Lа Vоilе Rоugе
Пошёл третий день нашего отдыха в Сен-Тропе. Первое время я, разинув рот, глазела по сторонам, но со временем немного освоилась. Столько знаменитостей со всего мира, собравшихся в одном месте, я никогда не видела! А природа, а море! Это непередаваемые впечатления!

* * *
В июле мы с Галкой вылетели в США. В план нашей поездки входило познакомиться с семьёй Галины, с её мамой и бабушкой, а также побывать в Главном офисе компании, где она собиралась представить меня совету директоров и главным акционерам.

Конечно, первым делом мы полетели в Сан-Франциско, в Калифорнию. Городом я была немного разочарована ‒ постоянно стоит редкий туман, с океана дует ветер, город насквозь продуваем ветрами, но с другой стороны – свежий воздух и нормальная, нежаркая, для этого времени года температура, в пределах 22‒24°С. Зато центр города, Dоwntоwn, меня буквально поразил. Маленькие, ухоженные, двухэтажные дома, абсолютно разные по архитектуре, выкрашенные в свои собственные, неповторимые цвета, мирно соседствуют с современными, высотными зданиями.

Особенно это хорошо видно с холма Twinpеаks. Открывающийся вид на город, с высоты птичьего полёта ‒ просто потрясающий, а мост Gоldеn Gаtе очаровал меня настолько, что я долго не могла оторвать свой взгляд от этой, поистине волшебной картины! Побывали мы и на знаменитом острове-тюрьме Алькатрас, посетили музей изобразительных искусств Dе Yоung Musеum и музей Gоldеn Gаtе Pаrk, в котором находится лучшая в мире коллекция высокогорных орхидей и большое количество разнообразных растений, собранных со всех уголков земного шара. Заглянули и в Jаpаnеsе Tеа Gаrdеn ‒ самый старейший японский сад, расположенный на территории музея. Среди многочисленных красот парка меня приятно удивили сад камней, большой бронзовый Будда, пруды с рыбами и арка Лунного моста. В этом чудо-парке высажены азалии, бонсай, сакура и ещё много других растений, а, кроме того, в парке свободно бродит стадо диких бизонов!

Впечатлений было масса и от старинных уличных трамвайчиков и от Чайна Таун. Чайна Таун это вообще другой мир, настоящий Китай со стилизованными китайскими пагодами, весёлыми фонариками и множеством магазинов с сувенирами, китайскими пряностями и травами с очень сильными ароматами. Но всё это было потом, а сначала я была представлена семье Галины.

К этой встрече я готовилась много месяцев, заготовила речь, продумав до мелочей своё поведение при встрече со своими новыми родственниками, этаких леди высшего света, богатых американок, с превосходством взирающих на свою бедную родственницу из убогой России, но все мои планы были основательно нарушены при первой же нашей встрече.
Дом моих новых родственников был расположен на окраине города. Несмотря на его внушительные размеры, выглядел он довольно скромно. Я сперва даже удивилась, что у таких богатых людей такой невзрачный дом (в России наши «Новые русские» строят себе дома побогаче), но в самом доме всё было отлично устроено, чувствовались богатство и роскошь, особенно поражало большое количество картин и фотографий, повсюду висевших в красивых рамочках на стенах этого дома.

Встречать нас вышли две скромные женщины ‒ одна пожилая, вторая немного моложе. Я подумала, что это кто-то из прислуги, но это и были мои родственницы. Одетые как простые тётки, которых в большом количестве можно увидеть в маленьких городах России, простые и очень милые женщины, миллионерши радостно встретили меня, как свою давнюю знакомую.

Бабушка Меган, несмотря на скромный вид, тем не-менее обладала какими-то тонкими, благородными чертами женщины из Высшего Света. Такие женщины мне были знакомы по фильмам о России конца 19- начало 20 веков, но в России их уже не осталось ‒ одни уехали сразу же после революции, других повывели «новые хозяева», а кого не успели, те сами вывелись, со временем.

Мать Гали, Мэрилин, скромная женщина, по виду уже где-то за шестьдесят, но глядя на неё я не могла не восхищаться её красотой. Галя была вылитая её копия, однако я затрудняюсь сказать кто из них лучше – копия или оригинал в свои лучшие годы!

Та душевная теплота, которой они меня окружили с первых же минут встречи, радость, от которой они просто светились, так меня тронули, что в их нежных объятиях я разревелась и им пришлось меня успокаивать. Усадив меня в кресло на самое почётное место в доме, возле портрета дедушки, они вытирали мне слёзы, обнимали и целовали. Мэрилин кружила возле меня заботливой ласточкой, угадывая любое моё желание, а Меган восхищённо смотрела на меня и в её глазах читалась и радость, и грусть и надежда на хорошее, счастливое будущее.

