За круглым столом, на котором была накрыта «поляна», уже сидел мой, так сказать, будущий тесть. Посередине белоснежной скатерти, подобно маяку, притягивающему взоры изнеможденных моряков, возвышалась бутылка водки с пробкой, залитой белым сургучом — настоящая «Московская», из старых запасов. Справа от нее на большом блюде расположилась горка тонко нарезанной буженины, колбасы и копченого сала. Левый фланг был открыт, то есть место пока пустовало. Роль передового дозора выполняла продолговатая селедочница с ломтиками вышеупомянутой рыбы, замаскированной сверху колечками лука. Диспозицию дополняли стоявшие в резерве бочковые огурчики и хлеб, аккуратно разложенные по тарелкам, и мисочка со сметаной. Сервировка с непривычки поражала воображение. Посуда из одного сервиза, столовые приборы точно из серебра, красивые хрустальные рюмочки.

— Светланка, ну-ка, полей гостю. И полотенце чистое принеси.

Пока, обнаженный по пояс, я споласкивался во дворе над корытом, Клавдия Петровна успела накрыть и пустой угол стола. Свежие, усыпанные пупырышками июльские огурчики, лоснящиеся тугие помидоры, перья зеленого лука, дымящаяся картошка, нарезанное щедрыми ломтями домашнее сало с розовыми прожилками...

У меня даже слюни потекли от этой простой, но чертовски аппетитной деревенской еды. Да, родители Светланы весьма гостеприимные люди, но может это они только к жениху своей дочери... Ладно, вот отец Светы и подошедший его друг-сосед лихо крякнули, когда я ещё выставил на стол бутылку «Столичной» и три бутылки «Жигулёвского» — женишок имеет понимание! Как пошутил сосед фразой из постоянного пожелания «Дорогого Леонида Ильича» — Цели ясны, задачи определены! За работу, товарищи!

Кладия Петровна исподволь расспрашивала меня о планах на будущее, но Света потом прервала её и мы пошли прогуляться к реке. Там в густой рощице Света расстелила небольшую простынку цвета хаки, мол, это её отца со службы.

Тут она неожиданно оборачивается, обвивая мою шею своими руками, горячо целует и шепчет на ушко: «Возьми меня милый, соскучилась сильно... Изменял мне, негодяй...», я по инерции руками залезаю под кофточку и расстегиваю бюстгальтер, поднмая её руки к верху — снимаю кофту через голову, какие у нее красивые волосы. Как же она вся красива, как возбуждающе хороша её грудь, прикрытая распущенными волосами. Как два молодожена мы сейчас почему-то боялись близости и хотели ее. Я старался не спешить и целовал ее нежно, постепенно всё более страстно, вдыхая ее чудесный запах, рассматривая каждую частичку тела и не спешил раздевать, только я стянул брючки и её голубые кружевные трусики.

В ход пошло все, язык, пальцы и все мастерство моего большого накопленного годами опыта, я как никогда старался доставить удовольствие этому чудесному и просто великолепномуному телу. Я приложил массу усилий, но вот, увидев прекрасный, чистый бутон, еще нерожавший, нежно-розовый, необыкновенно чувственный, его не надо было покусывать или пощипывать, посасывая кончики лепестков губами и касаясь язычком его шелковистой нежности, я понимал — ее сотрясает от прикосновений и я продолжал. И за что вскоре был вознагражден тысячами поцелуев, ощущаемых на своем теле, мы так страстно любили друг друга. Перевернувшись, заодно перевернулся весь мир, эти ощущения были настолько фантастическими, от каждого прикосновения ее язычка, ее сосочка к моему телу, я чувствовал каждый волосок, коснувшийся меня, это усиливало остроту моих ощущений! Я вздрагивал и как мне казалось, изгибался под ней. Светочка, как я тебя обожаю, ты моя мечта, сладкая Светуля!

Я стал пылко целовать каждый пальчик ее ступни, погружая его полностью в свой рот и щекоча между ними язычком. После стал уверенно продвигаться по ножке вверх, с внутренней ее стороны, так что в итоге, чем дальше я продвигался, тем выше оказывалась поднята ее ножка. Но дойдя но паха, я переключился на другую ножку, повторив всю проделанную чуть ранее работу.

И наконец, я без предупреждения прильнул сразу же к ее бутону меж бедер, потом между ягодиц, страстно всасывая в себя каждую каплю смешивающегося сока, затем возвращая влагу на прежние места, целуя и покусывая обостренные удовольствием участки, проникая языком как можно глубже, а руками двигая по животику и груди. Ее руки уже были на моей голове, призывно надавливая на нее, а стоны стали какими-то глубинными, словно это был не ее привычный голос, а гулкий голос какой-то чудесной пробуждающейся богини страсти в ее груди.

Теперь все было уже в быстром темпе, который ее начал раскачивать все сильнее. Мы меняли положение с быстротой движений наших рук и губ, так что в итоге я сам весь оказался сам в этом вишневом вкусе, и уже ни один участок тела не оставался без буйных ласк — как на мне, так и на ней. Особенно на ней...

И вот настал момент, когда уже все сдерживания и запреты стали для нее пыткой, и она захотела быть наполненной. Наполненной мною, наполненной без лишних просветов или пространств. И я сделал это...

