Вот уже почти час я ждал около станции метро «Динамо» девушку с подозрительной фамилией Анурхуярнова.

Она позвонила сегодня утром, в начале девятого, несколько рановато для незнакомого человека.

— Привет! — сказала она. — Меня зовут Регина. Регина Анурхуярнова. Нам нужно обязательно встретиться.

— А вы, собственно, кто? — произнёс я не слишком доброжелательным тоном, звонок барышни застал меня в постели.

— Мы не знакомы, — сообщила Регина обворожительным голосом. — Встретимся и познакомимся.

— А вы откуда мой телефон узнали? — я сердито подумал о том, что на шлюх денег сейчас совсем нет.

— Давай в двенадцать часов у выхода из станции метро «Динамо». Первый вагон из центра, сразу направо. Я сама к тебе подойду, — и не оставив мне возможности препираться, отключила связь.

Я посмотрел на телефон, номер неведомой Анурхуярновой не определился.

Что за бред?! По утрам я не очень хорошо соображаю, тем более, если лечь спать в три часа ночи. Какая-то Анурхуярнова, какое-то динамо. Вот-вот, динамо, я затянулся первой утренней сигаретой, чей-то глупый розыгрыш, правда, не понятно, чей. Друзей-приятелей у меня не много, вряд ли кто-нибудь из них станет такой херней страдать, у всех своих проблем выше крыши. Привет от бывшей жены? Может быть, но уж больно странный привет получается.

Уже год, как я живу один. И уже год, как я безработный, состою на официальном учёте на бирже труда. В моей жизни все беды наступили одновременно. Год назад мой старший брат, владелец заводика по производству тротуарной плитки, вместе с женой и ребенком разбился в автомобильной катастрофе. Банк, кредитовавший наше предприятие, не стал слушать мои сопли о светлом будущем, выставил завод на торги, где его за три копейки купили конкуренты татары из Казани. В одночасье я, главный инженер, и весь небольшой, но дружный и сплочённый трудовой коллектив, оказались на улице, без средств существования, каждый пошёл устраивать свою судьбу самостоятельно. Самостоятельно повела себя и моя жена, трудившаяся на нашем заводике бухгалтером. Нищий инженер мне не нужен, заявила она, и упорхнула к родителям, по её словам. Добрые люди, конечно, донесли мне, что вокруг жены в последнее время крутился какой-то хмырь, по виду хорёк, но с деньгами, потому что приезжал несколько раз на завод на дорогом мерседесе якобы по делам, финансовый консультант или что-то вроде того. Врать не буду, к хорьку сбежала жена или просто попастись в одиночестве, я точно не знаю, смерть старшего брата была для меня настоящей катастрофой, всё остальное меркло перед этой трагедией.

Брат много значил для меня. Он был старше на семь лет и всегда, с раннего детства, являлся поводырём в моей жизни. Проследил, чтобы я с отличием окончил среднюю школу и поступил в институт. Когда на третьем курсе я заколобродил и подсел на наркоту, фактически силой отправил в армию. Служба в вооруженных силах оказалась лучше любой нарколечебницы, я восстановился в институте и получил диплом специалиста-энергетика. Брат и перетащил меня в Москву из родного Смоленска, главным инженером на свой завод.

Я посмотрел на электронный циферблат над павильоном метро. Вот блядь! Я топчусь здесь уже полтора часа. После звонка этой сумасшедшей овцы я выпил кофе, поболтался с умным видом по своей однокомнатной квартире и решил поехать на встречу с Анурхуярновой. То, что это какой-то развод, я почти не сомневался, но делать мне было решительно нечего, нормальную работу найти пока не удавалось, я перебивался случайными заработками в интернете и ночными подработками грузчиком в магазине в соседнем подъезде. В двадцать пять лет я обладал единственным активом — однушкой в Измайлово, купленной на деньги брата, и оформленной на отца, на этом настоял мудрый брат, когда-нибудь женишься, сказал он тогда, потом, возможно, разойдёшься, зачем с женой хату делить. Как в воду глядел, вздохнул я, мой умница брат, моя жена ему, кстати, всегда не нравилась, но, как человек тактичный, он помалкивал. Квартиру продавать не буду, я посмотрел на небо и твёрдо пообещал покойному брату, дворником пойду работать, но без крыши над головой не останусь.

