***Четверг. Около 15:00 дня***
Я сидела в кресле и читала простенькие приключения. Это произведение было из тех, что принято читать в метро, лишь бы убить время томления в путешествии из точки А в точку Б. Голосом какой-то летней птички зачирикал домофон, я подошла, нажала кнопку, на экране высветился знакомый молодой человек.
— Это я! — я нажала другую кнопку, открывающую дверь.
Через пару минут он появился.
— Привет, Маша!
— Привет, Вовка!
Я обняла его и чмокнула в щеку. Он как обычно сдержанно и немного стеснительно приобнял меня.

Передо мной стоял Вова. Вова был сыном друга моего отца. Сыном друга, который не единожды отдельно и вместе с моим папой, трахал меня в разных местах, в разных позах и в разные места. К подобному делу в свое время был так же приобщен Вовка, впрочем, почти все сыновья друзей моего отца имели те или иные связи со мной. Некоторые даже с разрешения своим мам, как их папы с разрешения своих жен соответственно.

Вове было 19 лет. Он был молод, хорош собой, не киногерой, но и не среднестатистический. В нем было что-то легкое манящее. Он был эдаким милым мальчишкой, которого хотелось бы тискать, убаюкивать, следить за ним, проводить с ним время как будто со своим собственным сыном. На данный же момент он уже был взрослым, студентом третьего курса «красного» университета, чья эмблемка и была прилеплена у него на пиджаке.

Взяла у него куртку и повесила в шкаф, пока он возился с ботинками. Конечно же немного натоптал мне с улицы протаявшим с подошв снегом, за что очень смущенно извинялся. Ладно уж, авось домработница свой хлеб не просто так есть, да и у самой руки не из задницы и короны нет, уберу как-нибудь.
— Как день? — спросила я пока мы шли в комнату.
— Блииин, ты не поверишь как я устал и задолбался! Третий курс, а ерундовых предметов не уменьшилось. Мы вроде уже должны учить только по специальности, а учим какую-то ахинею! Политологию вообще просто ненавижу!
— Да уж, знакомо. Ладно, там твой папа утром был, привез сумку с твоими вещами. Иди переодевайся, если в душ надо или мой руки и кормить тебя буду.
— Ох, даааа, еда — Вовино лицо приняло вид блаженства как у того кота, дремлющего на солнышке.
Он тут же схватил сумку и пошел в комнату, но затем вернулся, так и не переодевшись.
— А тебе тут моя помощь не нужна?
— Вов, я взрослая девочка.
— Да, да, конечно — он поспешно ретировался в комнату.
Я же взялась вытаскивать из холодильника еду, разогревать горячее и накрывать на стол.

У разных людей разное понятие сколько времени нужно на личную гигиену. Вова не слыл копушей, но в этот раз его понятие о доведении себя до ума, уложилось в почти 40 минут. Я не торопила, да и торопиться было некуда. На кухню он явился в теплом спортивном костюме, носках, посвежевший после душа, в глазах и теле уже не читалось той измученности грызением гранита науки.
— Пахнет вкусно — он плюхнулся на стул. — Чем кормить будешь?
— Борщ, ржаной хлеб с сально-чесночной намазкой — на первое, на второе курочка, запеченная в духовке и рис с овощами, если пойдешь дальше борща. Можешь в принципе есть что хочешь и как хочешь, да и сколько хочешь. Еще могу дать немного перцовочки, если есть желание. Тебе как раз с мороза и от зимних болячек и чеснок, и перцовка, и борщ.
— Чеснок? — Вова подозрительно покосился на меня. — Это если вдруг что, то чтоб потом мне сказать мол извини ничего не будет от тебя чесноком пахнет?
— Ахаха! Мне лестна твоя забота, но есть такие вещи как паста и зубная щетка.
— А ну да. Маш, а почему ты чистишь зубы два, а иногда и три раза в день? Говорят, ведь вроде и одного хватает, и потом все эти популярные пасты — это ведь просто замануха.
— Просто привычка и самодисциплина с детства. И потом, я не чищу зубы всеми этими заманушными пастами.
— А ну да, ты ведь любишь органическое и разные там Амвеи?
— Да, именно их — легко пожав плечами согласилась я. — Так что жратоньки будем?
— А ты со мной поешь?
— Пожалуй немного поем.
— А что будешь?
— Борщеца с намазкой.
— Тогда и я тоже — обрадовался Вова.
— А твои некоторые привычки не меняются... — пробормотала я.
— Ты, о чем? — он наливал половником борщ по тарелкам.
— Мы с тобой уже девять лет знакомы и все это время в таких вопросах ты соглашаешься с моим мнением, и в твоем голосе прорезаются милые детские нотки, когда ты соглашаешься — я усмехнулась.
— Что прям вот так?... — Вова разволновался и немного выплеснул борщ из тарелки, когда ставил.
Я тут же взяла салфетки чтоб промокнуть.
— Да, именно так и твой пролитый борщ, тому прямое подтверждение.
— Это я просто много налил.
— И это тоже, но за те 9 лет что я тебя знаю, я уже изучила некоторые твои повадки. Ладно, давай уже есть. Пить будем?
— Не очень хочу — пробухтел Вовка.
— Что обиделся? — мне стало опять смешно.
Жалко Вовку, он смешной такой.
— Нет. Мужчина не должен обижаться по любому поводу!
— Кто сказал?
— Мой папа.
— А, ну он умный человек — я взяла с тарелки кусочек хлеба с намазкой.

