Я ждал её в подъезде, поглядывая в грязное осеннее окошко между этажей. Дом представлял из себя двухэтажную «сталинку» в старом районе на окраине нашего небольшого городка. Жили в доме почти одни пенсионеры, но не только. В данном подъезде на 2-м этаже проживала также молодая семья: муж с женой (моей бывшей одноклассницей) и их дети, дочка около 18-ти лет и сын 13-ти. Именно их дочку я и поджидал. Звать её Дарьей, Дашенькой, Дашулей.

Заприметил я её не так давно, так как не видел их семью последние лет 7, когда Дашка ещё была слишком мелкой.

А обратил внимание на неё я так. В честь дня знаний решил сводить своего сына-второклассника в местный ДК на концерт и киношку. Городок у нас небольшой, так что развлечений в нём не так много. Плюс у меня одноклассница хвалилась в соцсетях, что дочка отличная танцовщица и подкрепила это заявление фотографиями с танцевальных занятий. Её дочь я выделил сразу: Хорошенькое личико, длинные светло-русые волосы, немного веснушек и не слишком худая, невысокая для своих лет, фигурка с круглой, чуть великоватой, попкой и небольшими, но торчащими сисечками. То есть фигура явно в маму, но лицом больше в папу, бывает и такое. Мама-то кареглазая стройная и высокая брюнетка, а папа крепко сбитый, среднего роста, сероглазый шатен.

И как она танцевала! Самозабвенно, изящно, грациозно! Плюс этот её обтягивающий танцевальный костюм. Так что за время концерта я успел пару раз сбегать в туалет и передёрнуть своего «дружка».

Короче, я решил действовать. Выследить маршрут и график её передвижений не составляло особой сложности, тем более что я знал адрес её проживания. За 2 месяца я досконально изучил её график. Занималась она 3 раза в неделю: 2 дня в будни до 4-х и в субботу до 6 вечера. Именно в субботу я и решил действовать. Дорога от ДК до её дома занимала 7—8 минут, возвращалась она с подружками-двойняшками из соседнего дома, расходились возле её подъезда. Так что место засады выбрано не случайно. Всё было готово: кляп для рта, мешок на голову, наручники из секс-шопа для рук и ног, лыжная маска на лице. Машина стояла за углом, а съёмная квартира ждала своих долгожданных гостей в 2-х кварталах.

На дворе стоял конец октября, а уличное освещение в данном районе было и так чисто символическим, а с моей помощью (и осколка кирпича) практически исчезло. Снег тоже пока не выпал, так что угадывались только призрачные силуэты редких прохожих. Окна её квартиры выходили на гаражи за домом, а не на фасад. Так что никакого форс-мажора не ожидалось, всё должно пройти по плану.

И вот наступает кульминационный момент: я вижу силуэты трёх подруг. Две маленькие, с короткими чёрными косичками в одинаковых куртках и шапочках, только у одной белая, у другой розовая. И с ними ещё одна девочка, почти на голову выше, в бежевой курточке до пояса, такой же бежевой шапке с помпоном, хвостом до пояса и штанишках обтягивающих её спортивные ножки и округлую попу. В руках у всех были пакетики со сменной одеждой. Что же, тоже не лишний для меня инвентарь.

Господи, как же долго они не могут разойтись, всё не наговорятся!

Так, всё, двойняшки мило чмокаются с нашей Дашей и бегут домой. Наша жертва провожает их взглядом и направляется к подъезду. Я наготове. Располагаюсь у входа так, чтобы быть прикрытым открывшейся дверью. Сердце колотится в бешеном ритме, вся спина мокрая от пота, член стоит так, как никогда не стоял, как бы штаны не порвал! Она начинает открывать старую скрипучую дверь, как вдруг в квартире на первом этаже начинает заливаться лаем какая-то шавка! Чёрт, я чуть не обделался, как бы весь план не накрылся медным тазом! Но, видимо, дело это уже привычное, и Дашуля как ни в чём не бывало продолжает движение, не обращая внимание на назойливый лай.

