Ну что, продолжим наше «рандеву».

— Желательно. Вон, ты какой сильный оргазм испытала со мной! — я так прозрачно намекаю на продолжение. Ух, как мне хочется этого чудесного «продолжения»!

— Я согласна помочь тебе. Но я не знаю как? Я не могу тебе отдаться. У меня ведь... я ещё девочка пока... — отвечает. Но если ты настаиваешь... я могу, — вот хитруля.

— Можешь, сохранив себя для своего будущего мужа. Можешь помочь ртом орально. Можно анально — в попку, — информирую её. Ах, какая упругая у неё попочка!

— А по-другому никак? — увиливает она от моих предложений.

— Можно, только здесь нет условий, и не будет тех ощущений, — сообщаю.

— Нет, ртом я пока не готова, — раздумывает, — А в попу не больно? Это, говорят вредно. Хотя Галка и Тоня Мышелова говорили, что давали в попку своим парням... Тоне даже понравилось. Да и Галке вроде тоже...

— Не знаю, надо попробовать, — предлагаю. Попробуй, только тогда и сама точно узнаешь...

— Хорошо. Давай попробуем. Только, если мне будет больно... Хорошо, Жека? Ты согласен, мой милый сладкий Жека...

— Сразу прекращаем, — продолжаю за нее я, соглашаясь. — Будем пробовать другие способы. Тихонько охаю — боль в яйцах становилась совсем нестерпимой. Гормоны просто летают в крови!

Марина так ловко поднялась с моих колен — гимнастка. Да она точно совершенно не против!

— Что мне делать? — спрашивает и пристально смотрит смотрит на мой член. А он войдёт в меня, Женчик? Он такой крупный... И длинный такой...

Поднимаюсь и начинаю интимный «тренинг»:

— Упрись руками в стол, — захожу ей за спину, сплевывая на ладонь.

Смачиваю слюной своего торчащего «дружка». Закидываю платье на спину и смачиваю ее анальную дырочку. Затем беру «Детский крем» и смазываю её тугую дырочку, всовывая палец на-полную. Света тихонько охает. — Как же она привлекательно смотрится сзади в такой позе, — любуюсь на узкую спину и расширяющиеся женственные бедра. Отличная у неё фигурка! Возбуждаюсь еще сильнее, хотя ведь казалось дальше некуда. Как она стоит — монах возбудится! Но она сейчас вся сжалась — нужно её успокоить!

Но вот я решил немного сделать по-другому, она так сильно напряжена и вся дрожит! Мы выпили с ней по рюмочке «Кагора» и я долго целовал её сладкие губки, пахнущие вином и свежестью молодости. Главное, чтобы она перестала дрожать и волноваться. Затем ещё по рюмочке и я поласкал её тугие крупные бугорки грудей руками, затем, расстегнув пуговицы её платья, стал целовать их, потом вновь крепко её обняв, поцеловал в губы.

И нежно покусывая и лаская язычком набухающие соски этих нежных тугих «мячиков», пахнущие земляникой, я и сам оказался в раю. А вот когда волнительные стоны удовольствия девушки стали совсем громкими и такими довольно сладострастными — хорошо, я аккуратно положил мою такую красотку-одноклассницу на животик на стол и стал медленно и очень нежно поднимать подол её короткой шёлковой юбочки. Это было просто невероятное блаженство — вот тут медленно открываются её длинные стройные ножки во всей чудесной красе совершенства её фигурки, затем её круглая упругая попка, вновь туго обтянутая неким подобием этих современных трусиков с кружевами. Специально одела такие красивые! Зрелище передо мной было чудесно-волнующее, — я был в нирване!

Наклонившись, долго целовал её ножки, спинку и попку, тут главное — не испугать эту мою прелесть Мариночку, сделать ей приятное и то, чему она хочет научиться. Обалдеть! — она хочет «Этого»! И вот неожиданно я услышал такое, отчего моё сердце вначале замерло, а потом сразу застучало сильнее — «Женчик, милый, сними с меня трусики. А я тебе очень нравлюсь? Ты очень меня хочешь?». Ну что за юные женщины 18 лет — они так любят нас ушами! Конечно очень нравишься, сладкая прелесть Мариночка! Я тебя просто обожаю, моя сладкая Мариночка!

И вот её символические трусики медленно сползли с неё, аккуратно стягиваемые моими немного дрожащими руками — ах, вот какая у неё совершенная форма попочки! И сейчас, получив такое разрешение, я стал ласкать язычком её тугую дырочку, совсем ласково раздвинув её упругие нежные «булочки» — это было просто невероятно и так невероятно томительно-сладко! Под ласками моего язычка колечко сфинктера немного надулось, а Маринку стало бить, точно как разрядами тока — какая у неё чувствительная попочка! Как мне рассказал знакомый врач, только одна из тысячи женщин может получать полное удовольствие от анального секса и от ласк её попки, даже может получать анальный оргазм. Похоже, что Мариночка именно та одна из тысячи!

