{♂ 25 ♀}

— Только не думайте, что мы с Васей каждый вечер чпокались с никами на явке. Два-три раз в год я. А у Васи не спрашивала. С Вассой мы до сих пор общаемся. Она официально вышла замуж за какого-то офицера отставника. Вася несколько раз ездил на Кубань. Ну, что, девки, а у вас какие приключения были? Рассказывайте вы, у меня язык устал.

— Моя мама сказала, что она все время только с папкой занималась, ничего интересного. Зато у тёти Гали язык от выпитого вина развязался и рассказала:

Ну, также как вам, тёть Нюра, целку мне порвали обыденно, не умело. А может, не хотел порвать нежно. Остались воспоминания только о боли. Тренер по гимнастике. Пиздорванец, блядь! Вошёл в меня грубо, не возбудив. Он был слегка подшофе. Ирка Захарова, Гулька Шамсина тоже говорили о такой не приятной дефлорации. Сказал, что нужно для эластичности, гибкости тела. Светка, тебе тоже он связки растягивал... ? Ну и как растяжка? Нам тогда по пятнадцать лет было. Тренер из него плохой, а любовник тем более. Что такое оргазм, что его можно достигнуть, я узнала на краевых соревнованиях.

Парень из соседнего города, сразу приглянулся мне. Я ему тоже понравилась, так как постоянно ловила его взгляды. Макс, с друзьями пригласил меня с подружками посмотреть Красноярск. Если рассказывать предысторию, то это долго. А быстро — в конце концов, я и Ирка Захарова оказались в одном номере с Максом и Олегом.

В этот вечер я узнала об оргазме не понаслышке. Молодая, твёрдая дубина, с частотой — раз в полчаса, ныряла к шейке моей матки, вызывая трепет в поджилках от сжимающихся стенок влагалища. От первого оргазма я была в таком шоке... я... , я прям не знаю, как описать ту сласть, то чувство... , да вы сами испытывали — всепоглощающее чувство эйфории, квинтэссенции неги.

Глотком лимонада, восстанавливала уровень влаги в теле, потому что текла как полноводная река. На соседней кровати Олег с Ириной не отставали. Не так закомплексованная подружка не стремилась удержать одеяло — оно валялось на полу. Не сдерживала она и поскуливаний от экстаза.

Порнографический вид сношающейся парочки, снял все мои этические барьеры. Я хотела так же как Ирка терять сознание. Желала ласкать, сосать пенис. При этом не выпускать другой член из вагины. К сожалению, фалдусов, было всего два. Вторая мокрощелка того же хотела.

Так продолжалось до одиннадцати ночи. Потом парни сходили за перекусоном в ближайшее кафе. Мы, с Иркой сходили в свои номера, тоже принесли свои домашние запасы. Соседки моей, Ольги Викторовны, нашей медички, тоже не было в номере. Потом утром я первая вернулась в номер, она пришла чуть позже, растрёпанная как болонка, без макияжа, страшная как смерть. Но довольная напевала песенку в душевой. Я ухмылялась, глядя на её немолодое тело, пока она надевала спортивный костюм. «А ведь она тоже наеблась сегодня, как и я. Тоже напевала мотивы, лаская своё тело, успокаивая его от возбуждающих воспоминаний». Разница между нами была не только в возрасте — медичка была замужем, между прочим, за приятным на вид мужчиной, в которого ссыкушки наподобие меня, были влюблены. Это потом я начала понимать, что страсть заставит изменить даже самому лучшему человеку, а тогда я мысленно стыдила её.

Шушукаясь, с подружкой, делись информацией о соитиях, ощущениях во влагалище. Ирка сразу сравнила член Олега с прибором Сергеича. По её ощущениям — тренер в два раза проигрывал парню. А уж о продолжительности и говорить не стоит.

Видимо парни меж собой договорились о смене партнёрш. Как и мы с Ирой поговорили о смене мальчишек. Олег мог сравниться всеми параметрами пениса с тренером и Максом вместе взятыми, не боясь поражения.

Под такой размер фалдуса, моя вагина была не готова. Возбуждённость, увлажнённость были готовы, а вот стенки нет. Юная пизда с минимальным опытом половых отношений, не ожидала такого массированного натиска. Мне показалось, что мои тазовые кости разошлись от проникновения Олегова пениса. Слизистая оболочка влагалища растянулась до разрыва. Феерический оргазм накатил на меня буквально через десяток фрикций.

И как у тебя, тёть Нюр, у меня произошёл аналогичный оргазм. Мускулатура вагины намертво захватила член парня и начала совершать действия схожие с доением вымени коровы. Парень не мог двигать телом. Это продлилось буквально секунд пять, но ошарашило Олега до одурения. И так повторялось всегда. Я окончательно не теряла сознание, чувствовала, что вытворяет моя вагина и от этого ещё больше кайфовала.

За первое соитие, я потеряла счёт приплывам. Лежим, отдыхаем. Ощущаю пустоту во влагалище, так охота заполнить её вот этим пенисом, который сейчас лежит обессиленный. Для ускорения ввода члена в боевое положение — принялась ласкать прибор языком. Первый раз чмокнула головку пениса. Вы тоже, наверное, в такие моменты действуете спонтанно, не размышляя — приличны или нет, дозволены или запрещены в правилах секса такие методы. Просто захотела и коснулась губами измазанного совковым маслом органа.

Сразу вагина отозвалась сжатием. Все необычно делать впервые. Слизывая остатки слизи, едва не кончила от кайфа — смесь мужской спермы с моими соками, казались вкуснее пломбира. Пенис принял борцовскую стойку буквально за полминуты. Видимо конституция моего тела имеет такую особенность, что при соитиях с партнером, мне было более приятно находиться в коленно-локтевой позе. Встала на четвереньки и направила поршень Олега в себя. Ритмические покачивания парня, передавались моему телу — груди тоже совершали колебания. Лёгкий ветерок охлаждал разгорячённую поверхность сосков. Накачанная спермой и соками вагина издавала такие пердежи, что действительно было стыдно. Но приятно, чёрт возьми.

Отдыхая, мы с Олегом наблюдали, как Макс закинул ноги Ирины себе на плечи. Если бы не гимнастическая гибкость — позвоночник девчонки поломался. Она не могла пошевелиться — Макс использовал её как дырку в матрасе. В тот момент Ирка лежала под ним в сознании. Но не постоянном. Чаще она отключалась от накатывающих оргазмов. Причём оргазмы становились чаще, продолжительней, промежуток меж ними сокращался. Ирка, нещадно сжимала простынь. Мне видны были её пальцы — белые от напряжения, будто кости голимые. Сжатые зубы, чётко выделили её скулы. Её кунка так же пердела, вызывая наши с Олегом смешки. Когда Максим кончил, она была без сознания.