Что ж, пора действовать. Дверь закрылась уже достаточно, я делаю два больших, но мягких шага и ловким движением накрываю своей крупной ладонью её лицо из-за спины. Второй рукой накидываю ей на голову мешок, затолкав часть его ей в рот в качестве кляпа. Перетягиваю рот верёвкой и завязываю её на затылке. Быстро надеваю наручники на заведённые за спину руки, потом закидываю её на плечо и надеваю наручники на щиколотки. Всё это занимает не более 10 секунд, так что 2 года в спецназе прошли не зря. Странно, но она вообще не сопротивляется, видимо потеряла сознание. Что ж, так даже проще. Собака продолжает заливаться пуще прежнего. Думаю, что так даже лучше, меньше слышно нашу возьню. Кладу слетевшие сапожки в её же пакетик и выхожу с перекинутой через плечо девочкой из подъезда. С моим ростом в 192см и весом под 100кг это совсем несложно. На улице не души. Я быстро захожу за угол к своей машине, открываю заднюю дверь и кладу безжизненное тело на заднее сиденье на бок, чтобы девочка не задохнулась.

Путь, как я и говорил, нам предстоял не долгий, к такой же неприметной «сталинке» в паре кварталов со съёмной квартирой на первом этаже. По дороге нашёл у неё мобильник, разломал на части и выкинул в урну.

Стою на машине у нужного подъезда, осматриваюсь. Проходит компашка явно выпивших типов, идут мимо. Девчонка лежит без движения. Решаю снять мешок с её лица, предварительно надев лыжную маску на своё. Господи, вблизи она ещё милее! Вздёрнутый носик, пушистые реснички, румяные веснушчатые щёчки, пухлые губки вокруг приоткрытого рта. Дыхание у неё ровное, член у меня колом. Беру её пакетик со сменкой, достаю оттуда её маечку и белые трусики-ХБ. Кладу их на лицо, вдыхаю сладкий аромат девичьих выделений, глажу ширинку. Нет, слишком рано кончать, самое сладкое ещё впереди.

Завязываю ей рот и достаю из машины, аккуратно несу к месту растления. Открываю дверь в квартиру, и тут она начинает приходить в себя и вяло дрыгать ногами. Вовремя. Закрываю дверь и укладываю Дашу на тахту лицом вверх. Она начинает брыкаться, глаза её в ужасе. Что ж, есть отчего ужаснуться: высокий бугай с маской на лице, спущенными до колен штанами и трусами, с торчащим 20-сантиметровым членом со свисающей с кончика каплей липкой жидкости.

Всё-таки моему терпению тоже есть предел, пора приступать к более активным действиям.

Раздеваюсь догола, маску естественно оставляю. Она парализована от страха, лежит и громко сопит, пытается завизжать, но кляп во рту надёжный.

— Слушай сюда, мелкая блядюшка, очень внимательно и не вздумай пречить, если хочешь уйти отсюда живой и относительно здоровой. Поняла?!

Кивает головой.

— Сейчас я сниму наручники с твоих ножек, не вздумай дёргаться, лежи и сопи дальше. Ясно?

Кивает.

Снимаю наручники, не дёргается. Стягиваю носочки, молчит. Долго облизываю ступни и пальчики через колготки, ей щекотно но терпит. Стягиваю штанишки, затем колготки, трусики, от неё ноль эмоций, только тихие всхлипы. Встаю и любуюсь картиной: хорошенькая девочка с зарёванным лицом и кляпом во рту, длинные прямые волосы разбросаны по всей постели, бежевый короткий пуховичок, ниже пояса длинные стройные голые ноги слегка раздвинуты, между ног виднеется рыжеватый пушистенький треугольничек. Достаю мобилу и делаю несколько фотографий с разных ракурсов. Будет потом на что подрочить. Настала пора курточки. Разламываю пополам игрушечные наручники, оставив пушистые кольца на запястьях, расстегиваю молнию куртки, под ней лёгкая кофта и лифчик. Быстро всё это срываю. И вот уже жертва полностью обнажена, не считая остатков наручников и кляпа. Даша лежит в прострации, руки и ноги раскинуты, будто ждут объятий, сисечки торчат вверх набухшими большими сосками. Ах, эти подростковые розовые пухлые соски, они просто прекрасны! Просто падший ангел! Ещё несколько кадров в архив.

