл к повозкам.

— Только если бегом, долго широкий канал так далеко держать не смогу. — Прикинув свои возможности, немного неуверенно поджал губы Хориал, неотрывно глядя на телеги.

— А если я подсоблю энергией? Удержишь? — Заметив его взгляд, тоже нахмурился я.

— Если так, то да, без проблем. — Тут же просветлел лицом колдун.

— Тогда и волноваться не о чем, у нас энергии с собой много. — Кивнув на рюкзак, висящий на спине и не замечающей свою ношу Евы, тоже перестал париться по пустякам я и направился к собравшимся.

— Вот, знакомьтесь. Это Схас и Укрор, бригадиры, с вами работать будут по большей части именно они. — Стоило приблизиться, тут же подвёл ко мне двух довольно молодых парней, чем-то похожих друг на друга.

— Братья? — Не очень вежливо поинтересовался я, мельком оглядев их магическим зрением.

— Да, а что? — Парни явно удивились, их простые бесхитростные лица слегка вытянулись.

— Да нет, ничего такого, просто поинтересовался. Меня зовут Лукас, я, как вы уже поняли, заказчик. — Кивнул я и, не выпендриваясь, крепко пожал ладони обоим бригадирам, а ничего так молодцы, хваткие, Схас чуть руку мне не расплющил, тут же заметил оплошность и смутился.

— С вами всё ясно, а инженеры где? — Обернулся я к Садросу.

— А вон, укладывают свои принадлежности в дальнюю повозку. — Ткнул пальцем начальник.

— Ладно, успеем ещё приготовиться, сейчас давайте выдвигаться, нужно покинуть город до рассвета. — Скомандовал я и по кивку Садроса стража поместья начала убирать засов с главных ворот.

— Лукас... Кстати, какой у вас титул? — Хотел было что-то сказать, но вдруг вспомнил о приличиях глава артели.

— Не стоит, можно просто Лукас, я не чванливый. — Улыбнувшись, покачал головой я и выжидающе посмотрел на опешившего Садроса.

— Хорошо, Лукас, вы так и не сказали мне, где собираетесь вести строительство. — Быстро взяв себя в руки, на удивление твёрдо и настойчиво заявил Садрос.

— Хочу поместье недалеко от Эль-Тена построить. — Не моргнув и глазом, ответил я.

— А-а-а... Так вы из столицы. — Явно подумав о чём-то своём, понимающе хмыкнул мужчина, ему вдруг всё стало «понятно», пусть и дальше так думает.

— Могу заверить вас, что это не последняя наша встреча, если всё пойдёт хорошо, строить я буду много и непременно воспользуюсь вашими услугами. — Подогревая в его сознании образ богатенького юноши тратящего накопления поколений предков, добавил я шутливо-заговорщическим тоном и поспешил догонять уже вышедшую за ворота колонну.

Город мы покинули без труда, нас было остановила стража на главных воротах, но один из братьев предъявил им какую-то бумагу и нашу компанию выпустили прочь. Почти все шли пешком, лишь трое возниц тряслись на гружённых инструментом телегах, поэтому двигались неспешно.

— Ну вот, можно и здесь. — Решил я, когда мы отошли на пару километров от городских стен а на горизонте явственно забрезжил рассвет.

— Здесь строить буде-е-е-е-е-ем? — Протяжно зевая, поинтересовался Укрор, идущий сразу за нашей троицей, брат поддержал его удивлённым взглядом.

— Здесь откроем телепорт, не топать же ногами до леса. — Ухмыльнулся я и положил обе ладони на плечи Хориала. Маг сосредоточился, в воздухе распахнулась широкая арка, в которую с лёгкостью пройдут и люди и телеги. В предрассветную темноту пролился приглушённый густыми кронами деревьев свет, в Великом лесу ещё только-только начинается ранний вечер.

Особого удивления рабочие не испытали, прошли в телепорт и остановились перед Сорианной, удивлённо хлопающей глазами при виде такой внушительной делегации.

— Привет, а вот и я вернулся. — Воодушевлённый успехом предприятия, я поцеловал женщину в щёку и огляделся в поисках Бормса. Воин нашёлся сам, подбежал быстро, попытался было вытянуться во фрунт, но я отечески похлопал его по плечу.

