Зина, пенсионер.

Будет.

Через три с половиной года.

Но об этом знают только друзья и хорошие знакомые.

Зине, больше сороковника, не дают!

Несколько раз, отвечая на улице на вопросы опросников (про жизнь в районе, про работу городских властей, про отношение к КПРФ), всякий раз, как доходило до возраста респондента, его заносили в группу от 30 до 40! И сильно удивлялись, когда... а один раз (про отношение...), даже попросили предъявить паспорт!

Паспорт, Зина, носит с собой! Ну вы помните тот анекдот — «... а они в паспорт не смотрели!».

Короче. Шёл Зина мартовским прохладным вечером с вечеринки по поводу юбилея сотрудницы. Шёл себе, напевал, по сторонам не пялился. Да и чё пялится, всё равно уже темно!

А впереди, прямо по курсу (Зина служил в морфлоте), разыгрывалась нешуточная драма!

У Зины было правило: никогда не встревать в уличные разборки! Даже если, у него на глазах, будут насиловать хорошенькую молодую женщину.

— Отстаньте! Урроды! Помогите! Насил...

Двое молодых мужчин, завалив молодую женщину прямо на асфальт, и задрав полы плаща на голову, стягивали с неё колготки.

Зина, не замедляя шага, осмотрелся.

Никого!

И Зина, с деревянным лицом, пошёл мимо!

— Слышь! Морда еврейская! — Зина удивился: он даже не смотрел в их сторону! — Иди, сука, куда шёл!

— Я иду — буркнул под нос Зина.

— Што ты сказаал?!

И Зина услышал за спиной топот.

Зина чёрного пояса не имел. Но за три года тренировок киокушинкай, полный контакт, биться в спаррингах научился!

Зина развернулся. Качнулся, блокировав удар, и легонько ткнул маваши-гири пониже пояса!

Нападавший, схватившись за пах, упал ничком и выдавил сквозь зубы — Зачем по яйцам! Сказал бы, что каратист!

Зина удивился ещё раз!

Второй, бежавший следом на скорую расправу, и увидев, как Зина срезал первого, притормозил, вильнул, прыгнул в сторону, развернулся и дал дёру!

Подошла дамочка, оправляя плащ и подтягивая колготки, и пнула в жопу, корчившегося — Каззёл!

Улыбнулась Зине, подхватила под руку — Пойдём, Бэтман! Сегодня Элоиза твоя!

Зина, шагнувший было, притормозил — Куда?

Элоиза, качнувшись назад, полуобернулась — К тебе бэтманчик! Ты же тут рядом где-то?

Зина стал, как вкопанный! — А если я женат?

— Бэтманчик! — высвобождала оно ручку, поворачиваясь — Если б ты был женат, проскочил бы мимо, как заяц!

Она крутанулась перед ним на каблучках — На тебя каждый день такие девочки вешаются?!

Девочки на Зину не вешались уже лет тридцать! Только бабы! Да и те далеко за шестьдесят! Поскользнувшись!

Зину это удивляло!

Он смотрелся в зеркало — Ну не красавец. Ну и не урод!

Зина раздевался перед зеркалом до плавок.

Есть три идеала мужской красоты: древнегреческий, да Винчи и аполлоновский.

По всем трём, фигура у Зины, была идеальна!

Зина, медленно, стягивал перед зеркалом плавки... и здесь всё было и-го-го!

Они прошли пару остановок и вошли в подъезд высотки.

Лифт спускался. На табло загорелось — 2 — и через пару секунд створки раздвинулись.

— Привет, мой сладкий! Ооооо! — начальница улыбнулась Зине и его даме.

— Привет — пока! — буркнул Зина, сторонясь, шагнул в лифт за Элоизой и ткнул — 17-

— Пока, мой сладкий!

Створки закрылись и лифт пошёл вверх.

— Твоя бывшая?

— Да я вообще то даже не знаю её имени

— Имени не знаешь, но трахал! Ты всех так? А кстати, а твоё имя? Я предпочитаю знать имена тех, кто меня трахал! Или трахнет! — Элоиза прижалась к Зине.