С собой я привезла много подарков и русских сувениров. Бабушка и мама передали подарки от себя и подарили им огромный фотоальбом нашей семьи, с фотографиями дедушки, бабушки и мамы, сделанные в разные годы жизни, ну и конечно моими, начиная с самого рождения, где я, карапузик без трусов, ползаю и начинаю ходить. Были даже фотографии, которых я совсем не помнила. Вот фото на море – мне уже лет шесть, а я всё без трусов бегаю. А вот я уже здоровая девка ‒ и опять без трусов. Боже, даже неудобно людям показывать! Наверно привычка ходить без трусов у меня сформировалась ещё в младенческом возрасте.

* * *
В Сен-Тропе мы остановились в классном пятизвёздочном отеле «Sеzz Sаint-Trоpеz», расположенного в 5 минутах езды от центра города и недалеко от пляжа Пампелон. В отеле имелся современный открытый бассейн и спа-салон с турецкой баней, а из огромных окон нашего номера открывался красивый вид в собственный внутренний дворик, с душем на открытом воздухе.

Сен-Тропе расположен недалеко от Ниццы. Мы взяли машину напрокат и в первый же день поехали в Аквапарк, гуляли по городу и конечно же, по набережной, на которой разворачиваются все главные события великосветской туристической жизни города. Мы разглядывали дорогие яхты, стоявшие на приколе и изысканные белоснежные парусники, любовались работами местных художников – у них на набережной ежедневные выставки-продажи и они, как в настоящей художественной галерее, выставляют там свои картины. На набережной круглые сутки светская сутолока. Здесь бывают кинозвезды, многие из которых в Сен-Тропе имеют свои виллы. Посетили мы и музей де L Аnnоnciаdе, который находится внутри часовни Аnnоnciаdе, построенной ещё в XVI веке, во дворе которого стоит причудливое произведение искусства ‒ старая лодка со стеклянным орнаментом, а вечером зашли поужинать в знаменитое бистро на набережной «Lе Gоrillе» и сидя в плетёных креслах, любовались изумительным закатом над заливом и возвращающимися в порт корабликами.

Да, Провансаль, со своими соснами и великолепными песчаными пляжами, с клубами и модными ресторанами, запомнится мне на всю жизнь, особенно пляжи, на которые люди приходят, чтобы себя показать и на других посмотреть! Кстати, белоснежный пляж Пампелон, который мы избрали для отдыха, протянулся на пять километров, от мыса Сен-Тропе до мыса Камара. Своей популярностью он обязан Брижит Бардо и фильму «И создал Бог женщину». Местные жители утверждают, что здесь самая высокая концентрация знаменитостей на единицу площади, ведь именно на Plаgе dе Pаmpеlоnnе приходят позагорать те, кто выбрал местом отдыха гламурный и дорогой Сен-Тропе.

Одни из самых известных в мире, пляжи Пампелон находятся буквально в 5-10 минутах езды от тихого и сонного центра Сен-Тропе. Пляжи известны не только своим солнцем, мягким песком и лазурным морем, но ещё и тем, что на них можно загорать вообще без какой-либо одежды, так как многие пляжи нудистские. Шумная жизнь здесь не умолкает и в ночное время. Ночная жизнь и вечеринки во всемирно известных клубах «Ники Бич» и «Клуб 55» привлекают сюда большое количество отдыхающих в летние месяцы. Изумительные красоты, мелкий песок, шикарное море, развитая инфраструктура, отличный сервис и роскошные отели заставляют съезжаться сюда туристов со всего мира.

Пляжи делятся на нудистские и традиционные зоны, причем первых намного больше. Именно поэтому мы и выбрали Сен-Тропе для отдыха ‒ нам хотелось незабываемых острых ощущений, хотелось оторваться, забыть о работе и наскучивших буднях, хотелось праздника! В этом городе, где так много знаменитостей, без стеснения посещающих известные во всём мире нудистские пляжи, легко затеряться, слиться с общей массой, стать невидимыми. Пляжи Пампелон уже давно стали местом элитных светских тусовок, но всё же, для перестраховки, в отеле мы зарегистрировались под вымышленными именами, как две шведки приехавшие отдохнуть и поразвлечься, чтобы быть полностью уверенными, что здесь на нас никто не обратит внимания.

Plаgе dе Pаmpеlоnnе
Отель находился недалеко от моря и отдыхающие ходили на пляж в одних лишь купальниках, а многие женщины не обременяли себя и верхней его частью. Вообще, свобода здешних правил создавала атмосферу раскрепощённости часто выходящую за рамки приличия. В отеле мы часто встречали постояльцев, разгуливающих совсем без одежды, но мы с Галкой придерживались принципов элементарной этики и всегда выходили из номера одетыми, даже собираясь впервые пойти на пляж я под пляжный халатик надела купальник, но Галка заставила меня его снять.
‒ Зачем нам купальники если мы идём на нудистский пляж? ‒ резонно заметила она. ‒ Пойдём в халатах, а там снимем.

Оплатив шезлонги, зонт, раздевалку и прочие услуги, мы вошли на территорию пляжа. Галка сразу же разделась, но, пройдя несколько метров, остановилась, заметив, что на пляже большинство людей загорают в купальниках и лишь немногие девушки ‒ топлесс.

‒ Не понимаю я их! В километре отсюда общественный пляж, а они сюда припёрлись! ‒ возмутилась Галка и, завязав на бёдрах полотенце, не спеша пошла вдоль берега.