Парень побежал в туалет облегчиться. Несколько секунд понадобилось подружке понять, что с ней произошло. Глянула на нас. Вспомнила и улыбнулась пьяной мимикой, хотя никто из нас спиртного не пил. Довольно долго пожурчавший в туалете Макс, наконец, освободил унитаз, и я тоже сходила помочиться, подмыться. Из меня лилось с двух стволов. Олег принёс в ванну Ирину и посадил в поддон. И не стесняясь, принялся мочиться. Ирка писсала в поддон. Так же не из одной дырки. Шипение мочи из уретры, смешивалось со шлепками капель из влагалища. Я направила струю душа на гениталии подружки, от чего она дёрнулась. Полезла рукой раздвинуть её створки — она отскочила — до того возбуждена была её кунка. Оставила попытки подмыть подружку.

Общий вид Ирки был сравним с кадрами из фильмов о бомжах — расплывшаяся тушь, помада на всем лице, взлохмаченные волосы на голове. Зеркало показало, что мой видок был похлеще — засос на шее, появился от поцелуя Макса. Сполоснула лицо. Руками расправила волосы, восстановила, что-то на подобии пробора. Улыбнулась, подмигнула отражению, радуясь новым достижениям в сексе.

Член Олега опять захотел войти в контакт с моей пещеркой, как вы понимаете, я была этому только рада. Опять встала раком, снова наслаждалась контрастом температуры своих сосков и охлаждающего их ветерка. Снова склещивалась с Олегом, доставляя ему усладу. С Володькой я тоже получаю такой кайф. А ты, Свет? Как у тебя?

— Нет, не разу не испытывала такого оргазма, сжатие происходит и только. Спину спазмом выгибает от сильного экстаза. Охаю бесконтрольно громко. Соки из клитора струёй льются. — Ответила мама.

— Ирка опять лежала безучастно, — продолжила тётка, — Максиму это видимо надоело — вынул член и, подойдя ко мне, подставил его к моему рту. Очевидно, он поймал мою телепатему: «Хочу засосать твой член». Вкус смазки Макса, перемешанный с соками Ирки, приятно щекотал слизистую оболочку моего языка. Со звуками, как при всасывании макаронины, облизывала все соки с члена. Попросила парней поменяться местами. Хотелось испробовать свой сок. Мм-м, какой смак!!! Это не сравнить с облизыванием пальца, побывавшего у тебя в вагине при мастурбации. Это совершенно другой экстаз. А запах? От одного только запаха я кончила. Сперма Олега, покидающая яички под действием мышечных спазмов, начала наполнять мой рот. Чтобы не пролить субстанцию, держала губы плотно замкнутыми вокруг члена и глотала часто, как воду после жажды.

— Макс, я тоже хочу пососать, иди ко мне, — попросила Ира, наблюдавшая за нами, сидя на кровати, широко раскинув согнутые в коленях ноги. Она потихоньку поглаживала свой клитор, успокаивая его.

Глядя, как она мило просила, практически с детским выражением лица, как она шевелила своими маленькими устами, я бы сама дала ей пососать член. Если бы он у меня был. Макса не надо было просить дважды.

На дальнейшее продолжение оргии, у мальчишек не хватило сил. Они сходили, помылись. Затем я с Иркой пошла.

— Ты так эротично просила пососать, что я захотела иметь член, чтобы выебать тебя в твои нежные уста. Как тебе смесь спермы и моей смазки? — Спросила подружку.

Ирка залезла пальцами в мою щёлку, обмакнула их соками, причмокивая, облизала. А я что, дура? Произвела такую же операцию.

— Вкусные чернила в твоей чернильнице. Я как увидела движение твоей гортани, когда ты принимала сперму парня — ощутила нестерпимый голод, — подружка все чаще ныряла в мои органы, намекая на лесбийское продолжение... Но усталость доконала меня. Мы легли спать. Утром парни довели нас до...

— Номеров? — спросила баба Аня.

... оргазма ещё раз. Они сначала пошушукались. Кинули монетку. Как потом выяснилось, оба хотели меня. Так как Ирка отключалась и лежала не лучше бревна. Я же хоть не так выражала экстаз звуками, находясь в состоянии эйфории, продолжала активно учувствовать в процессе. Данная информация меня порадовала. Выиграл Олег. Парни поставили нас раком, плечом к плечу, головами к стене, так что мы с Иркой могли целоваться. Кавалеры тоже плечом к плечу, как слаженный механизм — синхронно входили в наши уставшие, но желающие большей ỳстали, дырочки. Ирка обиделась, что её сравнили с бревном и мысленно отстранилась от коитуса. И только когда я кончила, она позволила себе словить оргазм.

На соревнованиях по гимнастике, никто из нашей четвёрки не победил. Не зря тренеры не разрешают парням заниматься сексом перед битвой. Я лично больше вспоминала прошедшую ночь, начинала мокреть, что перестраивало организм на другие свершения. К тому же чувствовалась усталость в нетренированных мышцах влагалища. Я даже по юношеской наивности мечтала так натренировать их, чтобы «раскусывать орех». Но победа была — мы удовлетворили наши потребности в настоящем оргазме.

Соревнования закончились. Ирка кстати, залетела от тех парней. Отец её хотел найти и предъявить, что-нибудь Максу и Олегу. Но благоразумная мать, запретила ставить в известность интересное положение дочери.

Затем я с родителями переехала в другой город. Учёба, работа. Как у всех. Половые контакты были, но не такие как с парнями — Максом и Олегом. Всё в основном из-за отсутствия мест, где можно было, не стесняя движений и звуков достичь точки перехода к истинному эйфорическому оргазму. С Ириной перед отъездом встретилась для проверки своей лесбийности. Нет, это не моё. Гораздо лучше вкушать ароматы мужских выделений. Тактильно ласкать извивы вен и головки, звенящего от напряжения фалдуса.

Затем я замуж вышла. Даже сама не знаю, для чего сказала: «Да» на предложение парня. Этот так себе ебунок, я вам доложу. Быстро своё дело сделает и на боковую. За три года жизни всего пару раз было, чтобы до оргазма дошла. Да и оргазм так себе... , как бы сказать культурнее... поверхностный... , не до такой степени, чтобы не могла встать на ноги, пошатываясь пойти в туалет и выпускать из двух отверстий жидкости, при этом стараться не упасть с унитаза от головокружения.