Какое-то время мы просто молча работали ложками, насыщаясь борщом и намазкой. Было слышно только довольное по-мукивание от удовольствия.
— Ох, спасибо, Маш! Уж накормила так накормила — Вовка сыто отвалился на стуле.
— На здоровье — улыбнулась я.
— Охохошеньки-хо-хо — Вова потянулся и немного скис. — Ты сегодня что будешь делать?
— Кроме трат времени на компанию тебе, пока-что не было планов.
— Ой, это хорошо, но мне надо сесть позаниматься.
— У вас же завтра этот библиотечный день, сегодня четверг, выходные на носу.
— Да там дебильное задание, но лучше я сейчас сделаю чем буду страдать в воскресенье вечером.
— Почему не в субботу?
— Я по субботам нифига таким не занимаюсь.
— А ну ясно. Моя помощь или присутствие требуется.
— Нет — Вова, замялся. — Но, если ты побудешь со мной, это было бы очень хорошо. А еще было бы классно подремать немного после такого сытного обеда.
— Ну идем.
Мы пошли в комнату. Улеглись. Я легла Вовке под бок, укрыла нас пледом, включила ТВшник на ТВ1000.
— Сек, поставлю будильник — Вовка «завибрировал» сенсорными кнопками телефона.
Я обняла его, легла ему на плечо и смотрела кино. Через минуту рядом послышалось довольное, сытое посапывание. Я хихикнула и продолжила смотреть киношку.

Я залипла в фильм и даже не заметила, как зазвонил будильник. Это было неожиданно, и я даже дернулась. Вова проснулся сразу, протер глаза, посмотрел на телефон и начал вставать.
— Ладно, мне надо позаниматься. Я могу сесть за комп или ноут взять?
— За комп садись, а я пойду чаю заварю — я тоже села.
Вова пошел в комнату, а я на кухню. Поставила чайник, села на стул, протерла глаза. Голова была какая-то немного ватная — за окном обильно шел снег. Вот отсюда и вата в голове.
— Я тебя ждуууууу! — донеслось из комнаты.
Улыбнулась, встала, достала с полки свой любимый «Альпийский луг». Заварила полный заварник. Поднос, чашки, ложки, сахар, мед, конфетки, печенье. Поставила чайник второй раз и понесла все в комнату. Вовка уже был в работе. За его учебой, шуточками, обсуждением разных глупостей, хаяньем глупых предметов и преподавателей, и чаепитием провели несколько часов. Именно тогда он впервые спросил меня.
— Маш, можно спросить?
— О чем?
— О том, что мы будем завтра делать.
— Страшно?
— Немного. Нет, слушай мне все нравится, что мы делали с тобой и я рад, что это будет папа, а не кто-то другой, но все-таки немного не по себе.
— Вов, это только твой выбор, если ты против, тебе не хочется, страшно и т. д., ты в полнейшем своем праве отказаться.
— Ну я не знаю. Меня это возбуждает. Я хочу этого, но немного не по себе.
— Просто не по себе, как будто это волнение перед неизвестным или это скорее дрожь предвкушения?
— Как-то так напополам.
— Понятно. Ну

