2025 год, спустя два год после третьего X-контакта.

«Хаос делает нас моногранными. Когда он приходит, ты либо становишься подонком, либо праведником. Если ничего не запрещено, дремавший долгое время зверь вырывается наружу. Даже у тех, о ком бы ты никогда не подумал...»

Я сидел в кожаном кресле, когда-то принадлежащее директору производства, закинув ноги на его стол из красного дерева и смотрел, как мой бывший начальник, неистово трахает в задницу почти неплачущую секретаршу.

Бывшую секретаршу. Хоть это уже и не имеет значения. Должности, ранги, классы стёрлись не прошло и года после третьего X-контакта.

Размашистыми толчками он сношал её пышное тело, силой уложив животом на край красного стола, который помнил ещё голоса великих конструкторов авиакосмической техники.

И если стол ещё что-то помнил, то Семен Сергеевич специально всё забыл. Когда твой мозг из-за дня в день пребывает в стрессе — память отшибает напрочь. Но не инстинкты.

После начала событий, бывший начальник техбюро держался недолго. Хаос пришедший после третьего X-контакта довольно быстро сорвал со всех маски. Когда настало время принимать решения — кому жить, а кому нет — все эти интеллектуалы, топ-менеджеры, доценты наук, начальники слабые кишкой, дали заднюю.

Но сбрасывать их опыт и знания со счетов в такой ситуации было бы неправильно. И поэтому, Семен Сергеевич — образцовый муж и отец двух дочерей, сегодня допущен до дырок нашей анальной звёздочки — Олечки.

2019 год.

Успехи Госкорпорации «Роскосмос» дали старт новой Международной Космической Гонке.

Россия, Индия, Китай и Америка, не жалея государственный бюджет, выдумывая новые налоги, забыв об обороне и прикрываясь частным бизнесом — запускали деньги своих граждан в космос.

«Голь на выдумки хитра» — говорили люди, поднимая головы вверх, чтобы увидеть очередной, зрелищный запуск до сих пор невероятной комплектации космических аппаратов. Но пока все смотрели в небо, увлеченные МКГ, русские строили на земле.

Секретный проект РФ заключал в себе постройку невиданных ранее масштабов антенны, вещающей на тысячи парсек в X-диапазоне. «Мы поговорим с той стороной космоса» — цитировали СМИ слова президента.

Сергеич вдруг закряхтел, ускорил фрикции и сжал добела мясистый зад Ольги — некогда первой красавицы на заводе, исполнительницы одних и тех же песен, на одних и тех же мероприятиях.

Как всё изменилось. Совсем недавно мама Оли бегала по заводу, пытаясь выгодно подложить доченьку под какого-нибудь начальника. Втирала в неё тонны автозагара, ходила за ней с телефоном снимая перекаты её круглых ягодиц для соцсетей, а сегодня Сергеич втирает в неё свой член и за дверью кабинета ещё двое ждут своей очереди.

День зарплаты. По моему приказу все смазливые девчонки в нашем лагере стали зарплатой. Теперь, когда деньги ничего не решают и законы никого не сдерживают, это было верным решением. У ребят появилась мотивация рисковать собой, выходя за забор в поисках еды, а девочки находясь под охраной, могли больше не бояться случайной насильственной смерти. Зарплату я выдавал лично, и Оленька сегодня была премией.

Большие упругие сиськи, круглая крепкая задница, пухлые губы и красивые, но совершенно лишенные мысли глаза делали её мечтой любого мужика. Мамина дочка, проходившая девственницей до начала геноцида, сейчас прикусив губу, мелко подергивалась и тихо скулила от движения члена в прямой кишке. Сергеич кончал своей премии в жопу.

2023 год.

Первый контакт с «той стороной», как собственно и второй, остался без ответа. Третий человечество будет помнить всегда.

Как часто в России бывает, при первых двух антенна из-за неисправных предохранителей выдала не всю мощность. В проблеме разобрался академик Борис Гиммер, в последствие его именем окрестят геноцид, и, если бы сегодня, где-то на свет родился Сатана, ему бы дали имя Гиммер.

При включении антенны в третий раз, словно при посадке самолета у людей во всей азиатской части России заложило уши. Меньшего всего повезло слонам в цирках и зоопарках, будучи чувствительными к низким частотам, радиоволна, дошедшая до ближайших городов, свела их с ума и оставила полностью глухими.

Шоу-бизнес возносил Гиммера к небесам, журналисты кормились любыми крошками с его стола. Интервью за интервью, обложка за обложкой, пока Гиммер купался в деньгах и славе, власти России выплачивали крупные суммы владельцам спутников, вышедших из строя после третьего X-контакта. А мир, тем временем, затаился в ожидании ответа от «той стороны».

Оля стояла на коленях, расположившись промеж ног молодого парня, оттопырив пухлый зад со следами ещё не до конца сошедшего автозагара и старательно ублажала его член ртом. Юнец был следующим за премией.