— Займись гостями, найди им место где можно расположиться и разжечь костры и отдохнуть. — Уже зная, что воины сходили на разведку и осмотрели ближайшие окрестности, снял с себя лишние заботы я и повернулся на аппетитный запах жаренного мяса, поманил кухарку, та торопливо подошла, высоко поднимая юбку, чтобы подол не волочился по прелой листве.

— Навари сегодня ужина и на этих господ, продуктами не скупись, завтра приведу тебе несколько помощниц и налажу поставки провизии. — Стараясь не шептать, но и не орать на весь лес, отдал ещё одно распоряжение.

Телеги строителям пришлось оставить здесь, они покосились на меня, огляделись по сторонам и послушно потопали за Бормсом, который уверенно повёл их куда-то на северо-запад меж толстых стволов деревьев.

— Ну что, вы не скучали здесь? — Оглядел вычищенную от всякого мусора полянку я и наткнулся взглядом на привалившуюся к древу Рокильду.

— Вы нашу гостью хоть покормили? — Поймал за запястье проходящую мимо Сорианну я.

— Она отказывается есть и пить, говорит что лучше умрёт чем примет пищу из рук мятежников. — Явно оскорблённая заявлением наследницы престола, фыркнула маркиза.

— Вот оно как, гордая и несломленная, ну-ну... — Ухмыльнулся я и пошёл к части поляны, которую заняла кухарка со слугами.

— Сидите, ребята, сидите. — Жестом успокоил я парней слуг, которые торопливо вскочили при моём приближении и взял пустую чашку из горки вымытой, ещё мокрой посуды. Набрав полную посудину тушённого мяса и душистой, хорошо разваренной на костре гречки, пошёл прямиком к Рокильде.

— Ну что, ваше высочество, перекусим? — Добродушно, словно общаюсь со старой подругой, подмигнул я девушке. Принцесса не ответила на мои слова, отвела безразличный взгляд в сторону, опять двадцать девять и три четверти.

— Ты одна такая в семье, или у вас все тупые? — Решил зайти с другого бока я. Опять из себя ледяную королеву строит, даже на оскорбление не ответила, ладно, попробуем снова.

— Скоро тебе понадобится очень много сил, Рокильдочка, так что давай, ротик открывай, каша вку-у-у-усная. — Кривляясь, я зачерпнул из чашки полную ложку и поднёс к её губам, небрежно толкнул. Ну вот, терпение лопнуло, Рокильда дёрнула головой и ударила меня по руке, выбив из неё ложку, та улетела в сторону, мясной подлив заляпал мой камзол.

— Помощь нужна? — Шурша листвой, Ева подняла из травы ложку и протянула её мне.

— Да вот думаю, дать этой глупышке ещё один шанс, или не стоит? — Поставив чашку на землю, задумчиво пробормотал я.

— Зачем? — Удивилась Ева, подошла и с явной неприязнью посмотрела на сидящую у наших ног пленницу.

— Злая ты, Ева. Все люди заслуживают второй шанс, а если это девушка, да к тому же ещё и красивая, то и третий, четвёртый, пятый и так далее, пока терпения хватит. — Поучительно воздел палец к небу я.

— Глупости всё это. — Фыркнула Ева, она вообще единственная из всей собравшейся компании, кто позволяет себе такое непринуждённое и лёгкое общение со мной, ну да, она ведь мой Служитель, понимает и чувствует без слов.

— Глупости или нет, но принцесса, судя по всему, очень хорошо осведомлена об этом правиле. — Покачал головой я и, нагнувшись, отложил ложку подальше, так чтобы не потерять потом.

— Она только одного не учла, что терпение у меня очень короткое. — Выпрямившись, уже совсем другим тоном закончил я и кивнул Еве. Служитель схватила тут же взбрыкнувшую Рокильду за волосы и заставила подняться. Похоже что в голове принцессы сработал какой-то инстинкт, она тут же позабыла о своих навыках, которыми пыталась угробить меня и попросту вцепилась в лицо нападающей ногтями.

Да уж, Еве подобные штучки по барабану, убить неимоверно трудно, раны заживают мгновенно, боли почти не чувствует, просто машина для убийства а не девушка-красавица.

— Не бей её. — Спокойно сказал я, когда Служитель уже замахнулась чтобы припечатать пленницу под дых. Ослушаться не может, не удалось отвести душеньку, зато упаковала строптивую наследницу престола, вывернув руки за спину и заставив выгнуться дугой.