— Шире ляжки раздвинь, сучка! Да, вот так. Возьмись руками за коленки и разведи со всей силой. Да не так, тупая корова, выше жопу задери!

Хлещу ладонью по внутренней стороне бёдер пару раз.

— Вот, так уже лучше. Смотри, не дёргайся сейчас буду делать тебе приятно.

Становлюсь на колени и жадно припадаю языком к розовеющему между ног бутону.

Какой же он сладенький, не то что у бывшей жены! Лепесточки, как и у всех светленьких девочек, нежно-розовые, малые губки аккуратные и клитор, похоже уже набухший от возбуждения. Проникаю средним пальцем, указательным, безымянным. А где же целка?!

— Сейчас я развяжу кляп, и мы побеседуем. Вздумаешь кричать, задушу, ясно?!

Кивает быстро-быстро. Развязываю. Начитает быстро и негромко причитать:

— Ой, дяденька, отпустите пожалуйста, я ещё ма...

Сильно хлещу по её пухлым щёчкам. Начинает тихо рыдать.

— Ты, мелкая блядина, где уже целку потеряла?!

Продолжает рыдать. Хлещу одной рукой по сиськам, а второй сильно щипаю клитор.

— Это мальчик из старшей группы танцоров, в подсобке.

— Тише мычи. Давно?

— Позавчера. Дяденька-а-а, не убива-а-а-йте-е-е-е...

— Ладно, посмотрим на твоё поведение. Раз ты уже откупоренная, то церемониться особо не буду. Раком становись.

— Как?

— Жопой повернись и оборись на колени, тупая шлюха.

— Вот, то что надо, получай с разбегу!

Член у меня хоть и тонкий, но длинный и с большой головкой, вошёл как по маслу, с мощным хлюпаньем, похожим на пердёж. Да, намокла она знатно. То ли мой язык постарался, то ли её смазка, а скорее всего и то, и другое. Надолго так меня хватить не могло.

— Хуи уже сосала? Только не ври!

— Да.

Беру в кулак её волосы, ставлю на колени и поворачиваю лицом к себе.

— Заглатывай, сучка!

Не успевает она открыть рот, как я начинаю бурно кончать! Сперма обильно фонтанируя летит ей в полуоткрытый рот, нос, щёки, лоб и волосы, в открытые глаза, стекает по подбородку, но никак не останавливается. Насаживаю её рот на свой член насколько возможно глубоко, заливаю сперму в глотку. Уф, пиздец, как хорошо!

Она долго откашливается, есть и рвотные позывы, но блевать особо нечем. Всё лицо в сперме и слюнях. Да и не только лицо, шея с плечами тоже, сиськи и даже немного живот.

— Ладно, хуй с ним, никогда целок не любил, один гемор с ними. В жопу ебали?

Отрицательно кивает, в глазах ужас.

— Ничего, исправим.

— Пожалуйста, не на...

Звонкая пощёчина, рёв, сопли. Перекидываю через колено жопой к верху и начинаю хлестать по ней обеими ладонями. Ах, какая же всё-таки у неё сочная жопа! Не плоская, довольно широкая, но не чересчур, ягодицы были розовые, а теперь стали красные, влажная разъёбанная киска выглядывает. Короче, у меня опять стояк.

— Ты заебала уже перечить. Жить надоело? Обращайся ко мне теперь только «Мой Господин» и не вздумай перечить. Понятно?

— Да. Ой, да, мой господин!

— Начинаешь исправляться, мелкая тупая блядь. Пошли за мной.

