Теплые объятия оживали. Требовательные ладони гладили сонное девичье тело. Одна рука, на которой покоилась ее темноволосая головка, ласкала грудь, нежно пробуждая. Вторая, более активная, гладила бедро, упругий животик, попку, пожимая то в одном месте, то в другом. Пальчики нырнули между половинок, зарылись в сочленении стройных ножек, заскользили по нежным лепесткам, заставляя набухать плоть и сочиться первыми каплями возбуждения. Вика сонно застонала, чуть прогнувшись.

— Ну не надо... — неуверенно пропела сонным голосом и уткнулась лицом в шею утреннему неугомонному любовнику, не выходя из сна.

Его пальцы уверенно проникли внутрь, гладили и ворошили нежную увлажняющуюся мякоть. Вышли, закружили вокруг маленькой звездочки рядом, нежно продавливая.

— Ммм... хулиган, — опять отозвалась девушка, пробуждаясь в сладкой неге. Но не отстранилась, а, наоборот, выпятила сочные половинки, постепенно впуская в себя его пальчик. Второй палец вошел во влажную дырочку рядом, зажав, как клещами, тонкую перегородку.

Вика застонала и чуть двинула попкой навстречу, поощряя его движения. Губы нашли губы и нежно прильнули.

Раздвигая влажные лепестки, он наполнил ее собой, не вынимая пальцев и продолжая движения ими. Девушка окончательно проснулась, прямо из сна брошенная в воронку страсти. Она осторожно двигала бедрами навстречу, всё убыстряясь под ритм накатывающего желания.

— Стефан... Стефан... — лишь шептала, так и не открывая глаз.

Он вдруг вышел из нее, головка уперлась в темную звездочку, смело надавила. Вика дернулась, недовольно застонав, но мужская рука чуть надавила на низ живота, делая проникновение неизбежным. Он вошел в нее осторожно, лаская грудь, целуя плечи и спину, и вскоре девушка совсем расслабилась, впустив его в себя полностью.

Стоны громче, темп быстрее. Длинные пальцы играют с истекающим соком цветочком. Почти подмяв девушку под себя, Стефан вбивается в нее, исступленно рыча, покусывая ее плечи, зарываясь носом в волосы.

Стоны Вики переходят в крик, крик бьющейся в оргазме самки. И мужчина разряжается в ней, чувствуя пульсацию ее плоти. Девушка слышит еще какой-то посторонний, далекий стон, то ли вой, но ей уже не важно...

— Ты чудесная, Виктория! — шепчет ей в ухо, крепко прижимая к себе. — Я тебя не насиловал? — она чувствует его улыбку кожей.

— Ты прекрасный насильник, — улыбается она расслабленно в ответ.

— Я учту...

Они смеются.

Они вместе сходили в душ. Стефан бережно принес ее на руках на кровать.

— Ты как себя чувствуешь? Поспишь еще? — заботливо целует ее в губы. — Я пойду в лес. Сейчас затоплю баню, ты как проснешься, сходи, подбрось дров, а я к обеду вернусь. Хорошо, милая?..

— Хорошо, — подставила губы. — Я, действительно, чувствую себя неважно. Кто-то, видимо, просто, не дал мне выспаться, — широко улыбнулась. Он с улыбкой погладил ее по щеке и чмокнул в нос.

— Спи... Кстати, твоя одежда в прихожей — она сохла на печке.

Вика быстро уснула вновь. Сон словно поглотил ее сразу. Ей снилось, что она бежит по лесу, испуганно оглядываясь. В груди горит, в боку колет, но она всё бежит и бежит, чувствуя безмерный ужас. Наконец, чувствуя, что легкие сейчас взорвутся, она останавливается, прячась за деревом, и пытается перевести дыхание. Сердце колотится, как загнанный зверь в клетке.

Вдруг она видит недалеко от себя мужской силуэт. Девушка вздрагивает от испуга, но человек не двигается, просто стоит и смотрит на нее. Потом вдруг достает руку из кармана и поднимает вверх. Он держит зеркало и крутит им, чтоб она поняла по отблескам, что это.

Она вглядывается и узнает в мужчине Костика. И ахает от удивления и внезапной радости. Вика готова броситься к нему, но он жестом ее останавливает, его губы шевелятся. Они шепчут: «Беги! Беги!»...

Вика распахивает глаза, вырываясь из липких объятий сна. В голове так и слышатся еще слова Костика. И сердце бешено стучит.

В доме тихо. Лишь старинные часы тихо отстукивают секунды в соседней комнате. Девушка села в кровати, огляделась. Всё тот же дом, в котором проснулась вчера, всё так же наводящий какой-то необъяснимый страх. Если бы в этом доме ей не было так хорошо с мужчиной, убежала бы прочь. Но она обещала остаться, сходить в баню — и он ее отведет в деревню. Значит, надо встать.

Вика в первую очередь подбросила дров в камин, нашла свою одежду и оделась. Потом прошла на кухню, выпила горячего чаю, чтоб согреться, с блинчиками и сметаной.

