Часть вторая. Магазин и автосервис. Ты.

Обязанность хранить секрет машины времени пугала и тяготила меня. Вадим уехал, но периодически позванивал, давая понять, что все в порядке. А я навещал лабораторию, протирал пыль, смотрел на индикаторы... Все думал, как бы пользоваться машиной? Дипломат с маркером я начал носить с собой через две недели. И вот однажды...

В июне я стоял в очереди в магазине в подъезде. Она... в белом брючном костюмчике... с мужем... стояла передо мною. Черные стринги просвечивали сквозь тонкую ткань. Вот девушка оперлась о прилавок, чуть нагнулась, чтобы что-то показать продавщице, стринги высунулись из под брюк, гладкая талия обнажилась... Я не выдержал и выставил маркер.

**

Ночью я сел в машину времени, нажал... Снова солнечный день. Магазин. Девушка выпячивает попку у прилавка. Брюнетка, как и Инна. Но длинные волосы были собраны в хвостик. Я стащил с нее и штанишки и трусики. Темный ореол вокруг ануса... Меня затрясло от возбуждения. Отыскал у продавщицы первый попавшийся увлажняющий крем, мой член уже встал, едва я начал вертеть в руках извлекатель и баночку. Намазал его кремом и дотронулся ануса. Пусть незнакомка оттает отсюда...

Я ввел член ей в попу, едва тело девушки перестало напоминать куклу, и занялся с ней совершенно животным сексом. Осознание происходящего пришло к ней вместе с оргазмом. И только, когда я спустил в нее, девушка задергалась, и позволил ей вырваться. Она умчалась в точности, как Инна, и возвратилась тогда, когда я чисто вымытый отдыхал в кресле продавщицы, которое выставил в центр помещения.

— Что здесь происходит?! — она разглядела, что я единственный способен двигаться, и подступилась ко мне, размахивая кулаками. Из глаз ее лились слезы, она то и дело испуганно оглядывалась, словно кто-то преследовал и нависал над нею.

Я указал ей на пол, она помешкала, но все-таки прижалась к моим ногам. Еще одна девушка-кошка, мелькнула у меня мысль, но вслух ответил:

— Я тебя трахнул в попку, и теперь собираюсь попользоваться твоим ротиком.

— Я не про это... — пискнула незнакомка, — Я про вокруг...

— Твой мир остановился! — громогласно заявил я, подражая волшебнику из мультфильма.

— И есть единственный способ запустить его вновь! — я величественно посмотрел на нее, будет смеяться или нет? Незнакомка не смеялась., — Соси!

— Я... я... не умею... — Она посмотрела на фигуру мужа, замершего неподалеку.

— Возьми член в рот и постарайся быть ласковой. Инстинкты тебе подскажут, что нужно делать. А страх сейчас пройдет.

Она отрицательно потрясла головой.

— Это — сон... ты не будешь его помнить, — пообещал я, — Или...

— Или что?

— Я всемогущ, — скромно заявил я и потупил глаза так же, как когда Вадим заявил об открытии машины времени.

Незнакомка вскочила, отвернулась и замерла, как серна, почуявшая тигра в зарослях. На брючках сзади расползалось влажное пятно. Я встал следом.

— Обещаешь? — она смотрела на мой член.

— Садись, — я подтолкнул ее к креслу, — Помнишь, когда я был в твоей попке, тебе было страшно?

— Нет.

— Открой рот!

Незнакомка подчинилась, открыла рот и закрыла глаза... Я положил ей на язык член, она сомкнула губы, — Язычком поласкай.

Она подключила язычок, член начал вставать, а когда перестал помещаться у нее во рту, я задвигался. Как Инну месяц назад, ставшим привычным движением взял незнакомку за голову обеими руками так, чтобы кончики пальцев оказались на затылке, а ладони закрыли уши... Голова, ротик, член, оральный секс... В конце концов, она уже получила удовольствие... Можно побыть эгоистом...

**

Я не запомнил ее лица, потому третий рисунок оказался изображением девушки сзади... , хвостик... ушки, затылочек...