{♂ 26 ♀}

Свёкор устроил меня на промбазу, кладовщиком. Временами экспедировала грузы. Отправили нас по осени на картошку. Сели, отобедали. А выпивки не хватило. Так как я самая бойкая была, отправили меня в сельпо за водочкой. А там давка. Толкаемся к прилавку. Вдруг чувствую, кто-то мне промеж полужопенок упирается. И не рукой. Повернулась. Мужик деревенский. Глазки озорные. А «не рука» все твёрже толкается. Рука мужчины полезла под фуфайку, стиснула грудь. Мне пьяной блядёшке только того и хотелось. Да почему только пьяной? Я и трезвая не ломалась бы. Махнула ему головой «следуй за мной» мол.

Зашли за магазин. Там толи лес, толи парк. Ухватилась за дерево, предварительно скинув штаны с трусами. И вот так просто, как блудливые кобель с сучкой потрахались, даже ни слова не сказав друг другу. Поправили одежду и опять за водкой.

Отъебал... , да только этот эпитет подходил к тому процессу... , он меня знатно. Тоже чем-то на подобии вот этой бутылки. Я поначалу решила, что он рукой полез в меня. Но тут заметила его руки у себя на бёдрах. От представления, каким шкворнем меня приходует тракторист, истосковавшаяся по настоящему оргазму, я запустила руки к его причиндалам и в некоторые моменты тащилась от силы ударов большими яйцами по пальцам. Когда ёбарь вошёл в раж, стал приподнимать меня от земли, так как выше меня ростом был. В сумрачном состоянии подсознательно обхватила дерево, боясь упасть. Мышцы вагины сжали пенис мужика, а ему как бы похеру. Разрывает меня, но ебет. Одновременно больно и приятно.

При семяизвержении, дико, как лев не рычал, хотя считала, что он сейчас обязательно зарычит. Нет! Обыденно кончил. Как будто мастурбировал мною. Чуть-чуть потрясся от экстаза, отряхнув член, натянул штаты и гуд бай. Я же пообссыкала ему и себе спущенные портки.

Когда шла к девчатам с бутылкой водки в руке, представляла такую же посуду в пизде... Хотела бы я ещё раз на том штыре поболтать ножками. Да, что там скромничать, целку из себя строить — не единожды позволила бы раздвинуть мои тазовые кости, чтобы они после соитий с лязгом сходились!

Домой добралась, покупалась. Легла на диван, ноги раскинула — проветриваю пизду. Еблю вспоминаю. Одной рукой сосок тереблю, другой сикель массирую. Напрягая тазовые мышцы, подмахиваю своей же руке. Провалившись в туман оргазма, уснула с пальцами в вульве. Муж пришёл домой тоже поддатый. Увидал красоту. И давай на мне прыгать. Бабы! Вот как ложка в стакане болтается, так и его писюнок по сравнению с той «бутылкой» в моей вагине теребенькался. Но я спросонья конечно подмахнула ему.

— А что за ранки у тебя на шее и плечах? — спросил он, заметив следы от царапин, когда я, боясь упасть, обхватила дерево. Блядь! Ещё и ревновал, недомерок.

— Да вот поспорила с людьми, что тоже могу мешок картохи на плече унести. А мешок то рогожный — поцарапал. — Быстро нашлась я. Мы же бабы найдём, что спиздеть наивным мужьям. Правда, ведь?

{♂ 27 ♀}

Недолго после этого с ним жила.

Была зима. Меня направили отвести товар в ближайший район. Водителем направили Вовку, моего теперешнего мужа. Едем. Тут мне захотелось пописсать. Остановились. Девочки направо, мальчики налево. Вернулась к машине, водителя нет. Слышу, кто-то кричит. Побежала на крик. Смотрю — шофёр в полынью провалился. Выбраться не может, лёд скользкий и ломкий по краям.

Пока я хворостину отыскала, пока подползла к полынье, Володька замёрз. Еле уцепился за ветки. Вытащила и в машину его оттащила. КамАЗ со спальником. Раздела его догола. Накинула на него одеяло, какое было. Одежду его развесила, на чём попало.

Окна махом затянулись влагой. Вовку колотит озноб, никак не согреется мужичок.

Вспомнила, как северные женщины отогревают замёрзших людей. Разделась сама догола. Нырнула к нему под одеяло. Берусь за член, чтобы разбудить в нем энергию. А он такой холодный, такой маленький, сморщенный, как недозревший перец, и по цвету не сильно различается. У меня в ладонях огонь. Начал оживать писюн. Дыхание участилось. Полез Вовка целоваться. Руками за дойки мои хвататься. Руки, правда, холодные, но страстные. Я ему спину, жопу руками массажирую, кровь разгоняю.

Чувствую и сама распарилась. Сок потёк из меня. Потянула мужика на себя, помогла с направлением, не совсем окрепшего члена во влагалище. Вот тут я почувствовала разницу температур наших органов. Холодный пенис в распаренной вагине очень контрастно чувствуется. Если изначально фрикции были вялые, затем переросли в энергичные толчки. Во всю длину члена. Я только подмахиваю ему. И старалась, чтобы одеяло не соскользнуло с нас. Потрудился на славу. Потёк изо всех щелей. И пóтовых, и... , ну вы понимаете ещё из какой.

— Согрелся, — спрашиваю, — не помрёшь?

— Часик полежу, посплю, — Отвечает. Ну и я на его плече уснула. Проснувшись, повторно палку бросить решил. Сильно уж замёрз. Не вылезая из-под одеяла, принялся обхаживать мои груди. Полез с поцелуями. Запустил руку мне меж ног, тревожа покой во мне.

Я тоже принялась дрочить его член. Правильно ты, тёть Нюр, говорила, всем охота помацать инструмент. Чем больше он твердел, тем интересней становилось — у него инструмент оказался кривой.

— У тебя от холода член искривило! — шепчу ему.

— Нет, не от мороза, с детства такой, — говорит. — Только мне надо помогать вставлять его куда следует.

От такого я сильнее завелась. То-то, думаю, чего это мне так приятно было, от необычных ощущений.

Согрелись основательно, а уже вечер за окном. Товар везти надо. Позвонил на базу, придумал отмазку насчёт поломки. У шофёра нашлась газовая плита с кастрюлькой. Вскипятили воды, заварили чаёк. Ужинали Вовкиными запасами. Машина мирно работала, обогревая салон. Мы мирно трахались от радости, что так легко все обошлось.