Я шла за ней, любуясь её массивной грудью, которая при ходьбе так раскачивалась, что я даже опасалась, чтобы с ней, не дай Бог, что-нибудь не случилось. Наконец, заметив недалеко от берега свободные шезлонги, Галина остановилась.
‒ Чего стоишь? Раздевайся и ложись, ‒ сбросила она полотенце и, улёгшись на шезлонг, широко раскинула ноги.

‒ Ты с ума сошла! ‒ воскликнула я. ‒ Здесь же мужчины!
‒ Ну и что? ‒ пожала она плечами.
‒ Ты хоть ноги сдвинь, ведь у тебя видно всё как на ладони!
‒ Здесь у всех видно всё как на ладони!
‒ Нет, ты всё-таки бесстыжая! Я так не могу!
‒ Тогда загорай в халате! ‒ небрежно ответила Галка и поглубже надвинула на глаза пляжную шляпку.

Я попыталась натянуть на ноги халат, но он был такой короткий, что как я ни старалась, срам прикрыть так и не смогла. За мной с интересом наблюдала, лежавшая невдалеке от нас, грудастая девушка с рыжими волосами. Приспустив солнцезащитные очки, она приветливо кивнула мне и жестами показала, что можно завязать на бёдрах пляжное полотенце.

Последовав её совету я вдохнула солёный морской воздух и, улёгшись на шезлонге, подставила грудь лучам ласкового солнца. Вглядываясь в бесконечную синеву моря, я наблюдала, как из воды, словно прекрасная русалка, выходит нагая женщина, а на берегу две голые девушки строят замок из песка. Безмятежность и спокойствие отдыхающих понемногу успокоили меня, я задумалась и не заметила, как к нам подошёл наш молодой сосед.
‒ Mеin Nаmе ist Jürgеn, ‒ мило улыбаясь что-то сказал он по-немецки.

Галина приподняла шляпку и удивлённо посмотрела на странного парня, открыто уставившегося ей прямо между ног.

‒ Mеinе Fаmiliе will mit dеn chаrmаntеn Dаmеn kеnnеn zu lеrnеn. ‒ продолжил он, озаряя нас безупречной улыбкой.
‒ Sprеchеn bittе еnglisch оdеr frаnzösisch. ‒ окинув его внимательным взглядом, ответила Галка.
‒ Меня зовут Юрген, ‒ перешёл он на английский и рассказал, что живёт он в небольшом городке, расположенном недалеко от границы с Францией, приехал сюда с отцом Людвигом, мамой Греттой, женой Катариной и 15-ти летней сестрой Вилдой.
‒ А почему вы пришли на этот пляж, ведь здесь не принято загорать одетыми, ‒ внимательно выслушав его, спросила Галина.
‒ О-о-о! Мы загораем без всяких там купальников! ‒ ответил Юрген и тут же стащил с себя плавки. ‒

Мы с женой идём купаться, а Вы пойдёте с нами? ‒ с нескрываемым интересом посмотрел он на меня, даже не пытаясь прикрыть свой вздыбленный член.

‒ Да, конечно, но немного позже, ‒ подозрительно посмотрела на меня Галка.

Тем временем Катарина сняла купальник и заманчиво покачивая аппетитной попочкой, неспеша пошла к морю. Окинув нас внимательным взглядом, Юрген побежал её догонять.

‒ Пойдёшь с ним купаться? ‒ ухмыльнулась Галка.
‒ Почему я? ‒ удивлённо посмотрела я на неё. ‒ Ведь он с тобой разговаривал.
‒ Разговаривал он со мной, но член-то у него на тебя встал!
‒ Не знаю на кого у него встал, но купаться я не пойду!
‒ Почему?
‒ Потому что я не такая бесстыжая, как некоторые! ‒ ответила я, поправляя на бёдрах полотенце.
‒ Некоторые ‒ это кто? Я, или Катарина? А может младшая сестра Юргена? ‒ кивнула она в сторону наших соседей.

Обернувшись, я увидела склонившуюся над мамой Вилду. Я где-то читала, что немки рано взрослеют, но я никогда не думала, что девочки в пятнадцать лет могут иметь такие потрясающие формы! Длинные стройные ноги, круглые бёдра, налитая грудь молодой красавицы ‒ всё говорило в ней о том, что она давно созрела и девственницей ей ходить уже порядком надоело.

Заметив мой взгляд Вилда демонстративно стащила с себя трусики и мило мне улыбнувшись, помогла маме снять лифчик. Освободившись от безразмерного лифчика, мамина огромная грудь тут же распласталась у неё на коленях. Вилда помогла ей снять плавки и уложила на шезлонг. Сидевший рядом с ними папа, хозяйским взглядом осмотрел своих женщин и последовал их примеру. Вилда тут же присела возле него и гордо выпятив грудь, попросила смазать её кремом. Растирая на пышной груди дочери крем, мужская сила рыцаря на пенсии тут же дала о себе знать. Его член стал стремительно увеличиваться в размерах и, набравшись сил, встал в свой полный, богатырский рост. Увидев такое стремительное преобразование, я от удивления разинула рот, ведь я даже и подумать не могла, что у стариков может быть настолько сильная эрекция.