**

Взял новый лист, лицо очередной девушки было круглым, а прическа, светлые волосы превращали голову подобие цветка, подсолнух или ромашка. Я увидел ее в клиентской зоне автосервиса. Вокруг никого не было. Лишь одинокая блондинка полулежала в кресле с книгой и играла носком полуснятой туфельки. Гладкая пятка то появлялась, то исчезала, о чем думала девушка, понять было невозможно, потому что страницы перелистывать она забывала. Я приоткрыл дипломат, сунул руку в поисках кнопки, девушка услышала щелчок и посмотрела на меня. Чтобы подобраться в кресле, она слегка раздвинула ноги... и я выставил маркер.

Вечером я переместился в автосервис, стащил с девушки трусики, юбка мне не помешала «вкусно вымыть» блондинку. Мне было интересно понаблюдать, как размораживается тело извлекаемого, потому я дотронулся до места чуть выше пупка извлекателем и припал губами к киске. Поначалу было совершенно неинтересно, девушка отреагировала на ласку только, когда пришла в себя. Это был самый неожиданный удивительный секс. Она не сопротивлялась, не вырывалась и никуда не убегала, приняла куннилингус как должное. И вообще за все время не произнесла ни одного слова. Кончив, она потянула меня на себя, я вошел в нее так же молча. Она лишь тихо постанывала в ритм, а я любовался отражением ее ножек, задранных к потолку.

— В попку или в ротик? — спросил я, но вместо ответа она лишь сжала меня ногами и влагалищем, не выпустила. Мы кончили вместе, я прямо в нее, отпрянул и тут же дотронулся до нее извлекателем. Мне было неловко от собственной несдержанности, и совершенно не хотелось никаких разговоров. О возможности забеременеть сквозь время Вадим мне ничего не рассказывал.

Следующим вечером я возвратился к этому же маркеру, киска девушки была полна моей спермы, ввел член еще вялым и только потом извлек девушку. Она по-прежнему молчала, очнувшись затрепетала, мой член встал, и я практически мгновенно довел ее до оргазма. Выходит, пока я сутки отдыхал, она в своем «позавчера» удержалась на предоргазменном «плато»... Я перебрался ей на грудь и исполнил второй заход в рот. Она по-прежнему не сказала ни слова, лишь вытащила из сумочки носовой платок и вытерла кончики губ. Все-таки собиралась что сказать, даже повернула голову, но я уже стоял с извлекателем наготове.

**

А потом появилась ты. Возникла на середине зала в роли новой сотрудницы, глупенько поморгала длиннющими ресницами так, что мне пришлось перевести взгляд на ключицы, повернулась боком к Инне так, что кофточка сползла и обнажило плечо. Мне захотелось все бросить и побежать целовать это плечо... А вечером мы столкнулись около лифта, я в пальто и шортах, с мусорным пакетом в руке, и ты в роли соседки по площадки, возвратившаяся с работы.

**

Я взял очередной лист. Карандаш затупился, и вывести плечико, ключицы, тонкие ресницы оказалось непросто. Но я справился.

**

— Заглянул бы на кофе перед работой? — заявила ты через две недели, как ни в чем не бывало.

— А муж?

— Он уходит рано, — ты удивленно пожала плечами, — Я стукну тебе в дверь, раз ты так смущаешься.

Ни свет ни заря с «дипломатом» Вадима в одной руке и утренней эрекцией — в другой я торчал перед дверью, слушал звуки в соседней квартире и периодически прикладывался к глазку. Вот открылась соседская дверь, мужская фигура прошла к двери в тамбур, вот она хлопнула, а твоя дверь так и осталась раскрытой, вот твоя фигура в простом коротком халатике перед моей дверью, ты протянула руку к звонку... Щелчок маркера. Я распахнул дверь, ты удивленно посмотрела на меня, смутилась чему-то и стремительно сбежала к себе. Я огляделся. Постучал. Нет ответа. Постучал еще. Ты открыла, извинилась, «проходи на кухню», показала куда. Молча попили кофе, разговор не клеился. Чужая территория. Было заметно, что ты жалеешь, что пригласила меня. А я внутри улыбался.