— Аркадий! Простите, ради бога! Ехала из-за города, такие пробки!

Я обернулся. Ко мне обращалась девица примерно моих лет, невысокая, но худенькая и изящная брюнетка, несколько восточной наружности. Татарка, наверное, подумал я, когда продавали завод, из Казани приезжала целая группа экспертов, среди них была похожая тёлка, трахнул бы её прямо на столе переговоров, но не поймут ведь, да и девка развонялась бы на всю округу.

— Я вас слушаю! — сухо сказал я, возбуждение промчалось по всему организму, последний раз секс у меня был с женой, то есть больше года назад.

— Я вас так и представляла — мужественный, брутальный, — Анурхуярнова явно пыталась мне понравиться. — Но что же мы на улице? Зябко сегодня. Пойдёмте в машину, я припарковалась недалеко.

— Пошли, — сказал я, девка симпатичная, чего я, собственно, теряю, у меня даже цепей нет.

Машина у Анурхуярновой была шикарная, белоснежного цвета, последняя модель джипа Инфинити. Кучерявая девочка, подумал я, на шлюху не похожа, вероятно, дочка богатого папеньки, знатного татарского чабана-нефтяника.

— Итак, чем обязан?

— Ничем, — владелица авто заискивающе посмотрела на меня. — Это у меня к тебе просьба. Трахни меня, а я тебе заплачу. Три тысячи долларов.

— Что, прямо в машине? — ляпнул я от неожиданности.

— В машине не надо, — встрепенулась Регина. — В квартире у подруги. Здесь рядом, на Верхней Масловке. — Она достала из сумочки конверт. — Деньги сразу готова отдать.

— Да ладно, — сказал я. — Я тебе верю. Ну, поехали к твоей подруге.

Такого поворота сюжета я, конечно, не ожидал. Красавцем я себя не считаю, обычный парень обычного телосложения. Где Анурхуярнова могла меня видеть раньше, ума не приложу, я точно нигде её не встречал, у меня память на хорошенькие женские лица отменная. Какая-то тут слякоть, напряжённо размышлял я по дороге, может, ёбнутая, которая людей СПИДом заражает, я читал о таких в Интернете, надо было презервативы купить в аптеке, но кто ж знал, что так дело повернётся. Можно, конечно, отказаться, я покосился на сумочку, лежавшую в пазе для стаканчиков, но три тысячи долларов мне были сейчас очень кстати и поебаться, откровенно говоря, хотелось, я уже вою от этого воздержания. Ладно, на хату приедем, проведу допрос с пристрастием, только после него перейдём к спортивной части мероприятия.

— А где подруга? — спросил я, когда мы в вошли в квартиру.

— В кино, — беззаботно ответила Регина. — Нескоро вернётся. Располагайся в кресле. Чай, кофе, что будешь? — Она положила на столик конверт с деньгами.

— Коньяк есть?

— Должен быть, — Анурхуярнова открыла зеркальный шкафчик и достала оттуда бутылку с рюмкой. — Армянский подойдёт?

— За знакомство! — я долбанул залпом полную рюмку и поставил её на конверт с деньгами. — Ну, колись, милая, что к чему?

— Ты Аркадий Мамонтов? — спросила Регина.

— Я Аркадий Мамонтов, — подтвердил я.

— Ты есть «В контакте»?

— Разумеется, — я хлопнул вторую рюмку. — В наше время все нормальные люди есть в «В контакте».

— Дело в том, что я девственница, — сказала Регина.

— Ну, ты даёшь, подруга, — развеселился я. — Тебе сколько лет?

— Двадцать четыре, — потупила глазки Анурхуярнова. — Я из консервативной мусульманской семьи. У нас замуж выходят только невинные. Секс у меня, конечно, был, и не с одним мужчиной, у нас, сам догадываешься, как принято в таких случаях поступать.

— Догадываюсь, — сказал я, третья рюмка пошла вообще великолепно, попка Регины стала мне казаться такой соблазнительной. — Ты за меня замуж собралась?

— Замуж меня выдают за одного старого козла, — сказала Регина. — Партнер отца по нефтяному бизнесу. Меня от одного его вида тошнит. Вот я и решила устроить бяку: в первую брачную ночь выяснится,

что невеста-то не целка.