Закончив растирать крем на груди у дочери, папа принялся наносить крем ей на живот. Широко раздвинув ноги, довольная Вилда с улыбкой смотрела на меня, словно спрашивая: ‒ А хочешь я тебя тоже так разотру?

‒ Чего ты на него вытаращилась! Смотри лучше на меня! ‒ дёрнула меня за руку Галина, пытаясь стащить с меня полотенце.
‒ Перестань! Я так не могу! ‒ возмутилась я.
‒ Да ты оглянись вокруг, а то кроме этого старого «герра» больше ничего уже и не видишь!

Я обернулась и обомлела ‒ пляж был плотно забит голыми телами отдыхающих. Мужчины и женщины, всех возрастов и разного телосложения лежали на шезлонгах, купались в море, или весело плескались у воды. Девушки радовали взор окружающих своими округлыми формами, парни прохаживались по берегу, демонстрируя обнажённым красавицам свои мышцы и высоко вздыбленные мужские достоинства, а те, широко раздвинув перед ними ноги, отвечали им приветливой улыбкой.

‒ Слушай, Галя! А они нас не того…?
‒ Размечталась! Здесь существуют строгие правила: разглядывать друг друга, проявлять повышенное любопытство ‒ считается плохим тоном, ‒ приподняв на лоб очки, проводила она взглядом, проходивших мимо нас голых мужчин. ‒ А приставать к отдыхающим на нудистском пляже вообще недопустимо.

Не успела она договорить, как к нам подошли двое парней с высоко вздыбленными пенисами и, не обращая внимания на неловкость нашего положения, завели с нами разговор.

‒ Буэнос диас лас мучачос! ‒ поздоровался с нами старший из них. ‒ Я Марио, а это мой брат Вито. Мы уже давно хотели с вами познакомиться, но всё боялись к вам подойти.
‒ Мы что такие страшные? ‒ кокетливо улыбнулась ему Галка.
‒ Нет, вы самые красивые девушки на этом пляже!
‒ Это комплимент? ‒ оценивающе посмотрела она на Марио.
‒ Мы каждый год приезжаем отдыхать в Ниццу, но ещё ни разу не видели таких красавиц! ‒ искренне признался он. ‒ Обычно мы проводим время на пляже Lе Cаp d Аgdе, это в нескольких километрах отсюда, а здесь мы оказались случайно, но, увидев вас на пляже, решили на пару дней задержаться и теперь, когда нам выпала возможность познакомиться с вами, нисколько об этом не жалеем.

Гордо выставив перед нами свой вздыбленный член, Марио рассказывал, что у них с братом в Испании есть автомастерская, которая приносит им хороший доход, правда брат ещё учится и не принимает участия в бизнесе, но на заработанные деньги он оплачивает его учёбу и каждое лето берёт с собой отдыхать в Ниццу.

Вито
Вито, совсем ещё мальчик, буквально пожирал меня глазами. Я чувствовала, как он взглядом ласкает мою грудь, гладит мои ноги, это смущало меня, но его нескрываемый интерес к моему обнажённому телу, просто сводил меня с ума. Я попыталась отвести глаза в сторону, но они словно приклеились к его вздыбленному стволу с толстой головкой, похожей на гриб. От охватившего меня волнения моё дыхание стало прерывистым, во рту всё пересохло, появилось ощущение сладкой истомы, соски набухли и стали твёрдыми. Неимоверно возбудившись, я почувствовала, что простынка, лежавшая подо мной, стала совсем мокрою.

Как заворожённая я смотрела на не по годам крепко сложенного мальчика, растерянно думая, что, невзирая на его юный возраст, мне безумно хочется почувствовать нежность его губ, горя-чих и страстных. Я представила как он срывает с меня полотенце, жадно целует мои груди, сантиметр за сантиметром продвигаясь к заветной цели. От этой мысли по телу пробежала приятная дрожь. Почувствовав безумное желание близости с этим мальчиком, я закрыла глаза, предоставив ему возможность беспрепятственно любоваться моим обнажённым телом.

А Галка, тем временем, врала Марио, что мы приехали сюда из Швеции, чтобы отдохнуть от надоевших нам мужей. Я слушала её и не понимала, что с нами происходит, почему мы оголяемся перед незнакомыми мужчинами, без стеснения выставляя на показ свои самые потаённые места. Я надеялась, что опытная в этих вопросах Галка сейчас всё это немедленно прекратит, но она увлечённо болтала с Марио, бесстыже раздвинув перед ним ноги, словно любезно приглашала его «зайти к ней в гости».


Меня с детства воспитывали быть скромной и придерживаться морали, поэтому, впервые оказавшись на нудистском пляже, я очень стеснялась своего голого тела, но оказавшись среди моря обнажённых человеческих тел, почувствовала жгучий стыд не столько за себя, сколько за окружавших меня людей. Я ожидала увидеть здесь девушек со стройными фигурками и подтянутых парней, скромно лежащих на своих шезлонгах, но увидела разгуливавших по пляжу лысых мужчин с большими животами и женщин с обвисшей грудью и задницами, как у 70-ти летних старух.