Ища свою верхнюю одежду, она заметила на полке для шапок забавную шапку — вроде бы «ушанку», но с козырьком. Помнится, такую смешную шапку носил Костик, когда ходил в лес, ему даже за это давали кличку «Козырь», но как-то не прижилась, так и остался для всех деревенских «Громом». Странно, что у Стефана такая шапка. Этой смешной предмет одежды совсем не вязался с утонченностью и каким-то внутренним аристократизмом этого мужчины. Но мало ли. В лесу главное для верхней одежды, чтобы теплая была.

Вика оделась и вышла. На улице было тепло, как будто и не было вчера завывания метели в лесу. Даже на лужах нет льда. Девушка зажмурилась от яркого солнца, которое резало глаза, но не особо грело. Осмотрелась — лес кругом, дом и баня рядом на небольшом пятачке на пригорке, очищенном от леса. Воздух свежий, который хочется вдохнуть как можно глубже. И то тут, то там звуки леса доносятся до чуткого слуха.

Из трубы бани струится дымок, значит, дрова еще не успели прогореть — она не долго спала.

Баня, светлая и просторная внутри, пахнУла теплом. Дрова лежали рядом с топкой, так что Вика расшевелила прогоревшие дрова, подкинула новых и вышла. К бане она тоже относилась с легкой жутью еще с детства, наверно, из-за всё тех же бабушкиных страшилок, поэтому одной в баню старалась не ходить, а если случалось быть, то старалась выйти оттуда как можно быстрее.

Выходя из бани, Вика боковым зрением заметила движение около дома. Она вздрогнула, и без того чувствуя себя неуверенно. Какая-то тень скользнула за угол дома, сверкнув легкой светлой одеждой. Девушка остолбенела, не зная, что делать: то ли бежать (прочь или в дом?), то ли выяснить, кто там. Что не очень-то хотелось после встречи со странной женщиной. Да еще и самочувствие оставляло желать лучшего, если придется бежать: голова не болела, но общее состояние разбитое, выжатое. Наверно, накопилась усталость за последние дни, как физическая, так и моральная.

Постояв так пару секунд, Вика бросилась за угол дома. Любопытство взяло свое.

— Кто там?! — крикнула она, забегая за угол дома.

Фигура женщины скрылась вновь, вызвав опять в душе Вики смятение. Женщина была похожа фигурой на ту, что Вика видела в лесу, но эта казалась моложе, волосы темнее. А та ведьма казалась совсем старухой. «Нет, не она», — успокаивала себя Вика. Но кто?!

— Кто Вы? Остановитесь... — снова пошла за беглянкой Вика. И, повернув за угол, вдруг столкнулась с человеком. И вскрикнула, отскочив в сторону.

— Стой, малыш, ты чего? — улыбался ей Стефан.

Девушка с недоверием смотрела на молодого человека. Сердце от испуга прыгало в груди. Откуда он здесь взялся?! Да так неожиданно! С другой стороны, она была так рада, что Стефан снова рядом и ей не надо бояться.

— Я видела женщину!

— Опять ведьму? — улыбнулся он ей, притянув вновь к себе.

— Я не знаю... Но она была здесь! Убегала...

— Дорогая, если бы тут кто-то был, он бы давно пришел к нам.

— Но я видела!!! — нахмурилась она, убирая из-под поцелуя губы.

— Да видела, видела. Успокойся. Значит, кто-то не захотел с нами общаться, — добродушно улыбнулся он и чмокнул ее в нос. — Пошли в дом, поедим.

Он, наконец, привлек ее к себе и поцеловал в губы. И она вмиг растворилась в ощущениях. Ей было непередаваемо хорошо рядом с ним. И Вика не чувствовала никакой жалости

или угрызений совести, что вчера вот так переспала с неизвестным мужчиной, вдруг, поддавшись внезапному соблазну. Это было как будто само собой разумеющееся, правильное.

Вика облизнула губы, которые начало пощипывать от страстного поцелуя, и уткнулась лицом в грудь мужчины.

— Я даже не причесалась еще. Ты так быстро вернулся... Я, наверно, выгляжу ужасно, а у тебя дома даже зеркал нет!

— Они не нужны, ты — прелесть, самая красивая! — и поцеловал ее в носик. — Пошли...

Они вошли в дом, разделись, прошли на кухню.

— Я у тебя видела такую смешную шапку, — вдруг вспомнила Вика.

— Какую? — Стефан взглянул на нее, не понимая. — У меня одна шапка, та, в какой хожу...

— Да, классная, — улыбнулась девушка. — Теплая, но стильная. Очень похоже на тебя... А что за шапка там лежит тогда?..

Мужчина посмотрел на нее долгим взглядом, явно пытаясь вспомнить, о какой шапке может идти речь.

— Ну та, ушанка с козырьком... — помогла вспомнить Вика.

— Ааа... — Стефан отвел глаза, отходя к плите, чтоб подогреть обед. — Да, старая. Подарил кто-то...

— Ясно.

Вика задумалась, опять вспомнив Костика в этой шапке.

— Никого не нашел?... — почти утвердительно спросила она.