— Зиновий

— Зина! — её рот растянулся до ушей — Бэтман Зина! — Миило!

— Ой! — когда они стали перед дверью его квартиры — А почему без номера? — и осмотрелась. специально для еtаlеs.оrg Другие квартиры на площадке номера имели.

— Конспирация — Зина сунул ключ в скважину

— Ты спецагент спецслужб ФБА?

Зина открыл дверь перед Элоизой, так и не поняв, пошутила она или дура.

Зина провёл Элоизу в комнату и посадил в кресло — Щас разберу и приступим!

— Суровый еврейский мужик! — Элоиза смотрела на него с умилением

Зина постелил постель и стал раздеваться. Раздевшись до трусов, прошёл в ванну и подмылся.

Вернулся в комнату.

В трусах.

Элоиза, в стрингах и лифчике, стоя у книжной полки, листала книжку.

— Жорж Виноградов — это ты?

Зина потупился.

— Хымм! — и Элоиза зачитала... вслух

Ты хотела, чтоб я был сверху

Я хотел, чтобы ты была снизу

В этой позе я трахал Верку

Отъебу теперь Элоизу

Ты сказала — Не надо платье,

Ты еби, его не снимая,

И пытался тебя отъебать я

Лишь пластом его отгиная,

Но не гнулось проклятое платье,

Ни с боков, ни сзади, ни снизу

И не смог, мужики, отъебать я

Эту страстную Элоизу

— Вот поэтому я без платья! — Элоиза положила книжку и подошла, качая бёдрами, к Зине

— Ну иии... — и потянула с него трусы

— Оооох! — и отступила, всплеснув руками — Надеюсь, ты не маньяк! И спасал меня не для того...

— Я не спасал — Зина обхватил член и стал дрочить

— Я где-то слышала, что евреи обрезанные. Всё хотела посмотреть, что там у них отрезают?

— Я, по матери, русский

— А, по матери, русским евреям ничего не отрезают? У тебя не отрезали!

— Обрезают, а не отрезают

— А это не одно и тоже?

Она смотрела на встающий член!

— У меня вагина вмещает не больше восемнадцати. Если будешь ласковым, то можно и вагинальный. А иначе, либо минет, либо анал. Либо, и то, и другое!

— И то, и другое! Но сначала в жопу!

Элоиза залезла на кровать и встала раком!

— Ты не будешь подмываться?

— Ты брезгливый?

Зина, продолжая дрочить уже торчащий член, пожал плечами — Ты будешь сосать из жопы! — и залез на кровать, пристраиваясь сзади.

— А чё без смазки? Порвёшь ведь мою попку!

— Да я... — и Зина плюнул ей в жопу!

Элоиза засмеялась — Ещё никто в мою жопу не плевался! Даже не знаю, обижаться или радоваться? Что не в лицо — Оо-оо-оох!

Зина засовывал и вытаскивал, а Элоиза охала и стонала — Ты можешь не вытаскивать полностью?! А то я никак не могу подстроиться! И не засовывай глубоко! Больно!

Минут через пятнадцать, сопения, пыхтения, стонов и оханья — Ты ещё не кончил?

— Нет!

Прошло ещё минут двенадцать сопения, пыхтения, стонов и оханья — Ты не кончил?

— Нет!

— Мож у тебя приапизм?

Зина, не прерывая процесса, оглянулся — Нету никого у меня

— Может отсосать? А то от оглобли в жопе уже дискомфорт и кажется, что это никогда не кончится!

— Отсасывай! — и Зина вытащил член из Элоизы

— Ложись!

Зина лёг и Элоиза, сев на него, жопой к нему, припала к члену.

Она лизала, сосала, облизывала, дрочила и мяла яйца. Зина держал её за жопу, закрыв глаза.

Сколько прошло времени, хуй его знает!

Элоиза, устав сосать, облизывать и дрочить, свалилась с Зины — Я больше не могу! Ты какой-то неубиваемый!

Зина встал и пошёл в ванну!

04.06.17

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!