Вот так Вовку встретила, начала от мужа к нему бегать. Он хоть и старше меня гораздо, но опытней первого. Этот своим искривлённым хуем ублажит, так ублажит. Мужу сказала о разводе. Причину назвала — не сходимся характерами.

{♂ 28 ♀}

Развод не хотел оформлять, гадёныш: «Люблю тебя, руки на себя налажу» — я понимала, что шантажирует, но смерти ему не желала и подстроила, как будто он мне изменил. Старшей кладовщицей на промбазе была старая лесбиянка. Мужеподобная гора мышц, по прозвищу «Гаврош» с первых дней моей работы приставала с намёками. Знаете, как маленькая сучёнка боится огромного кобеля? Так и я поджимала промежность при её касании.

Однажды она всё-таки изнасиловала меня. Подговорила молодого грузчика, чтобы тот охмурил меня. Когда начался процесс совокупления, я дошла до точки потери сознания, он вышел из меня. И тут же припал устами к моей промежности. Я его хвать за волосы, чтобы сильнее придавить к клитору. А причёска другая. Смотрю замутнёнными глазами, вижу, что это лесбиянка. Сил и желаний не было. Вылизала она меня хорошо. Ссыканула я ей живительной влаги из манды.

Пригласила её к себе домой, муж тоже дома был. Подсыпала в водку клофелина. Себе наливала венгерский «Рислинг». Муж сразу вырубился. Вторая жертва сначала меня помучила. Пососала груди, клитор. Там у сикеля и уснула. Раздела её окончательно. Перетащила пьяного мужа на диван. Устроила позу, будто он на ней. Через некоторое время, дав снотворному рассосаться, начала истерично орать, будить их: «Тварь! Сука! Опоил меня, а сам ебешь мою подругу! Гад такой! Обещал верности! Оторву тебе мудья под самый корень!» — выкрикивала я заготовленный текст, натурально схватив за причиндалы. Видимо подсознательно, старалась причинить боль, тянула мошонку, будто намереваясь оторвать. Кричала громко, чтобы соседи слышали. Слёзы выдавливала из себя натурально, хоть смешно было смотреть на лесбиянку, не понимавшую, откуда появилось существо с палкой вместо расщелины.

Развод оформили, как положено через месяц. Квартиру его не стала забирать — у Вовы своя большая трёшка. Лесбиянка попалась на махинациях с материалами. Освободилась от обоих.

{♂ 29 ♀}

{1}

— Эксгибиционизм, — напомнила баба Аня.

— Точно... ! Анна Андреевна! Позволь, сказать, что ты истинная мать Тереза или кто у нас символ супружеской верности, по сравнению со мной. Двум мужьям начала изменять в первые месяцы супружеской жизни.

Первому через две недели после свадьбы. Купили спальный гарнитур. До подъезда магазинные грузчики доставили. Валерик, муж мой пожалел грошей за занос на третий этаж. Позвал друзей. Занесли. Опустошили поллитровку. Собрали. Я приготовила поляну — закуску, выпивку. Двое друзей ушли, третий, насмотревшись на то, как я ползала, убирая мусор, протирая пыль, заправляла новую кровать, начал подпаивать муженька. Тому много не надо. Умысел дружка поняла и мгновенно потекла.

Новое супружеское ложе опробовала с дружком супруга. Предварительно сходила, смыла пыль с тела, намазалась лосьоном. Любовник, раздевшись, терпеливо ждал на прикроватном пуфике. Противозачаточное приспособление натягивала на хуище, оценивая и сравнивая его параметры с супружеским перчиком. Длина и толщина соответствовали размерам пениса Максима. Темперамент, правда, другой, но в этом и красота разнообразия мира.

Новая кровать, новый любовник, муж, спящий на кухне, мгновенно довели меня до экстаза. Кончила склещившись с новым пенисом. Любовник тоже мгновенно излился. Думала, как и Валерик, одну палку кинет и уйдёт. Не-ет!

Презерватив с малафьей положила на тумбочку. Сходили на кухню, выпили сами. Разбудили новоиспечённого козла, выпили с ним за удачную покупку. При этом я сидела в застёгнутом на одну пуговицу халате у него на коленях. Я провела ладонью по его волосам — вдруг и вправду рога лезут, ха-ха-ха. Супруг так и уснул, засунув руку мне в промежность.

Ебунок поставил меня раком в дверном проёме кухни. Я бесстрашно стонала от кайфа, сотрясалась от оргазмов. Ещё больше возбуждалась, когда Валера поднимал голову, пробуждаясь от моих криков, не понимая, смотрел на ебущуюся жену. Второй контрацептив лёг к первому. Легли на новое ложе. Поспали чуточку.

Муженёк так и не проснулся. Разбудила его:

— Сходи в туалет, ты же хотел ссать.

Пришлось вести с дружком на горшок. Стянули с него штаны с трусами. Сами пошли на кухню промочить горло. Чуть ли не падая, пришёл голый муж. Не замечая дружка, начал приставать ко мне. Отодвинула бутылку с рюмками, легла животом на обеденный стол. Любовник оставался у раковины. А муж начал сношать меня. Я опять, от того, что за мной наблюдают, начала кончать раз за разом. У любовника тоже хуище стоит, мама не горюй. Аж звон по хате раздаётся. Валерка кончил. Выпила с ним остатки водки. Он опять уснул.

Елда любовника уже облачена в презерватив. Лежу на этом же столе пузом вверх. Ноги на плечах любовника. В нескольких сантиметрах от лица мужа. Сперма Валерика, являясь дополнительной смазкой, чавкает в манде. Ух, как возбуждающе! Экстремально — вдруг муж очнётся, сообразит! Даже сейчас трясусь от воспоминаний.

Третий презик, лёг рядом с предыдущими. Отволокли мужа на супружеское ложе. Любовник ушёл.

— Какую трахательную кровать ты купил, три раза за ночь меня сношал. Можно сказать, выеб в доску. Ух, какой секс-гигант. — Сказала ему утром, показывая презики. Он с бодуна не соображал, почему это он использовал гандоны. На правах мужа мог не предохраняться. Пару недель томился этой мыслью.

— А почему я презики одевал тогда? Не напомнишь?

— Сказал, чтобы от пьяного не зачать. — Произнесла заготовку ему в ответ. Я не желала так рано рожать. Хотела большей стабильности в семье. Поэтому гинеколог тайно поставила мне спираль.