— Если ты думаешь, что от меня можно сбежать умерев от голода, то я очень на тебя обижен. — Оплетая ноги Рокильды силовыми нитями, укоризненно покачал пальцем я, внимательно посмотрел на дёргающуюся в захвате принцессу, в таком положении её грудь так и просится в руки. Нет, стоять, сейчас не время, нужно немного её помариновать, чтобы веселее было. Уже обжегшись на нескольких своих прошлых девицах, я решил не применять на принцессе медальон Кса-Арана, пусть будет полностью в своём рассудке, так эмоции чище, ярче и вкуснее. Как же одуряюще от неё несёт злобой и презрением, такие диссонирующие с ангельской внешностью чувства — просто шикарно, мне нравится купаться в этом шквале чувств.

— Что? Пинаться не можешь, да? — Не удержавшись, я всё же погладил девушку ладонью по бедру сквозь платье, уже было запустил ладонь между ног, но вовремя остановился.

— А сейчас я продемонстрирую тебе методику кормления тех, кто не хочет кушать кашу. — Подняв чашку, расплылся в улыбке я. Рокильда сжала челюсти так, что скулы побелели, сверкнула глазами и засопела.

— Нет-нет, никаких самолётиков и паровозиков, всё куда проще и эффективнее. — Погладил по щеке, резко одёрнул руку не позволив укусить, зубы клацнули вхолостую и снова сжались.

Я уже успел сегодня разгрузиться в Сорианну, гормон не глушит рассудок и вместо иступленного возбуждения при виде обездвиженной и беспомощной девушки, мне стало весело.

— Кусаться не хорошо, неужели тебе мама не говорила? А папа? А старшие братишки? Ай-яй-яй как нехорошо, ничего, теперь ты в надёжных руках. — Подмигнул я и снова поднёс ладонь к её лицу, уже облачённую в невидимую тончайшую плёнку из материализованной энергии. Толщина слоя не имеет значения, ничто материальное не способно нарушить целостность подобной защиты, вот и сейчас, я не одёрнул руку, когда Рокильда решила повторить попытку каннибализма. Вот ничему дуру жизнь не учит, или это злость так мешает думать головой? — Ровные зубки красавицы сжали мой указательный палец, но я не почувствовал никакого давления, демонстративно медленно просунул ещё три в её ротик и, прижав большим снизу, надавил.

— Меня мой покойный батюшка учил так с овчарками ладить, берёшь за нижнюю челюсть и всё, сука тебя уже не сможет укусить. — Шагнув вперёд, прижался к её телу я и улыбнулся прямо в лицо, надавил чуть сильнее.

Глаза девушки расширились от внезапной боли и она издала непонятный звук похожий на взвизг широко раскрытым ртом.

— А что? Раз ты ведёшь себя как собака, и обращаться с тобой я буду как с собакой. — Даже не думая ослаблять хватку, сообщил я. Да, больно и унизительно, к своему рту барышни относятся крайне щепетильно, ничего, скоро пальцы тебе за счастье будут. Ева, продолжая удерживать замершую от боли Рокильду в мёртвой хватке увлечённо наблюдала за происходящим из за её плеча, на губах блондинки блуждала довольная улыбка.

— Ева, малышка, сломай-ка нашей сучке одну лапку, чтобы впредь неповадно было кусать своего хозяина. — Глядя в глаза и удовлетворённо отметив, как побледнело лицо Рокильды при моих словах, отдал приказ я и Ева не медлила с его исполнением. Служитель как-то неестественно дёрнулась и из горла беспомощной Рокильды вырвался истошный крик, звучащий довольно забавно. За мгновение до этого нас накрыл непроницаемый для звуков матовый купол, не надо строителей смущать воплями, не так уж и далеко они успели отойти.

Ну вот, никакого презрения и хладнокровия, лишь дёргается всем телом и орёт, я слегка ослабил хватку, чтобы мотая головой, Рокильда не сломала себе челюсть. По щекам девушки струятся слёзы, злоба сменилась болью, у этого чувства совсем другой вид, очень приятный, видимо именно его иногда улавливают садисты из моего мира, зато я, будучи магом некромантом, способен прочувствовать его в полной мере, так сказать, вкусить.

