Мы тогда жили в посёлке гидростроителей. Я учился в универе в столице нашего края, в городе Петропавловске. Но лето проводил в нашем посёлке. Но вот в один прекрасный день моя мамочка и обе её подруги — тётя Леся и тётя Нина собираются ехать в столицу. Как сейчас говорят — на шопинг. И меня припахали. А я сразу сказал — ехать на поезде!

И точно, на пару рублей дороже, но лучше поспать эти шесть часов в постели и, неплохо поспав, рано утром быть на вокзале. А не дёргаться в автобусе, где совсем не поспишь и утром будешь совсем разбитым. И главный универмаг и рынок — совсем рядом, да и ресторан тоже совсем рядом и днём он работает как столовая. Класс! Так что едем на поезде! Поздно ночью мы сели в поезд, ну и сразу — нужно выпить. Прямо как условный рефлекс! Моя мамочка почти сразу захмелела и легла спать, потом и тётя Леся тоже. А мы с тётей Ниной доели вкусную сырокопчённую колбасу и она позвала меня в соседнее купе — мол она боится упасть с верхней полки, а там мы будем спать на нижних, тем более, что вагон полупустой.

Но только мы разделись и я было намеревался «придавить», как эта весьма аппетитная тётя Нина крепко обняла меня и стала целовать. Мол она очень скучает и так вот, если просто ляжет спать, то не уснёт. Её сейчас нужно «приспать». И нахально держит меня своими цепкими пальчиками за мой, стоящий колом член. Ей 29 лет, мне 19, так что разница и не особо большая. Я закрыл дверь купе на защёлку, Нина, как она просила меня её сейчас называть, выключив свет, сразу буквально затащила меня на свою полку. Да она голая совсем! Когда она успела? А вскоре я перестал думать об этом, бурно кончая с «голодухи». Но мой «орёл» и не думал падать и я с удовольствием продолжал свои фрикции. Да и Нина весьма так лихо подмахивала мне — просто класс! Вот тут мы кончили почти одновременно. Нина сладко меня расцеловала, вытерла моего «друга» полотенцем и легла спать, сразу сладко засопев. И я тоже крепко заснул. После такого «присыпания» мы чудесно с ней поспали.

Я поводил своих дам по всем знакомым местам, они неплохо растратились и были очень довольны. Субботний день пролетел очень быстро и вечером, в половине седьмого наш поезд уже стучал по рельсам в обратном направлении. Эти дамочки точно сговорились — теперь уже Леся после ужина потащила меня в другое купе. Вот тут сейчас был совсем другой «коленкор» — Лёся была высокая, чуть полная дама. Устроиться между её длинных полных ножек — это было так чудесно. Да и кончив, полежать на её сильном упругом теле — полное удовольствие.

По приезду поздним вечером, точнее даже ночью, у нас был небольшой юмор. Или трагедия — это как посмотреть. Моя маман срочно захотела в туалет, а подругам сказала идти по домам. Выйдя из туалета, она взяла меня под руку и мы потихоньку почти в полной темноте двинулись по дороге. Уже ближе к нашему посёлку мы услышали какой-то шум, возгласы и я потащил мамочку в посадку рядом с дорогой — бережённого сам Бог бережёт... Отблески света от прожектора на правлении нашего посёлка помогли нам увидеть такое! Двое молодых мужчин крепко держали женщину и нагло уговаривали её на секс, да чтобы по согласию. Иначе они её не отпустят до утра. Да это же завуч нашей бывшей школы, такая фифа, вечно такая недовольная, гордая и непреклонная. А сейчас она таким тонким жалобным голоском просит её не обижать и не ставить ей засосов — она согласна. Я на всякий случай зажал ладонью рот своей мамочке, а то она могла с обычной женской дури начать громко орать обычное тупое женское, типа «Уходите, негодяи! Я буду в милицию жаловаться!» Так они и ушли! А на ухо ей тихо прошептал, крепко обняв, чтобы не выскочила:

— Тихо, не вздумай орать и звать на помощь! Это настоящие бандиты, у них есть ножи и зарезать им нас, как два пальца... Молчи, если жить хочешь!

Подействовало и прониклась мамуля — чуть задрожала и прижалась спиной ко мне. А я, крепко её обнимая, вдруг понял, что мои ладони находятся на её мягкой груди. И вот впервые, в этой экстремальной ситуации, я вдруг увидел и почувствовал в своей мамочке просто женщину. Это было так необычайно и так балдёжно!