Как же я в тот момент захотела отомстить ему за ревность. Пусть даже заслуженную. Но часть вины лежала на нем. Хотелось поковырять ему болячку сомнений. Надумывала, как бы устроить аналогичную ситуацию. Только через полтора года, на дне рождения супруга, среди приглашённых гостей как лучший друг мужа был Андрей, тот любовник.

{2}

Это был вечер блядства. Из приглашённых гостей только мой свёкор и бабка мужа не трахались... Ха-ха! В тот вечер, а не всегда. Не перебивайте... Естественно банкет начался с обильного возлияния спиртных напитков. Мужчины пили водочку, бабушка тоже потребляла сей продукт. Дамы пили «Рислинг» Потом начались танцы-обжиманцы. Я танцевала, сначала с Валеркой, который как секс-маньяк, прижимал мою попку руками к себе. Лез с поцелуями к шее, от которых я, жеманно отстранялась: «Люди смотрят, неудобно, прекрати» Со свёкром пару танцев покрутилась, этот вольностей не допустил. Золовка своему мужу Игорю запретила из ревности пригласить меня на круг. Андрей тоже пригласил на тур. В кутерьме гостей, незаметно тёрлась лобком о бедро любовника. Он тоже прессовал мои ягодицы.

— Уйдёшь со всеми. Как муж уснёт, пару раз включу, выключу свет на кухне. Дверь будет открыта. — Шепнула ему.

Опять напились. Свекровка с золовкой Ольгой оказались такими же блядьми как я. Мамаша исчезла из компании на некоторое время. Вернулась растрёпанная, без колготок. Через минуту появился свёкор старшей дочери Ян Ионович — ясно дело на лестничной площадке сношались. Золовка в ванной еблась с мужем. Будто им своей хаты мало. Я, сидя на горшке, слушала их блядские оханья, возбудилась. Энергетика блуда, витала по помещению. Жаль, подсмотреть не было возможности. Свёкор за столом обсуждал что-то с Валеркой.

Ян опять тёрся о передок сватьи во время бесконечных танцев. Охватывает за полужопенки, прижимает к бугру в штанах. Догадываюсь, что есть вероятность повторного акта меж ними. Выскакиваю на площадку. Спускаюсь на один этаж. Жду. Недолго ждала. Парочка вышла, уже не таясь — вместе. Пошли на пятый этаж — там меньше вероятность спалиться перед жильцами. Тихонько поднимаюсь за ними. Пухленькая мама оказывается, трусов не одевала. Задрала подол, стала раком. Кавалер минут пять кочегарил сучку.

Взмокрев, я вернулась к гостям. Папа с сыном яростно обсуждали какие-то вопросы, не зная, что их жены изменяют им. Я мысленно уже напяливалась на член Андрея. Любовник присел рядом с ними, начал спаивать рогоносцев. Присела между мужем и любовником. Положила ладонь на ширинку супругу, придавливаю, мну — ноль эмоций, все ещё в споре с папашей, а я реально хотела секса, хотела увести мужа в спальню и потрахаться. Сменила руки — бугор любовника радостно откликнулся, желала его заманить на пятый этаж, но я была распорядительницей застолья и моё отсутствие станет заметным.

Смеясь как лошади, появились Ольга с Игорем. Зятька перехватила тёща, потащила танцевать, а золовка села возле бабки на диван. С моего ракурса было видно, что и эта сучка не удосужилась надеть трусы: «Они, что весь вечер будут тут ебаться?» — думаю про себя. И уже планирую как бы перепехнуться с Андреем. Предложила ещё выпить за здравие именинника. Первой радостно подскочила бабка, видимо скучно ей без ебаря. Выпили. Я сходила тоже сняла трусы. Все равно мокрые. Если что, легче будет чпокнуться.

Бабка, ссылаясь на больные ноги, отказалась от тура с Яном. Он пригласил меня. Жар, исходящий от быка производителя, наверно меньше. Как самую молодую женщину в обществе, Ян лапал меня. Не обнаружив под подолом складок трусов, возбудился сам, а обо мне и говорить не стоило.

Я хотела утащить его на площадку, но Игорь позвал отца покурить на балконе. Золовка тоже примостилась меж ними. Если на кухне не включать свет, то никто не заметит наблюдателя. Ольга обняла мужа за талию, положила голову ему на плечо, а Ян задрал ей подол и полез рукой к кунке. Золовка выперла жопу, второй рукой оттянула одну ягодицу, чтобы глубже пальцы запустить. Гляжу — временами двигает задницу то назад, то вперёд — подмахивает блядище. «Бля! Да тут настоящий инцест получается. Видимо папочка сношеньку поебывает» — рассуждаю сама и мокрею — «Да, когда же вы, суки, уйдёте!»

Услышали мои молитвы: «Команда по домам»! — крикнул мой свёкор. Другой свёкор вынул пальцы из лона, понюхал и облизал. Золовка блядски улыбнулась этому. Её лопоухий муженёк не заметил измены. «Ещё один рогоносец. Бля! Вы тут рогами не переплетитесь, олени!» — радостно думаю я.

Да как же без традиции — на посошок! Мой лось, шатаясь, кинулся грудью поддержать обычай. Зря я радовалась — где вы видели, чтобы посошок обходился одной рюмкой?

Муженёк вспомнил, что торт не разрезали.

— Тащи торт, жена, чего зря покупали, что ли? — «Я тебе за это таких рогов наставлю, пизденыш, хер в двери проходить сможешь!» мысленно угрожаю и радостно лепечу:

— Действительно. О! Да тут ещё бутылочка водочки осталась. По традиции надо весь алкоголь выпить, чтобы не дай бог не выдохся! — кручусь возле стола как белка, разгребаю, устанавливаю. Все предельно быстро. Как бы намекая — давайте быстренько уничтожайте яства и на хуй отсюда — я ебаться хочу.

Валера, Игорь опять затеяли спор с папочкой. Андрей тоже не отстаёт, с умыслом окончательно опоить всю компашку, особенно моего козла. Свекровка с бабкой мне в радость, в обе щеки уминают торт, запивают чаем. Две чашки с чаем стоят не тронутые. В комнате больше никого. Я на кухню. На балконе золовку шпилит Ян. Уже в раж входят. Сука замечает меня, но не может выскочить из-под кобеля. Ухожу. Уже не надеюсь, что это кончится. Захожу в зал. Образ переплетённых корней деревьев, венчает головы трёх рогоносцев. Ольга заявляется, как ничем не бывало. Садится за стол, лопает торт. Ёбарь через минуту подсаживается к спорщикам. Сжирают всё, уходят гурьбой.