‒ Лана! – вдруг позвала меня Галка. – Пошли купаться!

Я открыла глаза и увидела склонившегося надо мной Вито. Взяв меня за руку, он потащил меня за собой в воду. Зайдя в море, Вито сорвал с меня полотенце и, упёршись в меня своим твёрдым членом, крепко прижал к себе, обхватив руками за талию.

‒ Пусти! ‒ оттолкнула я его, пытаясь освободиться от его рук, но он ещё крепче обнял меня и жарко поцеловал в губы.
‒ Не надо, я прошу тебя! ‒ глядя на Вито опьяневшими глазами, простонала я, оторвавшись от его жарких губ.
‒ Я хочу тебя! ‒ дрожащим от волнения голосом прошептал он и, взяв в ладони мои груди, жадно обхватил губами сосок.
‒ Ты с ума сошёл! ‒ испуганно воскликнула я, оглядываясь по сторонам, но Вито, не обращая внимание на моё сопротивление, подхватил меня на руки и ловко усадил себе на бёдра.
‒ Пусти! ‒ упёрлась я руками ему в грудь, но он приподнял меня за ягодицы и попытался ввести в меня свой член.
‒ Не надо, отстань от меня! ‒ тихо простонала я, отчаянно сопротивляясь. ‒ Всё-равно у тебя ничего не получится!
‒ Получится, если ты не будешь брыкаться! ‒ ответил недовольный Вито и повторил попытку.
‒ Давай сделаем это в другой раз, в более подходящей обстановке, ‒ попыталась я его уговорить, но почувствовала, как его твёрдый член стремительно вошёл в меня.

От неожиданности я вскрикнула, недоумённо глядя на Вито: ‒ неужели, невзирая на все мои протесты, этот мальчик сейчас меня будет трахать, как последнюю шлюху? Чем я заслужила такое отношение к себе? Что я сделала не так? Почему из всех женщин на пляже он выбрал именно меня? У меня что, на лбу написано, что я жду не дождусь, чтобы меня кто-нибудь хорошенечко отодрал? ‒ подумала я и словно в подтверждение моих мыслей, Вито раз за разом стал вводить в меня свой упругий член.

‒ Ах, ах, ах! Ну перестань! ‒ обхватив Вито ногами тихонько постанывала я под его мощными ударами. ‒ Ах, ах, ах! Ну не надо! ‒ в душе желала я, чтобы он не останавливался.

Самозабвенно отдаваясь, я восполняла накопившийся во мне за долгие годы недостаток мужской любви и ласки, как вдруг волна, от проплывавшего мимо нас катера, накрыла Вито с головой. Нахлебавшись воды, он ослабил свои объятия, а я, оттолкнувшись от него ногами, уплыла от этого дерзкого юноши.

Отплыв на значительное расстояние, я немного успокоилась и задумалась о том, что же со мной произошло.

О чёрт! ‒ с удивлением подумала я, медленно плывя вдоль берега. ‒ Он всё-таки сделал это! Совсем ещё мальчишка, а ведёт себя самоуверенно, как опытный мужчина.

Вспоминая как Вито легко подхватил меня на руки и ловко усадив себе на бёдра, стремительно вошёл в меня, я ощутила сладкую дрожь ‒ меня накрыл запоздалый оргазм.

Ничего себе! ‒ нахлебавшись воды, подумала я. ‒ Так и захлебнуться можно! А всё-таки это было здорово! Если бы не тот катер, я бы ни за что не уплыла от него.

Загребая руками воду, я подумала, что неплохо было бы повторить это ещё раз в более спокойной и уютной обстановке.
А как же Галка? ‒ вдруг опомнилась я. ‒ Ведь она мне этого никогда не простит! А может и простит, ‒ стала уговаривать я сама себя. ‒ Ведь, если я приглашу к себе в номер Вито, то он наверняка придёт со своим братом, к которому Галка явно неравнодушна. И тут во мне вскипела неудержимая ревность: ‒ Сука! Пока я тут плаваю, она там вовсю трахается с Марио! Меня отправила купаться, а сама быстренько на Марио запрыгнула! Убью гадину! ‒ подумала я и быстро поплыла к берегу.

С моря берег выглядел довольно красиво. Многокилометровый пляж, утыканный разноцветными зонтиками, тысячи голых тел загорающих и прогуливающихся вдоль берега, за пляжем пролегало шоссе, за которым выстроились в ряд здания отелей с барами, ресторанами и концертными холлами. Всё выглядело красиво, только я нигде не видела наш зонтик! Решив что я слишком далеко заплыла, я поплыла обратно, пытаясь найти наш зонтик, но все зонтики были одинаковые. Битый час я металась туда-сюда, но чем больше искала знакомые мне ориентиры, тем больше убеждалась, что безнадёжно их потеряла. Окончательно выбившись из сил, я решила, что нужно выбираться на берег.