Ночью, когда машина времени сработала, а я аккуратно обошел тебя, замершую у моего порога с поднятой рукой. Освободил от халатика, трусиков и лифчика. Оставил только домашние туфли. Интересно, ты на самом деле собиралась встречать меня в таком виде? Я дотронулся извлекателем до макушки. Ты моргнула, вздохнула, ойкнула. Я припал к твоим губам, сначала без проникновения языком, потом смелее. Ты ответила на поцелуй как-то растерянно. Я поцеловал тебя под подбородком, ты хихикнула от щекотки, потом ямочку у ключицы, вторую. Широко лизнул обнаженное плечо, ожидая, когда сосочки перестанут быть каменными. Припал губами к одному из них, пососал. Ты что-то сказала невнятное, пососал второй сосочек. Увлекся и пропустил момент, когда твое тело оттаяло вниз. Но вот я очнулся, встал на колени и припал губами к клитору, подключил язык, стал ждать... Ты потекла, обильно, я обрадовался, но руки тоже оттаяли и ты схватила меня за волосы, решая, оттолкнуть или наоборот прижать к промежности. А я старался! Ты выдохнула громко, наклонилась надо мной, но ноги еще не слушались тебя. Тогда я подхватил тебя на плечо и понес в твою квартиру. Завернутый в пакет извлекатель пришлось потфутболить внутрь. Я не знал, где спальня, потому уронил тебя на спину на диван в гостиной, снова встал на колени и продолжил куни. Ты уступила и позволила довести себя до оргазма.

— Спасибо конечно, но мы собирались попить кофе, — мы лежали рядом, я прижимался к тебе всем телом, не позволял упасть с дивана. В данный момент я наслаждался тактильностью. Гибкое, гладкое, упругое, чуть прохладное тело девушки. Ты заметила, что я проигнорировал эту реплику:

— Вообще-то я — мужняя жена. И нам пора на работу.

Я нехотя встал:

— Не пора. Подойти к окну.

Ты подчинилась. Чисто вымытое окно оставалось почему-то мутным. Ты дотронулась до стекла, не поверила своим глазам, повернула ручку. Были ясно различимы кроны деревьев внизу, а все остальное терялось в сером тумане. Граница сферы «будущего» находилась недалеко.

— В этом твоем сне нет работы, — я постарался улыбнуться как можно загадочнее, — И никого нет. Лишь мы с тобой. И страсть.

Ты ущипнула себя за руку. Ничего не произошло.

— Врешь!

— Тебе виднее, это же твой сон.

Ты набросила халатик и неуверенно выглянула на площадку. Из подъезда не издавалось ни звука. Но аура страха действовала на тебя, и ты возвратилась. С опаской взглянула на пакет с извлекателем, который я подобрал.

— Что это?

— В этом сне нет времени. Есть только твои три дырочки, которые следует удовлетворить.

Я достал из пакета анальный расширитель и банку смазки.

— Мое мнение спрашивать будем?

Я отрицательно помотал головой:

— Тебе же со мной хорошо?

— Да, ты ласковый необыкновенно. Но...

— Представь, — перебил я тебя, — Если бы сон был другим. Ты оказываешься в клетке, где можно стоять только на четвереньках, голая. И выйти наружу можно только одним способом.

Ты покраснела и посмотрела на мой член. Почему-то твое дыхание сбилось.

— Ты хочешь сказать, я должна слушаться?

— Пока же получалось неплохо.

— А я тебе оладушек хотела предложить.

— Потом. — Я мягко надавил тебе на спину так, чтобы ты улеглась животом поперек стола. Задрал халатик. Ты молчала, ждала. Я полюбовался твоей необыкновенно красивой попой, раздвинул ягодицы, лизнул, проник внутрь кончиком языка. Ты мурлыкнула:

— Даже не знала, что так можно, — и тут же потеряла мысль.

Я смазал анус, смазал расширитель, приставил кончик туда, куда только что стремился языком. Надавил, еще, еще. Расширитель проник до первого самого маленького утолщения.