Я вдруг вспомнил себя в его возрасте, времена, когда я буквально за стенкой этого кабинета, день за днём фрезеровал топливные баки будущих разгонных блоков предназначенных для вывода спутников на орбиты Земли. А сегодня у людей находящихся в этом цехе совсем нет причины уметь пользоваться напильником, но знать и владеть оружием — навык необходимый для выживания.

Парень застонал, Оля, хватая носом воздух, не выпускала член изо рта. На уголках пухлых, красных губ образовались капельки спермы.

2024 год.

Не было никаких сверхтехнологичных инопланетных кораблей, прилетающих из космоса и разящих всё живое лазером. Всё, как ни странно, произошло за три дня и в три этапа.

7 ЯНВАРЯ. Зафиксирован невиданный ранее метеоритный дождь. Целый день небо озарялось яркими вспышками, будто сгорающие в атмосфере инородные тела.

8 ЯНВАРЯ. По всей планете вдруг начали находить странного вида неизвестный организм. Не животное и не растение. Что-то между. Представьте себе русское блюдо — холодец, и можете считать, что видели всё своими глазами. Невероятный симбиоз с невероятным аппетитом.

А питался он всем. С корнями поедал вековые дубы, вместе с почвой уничтожал любую траву. Если на его пути попадались людские строения, не важно из какого материала, всё перерабатывалось за считанные минуты.

Но в этом хаосе был замысел. Наблюдатели отмечали, что дикий жор прекращался, охватив определенную территорию. После этого неизвестный объект начинал расти вверх и в итоге образовывал идеальный купол размером с небольшую деревню. Всего за сутки по всей планете сформировались тысячи таких куполов. Куполов из холодца.

9 ЯНВАРЯ. Из под куполов вышли тысячи женщин, всех наций и возрастов.

Следующим в кабинет, пригнувшись в дверном проеме, вошёл Монах. Этот странный тип — единственный случай, когда мы приняли в свои ряды человека из лагеря противников.

Не далекие мужики прозвали его так не зря. Здоровяк ростом под два метра сильно выделялся среди остальных, но удивляло их не это, а крест Христа Спасителя, выжженный четко в середине лба. Шрам до сих пор полностью не зажил.

Он робко пробежал взглядом по обнаженному телу Оленьки, которая стояла у кулера с водой и полоскала рот. Из одежды на ней были лишь туфли на высоких каблуках, и она стояла к парню задом давая рассмотреть крупные, местами покрытые синяками ягодицы, переходящие в крепкие ноги с небольшим просветом между бедер. Монах сглотнул слюну.

Полгода назад его посвятили в аколиты Последней церкви. Это такие ребята — фанатики, живущие с нами за одним забором возле маленькой заводской церквушки, о которой до Х-контакта вспоминали, только когда необходимо было освятить куличики.

Эти дураки решили, что раз всё началось 7 января — как раз на Рождество Христово, то всё это испытание и умысел Божий, а женщины, вышедшие из под куполов — воплощение библейской Евы.

Монаху у нас приходится не легко, среди наших давно ходит слух, что у фанатиков Последней церкви

есть ритуал оскопления, чтобы они ни в коем случае не смогли стать отцами будущим Каинам и Авелям, каждому последователю мужского пола удаляли одно яйцо.

— Привет, твой шрам уже не болит? — спросила Оля здоровяка, приблизившись к нему почти вплотную и протянув руку к его голове.

Монах вздрогнул, но не от прикосновения к шраму, а от того, что вторая рука Оленьки легла ему на пах и сжала плоть Адама.

На его лице читалась борьба вперемешку с напряжением, но член с головой спорил и быстро вырос в опытных руках, лишь армейских штаны словно клетка удерживали этого монстра. Оля оттянула резинку штанов и запустила туда свои женские пальчики. Вдруг парень не выдержал, развернулся и быстро выбежал за дверь.

— Врут всё твои мужики, яйца у него на месте, — сказала Оля, сжимая и разжимая в кулачок руку, пальцы которой слиплись от густой спермы Монаха.

2024 год.

Гордость, зависть, блуд, гнев, алчность и уныние — это не круги Ада в Божественной комедии Данте, это реальность, окружающая нас.

Те существа, которые как две капли воды были похожи на земных женщин, с невероятной и неизвестной силой воздействовали на разум людей, которые их окружали.

Человечество лихорадило: отцы насиловали дочерей, сыновья бросались с ножом на матерей, споры соседей заканчивались смертью, самоубийства фиксировались сотнями в сутки. Деревни стремительно пустели, города горели, люди убивали друг друга.

Первое время они вели себя странно, не говорили на нашем языке и разительно отличались поведением, словно родились на другой планете.

Их страстью были людные места. Они выходили на площадь, плотно заполненную людьми, садились на скамейку или прямо на землю и почему-то с грустью в глазах — «включались». Уже через несколько секунд площадь становилась красной от крови.

Ученые назвали их иноземным биопсихотропным оружием, испуганный народ окрестил Мрачными жнецами собирающие свой урожай из людских душ.