Но как же голой идти по пляжу? ‒ с ужасом подумала я и решила: чем терпеть такой позор, лучше уж сразу утопиться. Однако топиться в мои планы не входило и я решила рискнуть, а там ‒ будь, что будет!

Я долго лежала на мели, оценивая обстановку, а берег жил своей обыденной, пляжной жизнью ‒ одни загорали и купались в одиночестве, другие, собравшись в небольшие группки, весело о чём-то болтали. Среди отдыхающих я заметила несколько знакомых мне лиц. Присмотревшись к ним повнимательнее, я узнала в них известных актёров кино.
Какие же они страшненькие! ‒ подумала я. ‒ Вон та «звезда» в кино выглядит настоящей красавицей, а в реальной жизни ‒ ни сиськи, ни письки, ещё и попка с кулачок. Да, великая магия кино! ‒ покачала я головой. ‒ Но, если такие известные личности не боятся обнажаться на людях, то чего мне бояться? ‒ подумала я и вспомнила как на полусогнутых от страха ногах входила в конференц-зал Нью-Йоркского офиса. Наверно у Нила Армстронга так же ноги дрожали, когда он впервые ступал на поверхность Луны.

Лежи не лежи, а надо идти! ‒ вздохнула я и, набравшись мужества, побрела к берегу. Ой, что сейчас будет! ‒ с ужасом подумала я, ступая на песчаный берег. В тот момент мне вспомнились слова Леночки: ‒ «Рядом с тобой невозможно находиться и не хотеть тебя!». Теперь я её понимала! Мужчины обслюнявили меня с ног до головы своими похотливыми взглядами, а женщины с нескрываемой завистью вытаращились на меня, как на чудо заморское. Откуда ни возьмись появились фотографы. Припав к объективам своих камер они защёлкали затворами, снимая меня в различных пикантных ракурсах. Поначалу я растерялась, но тут у меня вскипела моя национальная гордость.

Славянские девушки самые красивые в мире! ‒ говорил Галкин дед. – Так пусть эти задрыпанные кинодивы знают кто тут настоящая «звезда»! ‒ решила я и с гордо поднятой головой, вышла на берег. Мужчины тут же окружили меня плотным кольцом и стали уговаривать сфотографироваться с ними на память.

Набравшись решимости, я словно перешагнула через какой-то невидимый барьер. Не смущаясь своей наготы, не скрывая своих обнажённых женских прелестей, я стала позировать перед многочисленными фотокамерами. А какой смысл прятаться, ведь всё равно будут снимать, только получусь на фото перепуганной идиоткой, ‒ подумала я и, гордо выпятив грудь, расставила ноги. ‒ Пусть лучше я буду выглядеть гордой красавицей, чем перепуганной голой бабой, застигнутой врасплох!

Надо отдать должное местным фотографам ‒ никто из них, ни под каким предлогом ко мне даже не прикоснулся, зато снимали меня во всех мыслимых и немыслимых ракурсах! Меня снимали и в фас, и в профиль, просили повернуться, присесть или наклониться и я послушно выполняла все их указания, принимая соответственную позу.

Меня снимали издали и крупным планом, снимали моё лицо, грудь и даже то, что находится у меня между ног, но будучи уверенной в себе, зная, что ТАМ у меня всё в полном порядке, я позировала, следуя всем наставлениям навязчивых фотографов. Честно говоря, меня эти съёмки ничуть не радовали, но делать было нечего и я, прекрасно понимая куда попадут все эти фото, соглашалась прогнуть спину, сильнее выпятить грудь и пошире расставить ноги. Вдруг, в толпе зевак, я заметила Галину и помахала ей рукой.

‒ Лана? Что тут происходит? ‒ удивлённо воскликнула Галка не веря своим глазам ‒ следом за мной, шумно галдя и размахивая руками, как евреи за Моисеем, шёл весь нудистский пляж. Пытаясь перекричать друг друга, люди восторженно обсуждали небывалое явление «чуда небесной красоты». Раздвигая, как тараном, своей могучей грудью, толпу, Галка пробилась ко мне и, накинув на плечи халат, обняла и нежно прижала к себе. Фотографы тут же бросились к нам.

‒ Ещё одна! ‒ завизжали обезумевшие девицы.
‒ Кто вы? Как вас зовут? Откуда вы приехали? ‒ перекрикивая толпу, наперебой спрашивали у нас фотографы.
‒ Вы что, не видите ‒ они лесбиянки!
‒ Ну и что?! Богини на Олимпе тоже этим грешили!

Люди что-то выкрикивали, мужчины толкали друг друга, девицы визжали, а мы с гордым видом собрали свои вещи и не спеша направились к выходу. Толпа провожала нас чуть-ли не до самой гостиницы, но в этой толпе я так и не увидела своего Вито.

Все вечерние газеты пестрели нашими фото. Я прекрасно понимала, что не должна была соглашаться на эту «фотосессию», но дело было сделано, газеты напечатали десятки фотографий, на которых я была снята в более чем откровенных позах, а под фото, где мы с Галкой обнимаемся, была помещена заметка, в которой говорилось, что «две лесбиянки из Швеции на нудистском пляже в Сен-Тропе, своей внешностью произвели настоящий фурор». Там же сообщалось, из какой деревушки в Швеции мы приехали.