— Все в порядке?

Ты не ответила, поэтому я надавил сильнее, сфинктер расширился, принял утолщение, но я быстро ввел его внутрь целиком. Теперь попка была словно заткнута пробкой. Ты попыталась было подняться, но я не позволил, а обошел стол с другой стороны. Ты посмотрела на мой член и послушно открыла рот.

О как волшебно можно трахать девушку, лежащую на спине на столе! Когда обе задранные вверх ноги можно то сгибать, то разгибать, то разводить, то сводить, и поворачивать твое прекрасное тело под разными углами, перебирать глубину проникновения. Я ощущал себя дирижером, тебя оркестром, а музыкантами были твои секретные точечки внутри, которые я членом заставлял раскрываться и играть! Заткнутая расширителем попка, видимо, добавляла ощущений, потому что невольно я касался ее яйцами. Ты не пыталась контролировать происходящее. Первое время я пытался угадывать твои оргазмы, но плюнул, уж очень мне было с тобой хорошо. Перед самой кульминацией я замер, быстро извлек член, еще быстрее извлек расширитель и загнал член в попку. До отказа одним глубоким движением, навалился и кончил. Ты тяжело дышала, но не удивилась. Я отпрянул и снова заткнул попку пробкой, оставляя собственную сперму внутри. И только тут я почувствовал, насколько устал! Помог тебе слезть со стола, на дрожащих ногах добрел до дивана в гостиной, упал на него. Ты обернулась вернуться на кухню:

— Не доставай! — попросил я, имея в виду расширитель. Ты кивнула и вернулась из кухни с миской воды.

— Странно, но воды из крана вылилось совсем чуть-чуть.

Ты встала передо мной на колени и обмыла член губкой для мытья посуды. Это было жестко, но я стерпел. Ты вытерла мокрые пятна с пола, и осталась стоять на коленях.

— Почему-то мне комфортно, только, когда ты рядом. В этом сне.

Я попытался встретиться с тобой взглядом, но тебя гипнотизировал мой член. Мои слова тебе не требовались. Ты наклонилась надо мной и взяла член в рот. Когда эрекция вернулась, ты уперлась лбом в мой живот, а я сомкнул обе руки на твоем затылке и принялся трахать тебя в ротик. Ты явно была не против принять вторую порцию спермы таким образом, но я решил иначе. Ослабил напор, передавая инициативу тебя, а руками принялся играть твоими сосочками. Так тебе стало интереснее, но не интереснее стало мне — ты переключилась на собственные ощущения. Отлично! — решил я. Минет оставим для реальности. Поднялся с дивана, и подтолкнул тебя к нему, прямо так, как ты стояла, на коленях, животом вперед. Ты привычным движением улеглась, выставила попку. Я проник в тебя, но теперь пробка-расширитель загораживал мне вид. Насколько красиво и эффектно мой член проникает в киску, растягивая губки — не видно. Тогда я вытащил пробку и ввел вместо нее член. Угол оказался неподходящим, потому я подался вперед так, чтобы ты оказалась лежащей на диване с выпрямленными ногами, а я в той же позе сверху. В этой позе отсутствовало малейшее напряжение, упругий сфинктер крепко сжимал член, и ох как долго я трахал тебя в попку! Моя сперма с предыдущего раза, остатки смазки, все это хлюпало и булькало у тебя между ног. Наконец, я кончил, полежал немного на тебе, и... Снова заткнул анус пробкой. Ты посмотрела на меня с опаской, потрогала попку:

— Какой ты изобретательный! А меня не разорвет?

Я не ответил, оценивая свои силы на третий заход, украдкой взглянул на индикатор зарядки извлекателя. Оставалось два деления. Лучше не рисковать.

— Есть хочу!