— Ну как? Будем вторую лапку ломать, или урок усвоен? — Дождавшись, когда первая волна боли стихнет, а Рокильда охрипнет и затихнет, поинтересовался я. Принцесса слабо мотнула головой, перестала сражаться с моей рукой, замерла с широко раскрытым ртом, плачет. Москва слезам не верит, нужно не рыдать, а подчиняться, накрепко вобью эту мысль в её упёртую головёнку. Вспомнив, зачем собственно сюда пришёл, я убрал руку изо рта Рокильды и вытер мокрую от её слюней ладонь о платье, попутно немного полапав за грудь, а ничего так сиськи у суки, крупные и упругие, ничего, и до них дело дойдёт, мы теперь никуда не торопимся. Пока я увлёкся воспитательным процессом, чашка с уже остывшей снедью послушно висела в воздухе, теперь же я создал рядом сферу, вытряхнул в этот шарик содержимое тарелки и начал измельчать многочисленными ножами внутри.

Блендер у меня получился хороший, а вот непонятного цвета бурая выглядела как-то очень не аппетитно, хоть умом я и понимал, что это просто гречка и мясо, перетёртые в однородную пастообразную массу. Ладно, не мне же это жрать, не хотела с ложечки, затолкаю напрямую. Тонкий шланг бесцеремонно проник в горло Рокильде, она попыталась выплюнуть его, дёрнулась в рвотном позыве, тщетно, шланг прошёл по пищеводу и начал утолщаться, несильно, но всё пространство занял плотно. Теперь она не может дышать, ничего, минутку потерпит, быстро прицепил конец шланга к сфере с жижей и начал стремительно уменьшать её размер, закачивая перетёртую пищу прямо в желудок. Вот, неприятно, понимаю, но не надо так глаза пучить, я предлагал сделать всё по человечески.

— Ну вот, теперь смерть от голода тебе не грозит, ваше высочество. — Похлопал я по щеке закашлявшуюся и пытающуюся отдышаться после процедуры кормления принцессу, мотнул головой Еве. Служитель отпустила пленницу и та осела на землю, стараясь не тревожить сломанную руку.

— Ах да, чтобы соблазна не было. — Сказал я и прищёлкнул пальцами. Из ошейника Рокильды выметнулся прозрачный трос из материализованной энергии, обернулся вокруг ствола так полюбившегося принцессе дерева и замкнулся, став единым целым и предотвратив потер энергии из накопителя. Пусть пока привязанная посидит, а то сбежит ещё. Нет, в самом центре Великого леса бежать некуда, на многие тысячи километров вокруг лес и ничего более, да и найду по ошейнику я её за секунду, вот только ловить потом неохота как-то, и так дел немало.

— Позови к ней Догписа, пусть поправит руку и вообще проверит. — Бросил я Еве, развернулся и втянув обратно энергию накрывавшего нас купола, пошёл в лес, на ходу помахивая пустой чашкой.

По моей указке Бормс передал строителям, что сегодня они могут отдыхать, а работать начнём завтра утром. Кухарка справилась со своей задачей, благо посуды она набрала с собой как будто знала будущее, нашлись и кастрюли и котлы, разожгла костёр и начала кашеварить на всю ораву. Я же отправился по примятой широкой сапогами траве и метров через четыреста вышел к мирно журчащему меж корней деревьев ручью, именно здесь мои люди набирали воду. Сполоснув тарелку и немного попив, я вернулся в лагерь, отдал вымытую посуду и начал копаться в мешках и коробках, которые ещё никто не удосужился аккуратно разложить.

— Чем занимаешься? — Бесшумно подкравшись, легонько похлопала меня по плечу Ева.

— Нагреватели ищу. — Дёрнувшись, и с облегчением поняв, что это Служитель, ответил я.

— А зачем? — Видя, что я не злюсь за свой кратковременный испуг, продолжила расспросы девушка.

— Ты купаться любишь? — Ответил вопросом на вопрос я.

— Люблю. — Не задумываясь кивнула Ева.

— Ну тогда бери пару накопителей и шагай за мной. — Улыбнулся я и, наконец выудив несколько артефактов-нагревателей, пошёл обратно к ручью.