‒ Даже деревушку раскопали, сволочи! ‒ любуясь фотографией моей задницы, рассмеялась Галка. ‒ А ты здесь хорошо получилась! Особенно сексуально смотрятся твои губы и носик!
‒ Это не носик! ‒ вырвала я у неё газету.
‒ Да ладно! ‒ рассмеялась Галка. ‒ Думаешь я не знаю что это?

Рассматривая фотографии, напечатанные во всех местных газетах, мы тогда посмеялись, но ни я, ни опытная в этих вопросах Галка, даже представить себе не могли, какие события нас ожидают в ближайшем будущем.

Звёздный час, или падение?

Позавтракав мы собрались ехать в город. Пляж сегодня решили пропустить ‒ хоть мы и лежали в тени зонтов, всё равно заметно подгорели, пришлось вечером друг друга смазывать кремом для увлажнения кожи.

‒ Я предлагаю прокатиться по набережной, ‒ предложила Галина. ‒ Можно съездить в Канны или в Монако.
‒ В Монако? ‒ удивилась я. ‒ А это далеко отсюда?
‒ Да нет, совсем рядом.
‒ А что в Монако можно посмотреть? ‒ заинтересовалась я её предложением
‒ Монако и Монте-Карло – это казино, роскошь, виллы…
‒ Казино? ‒ мечтательно протянула я. ‒ Я никогда не была в казино! А что ещё?
‒ Ну, море, солнце и прочие потрясающей красоты места Французской Ривьеры. Восхитительная природа, голубое чистое море. Это практически рай на земле!
‒ Поехали в Монако! ‒ загорелась я. ‒ А что ты мне посоветуешь надеть для этой поездки?
‒ Для начала надень шляпку с длинными полями и натяни её себе поглубже на лоб!
‒ Зачем? ‒ удивлённо посмотрела я на неё.
‒ Сейчас сама узнаешь! ‒ хмыкнула Галка, надевая тёмные очки и шляпку.

Но, ни шляпка, ни очки не спасли нас от огромной толпы журналистов собравшихся у входа в отель. Едва мы вышли на улицу, как вся эта толпа набросились на нас. Нас дёргали за руки, срывали с головы шляпки, требуя ответить на их дурацкие вопросы.

– Вы действительно любовницы? ‒ тыкая нам под нос свои микрофоны, орала толпа журналистов, а наглые репортёры ловили моменты, чтобы сделать пикантные снимки, засовывая нам свои дурацкие камеры даже под юбки.
‒ Без комментариев! Интервью не даём! – выставив грудь вперёд, попёрла Галина напролом. ‒ Быстро садись в машину!

Рванув от отеля, мы на бешеной скорости выскочили на шоссе, но за нами уже увязались несколько машин с репортёрами.

‒ Вот тебе и Монте-Карло! Вот тебе казино, вот тебе и рулетка! ‒ крутя баранку орала Галка.
‒ Да, Галя, по-моему, мы с тобой в заднице! – орала я в ответ, пытаясь перекричать шум ветра и рёв мотора.
‒ В заднице? В какой заднице?
‒ В полной!
‒ Что значит «в полной», и почему в заднице?
‒ Потому что мы с тобой две идиотки!
‒ Ничего! Сейчас оторвёмся! – как заправский гонщик переключила Галка передачу и до отказа выжала педаль газа.

Оторвались мы от наших преследователей лишь только в Ницце. Покружив немного по городу и убедившись, что мы наконец свободны, мы решили зайти в летнее кафе, попить чего-нибудь и подумать, как нам защитится от всех этих уродов.

‒ Надо купить сегодняшние газеты, ‒ заметив у входа в кафе газетный лоток, сказала Галка.

Да, легко сказать купить! Все газеты поместили на первые полосы наши «портреты» ‒ Галкины огромные сиськи и мою голую задницу. Хорошо, что продавец газет не узнал нас, а то весь этот кошмар преследования мог бы продолжиться!

Потягивая через трубочки холодную «колу» мы немного расслабились.

‒ Почитай, что там о нас пишут, – попросила Галка.
‒ Я конечно не идеально знаю французский, но для того, чтобы понять какой бред тут о нас пишут моих знаний достаточно! ‒ просматривая газету ответила я. ‒ Тут пишут, что две очаровательные девушки на нудистском пляже в Сен-Тропе своей внешностью произвели фурор, по масштабу равный грандиозному скандалу. Журналистам удалось выяснить, что приехали они из Швеции, но в Швеции, в деревне, где они проживают, никто их никогда не слышал и не видел. Также им стало известно, что зарегистрированная в отеле под вымышленным именем Хелен Ларсен, на самом деле не шведка, а датчанка, а её сексапильная подружка, Лана Петрович, сербка, но о ней известно лишь то, что после войны в Югославии она уехала в Америку, где её следы окончательно теряются.
‒ Как они могли так быстро всё раскопать? ‒ удивилась я.