Ты отвернулась идти на кухню, а я ткнул тебя извлекателем в затылок. Возвратил тебя на место у двери. Помедлил. Полюбовался. Инна с точки зрения женской красоты казалась мне красивее, но красота начальницы была холодной. Девушка с каре была словно снежная королева, которую требовалось растопить. Постоянный вызов! А ты... в тебе было столько тепла, столько шарма. Мне хотелось обсосать тебя всю. Плотоядный инстинкт. А ведь я, кажется, влюбился! Хлопнул себя по лбу, совсем забыл! И вытащил пробку. Натянул на тебя трусики. Моя сперма потоком хлынула по внутренней стороне твоих бедер. Тонкая ткань тут же намокла и не держала. Так вот, почему ты убежала, едва я открыл дверь! Я сделал несколько безнадежных движений, промакивающих и оберегающих одновременно. Сжал киску в ладони. Моя! Член снова шевельнулся.

**

Через день мы столкнулись у входа.

— Можно спросить... ? — Ты посмотрела на меня взглядом ангела... И больше нам не требовалось путешествовать во времени, чтобы любить друг друга.

**

Вадим возник внезапно. Поковырялся в «моем» дипломате и извлекателе.

— Ну

ты бро, даешь! За целый год воспользоваться машиной времени всего три раза?! Кто она?

— Ты ее не знаешь.

— Так зациклиться на одной женщине? Айда со мной. Сказать, где я пропадал?

Я кивнул.

— Studеnt swimming pооl pаrty! Двадцать девушек у бассейна в символических купальниках. Разгоряченные солнцем, музыкой и напитками. Всех цветов кожи, блондинки, брюнетки, рыженькие. Я маркеров там наоставлял! Каждые 15 минут. Летаю туда уже второй год! Айда со мной! — повторил Вадим приглашение, — Они конечно траханные-расстраханные и сперму уже глотать не могут, но, думаю, легко подберешь себе подходящий вариант.

Я поморщился, но друг ничего не заметил.

— И знаешь, что самое приятное? — Вадим не нуждался в моих ответах, — Уговаривать, пугать-утешать, пришлось только на первом круге. На втором стало попроще. Только начинает изображать недотрогу, а я ей: «В трусы загляни, губы оближи, вкус узнаешь? Наклоняйся и соси!» А потом, они стали воспринимать мое появление, как продолжение сна. А я собой реально горд! Оказывается, я могу удовлетворить любую девушку, с самой сложной сексуальностью! Вопрос времени, а искусства мне теперь хватает!

Я отрицательно покачал головой, мне почему-то хотелось плакать.

— Любовь значит? — Он поковырялся в моем дипломате.

— Я женюсь, Вадим. На настоящей девушке в настоящем.

И протянул Вадиму руку для рукопожатия:

— Спасибо!

**

Последний раз маркер я выставил перед самой свадьбой. В тот момент, как ты с улыбкой накинула фату. Я решил, что буду возвращаться к этому маркеру каждый раз, когда мне будет хотеться заняться оральным сексом. Минет в исполнении невесты, с фатой. Это же бесподобно! Второй маркер я намеревался оставить уже в спальне новобрачных...

Но свадьба не состоялась. Ты исчезла. Маркер мне пришлось оставить в момент, когда твои подружки невесты, все четверо, собрались у меня сообщить, что тебя нет нигде.

Я организовал поиск по-своему. Перво-на-перво я вернулся маркеру с фатой и обнаружил, что извлекатель не работает. Раз я не могу извлечь тебя из прошлого в мое настоящее, значит, тебя нет в моем настоящем. Отсюда следует только одно — ты мертва. Отчаявшись, я день за днем возвращался к последнему маркеру к подружкам искать тебя, обшарил все окрестности — все тщетно. Никаких следов. Чтобы утешиться я по очереди трахнул всех твоих подружек. Потом еще раз и еще раз. Секс был, но утешения не было. В конце концов, я обнаружил, что девушки устали трахаться, ведь я возвращался в один и тот же момент их жизни, и половые акты для них следовали подряд. Я-то отдыхал между сеансами, а они — нет. Я начал искать Вадима. И не нашел его! Вадим тоже исчез без следа. А ведь это и есть тот случай, о котором он предупреждал меня! Теперь я должен как-то распорядиться его изобретением... Но как?