Мой язык спускался и к тёмно-розовым губкам её вульвы, которые так очень сладостно и возбудительно выглядывали между совсем немного раздвинутых ножек моей такой невероятно чудесной, упругой и сладкой красавицы-одноклассницы. Сейчас она так сладко стала стонать, выклячив свою аппетитную круглую попку, сильно возбуждая и меня — какая она обалденная и вкусная! Но вот мой умелый палец наносит смазку на тёмное пятно ануса моей прелести, её тугая дырочка сразу сжимается, но мои ласковые поглаживания и нежные поцелуи попки и горячей спины помогают ей слегка расслабиться. И тут же мой хитрый средний палец, весь в густой смазке, легко и ловко скользнул в тугую дырочку её чудесной попки и тут же обратно. Марина тихо ахнула, вся сжалась, а в попке уже никого и ничего нет и она вновь расслабилась. И, как только она успокоилась, мой хитрый настойчивый палец вновь так же почти совсем легко проник в её попку, побыл там чуть-чуть и вновь обратно.

Так продолжалось довольно долго, но вот Мариночка перестала постоянно напрягаться, а вот её сфинктер стал легко пропускать мой коварный палец и теперь я свободно двигаю им в тугом канале, фактически трахая в попочку пальцем мою сексуальную подругу. Так классно! Проходит немного времени, вот она похоже стала точно получать некоторое удовольствие от этого, вот она прогибается в талии и уже с таким видимым большим удовольствием отдаётся ласкам и движению моего среднего пальца, став тихонько, но уж очень сладко стонать — ей стало нравится! А я, ловко устроившись сбоку, просунул свободную руку и стал ласкать отзывчивую грудь этой прелести. И вот она повернула свою красивую головку, обрамлённую гривкой пушистых волос и наши горячие губы сразу сладко встретились. И, как только наши губы разомкнулись, Мариночка вновь стала сладко стонать — похоже ей нравится и ей приятно, как ходит мой палец в её тугой дырочке.

Тогда я стал делать круговые движения пальцем, немного раздвигая тугое колечко её сфинктера, на что моя прелесть отозвалась новыми сладкими стонами удовольствия. А я, вновь нежно поцеловав её в шею, громко прошептал в её розовое ушко:

— Мариночка, прелесть моя сладкая, сейчас я войду в тебя. Ты не боишься? Если тебе будет больно, скажи мне, хорошо, моя прелесть... Ты такая классная, такая сладкая, такая вкусная, просто обалдеть... — ведь комплиментов много никогда не бывает, это аксиома.

Ну что — сейчас или никогда! Приподнявшись, я подсунул небольшую подушечку под её животик, отчего она прогнулась в талии и её попка раскрылась мне навстречу. Я ловко окольцевал своими ногами её восхитительные бёдра и вот мой каменный от сильного возбуждения член, смазанный для лучшего трения кремом, медленно вошёл в её тугую дырочку, вызвал у моей прелести лёгкий стон и оханье — я, так сказать, ломаю целку в её упругой попке, лишая эту сладкую нежную попочку её девственности и приучаю её к анальному сексу. Какой я старый развратник! Совращаю такую нежную и юную девушку-одноклассницу!

А раз она так охает, я вынул член и вновь вставил его, и вот так несколько раз — пока эта чудесная попочка не стала легко его принимать и, самое главное, девушка наконец-то сумела расслабиться. И вот уже вся головка и узловатые змеи вен на стволе моего члена скрылись полностью в её заманчивой дырочке. написано для sеxytаl.cоm Я немного раздвинул её упругие

ягодицы и вошёл ещё глубже, а шелковистая кожа её попочки стала обжигать меня. Немного полежав на спине девушки, не шевелясь, чтобы попка Мариночки привыкла к нахождению в ней этого моего горячего «друга», я стал медленно двигаться в её такой тугой, но очень восхитительно-заманчивой дырочке, сминая её такие шелковистые, такие нежно-упругие, упруго-уступчивые ягодицы, которые так восхитительно пружинили подо мной.

Как мне стало классно, но вот сейчас я был в полном удовольствии и невероятной сладости от упругой чудесной попки Мариночки. А вспомнив ещё, я подсунул руку под животик своей неожиданной подружки и стал нежно ласкать её сочащуюся соком страсти щёлочку вагины и пуговку клитора. И вот она вновь стонет ещё громче и так сладко, что у меня просто сердце замирает — я сумел доставить удовольствие своей неожиданной подруге, этой красотке Марине!

— Жека, дорогой, мне так необычайно хорошо, я такого ещё не испытывала! Мне совсем не больно, Женчик, давай ещё и кончай в меня. Как хорошо, что я дала тебе! Я тебя так очень сильно обожаю, ты такой классный, Жека! Ты самый классный! А-а-а, как мне хорошо, мне так классно, кончай в меня! И не выходи из меня, побудь во мне ещё!