‒ Да! В этом у них есть чему поучиться! ‒ покачала головой Галка, с удивлением глядя на толстяка, плюхнувшегося рядом с нами в свободное кресло.
‒ У вас свободно? ‒ вытирая со лба пот, спросил толстяк.
‒ Занято! Мы ждём наших приятелей! ‒ ответила ему Галина.
‒ О! Не волнуйтесь! Ваши приятели потеряли вас ещё на въезде в Ниццу! – улыбнулся толстяк, достал сигару и закурил. ‒ Позвольте задать вам несколько вопросов?
‒ Мы интервью не даём! – отрезала Галина. ‒ Прошу избавить нас от Вашего присутствия!
‒ Я Вас долго не задержу! ‒ спокойно ответил толстяк, выпуская дым дорогой сигары. ‒ У меня к вам деловое предложение!
‒ Нам Ваше предложение неинтересно! ‒ оборвала его Галка.
‒ Но вы ещё даже не узнали, какое это предложение!
‒ Нам любое Ваше предложение неинтересно!
‒ А если я смогу освободить Вас от Ваших преследователей?
‒ Ну, что-то может и заинтересует нас, ‒ внимательно посмотрев на толстяка, пожала плечами Галка. ‒ Выкладывайте уже, что там у Вас!

Толстяк, довольный, что ему удалось заинтересовать Галину, вальяжно развалился в кресле и, потягивая сигару, стал не спеша излагать своё предложение:

‒ Я Вам предлагаю заключить со мной контракт на эксклюзивное право сниматься и давать интервью только моей газете. Некоторые пункты контракта будут оглашены в прессе, после чего никто не посмеет доставать в Вашем присутствии камеру и сунуть Вам под нос свои микрофоны. В противном случае они заплатят мне огромные штрафы. Даже частные лица должны будут спрашивать вашего согласия сфотографироваться. Даже в пристойном виде! Кроме того, меня совсем не интересует кто Вы – шведки, сербки или чешки. Ну как? ‒ на слове «чешки» он поставил ударение, будучи уверен, что попал в точку.

‒ Расскажите нам в двух словах условия Вашего контракта, ‒ деловым тоном, попросила Галина. ‒ Но, хочу Вас сразу предупредить ‒ ни порно, ни эротика нас не интересуют!
‒ А деньги? Деньги Вас тоже не интересуют? Большие деньги! ‒ потёр толстяк свой жирный подбородок, уверенный, что этот аргумент на нас уж точно подействует.
‒ Я спрашиваю Вас не о деньгах. Что конкретно Вы можете нам предложить? ‒ деловым тоном спросила толстяка Галка.
‒ Но сумма то немаленькая! Считайте что это Ваш звёздный час! Через месяц Вы улетите отсюда миллионерами и лёжа под пальмами где нибудь на Мальдивах, будете тратить свои деньги направо и налево!

‒ Скажите, уважаемый, а сколько предложить Вам, чтобы Вы засунули свой миллион себе в задницу и оставили нас в покое? ‒ сухо спросила Галина толстяка, склонившись над столом. ‒ Напишите сумму на салфетке!
Толстяк тут же обмяк, сообразив что никакие мы не шведки, не сербки и, тем более, не чешки.
‒ Виноват, прошу прощения, кажется вышла нелепая ошибка! ‒ поднялся толстяк и раскланявшись, собрался уходить.
‒ Сядьте! ‒ командным тоном приказала ему Галка. ‒ Если мы отказываемся от Ваших денег, это ещё совсем не значит, что мы отказываемся и от Вашего предложения!
Толстяк испуганно посмотрел на неё и продолжил разговор уже совершенно в ином тоне.
‒ Извините, мэм…
‒ Хелен. Можете так меня называть.
‒ Хэлен, что Вас может заинтересовать в нашей скромной газетёнке? – заискивающе спросил толстяк.

‒ Мы подпишем с Вами контракт на десять дней, на условиях, которые Вы оговорили раньше. По истечении этого срока мы улетаем домой. Разыскивать нас даже не пытайтесь. Если Вы выполните все условия контракта, получите сумму, которую планировали получить от «эксклюзивного интервью» с нами. Согласны?
‒ Да, мэм! – кивнул толстяк и привстал.
‒ И вот ещё что… если Вы выкупите весь тираж этих пошлых газет, я прямо сейчас переведу все деньги на указанный Вами счёт, ‒ придвинула она к нему салфетку с написанной на ней крупной суммой.
‒ О’Кей, мэм! Уже сегодня вечером Вы ни одной этой газеты нигде не найдёте! ‒ преклоня перед Галиной голову, ответил толстяк. ‒ Отдыхайте, Вам никто здесь больше не будет надоедать!

С тех пор, если бы мы даже и захотели сфотографироваться, то фотографа и днём с огнём на пляже сыскать было невозможно! Пришлось купить камеру, ведь надо же было как-то сохранить память о нашем незабываемом, отдыхе. Впрочем, наши приключения на этом не закончились ‒ на этом они только начинались!

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!