**

Я веером бросил на стол перед собой все четыре портрета. Рисовать твоих подружек не хотелось. Я опустил голову на сложенные перед собой руки... и уснул.

**

Чей-то пальчик тыкался мне в темя и будил... Настойчиво так...

— Ты!

Ты сидела на столе передо мной, с одеялом на плечах. Твои ноги были призывно раздвинуты по обе стороны от меня, трусиков не было. Ты пахла!

— Соскучилась! — вместо приветствия ты потянула мою голову ртом к киске.

Я тоже соскучился! Покорно подключил язык. Ты жива! Но почему? Перед моими глазами маячил белый шрам кесарева сечения. В моей голове были одни вопросы, и не было никаких объяснений твоему исчезновению и возникновению. Но рот мой был все время занят. Ты кончила, я с удовольствием вылизал тебя, и решился было задать вопрос. Вскочил на ноги,

— Милая! Я!..

Ты спрыгнула со стола, на колени передо мной, подняла полные мольбы глаза:

— Пожалуйста!

И открыла ротик. Я не мог сопротивляться, позволил... Ведь я так соскучился по твоим губам... и язычку... Кончил... Ты проглотила и продолжила сосать. Нежно. Новая эрекция... Я поднял тебя на стол, задрал ножки... Вошел... Как в первый раз.

— Я! Я! Я!?

— Никто не зайдет! — по-своему ты поняла мой вопрос. И нам стало не до расспросов.

**

Мы лежали на полу на твоем одеяле, меня прорвало вопросами. Ты не отвечала, а только загадочно улыбалась. Наконец, поднялась и, грациозно ступая длинными ногами, вернулась к столу, посмотрела на рисунки:

— Так я у тебя четвертая?

Я буркнул что-то невразумительное в ответ. Ты посмотрела на меня сверху вниз:

— Сейчас я уйду, зайдет следователь, и ты расскажешь ему, где спрятал машину времени.

— Нет! — Я вскочил с пола. Она знает! Как? Откуда?!

Мне показалось, что солнечный свет проникает сквозь твое прекрасное тело, а само тело стало чуть размытым что-ли. Я протянул к тебе руку, чтобы убедиться, что ты не мираж. Ты твердо заявила:

— Да! Это важно! — моя рука коснулась привычной плоти. Она протянула визитку, невесть откуда взявшуюся на столе. Твое имя, моя фамилия, доктор... Берлинский институт изучения времени, департамент демографии.

— Но как! — я скользнул взглядом по столу, солнечные лучи все также ровно светили на мои рисунки, и силуэт окна не сдвинулся ни на миллиметр, — Так значит!... Ты из будущего! Так вот почему ты исчезла! Поэтому я не мог тебя найти! Тебя не было в моем настоящем. А я думал, ты умерла.

— Это важно, — серьезно повторила ты, и уточнила, — Нам важно, чтобы ты раскрыл местонахождение машины. И я обещаю, что заберу тебя отсюда.

— И у нас там все хорошо?

— Ты ж видел свою фамилию на визитке. Мы счастливо много лет женаты.

— А Вадим?

— Нашему Вадиму уже три годика. Хороший мальчик.

— Наш Вадим? — в моих глазах потемнело от счастья, — А... ?

Ты перебила.

— А твой Вадим исчез. Мы решили многие проблемы, над которыми он бился. И сейчас наш институт эвакуирует из второй мировой жертв бомбардировок союзников. Людей, которые погибли в бомбоубежищах немецких городов. Так мы так решаем демографическую проблему современной Германии. В бомбоубежищах было много народа, места и время их гибели известны.

— Гибели в бомбоубежищах?

— От удушья и высокой температуры. Про огненные шторма слышал, наверное?

— А маркер?

— Не обязателен!

— Значит, большой Вадим придумал, как путешествовать без маркера?

— Большой Вадим сгинул. Мы думаем, его извлекателю не хватило заряда батареи вернуться. Хочешь, мы поручим тебе искать его? Правда, придется научиться не только трахаться и считать деньги.

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!