— Жаль, что я сегодня не залечу, — неожиданно прошептала мне на ухо Светочка. Как мне чудесно между её стройных ножек гимнастки, так не хочется выходить из неё...

Сегодня у неё безопасный день. Вскоре, искупавшись, мы пошли домой и тут, возле дома её родителей я негромко выругался. Чёрная «Волга», этот так известный мне ненавистный номер «09—70». Ну что, меня ждёт мой куратор! Я нежно поцеловал мою Светочку, почувствовав, что это у нас в последний раз. Точно прочувствовал! Вскоре мы с водителем летели по пустынному вечернему шоссе — куратор ждёт!

Я был участником сверхсекретной операции «Кукловод», дело в том, что один человек из миллиона может входить в сознание другого человека и управлять им, но недолго, около полугода. Вот одним из них был я. И моё предчувствие оказалось точным — куратор выдал мне своё резюме настоящего.

Вернуться в своё тело 38-летнего я уже не могу. Буду теперь вновь юным мужчиной, но теперь всё меняется — мне нужно будет жениться на Ирине, тем более она так пылко влюблена в меня, я ведь её первый мужчина. А ситуация такая, что её отец вскоре будет первым заместителем Министра электротехнической промышленности и мне предстоит входить время от времени в его сознание и направлять действия этого незаурядного человека на развитие электроники.

Так что я уже не вернусь к моей страсти, моей нежной мечте — Светлане. Ну а ей аккуратно её руководитель посоветует обратить внимание на усатого красавчика Володю, кстати он ещё девственник, как ни странно — девушки вокруг него просто хороводы крутят. И умело и ловко сделав его мужчиной, она получит такого мужа, который будет мечтать только о ней.

Прошло три недели. Я сумел внушить Анатолию Васильевичу эти нужные нашим спецслужбым действия и поехал на его дачу. Неля Антоновна, его шикарная жена скучала там, а мне нужно было кое-что узнать. Зайдя в зал, я поцеловал будущей тёще ручку. а затем крепко обнял её, она только охнула и впился в её пухлые губы. Затем я нахально завалил её на диван и, сорвав её кружевные трусики, стал нахально ласкать её, а обалдевшая женщина только охала и ахала, совсем не сопротивляясь.

Лаская Нелины холмики между ног и, вылизывая каждую складочку, каждый бугорок, я поднимал ее ноги все выше и выше — пока заветная дырочка не показалась полностью. Тут я своим язычком опустился ниже и начал играть с ее «шоколадкой». Сначала Неля пыталась выскользнуть и даже что-то неразборчиво буркнула, но потом застыла, и только по дрожи в её ногах я понял, что ей это жутко нравится. Я вылизывал все вокруг тугой дырочки. специально для sеxytаl.cоm Редкие волоски были причесаны моим язычком. По расслаблению ануса я понял, что её «девочка», её тугая дырочка в попке, сейчас начала потихоньку ловить кайф. Вылизывая попку, я не забывал ласкать руками клитор и грудь. Анус начал от расслабления раскрываться, просто как цветочек. Отверстие начало расширяться и задний проход стал более расслабленным, что позволило мне ввести немного язычок в дырочку. Моя будущая тёща явно не замечала этого, будучи в полном кайфе от таких неожиданных и незнакомых для неё ласк... Ноги ее дрожали и по сокращению ануса были видны волны удовольствия, которые прокатывались по ее организму.

Основательно смочив слюной попку и снаружи и в «начале пути» я, вновь смочил пальчик слюной, передвинул язычок в сторону и, взяв в рот клитор, я тут же ввел палец в задний проход на одну фалангу. Неля опять ничего не заметила, точно будучи в сексуальном анабиозе. Продолжая вылизывать киску, я начал поступательные движения в попке, продвигая палец все дальше и дальше. Зная из опыта, что если палец плохо смазан и если в анусе тоже не достаточно смазки, то со временем палец прилипает к кишечнику и женщина от этого точно будет не восторге. Поэтому я периодически вытаскивал палец и, заливая его слюной, снова запускал в попку, не забывая ласкать язычком её набухшую пуговку клитора. От всех этих манипуляций она вскоре бурно кончила. Глубоко, со стоном и оханьем, также и со стаскиванием простыни под себя, издавая тихие, но такие яркие, такие сладострастные стоны.

После совместного душа мы пили кофе на огромной кухне. Неля, как она просила теперь её называть, пару раз грозила мне пальчиком, но была такая довольная... Заодно я ей сказал, что по старинной традиции любимая тёща должна узнать и познать своего зятя, мол, как её доченьке будет с ним. Она долго смеялась, но потом сказала, что в этом что-то есть, она теперь уверена, что Ирочке будет хорошо со мной. Да ещё Иришка призналась, что я её первый мужчина и она влюблена в меня.

Эту ночь мы провели вместе и Неля громко орала после моего куннилинга, потом сказав, что такого она ещё не испытывала. А на втором моём ночном «заходе» она не орала, хотя бурно кончила — в позе «69» мой член был в её умелом ротике.

Так что на следующий день я в присутствии будущей тёщи предложил свою руку и сердце Ирочке. Хотя моё сердце немного ныло — я больше никогда не увижу мою прелесть, мою мечту — сладкую умницу Светочку. Такова моя доля!

Вскоре мы переехали — операция «Кукловод» продолжалась!

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!