Ручей слишком мелкий, мне даже до колена не доставал, пришлось немного поработать экскаватором. Выкопав небольшой бассейн, я посмотрел на неказистую поверхность почвы с вывернутыми камнями и обрубленными энергетическим ковшом корни деревьев, бросил на дно один из камней накопителей, вдавил в почву и сформировал ровные аккуратные стены, материализовал, придал белоснежный непрозрачный цвет и довольно потёр руки. Теперь нужно решить вопрос с ручьём, рыть канал не стал, просто поместил в землю жгут энергии, соединил со стенкой бассейна, материализовал и расширил, превратив в трубу, привязал к тому же накопителю. В импровизированную ванну полилась вода, я швырнул нагреватели и направил в них силу.

Ева наблюдала за моими действиями с неподдельным интересом, а когда над набравшимся до краёв резервуаром начал подниматься лёгкий пар, радостно взвизгнула и прыгнула, в полёте убирая одежду.

Я не смог смотреть на её счастливую физиономию без умиления, тоже торопливо избавился от одежды и аккуратно залез в приятно горячую воду. О да, какое же блаженство, сел и расслабился, наслаждаясь водой, доходящей до самого горла. Несколько раз окунувшись с головой, Ева отфыркалась, потёрла лицо и, убрав на затылок мокрые волосы, целеустремлённо направилась ко мне.

— Не барахтайся, дай спокойно отдохнуть. — Насмешливо шлёпнул её по заднице под водой, когда Служитель попыталась игриво толкнуть, Ева тут же притихла и, присев мне на ноги, прижалась спиной.

— Обожаю купаться, а можно сделать больше? — Поводя под водой рукам и разглядывая как меняются их очертания от идущей по поверхности ряби, словно маленькая девочка попросила она, обернулась.

— Можно, попозже хоть озеро тебе выкопаю. — Не видя причин для отказа, ласково поцеловал её в мокры нос я и обвил руками за талию.

Ева тут же вывернулась в моих руках, повернулась лицом и, ухватив мокрыми ладонями за щёки, страстно поцеловала в губы. Я не был против, прижал к себе, погладил по изящному изгибу спины, перехватил инициативу. На миг оторвавшись, Ева улыбнулась как довольная кошка, отлично чувствует, как ей в задницу упирается мой торопливо крепчающий член. Вот зараза, специально ёрзает, массирует ягодицами, и лыбится. Я тоже улыбнулся, ещё раз быстро чмокнул в сложенные бантиком губки и, положив ладонь на голову, затолкал под воду. Она даже не попыталась освободиться, ухватилась за любезно выращенные мною из дна ручки чтобы не всплывать и в следующий миг я почувствовал, как губы её уже обхватили головку. Я расслабился и откинул голову на бортик бассейна, трахаться в воде довольно затруднительно чисто физиологически, вода — не лучшая смазка, а вот так вполне можно. Ева не торопится, задыхаться даже не думает, ей и дышать-то уже не очень обязательно, пару часов под водой просидит и не поморщится, Служители выгодно отличаются от людей.

Эта её неторопливость и обстоятельность расслабляет, во всей этой беготне с Советом, утверждении нового миропорядка и организации беспорядков в мире старом, хоть что-то есть спокойное и светлое. Ей нравится мне сосать, процесс доставляет удовольствия чуть ли не больше чем мне, хоть врачи и говорят, что эрогенных зон во рту нет. Наигравшись языком и губами, Ева

пошла вниз и с первого же раза впустила член в горло, глубже, ещё глубже, вот коснулась носом лобка, буквально вжалась в него, а губы сжаты крепко, обнимают ствол, ещё умудряется массировать у самого основания, какая умничка. Я наслаждался заслуженным отдыхом, никуда не торопился и ощущал себя в этой лесной глуши в абсолютной безопасности. Когда старания Евы подводили меня к оргазму, я в стремлении ещё немного растянуть удовольствие, поглаживал её по голове под водой и она трепетно замирала, давая мне передышку, а потом вновь устраивала феерию ощущений, щедро делясь собственными эмоциями восторга и нежности, которые я улавливал намного чётче и острее нежели чувства других людей. Решив заканчивать, не стал придерживать свою старательную благодетельницу и разрядился порцией спермы ей в горло, прибавил энергии в нагреватели, увеличивая температуру воды.

Ева вынырнула из воды, проскользив грудью по всему моему телу от колен до шеи, довольная, вода стекает по лицу и волосам, смотрит в глаза счастливо, наконец-то и ей нашлось применение.