А наша завуч уже стоит «рачком», вот забелела в полутьме её незагорелая пышная попа, а вот эти два бандита лихо пристроились к ней с обеих сторон. И только её громкое мычание слышно было. А вот и сладкие оханья этих бандюков — они точно кончают. И я чуть не кончил — мой член сквозь брюки упёрся в мамочкину мягкую попу, раздвигая её ягодицы. Но эти «орлы» видимо собираются повторить «пройденный материал» — они поменялись местами и завуч вновь громко мычит в такт оханьям этих насильников. Мамуля вновь сильно задрожала, а мой член уже всей головкой всунул платье между её полных ягодиц. Она немного повернула голову ко мне и тихо сказала:

— У тебя такая эрекция сильная... Потерпи немного, я потом помогу тебе... И не отпускай меня, мне сейчас стало так страшно... Обними меня, мне аж холодно стало...

Вот эта компания поднялась, кто-то смачно шлёпнул завучку по пышному заду и она, подхватив свой баул, лихо зашлёпала по дороге. И трусы свои забыла! А эти урки, вытирая свои явно толстые залупы, стали обсуждать стати этой оттраханной женщины. И тут только они собрались уходить, как мы слушим — вновь идёт-бредёт ещё кто-то. Мамочка узнала и даже тихонько охнула:

— Оп-па! Да это жена нашего участкового! Такая уже... Изображает из себя графину Рудольштат. И всем говорит, что она похожа на графиню де Монсоро. А сама такая мегера, только гонору море...

Ну мамуля не совсем права, это её женское «эго» так говорит. Весьма фигуристая дама эта Алевтина Ивановна. И вскоре она находилась в той же позе, что и завучка. Услышав из рассказов мужа характер и поведение бандитов и насильников, она знала, что лучше соглашаться. Как в наставлении английской полиции — «Если изнасилование неизбежно, то лучше сразу расслабиться. И даже можно постараться получить удовольствие». Вот почему она так сладко охала — пыталась получить удовольствие, раз уж такое дело...

Сейчас эти насильники провозились намного дольше, всё же второй «заход» у них. Они по очереди поимели Алевтину в коленно-локтевой и она точно кончила, так громко и сладко заохав. Но, раз она наотрез отказалась брать в ротик, то они кончали в её попу. Но её это точно совсем не напугало! Только попросила их смазать её тугую дырочку получше, а то у них такие большие...

Какие культурные урки ей попались — они вытерли её попки её же трусами, подняли её с колен и даже помогли Алевтине донести до посёлка оба её баула. А я предложил мамочке ещё немного побыть тут — ведь если они, эти урки, посчитают нас свидетелями, то... Пусть отойдут подальше! Но, честно говоря, мне ведь просто было так просто чудесно мять мамочкину пышную грудь, прижимаясь вовсю к её мягкой попе. И тут такое — мамуля отстранилась от меня и вдруг сползла на травку, мол её ноги сейчас совсем не держат. А когда я присел рядом и стал её успокаивать, она вдруг встала в ту самую позу, в которой недавно стояли эти женщины. Шарман! Она хочет дать мне?

Ну тут и дураку понятно — мамуля и сама сильно возбудилась и мне желает помочь. Ведь с таким стояком я и пару шагов пройти не смогу! Мамуля сама подтянула юбку к талии и приспустила свои трусы. Я уже имел опыт и ловко вошёл в её мокрую и горячую вагину. Да, она точно в очень сильном возбуждении! После долгих фрикций я бурно кончил, получив просто невероятное удовольствие и буквально залив горящее лоно мамочки! И, как ни странно, именно этот секс оставил в моей памяти самое сильное впечатление. Такого огня у меня больше не было!

Вскоре мы были дома и, кинув сумки с покупками и приняв душ, улеглись спать. Папка конечно был с друзьями «на рыбалке». Но мамуля тоже, как и Нина, захотела сладкого «присыпания»! И опять в этой возбудительной позе! Ну а кончил я сейчас в её полную попку, запоздало решив предохраняться. Как ни странно, несмотря на все переживания и страхи этого дня, я крепко уснул. И мамуля громко сопела рядом. Мы спали почти до обеда, так сильно устав! Но наши приключения ещё не закончились!

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!