даже не знаю, что сказать. Позвони отцу, поговорите.
— Как-то неохота...
— Он ведь вечером все равно позвонит, а то и заскочить может. Ты ведь знаешь.
— Ну да, но мы то договаривались на завтра.
— Ой, ладно, Вов. Давай, тогда завтра вы поговорите и решите, надо оно тебе или нет.
— Угу. Спасибо, Маш.
— Да, не за что.
Я встала на коленки на стуле, наклонилась и вкусно, долго поцеловала Вову в губы. Сначала он не понял, но быстро сориентировался и ответил полной страсти взаимностью.
— Уф — ему понравилось, но немного расстроило, что наш поцелуй не длился вечность. — Пожалуй на сегодня хватит.
— Все сделал? — я наливала себе еще чаю.
— Немного осталось, но и так уже голова квадратная — он посмотрел в окно. — Снег и темно уже.
Он приблизился к окну и посмотрел на градусник на внешней раме.
— Минус пять. Блин!
— Что там?
— Снег, темно и минут пять — повторил Вова.
— И что?
— Ну я хотел, что б мы пошли погулять, но ты, наверное, не захочешь гулять в такую погоду.
— Почему ты так решил?
— Ну как бы... — Вова замялся. — Ну ты ведь старше и не обязана, и я не могу тебе указывать, а даже если бы и мог, то не стал бы.
— Вов, сколько я с тобой уже сексом занимаюсь?
— Ну, довольно долго.
— Ну, вот! А ты боишься, что я гулять не стану. Пойдем конечно, делать то все равно нефиг. А так нагуляемся и потом спать.
Вова опять замялся.
— Ну что еще? — уже немного раздражительно спросила я.
— Я думал мы займемся ночью любовью.
Меня всегда забавляла эта его манера называть секс «любовью». Я решила немного наказать его.
— Пожалуй мне стоит принять приглашение кого-то из парней постарше, или даже мужчин — я сделала голосовой нажим на слове «мужчин».
— Нет! — Вова сразу окреп во всех смыслах. — Так, мы сейчас тепло одеваемся и идем гулять, в кино и там видно будет. Ты сама сказала — сегодня ты моя.
— Как мужчина скажет — так женщина и сделает.
— Вот и ладушки.

И мы пошли гулять. Гулять с Вовой — это сплошное удовольствие. Он раскрывается и почти не замолкает, но в отличии от просто трепа, Вова рассказывает и философствует на весьма умные темы. Мне оставалось только иногда выражать свое мнение, когда он этого ждал, просто вставлять свое мнение или как-то показывать, что мне все еще интересно. В кафе зашли, взяли по глинтвейну с собой. Целовались на Рождественской площади. В кино сходили на глупую американскую комедию. Съели знаменитую киевскую колбаску в тесте на метро Театральная, при этом на морозе и под снегом отстояв в очереди минут тридцать. Вернулись домой уставшие, нагулявшие и на редкость довольные. Разошлись по разным комнатам, по разным душевым и встретились уж только в зале. Он сидел, свесив одну ногу с дивана. Я с ногами забралась поближе к нему.
— Ты спать хочешь уже? — он спросил и сам зевнул.
— Да, уже немного хочу.
— Можно я тебя поцелую?
— Можно.
И он поцеловал. Поцеловал сладко, долго, легко. Поцеловал как свою девушку, с которой давно встречается, которую знает, как облупленную. Мне оставалось лишь отвечать и млеть. Он обнял меня и уложил спиной себе на себя.
— Маш, я тебя очень хочу. Давай пойдем в постель?
— Ты такой официальный — я надула щеки.
— Маааш — попросил он.
— Идем, идем! — я вскочила и потянула его за собой.