Супруг потянул меня на постель.

— Сейчас уберу продукты, чтобы не пропали и приду, жди меня.

Переоделась в домашнее, начала убирать посуду. Глянула на храпящего супруга. Посигналила любовнику. Он разорвал мою одежду, страстно целуя и говоря, что ему охота сношать меня возле мужа. Легли рядом с нагим супругом.

Опять страстно стонала, опять оргазмировала от экстрима. Мужу снился эротический сон, что не удивительно от моих стенаний. Кровь наливается в пятнадцатисантиметровый перчик. Андрей, весь вечер, изнемогавший от эрекции, быстро кончает и отваливается на край постели. Я тут же заскакиваю на писюн мужа. Сперма Андрея, вытекая из влагалища, возбуждающе чвакает, напоминая о виновнике. Пощёчинами бужу супруга: «Очнись, половой гигант, ты меня уже заёб, второй, раз не вынимая сношаешь!» — фантазирую о несбыточном акте. Заставляю врубиться в процесс. Муж, подмахивая, мнёт мои груди, бедра. Стонет как умалишённый.

Ещё один привет, получаю от возбуждённого фалдуса Андрея, в полутьме лежащего рядом с нами. Соскакиваю с мужа. Сажусь ему промежностью на лицо, намекая на куни. Вытекающие остатки совкового масла заливают рот мужа. Дрочу член оленя рукой и одновременно сосу хер любовника. На мгновенье проваливаюсь в беспамятство от сознания, что наставляю рога законному супругу, закрывая обзор происходящему. Трезвый человек сразу по положению моего тела заинтересовался бы о происходящем. Вот он вылизывает мне манду, а я сосу член его лучшего дружка. Передком яростно трусь о рот мужа. Любовник выстреливает спермой мне в лицо, слизываю вкусные остатки с члена. Начинаю сосать у мужа. Капли спермы Андрея скользкими нитками срываются с лица, пачкают простыню, гениталии мужа. Тот тоже частично кончает мне на лицо. Поворачиваю мордашку ко рту мужа: «Слизывай, давай, это так возбудительно, когда ты слизываешь сперму». Муж лижет сперму, выпущенную из двух стволов. Рукой сигналю любовнику, чтобы лёг под кровать.

Идём с супругом умываться. Затем к столу промочить горло. Две рюмки водки окончательно выключают сознание супруга. Освобождаю стол для повторения позиции. Опять экстремальная ебля под носом мужа. Скрипения стола унисоном с моими стонами, звучат по квартире. Олень, что-то бубнит в полудрёме. Как это меня заводило, брр-р. Жаль, в то время у меня не было сотки с фотоаппаратом — запечатлела бы.

Пошли с Андреем спать. Просыпаясь опять сношались, забрызгивая простыню совковым маслом. Рассказала ему об увиденных вечером случках. Спросила, почему он так поступает с другом, совокупляясь со мной.

— Во-первых, из-за тебя. Какой-то шарм от тебя исходит. Ну, а главное — это месть. Он считает меня другом, а я нет. Он гад, увёл у меня девчонку. Ладно бы если полюбил страстно, взял в жены. Использовал её и бросил. Такой девчонки больше не встречал, поэтому холостячу. Да теперь уже точно не женюсь — все вы бабы бляди, слабы на передок, легко раздвигаете ноги, не смотря на присутствие законного мужа. Разве я не прав о слабости твоего передка... ? Уверен, ещё ни одному мне отсосёшь, блядь! Если останешься жить с Валеркой — сопьёшься вместе с ним, будешь бомжам яйца лизать.

В три ночи ушёл от меня опустошённый. Легла голой спать, не умываясь, стараясь сохранить аромат другого самца, чтобы подразнить рогоносца.

Утром муж помнил, только что слизывал сперму. Показала ему громадное мокрое пятно на простыне: «Это твоя сперма. Ты как выпьешь, становишься маньяком. Смотри, какие синяки на сиськах и бёдрах. Заставил сосать член мол, это полезно, так все жены делают. Тебе что, уже сосала какая-то блядь... ? Сколько раз до меня ты был женат... ? Или чью жену ты пялил? Сознавайся, паскудник... ! Оторву мудья к херам! И пизду мою лизал... Не помнишь... ? Я не знаю, правильно ли ты это производил, но было приятно. Тоже блядешка научила... ?! А... ? Сучонок, говори!» — ковыряю его болячки — «Сам ревнуешь, и изменяешь мне подлец!» «Ме! Бе!» — только и смог выдать, больной с бодуна муженёк.

— Честное слово нет у меня никого кроме тебя. Хочешь, в знак моей любви подарю тебе шубку и шапку?

— Ой, подлиза, ох, хитёр. Обвёл меня наивную дурочку вокруг пальца. Ладно, поверю. Всё равно не могу доказать твою измену. Что-то чувствую, а фактов нет. Подарки приму.

Наверно в психиатрии есть название и этому пункту, но я реально возбуждалась от вида кобеля с поджатым хвостом. «Все-таки реально трахает какую-то шалаву. Ха! И с шалавой живёт!»

— Садизм называется, — подсказала баба Аня.

Обещанные вещи купил. Я ему типа в порыве страсти сделала минет.

{3}

Ольга пригласила меня к себе. Я поняла, что из-за компромата. Шестером: свёкор с женой, она с мужем и двое их детей жили в своём доме. В тот момент она была одна. Выпили вина. Начали разговор.

— Я тебя понимаю — когда есть возможность поиметь два члена, чего отказываться. Особенно если у супруга прибор не соответствует желанию. Об увиденном казусе никому не скажу. Останемся подружками?

— Конечно, мне нужна подружка. Не с кем пошушукаться. Я сказала Яну, что ты нас заметила, он сказал, что если я распространю компромат, то придётся открыться Игорю, а если не проболтаешься, то тебя можно брать в подружки. И как подружке скажу: оба моих ребёнка от Яна.

— Упс!

— Прожили мы с Игорем более года, а внуков никак не зачнём. Свекровка инвалидка, как-то завет меня к себе и говорит, что она будет рада, если я забеременею от Яна. Так как на Игоря надежд мало, в детстве упал в холодную воду. Видимо что-то случилось с репродуктивными способностями. Хотя прибор маячит отменно. «Ты видишь, в каком я состоянии, Яну тоже нужна разрядка. Бегает тут к одной вдовушке, опорожняет яйца. Но будет лучше, если ты заменишь ему меня», «Мама, мне стыдно. А Игорю что сказать?», «Игорь не должен знать ни в коем случае, чтобы не было психологической травмы. Благо он часто в командировки ездит».