Это было так невероятно-сладко и очень приятно — кататься на полной, упруго-уступчивой попке моей прелести, доставляя ей и себе море удовольстия. И вот оргазм просто пробил меня, как разрядом тока — я взвыл и с большим удовольствием стал изливаться внутрь попки этой моей сладкой подруги. Полежав на ней ещё немного, я потом отнёс такую просто совершенно неожиданно тяжёлую взрослую девушку — всё же давно уже восемнадцать лет девчонке, в душ! Чтобы смыть пот и грехи наши, а мы были потные и скользкие от пота и груза наших грехов, правда очень приятных. Да нам ведь уже по 18 лет, мы совершеннолетние, так что тут и греха особого нет, а одно удовольствие!

Вскоре Марина ушла, но как она шла — гордо выпятив грудь, скользящей походкой от бедра. Все парни и мужчины оборачивались ей в след. А я чуть подремал, затем попил чаю, восстанавливая свой баланс и тут стук в дверь. Странно, Валерка ещё пару часов будет вне дома. Открываю дверь — Мария! Но как она похожа на мою первую жену, мою страстную любовь! Я обнял её и весь мир пропал для нас!

Когда горячая красная полоса пропала и я стал немного видеть — я обалдел! Я лежу между ножек Марии, а она страстно, до боли, целует меня. Как потом она мне рассказала, она дважды бурно кончила со мной, а я всё её не отпускал, повторяя, как я по ней соскучился. Вот она, первая любовь — навсегда!

Маша, когда мы сидели за столом, всё пунцовела — она так орала на весь дом! Сто лет она так бурно не кончала. Но раз я помог ей и точно сделал ей ребёночка, то она поможет мне — уговорит этих двух юных бесстыдниц поступать в наш приборостроительный. Именно в наш — правильно, Женчик? И спасибо тебе, наконец я стану мамочкой. И как мне сейчас сладко! Прощаясь, я прочёл Маше стихи:

Случилось всё у них внезапно,
Сорвало головы с петель.
Такого грязного разврата
Не знала смятая постель!

Во всех отверстиях хозяйки
Любовник за ночь побывал.
Своим болтом в любые гайки
Кудесник секса попадал!

Ни разу не было такого
У ней за тридцать восемь лет.
Что за мужик, самец от бога!
«Таких как ты на свете нет! «-
— она воскликнула в порыве.

А он горел весь от стыда,
Ведь у него был секс впервые
И просто он не знал куда...

Маша долго смеялась, а потом, сладко меня поцеловав, на ухо прошептала:

— Ох, подполковник, брехун ты. Всё ты знал... Не знаешь только, какая я сейчас счастливая...

Я ещё несколько раз встречался и с Мариночкой и со Светой, это был полный восторг! Главное, что обошлось без ревности! Да и девушки явно были в полном удовольствии. Остальные девчонки в классе даже заметили, что обе мои подруги просто светятся от получаемого чудесного удовольствия! И так хитро все посматривали на меня. Но мне никого кроме этих двух подружек и не было нужно! Они такие классные! И обещают мне выполнить мою просьбу — стать студентками нашей «приборки». Умничка, Маша, точно уговорила их!

Ну а сделать им дефлорацию я категорически отказался! А именно вот «это» должен будет каждой сделать или её муж или её любимый мужчина, вот тогда у них, у этих мужчин, не будет ведь претензий к ним по этому поводу! Тут я полностью в этом уверен — давно пора и им самим разобраться и с собой и со своей градацией! И с их поведением! Ведь этот невероятный месяц май уже закончился и вскоре нам предстоят выпускные экзамены на аттестат зрелости. Задание я выполнил и вскоре ухожу — пора и честь знать! Самое сейчас главное — Светочку я спас и она осталась девственницей! И согласна поступить в наш приборостроительный! А вот потом поступит в аспирантуру и, как кандидат наук, со своей отличной ассистенткой Мариной сделает потрясающее открытие! Ну а я сообщу им, что вскоре уезжаю и поступаю в Первый Московский пединститут, факультет истории. Вот так! Вот после «тот» Женчик будет и сам сильно удивляться, как он лихо так поимел сразу двух таких отличных, самых классных девушек-одноклассниц 18 лет! И бесподобную взрослую кубанскую казачку Марию!

Прозрачная крышка медкапсулы открывается, я вскоре приступлю к процессу полной реабилитации. Министерство обороны, весьма довольное нашими отчётами, выделяет нам огромный транш на такие дальнейшие исследования. Генерал, наш куратор, чуть не танцевал — всё получилось! А мне после реабилитации вновь готовиться к «путешествию». Но этот чудесный, но такой совсем необычный месяц май, моё первое задание — а мне всё это запомнилось навсегда!

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!