Мы не срывали вещи на ходу. Не падали на пол. Просто пришли в комнату, включили прикроватные лампы. Спокойно разделись и легли в постель. Вова подлез ко мне сбоку и продолжил целовать, понемногу перемещаясь на меня. Он так ерзал, что одеяло сползло до его задницы.
— Сейчас, сейчас — он приподнялся и натянул одеяло до плеч.
Я ничего не ждала, просто развела ноги и его таз и ноги очутились между моих. Я чуточку сместилась вниз и согнула ноги в коленях. Низом живота ощутила его готовность войти в меня. Он был на мне, и я не ощущала его веса.
— Ты такой легкий — хихикнула я.
— А еще, наверное, теплый? — спросил он и дав мне ответить, поцеловал опять и надолго.
Я чувствовала, где он самый теплый. Он знал, где самая теплая я. Остальное мы нагреем под одеялом нашим соитием. Я была мокренькой и готовой. Он немного помог себе, направляя и вошел. Двигался медленно, смакуя мою тугость. Я даже немного опешила. Столько нежности, романтики, простоты и удовольствия. А еще через минуту у меня закатились глаза, я сжала его коленками, прижала к себе руками и с глубокими вздохами и мелкими всхлипами бурно кончила.
Спустя время я отошла, он все так же двигался во мне.
— Ну как ты? — он заглянул мне в глаза. — Боже, твои глаза океан!
— Ты прелесть — я прижала его к себе.
Его медленные движения немного ускорились, дыхание стало более рваным. Он задвигался еще быстрее. Я подняла согнутые ножки и развела их шире, одеяло сползло, мы тут же покрылись небольшой испариной. Он входил резче и глубже.
— Ох, Маш! — простонал он и кончил в меня.
— Да, вот так! Молодец! Кончай в меня! — я вдавила его в себя придерживая руками за спину и затылок и еще шире разводя ноги, а он все больше вжимался и все глубже протискивался в меня.
Еще несколько рваных фрикций, и он затих, я слышала только его дыхание у моего уха. И я ощутила его тяжесть, его теплую, немного потную тяжесть молодого тела. Тяжесть парня, с которым я только что занималась таким нежным и романтическим сексом. Тяжесть мужчины, чье семя было во мне.
— Я хотел бы такое в первую брачную ночь и чтоб моей женой была ты — прошептал он.
Я промолчала. Что я могла ответить? Вова хороший, но я не люблю его. Через минуту мы так и уснули — он на мне и во мне.

***Пятница. Утро. 6: 15***
Утро пятницы я встретила, лежа на животе. На улице было еще темно, а Вова уже нежно тормошил меня за плечо.
— Мааааааш! Маааааааш!
— А? Что?
— Маш, проснись!
— Что? Чего?
— Извини! Папа звонил, мне надо съездить по его указкам в пару мест по делам.
— А я тут при чем? Дверь просто захлопывается. Записку оставил бы... — вырванная недовольная из сна, я снова начала засыпать.
— Маш, у меня тут проблема...
Что за проблема, я поняла, а точнее ощутила почти сразу. Проблема упиралась мне в бедро. Проблема источала смазку. Первая мысль была послать его к чертям пользоваться рукой, но здравый смысл, что рядом не чужой человек пересилил и заставил проснуться.
— Ох, чего тебе надобно старче? — со стоном я оторвалась от постели и повисла в полусонном состоянии, на почти прямых руках.
Вова тут же подлез ближе и потыкался членом мне в руку.
— Ну и чего ждем? Залазь давай сзади на меня, я попу приподыму.
Он подлез еще ближе и наклонился к моему уху.
— А можно я тебя в попу?
Вот те на! В попу! Я рухнула обратно на постель, расслабилась и засунула ладошки под подушку.
— Маааш?! — Вова немного испугано потормошил меня.
— Ну что?! — я рывком заставила свой мозг постараться проснуться, вышло слабо.
— Ну в попу это...
— Ой, блин! — я перевернулась на спину и уставилась в потолок. — В тумбочке возьми одноразовую смазку и резинки.
Забросив руки за голову, я ухватила подушку и медленно подняла ее над собой. Пока Вова возился с поиском, я положила подушку справа от себя на уровне бедер и перекатом легла на нее так, чтоб попа приподнялась. Поерзала, поправила. Вова появился сзади.
— Распаковывай, смазывай, «одевайся» и делай дело — отчеканила я, пытаясь расслабиться там и понемногу опять засыпая.
— Тебя полизать? — Вовин голос был где-то сзади далеко.
— Полизать... — пробормотала я, но спохватившись. — Нет, просто трахай... хотя, или как хочешь.
Послышался шорох рвущихся пакетиков с презиком и смазкой, Вовино «так-с». Между ягодиц капнула смазка и пальцы принялись размазывать ее.
— Я готов! — раздалось сзади.
— Угу.
Я приподняла немного таз, расслабилась, он уперся членом мне в попу и надавил, я вдохнула, надула живот и немного потужилась. Анус раскрылся, и Вова проскользнул внутрь. Вчерашней романтики и нежности как не бывало, Вова брал меня сильно, прыгая на мне так, что сон улетучился мигом. К моменту, когда я начала получать удовольствие, он с хорошим таким «Ах!» загнал до упора и кончил в резинку. Тут же вышел и поскакал в душ. Меня хватило только расслабиться обратно и уснуть.
— «Все равно менять постель... « — подумалось мне.