Конечно я уже замечала со стороны Яна волнительные взгляды, но явных домоганий он не проявлял. Однажды видела его прибор в действии... Щас расскажу. Свекровь из-за инвалидности стала грузной женщиной. Ян уже не справляется один, просит меня помочь. Как-то посадили её в поддон, я пошла поменять постельное белье на кровати. Возвращаюсь, вижу в приоткрытую дверь, как мама лазит в шортах Яна, запустив ладонь через штанину. Он просит остановиться, мол я могу прийти, но она не унимается. Член естественно встал. Она стянула окончательно одежду. Подрочила еще, а затем... начала сосать. Если честно, не ожидала такого от малоподвижной женщины. Я стояла за дверью, ощущала себя бесстыдницей, но показать, что наблюдаю не могла — понимала, что это хоть какое-то удовольствие для мамы.

— Вот так и пошло. Только Игорь в командировку уехал, Ян пришел в нашу спальную. Я ведь однолюбка, только с Игорьком до этого спала. Лежу, трясусь, толи от возбуждения, толи от страха. Папа лёг на край, погладил мои волосы, поцеловал необычно ласково. Шепча эротические слова: «Оленька, милая, не тушуйся. Из нас четверых об этом будем знать только мы и мама. Как ты дрожишь... впервые принимаешь другого мужчину... ? Девушкой до свадьбы была... Как замечательно!», ласкал мои перси, бедра. Я успокоилась от гипнотизирующих слов Яна. Он положил мою ладошку на свой пенис, намекая на тактильное знакомство. Несколько короче, чем у Игоря, но толще. Ты, знаешь, Галь, с Яном я испытала вторую дефлорацию — так моя киска встретила пока чужой член — сжалась до вагинизма, но расступилась под натиском древка. Только когда он полностью погрузился в меня, я поняла, что уже люблю этот пенис. Вообще Ян очень любвеобильный мужчина, в первую ночь три раза вгонял в меня. Так он сделал себе сына-внука.

Утром, меня позвала мама: «Оля, милая, как он тебе? Как любовник? Понравился? Расскажи, побалуй меня эротическими моментами». Представляешь? Такая стыдоба меня охватила, залила меня краской от макушки до пят. «Расскажи. Ну, пожалуйста! Я ведь тоже хочу, извини за мат, ебаться! Болезнь видишь, как меня скрутила!» Начала повествовать, сначала робко, потом стала приукрашивать. Вижу свекровь раскраснелась, дышит возбужденно. Когда закончила, она попросила всякий раз говорить ей об ощущениях при соитиях с её мужем. После этого как только остаемся с ней одни, придумываю эротические рассказы для мамочки. Рассказала, что видела как-то ее фелляцию. Она, чуть покраснев, поведала, что в первые годы после аварии, просила у Яна близости, ведь женскому организму нужны мужские гормоны. Но боль была такая сильная, что ни о каких соитиях речи не могло быть. Приходилось сосать...

В ту же командировку мужа, я забеременела. Сказала ему о положении. Как Игорь был этому рад. На руках меня носил, подарками одаривал. Затем Ян постарался, сделал дочку-внучку. В тот раз, если ты заметила, мы с Яном мало пили вина — как раз срок для зачатия третьего внука. Как ты понимаешь — я беременна. Мне двоих мужчин достаточно — Игорь все ночи трахает законную жену, навёрстывая время, проведённое в командировке и как он считает — делает ляльку, Ян потом, когда уедет муж, разряжается со мной. А мама то, как довольна — Ян пристроен, налево не бегает. В доме идиллия. Малышня радует бабушку — она прямо цветёт. Сейчас Ян повёз их к святому источнику.

Попросила у неё прощения, за плохие мысли о ней, как о бляди. Узнала об её отношении к возможным изменам Игоря во время командировок.

— Ой, да пусть разряжается, жалко мне что ли. Во время войны люди хлебом делились. Тут мирное время и не хлеб. Ян, вон тоже мамочке моей загоняет рыжего дурачка в зону сладострастия. Только смотри папе не проболтайся. У него слабо маячит, он тяжко переносит это.

— Игоря, то ко мне не подпустила танцевать. Я решила, что ты ревнуешь. Ян меня облапил до разрыва плотины.

— Валерка ещё не сильно пьян был к тому времени. Я боялась скандала. А потом он только в рюмку поглядывал. Зато я заметила, как тебя щупал Андрей. Он-то вставил тебе? Колись, давай... , мы же подружки... Ну и как? Сколько ветвей на рогах Валерика?

Вино окончательно развязало мой центр

речи, выболтала все свои тайны.

Сейчас мы с ней близкие подружки, временами встречаемся. Носит шестого ребёнка. Четвёртого ребёнка, кстати, она рожала в тоже время, что и я Гришеньку. Спросила, почему она так часто рожает, ответила: «Пока Ян в фертильном состоянии надо поторапливаться. Средств, хватает. Игорь тоже любит большое количество малышни. Может, успеем десятерых зачать, так мечтаем все — свекровь, Ян, Игорь и я. Люблю рожать, первый раз боялась, но во время родов я получила оргазм. Не знаю с чем сравнить, чтобы описать экстаз, будто с десяток оргазмов сотрясают тело. Может, есть, где описание подобного. Я не искала, но с нетерпением жду следующих родов».

Одобрила мой развод с братом. Так и сказала, что от него толкового потомства не будет — пьянствует. Я ей рассказала, как спасала Володю. Выбор Вовки в качестве отца моих детей, приветствовала.

{♂ 30 ♀}

Вовке изменила через полгода после росписи. Уже на втором месяце беременности. Вот я сучка поганая! Слабенький у меня передок!

Во время обеда на промбазе, услышала разговор между женщинами. Одна говорит: «Мужики кобели, сволочи. В автобусе начали тискать меня. Воспользуются теснотой, и давай лезть руками к гениталиям, к грудям. Кое-как развернулась, влепила пощёчину наглецу». «Я тоже влепляла пощёчины. С мужем развелась из-за его измен. Теперь сплю с резиновым хуем. А так охота, чтобы кто-нибудь, залез рукой к сикелю. Помял груди. Раньше хоть Гаврош временами манду лизала. И то если вас молоденьких не уломает. Своим трёхсантиметровым клитором слегка растормошит манду. Смотри не повторяй моей ошибки». — Сказала пожилая женщина. — «Не хочешь, чтобы приставали, — садись на переднюю площадку, где больше женщин, автобус служебный, так уже не один десяток лет заведено»

«Всего лишь, чтобы узнать, о чем разговор меж теми бабами» — подкупила свою совесть. Служебный транспорт делал большую петлю по городу, собирая рабочих трёх предприятий — промбазы, кондитерской фабрики и колбасного цеха. От нашего дома, что до первой остановки, что до последней, расстояние одинаковое. На первой остановке можно занять свободные места. Естественно на последней надо было втискиваться между пассажирами.