Беру за сосок и веду в санузел. Для начала ополаскиваю от следов любви. Потом сажаю на унитаз лицом к бачку, жопка оттопырена. Откручиваю лейку шланга, настраиваю тёплую воду, смазываю анус девки детским кремом и вставляю ей кончик шланга. Напор небольшой, так что пока идёт процесс, я присовываю ей за щеку свой леденец. Достаю шланг, она громко испражняет содержимое кишечника. Так, дерьма совсем немного, видимо с утра не ела. Повторяю процедуру ещё два раза, на последнем вытекает чистая вода. Достаточно, можно уже приступать к танцам!

— Ну что, сучка, ты хочешь, чтобы я выебал тебя в сраку?

— Да, мой господин.

— Хочешь, чтобы я засадил тебе по самые яйца в твою блядскую жопень?

— Да, мой господин.

— Любишь мой большой хуй?

— Обожаю, господин!

— Даже так? Ну тогда не буду заставлять тебя ждать, пошли.

Завожу в комнату, кладу на спину, заставляю раздвинуть бёдра. Смазываю ладонь кремом и начинаю вводить пальцы по одному. Да, жопа будет рабочая, 2 пальца вошли как по маслу, третий немного упёрся, но тоже вошёл на 2 фаланги. Вполне хватит для разминки.

— Раком становись, булки раздвигай!

Выполняет беспрекословно.

Вожу головкой по щели между булочек, слегка вхожу в хлюпающую пиздёнку для дополнительной смазки, а потом резко ввожу в розовый манящий анус. Входит наполовину, Дашка тихо скулит. Продолжаю фрикции, полностью вынимая член и резко вводя обратно, но не на всю длину. Потом поднажимаю и да, проход из прямой кишки проложен, как я и люблю! Ещё несколько толчков и я извергаюсь даже сильнее, чем в первый раз!

Лежим на боку, член всё ещё внутри. Потом он тихонько опадает и вываливается. Из раскрытого ануса обильно течёт розоватая густая жидкость.

Прекрасное зрелище!

— Ну и как было твоей разъёбанной жопе?

— Прекрасно, мой господин!

— А вот сосёшь ты хуевато. Научить глубокому отсосу?

— Конечно, мой господин.

— Ладно, уговорила, я сегодня добрый. Яйца и жопу мне для начала вылижи.

Она молча подползает к моим раздвинутым ногам и начинает неумело облизывать волосатую мошонку. Тыкаю её ртом в очко, без вопросов засовывает туда свой язычок. Опять встал. Укладываю окончательно покорённую девку на тахту спиной, голова свисает с краю. И начинаю насиловать в рот. Она задыхается, начинает вырываться, но куда там, я крепко её держу! Всё же даю ей отдышаться, а потом снова начинаю трахать с полной амплитудой. Опять передышка. Изо рта обильно течёт пузырящаяся слюна, затекая в нос, глаза и на волос. Трогаю её пиздёнку: да она вся мокрая, на простыне целая лужа!

— Да ты похотливая девка!

Она в ответ что-то хрипло булькает, но явно с благодарностью. Добавляю ей на лицо новую порцию спермы, но уже не такую обильную. На сегодня хватит. Хорошая была девка, жалко кончать, тем более такую покорную и смазливую.

В общем, на фоне полного удовлетворения во мне разыгрался гуманизм и я решил вернуть её горе-родителям. Наспех отмыл в ванной, накинул куртку, мешок на голову и сапожки (остальные шмотки оставил как трофей), долго возил кругами и высадил в тёмном уголке возле ДК.

— Мешок снимешь, как скроется, машина, ясно?

— Конечно, мой господин!

— Если понадобишься ещё, я тебя сам найду.

— Буду ждать с нетерпением, мой господин!

Сажусь в машину и уезжаю. Отъехав метров на 300 оглядываюсь: всё так же стоит с мешком на голове. Послушная девочка! Прошло всего около трёх часов, так что мусоров ещё вряд ли подняли на уши. Ну а мне как-раз настала пора переезжать на новое место жительства в другом городе.

Если кому-то понравился мой дебютный рассказ и хочется продолжений или спин-оффов с приквелами, пишите на почту.

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!