— Ты у меня умничка, а теперь просто сядь и расслабься. — Убирая волосы с её лица, погладил по щекам и развернул к себе спиной. Ласковая, послушная, все бы были такими, эх. Я сидел в горячей воде, вдыхал ароматный лесной воздух и задумчиво мял небольшие груди Евы, которая млела от моих прикосновений. Несправедлива жизнь к созданиям своим, теряя восприимчивость к боли и относительную неуязвимость, Служители вовсе не теряют других чувств, Ева отлично воспринимает мою ласку, особенно мою. Всему виной моя кровь, которая теперь навечно заложена в её сути. Я её хозяин, для неё нет самого понятия свобода воли или действий, воспринимает себя как мою вещь и никак иначе. Это интересно, это удобно, но слишком быстро наскучивает. Сейчас, когда она прижимается ко мне голая в горячей воде и буквально лучится нежностью и любовью, мне очень хорошо, вот только я знаю, что может быть ещё лучше, вот только для этого нужны совсем иные чувства и эмоции. Что бы я с ней не сделал, Ева воспримет это с радостью и готовностью, и от этого теряется сам интерес делать хоть что-то, видимо, всё же что-то со мной да не так.

Уклана, вот как оказывается зовут мою повариху. После приготовленного ею ужина я стал называть её только по имени, потому что она маэстро. Выжаренная на сковороде свинина с овощами и запахом дымка была восхитительна, к тому же Хориал не поленился и, метнувшись куда-то через телепорт, принёс несколько буханок свежего, ещё горячего хлеба. И вот теперь я действительно счастлив. Сижу на низком кресле с подстроенной под мою поясницу спинкой, вытянутые ноги сложил на Эрлу, стоящую чуть впереди в колено-локтевой позе, по правую руку Сорианна, сидит на земле рядом с креслом встав на колени, покорно и смиренно, я поглаживаю её по голове как огромного кота, жаль что не мурлычет. В левой тлеющая сигарета, Ева же, встав позади, умело разминает плечи. Вокруг темно, за кругом света от костра ничего не видно, а сам костёр горит ярко, дрова громко потрескивают, взметают ввысь снопы искр и те гаснут, не пролетев даже пары метров. Позади послышалось шуршание листвы, я было решил, что это Бормс, но ошибся.

В освещённый круг вошёл мужчина, уже виденный мню ранее в группе рабочих. Ах да, это же один из инженеров, про которых мне говорил Садрос. Смотрит на открывшуюся его взору картину не моргая, до меня докатываются отголоски изумления, неодобрения и зависти, улыбаюсь и невозмутимо убираю ноги со спины Эрлы. Прищёлкнул пальцами, пепельноволосая воительница тут же поднялась на ноги и торопливо скрылась в темноте.

— С чем пришли, уважаемый? — Затянувшись, спросил я и щелчком отправил окурок в костёр.

— Добрый вечер, милорд. Меня зовут Фадрон, я главный инженер строительной артели господина Садроса. — Услышав мой вопрос, поклонился визитёр.

— О как... Неужто самый главный? — Недоверчиво подался вперёд я, жестом отпуская Сорианну. Маркиза, красная как рак от того, что кто-то увидел её в таком положении, торопливо ушла, шурша листвой и платьем.

— Именно так, я глава инженерного отдела и руковожу всеми сотрудниками данного направления. — Кивнул Фадрон, я оглядел его и хмыкнул, создал ещё одно кресло напротив. Высокий, худощавый, лет тридцать пять, ну не больше сорока точно, лицо умное, не как у тех же бригадиров строителей, сразу видно интеллектуала. Одет просто, знал куда едет, камзол даже камзолом не назовёшь, просто куртка похожего фасона, брюки обычные, из плотной грубой ткани, зато сапоги у главного инженера добротные, по болоту он в них шастать собрался что ли?

— Присаживайтесь, как вам ужин? — Решив быть гостеприимным хозяином, жестом указал на кресло я. Ну и что что сижу в лесу без крыши над головой? Костёр-то мой, значит хозяин, вот так вот.

— Выше всяких похвал, ваша милость, всем коллективом выражаем горячую благодарность повару. — Абсолютно искренне прижал ладони к сердцу Фадрон, значит не я один искусство Укланы оценил.

— Да, готовит она великолепно. Вина? — Доставая из пачки новую сигарету, как можно более учтиво предложил я.