— Круто! — я накатил четвёртую рюмку. — И что с тобой будет? Камнями забьют?

— Нет. Выгонят из семьи с позором. И слава богу! Денег у меня достаточно, уеду в Париж. Отец пообижается какое-то время, но потом успокоится. Он у меня, в принципе, современный человек.

— А я-то здесь при чём? — спросил я.

— Я решила, — медленно произнесла Регина. — Если отдаваться без любви, то первому встречному. Закрыла глаза, ткнула пальцем «В контакте», попала на тебя. В твоей анкете номер телефона указан. Вот я и позвонила.

— Ну, что ж, — я поднялся из кресла и расстегнул ширинку. — Готов спасать красавицу от средневекового мракобесия!

Я проснулся на широком диване с ощущением, что во мне находится какое-то инородное тело. Повернул голову и увидел в зеркале на стене резиновый член, торчащий из моей задницы. Пот мгновенно пробил меня.

— Вынимай осторожно, — услышал я мужской голос. — Без рывка.

Я неуклюже вытащил член, задний проход заныл. Я боком присел на диване, напротив меня в кресле расположился полноватый улыбчивый человек.

— Ты кто?

— Меня зовут Денис, — сказал человек. — Я режиссёр этого фильма. Поздравляю с дебютом!

— Хуютом! — я вскочил с дивана, передо мной возник амбал и посадил обратно.

— Без нервов! — резко сказал режиссёр. — Гриша служил в спецназе.

Я посмотрел в задумчивые глаза Гриши, желание рыпаться исчезло напрочь. Амбал отошёл к дверному проёму.

— Это он меня? — я показал головой на Гришу.

— Упаси боже! — сказал режиссер. — Никакого мужеложества. Сцена пока не смонтирована, но общее представление составить можно.

Он включил телевизор. На экране я ебал Регину во все дыхательно-пихательные, потом Регина дрючила меня в задницу резиновым членом. На моём лице застыла довольная улыбка.

Я сплюнул:

— Ну, вы и пидорасы!

— Это кино, друг мой, — сказал режиссёр. — Это гениальная идея. Самому обычному человеку звонит незнакомая девушка и предлагает встретиться. На встрече просит лишить её невинности. Все это время мы снимаем их на скрытую камеру. Я поражен твоими способностями, никакой профессиональный актёр не сыграл бы так правдоподобно, особенно хорошо получились кадры, когда ты ждал Регину у метро. И эротические сцены замечательно вышли. Мы добавили в коньяк немного галлюциногена, но, гарантирую, никакого вреда для здоровья.

— И где этот шедевр будут показывать? — мрачно спросил я.

— Фильм предназначен для западных коммерческих каналов, — сказал режиссёр. — В России никто не увидит, так что не волнуйся. В титрах твою фамилию указывать не будем.

— А эта пизда? — спросил я. — На самом деле целка была? Я ни хрена не помню.

— Региночка? — хохотнул режиссер. — Наша звёздочка. Она актриса уфимского музыкального театра. Всё было по чесноку, парень, ради такого случая она сделала операцию по восстановлению девственной плевы. Так что целку ты ей рвал по настоящему. Премия за понесенные моральные издержки, — режиссер достал из кармана пиджака конверт. — Ещё две тысячи баксов к тем трём, которые отдала Регина. А теперь одевайся и уходи, нам ехать пора.

Прошёл месяц. Я по-прежнему болтался без работы, деньги, заработанные тем самым местом, разлетались быстрее, чем хотелось бы. Утром, в начале девятого, раздался звонок.

— Привет! — сказала Анурхуярнова. — Я соскучилась!

— Да ну! — злобно ответил я.

— Не обижайся, — сказала Регина. — Один раз не дирижёр. Я делала это без удовольствия. А вот твой хуй вспоминаю часто. И наш режиссер Илионский о тебе очень высокого мнения. Давай встретимся в двенадцать около выхода из станции метро «Динамо». Вторая серия: ты, я и подруга. Она такая роскошная блонда, тебе понравится. Приезжай, я приду без опоздания...

Я сварил крепкий кофе и затянулся сигаретой. Безработных инженеров в Москве как грязи, а вот с гениальными актёрами эротического жанра, судя по всему, дефицит. Я почесал задницу. В конце концов, в каждой профессии есть свои недостатки..

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!