— Нет... к сожалению, — ответил, не оборачиваясь.

— Его хоть ищут еще?..

— Вроде бы да, видел сегодня пару человек в дальнем секторе.

Вика тяжело вздохнула.

— Не переживай... Поешь, набирайся сил. Сегодня предстоит долгая дорога!

Девушка согласно кивнула и принялась есть. Из тарелки опять очень вкусно пахло. Стефан сел рядом.

— Этот человек тебе очень дорог? — спросил, заглянув в глаза.

— Мы с Костиком учились вместе. Гуляли в одной компании...

— И встречались?

Вика замерла, мельком взглянула в его внимательные непроницаемые глаза.

— И встречались...

Он встал и отошел к окну.

— А что бы было, если б ты его нашла?..

— Не знаю. Ничего... Я бы была счастлива, что он жив и здоров, — помолчала и добавила: — И вернулась бы обратно в город.

— Вы увидитесь, — он обернулся. — Он найдется.

— Ты так говоришь, как будто знаешь точно, — несмело улыбнулась Вика.

— Я уверен в этом, — улыбнулся в ответ. — Так правильно...

— Хорошо бы так и было, — вздохнула она и вздрогнула, потерев озябшие плечи.

Он подошел и чмокнул ее в щеку.

— Ты чудесна, Виктория! Налей нам чаю и иди к камину, а я пока печку затоплю, чтоб после бани было тепло...

Возле камина взгляд Вики вновь упал на ту самую закрытую книгу.

— Что это за книга, Стефан? — спросила она, когда мужчина подошел.

— Это очень древняя книга, — он аккуратно забрал книгу из ее рук и вновь положил на полку. — Она передавалась из поколения в поколение в нашей семье.

— Что же там написано?

Мужчина чуть подумал и взглянул на девушку долгим взглядом. В непроницаемых глазах плясал мистический огонь.

— Там изложены древние знания...

— Заклинания? — вырвался вопрос сам собой.

Стефан интригующе улыбнулся.

— Можно и так сказать...

— А мне можно взглянуть? — с благоговейным трепетом спросила девушка, чуть дыша.

— Посторонним глазам нельзя видеть содержимое книги. Извини...

— Ясно...

— Ладно, пей свой чай, красотка, а я пойду баню проверю. Думаю, скоро можно будет идти туда, — он поцеловал ее в губы долгим, нежным поцелуем.

— Давай...

Он ушел. Вика допила чай и почувствовала, что согрелась. Взяв еще раз книгу и покрутив в руках, она положила ее на место и пошла отнести кружки на кухню.

На глаза попался ее рюкзак. Посмотреть, что там еще бабуля положила. А то тоже испортится.

Вика обнаружила немного печенья и конфет и небольшой термос с травяным настоем. Бабушка всегда заваривала вместо покупного чая разные травы, которые летом собирала и сушила. Выходил просто отличный настой, который хотелось пить и пить.

Открыв термос, девушка вдохнула приятный аромат. Вроде бы не испортился, пахнет вкусно. Сделала глоток, чтоб понять наверняка. Вкусноооо. Аж глаза прикрыла. А открыв, резко отпрянула, врезавшись в угол комода — она уже видела эту картину после съеденного пирожка: окружающее будто стало другим, серым и блеклым, рябив наложением другой реальности. Да что это такое с ней?! Что-то с головой? Но почему тогда она это видит, только когда ест и пьет бабушкины продукты?!

Пространство вернулось в свое прежнее состояние. Девушка испуганно оглядывалась вокруг. Глянула на термос, который держала в руке. Нет, настой не испорчен. Что-то другое с ним. Или с ней? Она должна это выяснить!

Сделав глубокий вдох, словно собиралась прыгнуть со скалы, Вика сделала еще глоток настоя. Пространство вновь зарябило. Пол и стены обшарпаны, кое-где торчит пакля между бревен. Стены завешаны какими-то странными картинами и амулетами, мистические знаки нацарапаны вокруг. Особенно выделялась книга, лежащая словно на пьедестале и будто горящая огнем. И Вике казалось, что она слышит из нее стоны и крики людей, словно запертых внутри.

Девушка осторожно подошла и взглянула на книгу вблизи. На обложке был парный портрет двух людей, мужчины и женщины, очень красивых, аристократической внешности. Женщина худенькая, темноволосая, с большими темными глазами и загадочной улыбкой. Мужчину нельзя было не узнать — это был Стефан. Вика ахнула, споткнулась о кресло и села в него. В голове звенело и кружилось. Что же это всё значит?! Что бы это ни было, она не может больше выносить!

Вика закрыла глаза, прогоняя странный морок. И открыла вновь. Всё вернулось на свои места. Девушка поставила термос на пол и, пошатываясь, побрела к выходу. Надо подышать свежим воздухом.

Около лесенки в подвал она повернула голову и увидела, что дверь внизу чуть приоткрыта. Нельзя упустить такую возможность заглянуть в подвал и узнать, что там!

Вика уверенно шагнула на лестницу, ведущую вниз.

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!