— Сегодня не работаем, так почему бы и нет? — Поразмыслив секунду, не стал отказываться инженер, я погладил Еву по запястью и мягко улыбнулся. Девушка тут же ответила мне такой же нежной улыбкой и понятливо удалилась за непочатой бутылкой и фужерами.

— Так с чем пришли, Фадрон? — Обращаясь к гостю по имени, снова задал свой вопрос.

— Ваша милость, тут такое дело... — Замялся тот, подбирая слова.

— Подождите, давайте договоримся. Обращайтесь ко мне просто по имени, Лукас, я не тщеславен. — Улыбнулся очень открыто, мой гость растерялся, слишком уж не вязалась эта чистая и искренняя улыбка с увиденной пару минут назад картиной.

— Хорошо, Лукас. Раз так, то давайте на чистоту. — Приняв решение, кивнул головой Фадрон и на секунду замолчал, собираясь с мыслями.

— Господин Садрос разбудил меня среди ночи и заявил, что у нас есть клиент, делом которого я должен заняться лично а так же взять своего помощника. Тут никаких претензий, не знаю, что вас так поторопило, но ситуации разные бывают. Мне вот что непонятно, глава артели убедил меня, что я буду создавать проект поместья недалеко от города, но, судя по всему, мы вышли из телепорта где-то очень и очень далеко. — Намекая на перепад во времени, ткнул пальцем в ночное небо мужчина и выжидающе посмотрел на меня.

— Не стоит беспокоиться, вам абсолютно ничто не угрожает. Как пришли так и уйдёте по первому своему желанию. — Не покривив душой, поспешил успокоить его я.

— Очень рад это слышать, мы в своём кругу обсудили этот вопрос, некоторые горячие головы даже предположили, что мы оказались в Великом лесу. — С явным пренебрежением к недалёким строителям, усмехнулся Фадрон.

— А вот и Ева. — Потёр ладони, оставив его слова без ответа, создал столик и девушка поставила на него бутылку и два фужера. Я хотел было откупорить бутыль и разлить вино, но Служитель меня опередила, сделала всё сама и протянула уже наполненные фужеры мне и гостю.

— Спасибо, лапочка. — Кивнул ей я, пригубил напиток.

— Давайте обсудим вопрос будущего проекта. А то я понятия не имею, в каком русле следует двигаться. — Тоже попробовав и оценив вино, довольно улыбнулся инженер.

— Очень хороший вопрос. Для начала мне нужен просторный комфортабельный дом.

— Для начала? — Вздёрнул брови Фадрон, чуть подался вперёд, чтобы не упустить ни слова за треском костра.

— Да, я уже говорил уважаемому Садросу, что не в последний раз обращаюсь в вашу артель. После постройки выше обозначенного дома, я хочу начать строительство куда более важного и масштабного объекта. — С умным видом значительно закивал головой я.

— Это поразительно, в ваши-то годы. — Похвалил меня Фадрон, но тут же прикусил язык.

— Не стоит пугаться, Фадрон, я отлично осознаю что молод и доверия ко мне немного, лишь прошу прислушаться к моим желаниям, а за это я дам вам золото. — Философски развёл руками я, инженер задумался.

— Каким вы видите свой будущий дом? — Видимо, приняв решение подумать над сомнительными нюансами позже, перешёл к делу Фадрон, всё верно, за это ему и платят, хорошо иметь дело с профессионалом.

— С десяток жилых комнат, общий зал, кухня, трапезная и банный комплекс. — Загибая пальцы, перечислил свои хотелки я.

— Растянем на один этаж, или будет два? — Тоже посчитал количество помещений инженер.

— А мы можем сделать всё в один, а вторым этажом сделать большую спальню и прилегающую к ней комнату, а всё остальное пространство крыша превратить в крытую площадку? — Начал увлекаться я.

— Как вы скажете, так и сделаем. — Развёл руками мой собеседник, я довольно кивнул и допил вино, поставил опустевший фужер на столик.

— Тогда так и сделаем, завтра нарисую вам примерный эскиз для наглядности.

— А что с материалом? — Что-то вспомнив, задал новый вопрос Фадрон, не торопясь добивать свою порцию.

— Завтра, уважаемый, всё завтра. — Решив не начинать этот разговор на ночь глядя, хлопнул себя по коленям я и поднялся.

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!