Войдя в номер Алины, я закрыл дверь на ключ, не забыв повесить снаружи табличку «Не беспокоить». Нам не терпелось броситься в объятия друг друга... Сбросив с себя одежды, мы сплелись телами на огромной кровати в порывах страсти. Как будто не было этих 17 лет и ей не 40, а мне не 52 года... Я накинулся на её молодое тело с жадностью голодного льва. Целовал и ласкал её плечи, шею, грудь, соски. Алина ласкала руками мой член и тоже пыталась поцеловать в шею. Неистово целуя её животик, пупок, лаская их языком, я спускался ниже — к заветной цели. И вот, моя голова уже между её ножек, так гостеприимно расставленных в стороны, а её пальцы пробегают по моему затылку, зарываясь мне в волосы. Лёгкие вздохи блаженства и я уже ласкаю клитор и щёлку, воспоминания о которых я не мог стереть из своей памяти столько лет...
Как я мечтал об этом! Как часто ночами, во сне, всплывали картины наших любовных утех на острове и мне не хотелось просыпаться.

И вот мечта сбылась! Я вновь обладаю этой прекрасной женщиной! Целую её всю, проникая языком в сокровенную «пещерку», раздвигая «своды» и не могу больше сдерживаться. Я вхожу в неё с такой страстью, что мой «орёл» смог сделать всего несколько полётов. Алина вскрикивает от страсти и оргазм наступает почти сразу у обоих.
Откинувшись на подушки, мы лежим какое-то время отдыхая и приходя в себя, затем снова бросаемся в объятия друг друга. Теперь уже Алина берёт в плен своих губ моего воспрявшего «орла» и я испытываю новую волну блаженства. Язычок умело ласкает головку и её глазок, а пальцы ласково массируют член, сдвигая кожицу. Моя любимая приподнимается и насаживается на мой, стоящий колом «стержень». Ооооо! Я помню — поза амазонки была одной из её любимых. Сначала медленно, потом всё быстрее начинаются покачивания бёдрами и я просто «улетаю» от кайфа! Темп «скачки» меняется с медленного на быстрый и наоборот. Алина наклоняется ко мне туловищем, почти ложась на меня и шепчет мне на ухо: — Только не спеши!

Я посасываю её соски, ласкаю их языком и мы продолжаем нашу «скачку» к финишу. Руками мну её восхитительную попку, затем снова возвращаюсь к груди. Так продолжается довольно долго. Затем мы меняем позу. Алина становится на колени, прогибаясь в спине и опираясь на локти и я вижу очаровательный вид, по которому я скучал и теперь «поедаю» его глазами. Попка просто очаровательна, а «пещерка» такая аккуратная и красиво оформленная! Просто прелесть!
Я опускаюсь лицом к «булочкам», раздвигаю их руками и начинаю делать ануслинг. Алина стонет и выгибается ещё сильнее, приподнимая попку повыше. Я подкладываю ей под животик подушку, чтобы было удобнее и направляю своего, уже колом стоящего «парня», в заветную дырочку. Сфинктер сначала сжимает головку члена, но потом поддаётся и пропускает внутрь. И мой член погружается в тугой «тоннель», раз за разом скользя в нём. Придерживая руками Алину за талию, я начинаю медленные фрикции бёдрами. Её стоны и мои хрипы сливаются в унисон и оргазм не заставляет себя долго ждать. Сначала Алина начинает вскрикивать и её пробивает анальный оразм, а потом и я вслед за ней ловлю кайф — изливаюсь внутрь, испытывая с каждой
пульсацией непередаваемые ощущения!
Когда мы испытали по 2 оргазма, мы обессиленные и довольные лежим рядом и наконец можем разговаривать...

— Как ты жила все эти годы? Я одно время следил за твоей карьерой модели, но потом ты исчезла. Я думал, что вы с Витторио уехали из страны. — А ты? Как ты жил все эти 17 лет? Я вкратце рассказал, как назвал дочку в честь неё, как потерял в автокатастрофе свою жену, как ушёл из авиации и как трудно было растить одному дочь... — Почему же ты меня не искал? — Я искал, но ты сменила фамилию, а я забыл фамилию твоего мужа. Да и что бы это изменило? Ты замужем, счастлива... — Нет, я не замужем и не так уж счастлива. Всё моё счастье — это любимое дело и моя девочка. Я расскажу тебе, как я жила все эти годы. Ты только не перебивай меня. Возможно для тебя мой рассказ станет шоком. После нашего спасения с острова, я почти сразу вышла замуж за Витторио. Мы стали жить у него на вилле, вскоре я поняла, что беременна и через 8 месяцев родилась Натали.

Кстати, её имя — это производное от твоего имени Анатолий. Муж хотел назвать дочку по другому, но я настояла на своём и он уступил. Натали родилась слабенькой, видимо сказалось пребывание на острове и перенесённый стресс от крушения самолёта. Но уход и любовь к малышке вскоре сделали своё дело — она окрепла и превратилась в прелестного ребёнка. Мы с мужем в ней души не чаяли. Витторио оказался страшным ревнивцем. Он запретил мне карьеру модели и я перестала работать. Всё свое время я посвящала ему и дочери. Но приступы ревности не пропали... Он ревновал меня к каждому столбу, прослушивал автоответчик на телефоне, нанял няню, в которой не было необходимости. Я так подозреваю, что она следила и докладывала ему каждый мой шаг.
Дальше — хуже. По мере того, как подрастала малышка, он всё больше мрачнел. Ему вдруг взбрело в голову, что дочка на него не похожа. И в один прекрасный день он ворвался ко мне в спальню с дикими глазами от ярости, швырнув мне чуть ли не в лицо конверт...
Когда я вскрыла его, то испытала шок! Это были результаты генетической экспертизы — Натали не являлась его дочерью! Я ничего не понимала. И только потом до меня дошло. Наверно я забеременела в последние две недели на острове от тебя. Видимо противозачаточные таблетки, которые мы нашли в багаже какой-то дамы, потеряли срок годности или я забыла их принять.

Вот такая история... Витторио подал на развод и выгнал меня с дочкой из дома. Я уехала к своей матери в Англию. Там мы вместе с ней воспитывали нашу малышку. Мама обо всём знает. Она советовала разыскать тебя и всё рассказать. Но я знала, что ты женился (журналисты как-то написали в газетах о лётчике, спасшимся с острова и как сложилась его дальнейшая судьба) Я не имела права разрушать твою семью...
В Англии я выучилась на дизайнера по пошиву женской одежды. Открыла небольшой салон. Теперь это наш семейный бизнес. Только прошу тебя! Натали ничего не знает, чья она дочь. Я сама сообщу ей.

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!