Их изучали. И вскоре на каждые сто метров в городах появились снайперы, на таком расстояние жнецы не могли воздействовать на психику человека и становились отличной целью для снайпера. Правительство свозило трупы на секретные базы и молчало. Жнецы становились умнее, обрастали личностями, знаниями и даже друзьями, научились не отличаться от нас и все чаще «включались» в закрытых зданиях.

В дверь постучали и в проеме показалась голова Сергеича.

— Босс, можно на пару слов? — почти не вздрогнув спросил он. sеxytаl.cоm Глаза его постоянно опускались под стол за которым я сидел и с видимым усилием быстро поднимались обратно.

Оля к этому времени уже привела себя в порядок и заканчивала одеваться, старательно укладывая непослушную большую грудь в бюстгалтер.

— Да зайди, присядь, — я кивнул на стул одиноко стоящий в дальнем углу кабинета. Подчиненные должны знать своё место.

— Ускорься! — приказал я и прикрыл в блаженстве глаза.

— Что? — не понимающе спросил Сергеич, выпрямившись на стуле.

— Заткнись, я не тебе.

Оля хитро улыбнулась и спокойно продолжила бороться с сиськами.

Я опустил руку на голову, которая была одета на мой член и сжав в руках темные волосы задал ей темп работы. Из под стола раздались чавкающие звуки и спустя несколько секунд я разрядился в рот супруге Сергеича.

— Бабы вон! А ты говори, что хотел? — я посмотрел на ошалевшего начальника техбюро, на лице которого отражалась палитра чувств, когда его жена с виноватым видом и полным ртом спермы выползала из под стола, но как всегда с ним бывает — страх победил и он сделав вид, что ничего страшного не произошло, заговорил.

— Я... Спасибо, Босс, за... ну это вот всё. И... я хотел попросить отгул, п-провести время... с женой.

— Да, о чем речь, Сергеич! Конечно отдохни. Только давай посмотрим на вашу работу, а то может зря я вам сегодня премию выписал.

Мы вместе вышли из кабинета и попали в цех, если его ещё можно было так назвать.

Полгода назад, спасаясь от хаоса и безумия, я нашел убежище на заводе, которому отдал лучшие 10 лет своей жизни. Ведь все его работники знают, что ещё со времен Великой отечественной войны, под ним вырыта сеть туннелей, соединяющая бомбоубежища, и как ходили слухи, стратегические и административные здания по всему городу. Такие перспективы безопасности привлекли не только меня.

Стены, в прошлом бывшего ангара, в котором во время войны ремонтировали самолеты, а уже далеко после создавали космическую технику, были обшиты листами алюминия.

Алюминий. Правда это или вымысел, мы не знали, но однажды к нам прибился беженец из Сибири, который уверенно заявил, что алюминий блокирует способности жнецов и даже показал нам шлем-блокатор красноречиво и со всеми интимными подробностями рассказывая, что у него на родине все жнецы ходят в таких и смиренно выполняют рабскую работу.

Мужики завелись, захотели тоже иметь инопланетных рабынь, а благо на заброшенном заводе было полным-полно алюминия и чем бы дитя не тешилось, хоть какая-то надежда это уже хорошо.

Мы спустились в один из туннелей под нашим цехом.

— Так, говоришь, что ваша группа обнаружила новый проход? — спросил я Сергеича.

— Всё так, Босс, он ведет на соседний завод за железной дорогой, ну на тот, где движки делали для ракет. И кажется, что он заселен, мы не стали себя показывать, но точно слышали шум и голоса наверху.

— Отличная новость, молодцы. Но как я понимаю, это не всё?

— На обратном пути мы наткнулись... ну пришли, сейчас сами увидите.

Перед нами выросла крепкая дверь из железных прутьев, за ней темнота и старый хозяйственный склад, который совсем недавно был адаптировали под тюремные камеры. Зайдя внутрь стали различимы чьи-то отчетливые жалостливые всхлипывания и грубые сопения.

Стол, за котором должен сидеть дежурный, пустовал.

«Сегодня очередь Слона», — вспомнил я график дежурств. «Всегда от этого бугая одни проблемы».

Сергеич вытянул руку в сторону откуда доносились звуки и сказал: «Там, вот, схватили их... в северном туннеле».

Глаза привыкли к полумраку и я различил три силуэта в одиночной камере. В одном из них сразу узнался Слон, его здоровая туша лежала на молоденькой девочке, на вид едва переступившей порог совершеннолетия, и по всей видимости не спросив разрешения, Слон тыкал в неё членом.

Рассмотрев третий силуэт, я не произвольно открыл от удивления рот. Это тоже была женщина. Одна из её больших грудей выпала из разорванного по всей видимости недавно свитера, руки были задраны вверх и прикованы цепью к потолку, да так, что пленнице приходилось стоять на мысках. На ногах одеты алюминиевые кандалы, но возраст, как в первом случае, угадать было невозможно — на голове пленницы был одет шлем-блокатор.

Продолжение следует...

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!