Вова уехал по поручениям отца. Он не забыл аккуратно вытереть меня в нужных местах и закутать в одеяло, он оставил записку, он поставил на музыкальном центре мою любимую романтическую мелодию и загрузил в кофеварку зерна.

***Пятница. Утро. 10: 20***
Я сидела на кухне в мягких тапках, халате, замотанной мокрой головой. Пила кофе и думала о сегодняшнем дне. Я играла с Вовой в смену ролей, ему нравилось быть «девочкой» на страпоне, нравились ощущения от массажа простаты, но попробовать живой член это было другое. Вторым интересным моментом было то, что его отец, узнав о подобном не осудил, не на ругал, а воспринял адекватно и тут же выдвинул свою кандидатуру на первого обладателя задницей сына. Это было понятно, впрочем, Вячеслав не слыл любителем мальчиков и это было немного странно. Третьей странностью стало то, что Владимир Вячеславович согласился с кандидатурой без каких-либо прений и дискуссий. В какой-то момент у меня даже закрались мысли, что они уже давно занимаются сексом вдвоем, но вспомнив их отношения к однополым контактам в нашем МЖМ, я решила, что это глупость. Вечер должен был решить все. Я решила позвонить его отцу и другу моего отца. Абонент ответил сразу.
— Алло!
— Привет, Слава!
— Здравствуй, сладкий ангел!
— Без шуток! Я ненадолго. Ты с Вовкой говорил? Вы серьезно решили с анальным вечером?
— Да, мы приедем вместе где-то ближе к девяти. Не парься, малая. Все будет!
— Ладно, пока.
— До встречи, киска!
Вот всегда он так. Ладно. Я допила кофе и сделала еще. Были дела средней срочности и не очень. Сменила постель. Сверилась с ОnеNоtе, отобрала задачи на день и принялась их реализовывать.

***Пятница. Вечер. 19: 30***
— Опаньки! — Слава втолкнул сына через порог ко мне в квартиру. — Немного не рассчитал с антидепрессантами касатик!
Касатик был откровенно пьян и сам передвигался с трудом.
— Привет, Машуля! — Слава чмокнул меня в щеку.
— Ааааа? Эээээ? — я нелепо махала руками указывая на «тело» Вовы и поворачиваясь к Славе и обратно к «телу».
— Извини, слишком расслабил парня. Похоже он сегодня не в теме. Я его тебе оставлю, домой не охота везти.
— А ты куда?
— Стрелять поеду с твоим папкой и прочими.
— Сейчас?!
— А что?
— Ночь! Холодно! Зима!
— Так мы на Капитановку и там потом рядом у Майору заночуем.
— А ну все ясно — все сразу стало ясно.
— Короче, орла спать уложи и последи чтоб не заблевался, а утром приведи в порядок. С меня «магарыч» — он подмигнул мне и вышел в подъезд.
Я окинула взглядом орла. Орел больше походил на «подбитого голубя».
— Эх, пойдем орел — я подтянула Вову к себе и почти потащила его в спальню.
Кинула на кровать. Кое как раздела до трусов. Принесла тазик с водой и солью. Поставила две минералки на тумбочку. Положила салфетки, поставила стакан и две таблетки быстрорастворимого солпадеина. Села в кресло, взяла планшет и утонула в чтиве. Проснулась во втором часу ночи. Орел спал кое как укрывшись одеялом. Одна бутылка валялась пустая возле кровати. В тазике с водой и солью, жидкостей не прибавилось. Встала, чмокнула Вову в лоб и ушла спать в гостевую. Утром предстояло устроить реинкарнацию и воспитательный момент.
   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!