По жаркой погоде надела только стринги и сарафан. Я одна женщина, остальные парни молодые, ломимся в заднюю дверь автобуса. Пристраиваюсь возле вертикального поручня. Поправляю ступни, чтобы легче было стоять. Парни тоже размещают свои тела, согласно возможности. Задний мальчик сразу приступил к ощупыванию ягодиц. Он стоял на одной ступени ниже меня, ему легко было проникнуть под подол. Слегка толкнув мешающие ноги, раздвинула свои. Парнишка крякнул и полез к губкам. В стрингах это делать легко. Влагалище приветливо встретило раздражитель. Указательным пальцем, парень тревожил клитор, большой вставил в вагину. Как тряпичную куклу насадив на руку, вертел моими чувствами.

Рука рядом стоящего парня опирается об стояк. Прислоняюсь к руке сиськой. Точнее соском. Он сигналит парню: «Смотри не поранься о мою твёрдость!» Сама смотрю на мужчину, сидящего на заднем сидении. Его взор направлен на шевеления пальцев под моим подолом. От понимания, что сейчас занимаюсь аморальным сексом с неизвестным человеком, на глазах у другого парня, кончаю. Влага ручейком бежит по ляжке.

— Девушка, вам тяжело стоять там, идите ко мне на колени. — Говорит один из сидящих. Поднажав в спины окружающих, парни позволяют мне протиснуться на колени.

— Полегче, синяки будут, — говорю парням, сразу же полезшим до моих грудей. — Своими шершавыми пальцами довёл бедную женщину до обморока. Спасибо. Сам то кончил? — Спрашиваю парня, который лазил в моей кунке.

Парень, изловчившись, поднялся на наш уровень. Высвободил свою дубинку. Руки остальных парней без устали тискают меня. Раздирают меня вдоль тела. Парнишка взял мою руку, поднёс к своему напряжённому органу. Как малолетке показал, что надо делать. Понимая, что фонтан спермы может испачкать окружающих, достаю влажную салфетку, прикрываю уретру. Вовремя успела. И сама впадаю в негу последних содроганий. Смачно кряхчу от возбуждения. Прошу парней помочь снять трусы — все равно мокрые хоть отжимай. Кто-то из них прячет трофей себе за пазуху. Обтираюсь салфеткой. Её тоже кто-то конфискует. Фетишисты, блин.

На следующий день повторяю приключение. Совесть осталась дома, не пожелала жить с проблядью. Парни сразу подхватывают меня за подмышки и усаживают на колени. Чистые трусы лежат у меня в сумке — если каждый день отдавать трофеи, никаких средств не хватит. Практически нагая — сарафан задран к плечам, сижу и мну члены двум парням. Один из них пытается усадить меня на свой кол.

— Только в презервативе! Ты хочешь, чтобы я измазанная шла до раздевалки? — Говорю ему. Соседний парень делится презиком с первым и сам пытается снять шорты. Пять секунд, и я уже насажена на кол. Вибрация автобуса на кочках помогает мне подскакивать на члене. Восемь пар глаз наблюдают за моим оргазмом.

Парень стоящий, напротив, в спортивной одежде, достал елду из штанов. Нагибает мою голову к залупе, загоняет петушка по самую гортань. Давлюсь, кашляю. Сосать в такой позе неудобно, автобус трясёт, чьи-то руки массируют мои груди. Все равно довожу до семяизвержения. Глотаю сперму, отираю подбородок салфеткой. Александрийский столп в виде пениса появляется ещё из одних штанин. Заглатываю и его. Как куклу меня пересаживают на соседний поршень. Давлюсь, но сосу фалдус. Глотаю порцию за порцией терпкую сперму. Подъезжаем к предприятиям, обтираю промежность салфетками, отдаю их желающим понюхать выделения сучки, парням. Поправляю сарафан, причёску.

По окончании работы, один парень сует мне пакет с коробкой конфет, другой пакет с копчёной грудинкой. Но я сажусь через передние двери.

На третий день места возле двери заняли другие парни. Появилась и боевая напарница — та самая женщина, которая жаловалась, что мальчишки тискают. Она стала так же как я в первый день у опоры. Ей сразу предложили место на коленях. Покраснев, она поддалась на уговоры, так как меня уже опять оголили. Я уже стонала на стержне, дрочила соседнему парню. Её мокрые трусы так же ушли в качестве трофея. Посадили на кол, который я возбудила, хотя в те моменты не было не эрегированных пенисов. За предыдущие дни, насмотревшись на наши игры, заряженные под горло мальчишки, трухали быстро. В тесноте автобуса — поза для соитий только сидя на коленках у парня. Но и то приятно, особенно неизвестное мне до того психическое отклонение — эксгибиционизм. Бля! Сейчас рассказываю, а у самой мурашки по телу от микрооргазмов.

— Я подслушала твой разговор с Петровной, когда ты говорила о наглецах. Решила только разведать о приключении. Теперь каждое утро ублажаю себя. А ты чего вернулась?

— Твои стоны услыхала. Увидела тебя с блестящими глазами и решалась... Вроде замужем, ребёнку пять лет и супруг удовлетворяет, а охота. Ой, как охота! Зря из себя целку строила. Что мужу скажешь, если узнает?

— Будь что будет. Я ведь беременна... От мужа конечно... Это точно. Будет бить — сожмусь в комочек, перетерплю. Прогонит — туда мне и дорога. Сама что надумала?

— Тоже так — будь что будет. Зато будет, что вспомнить, а не жалеть об упущенной возможности. О двух событиях уже жалею — на выпускном балу отказала однокласснику, по слухам подружек, оказавшийся страстным любовником, много девок перееб, но мне больше не предлагал. И в тот раз дала пощёчину парню.

— Видимо это судьба. Как бы тогда я узнала о традиции мацать девиц на задней площадке? Не знаю, были ли до меня такие оторвы как я, но думаю, теперь слухи дойдут и до остальных двустволок. Глядишь, через пару лет от баб на задней площадке отбоя не будет.

Один из парней работал на нашей базе. В рабочее время предложил покувыркаться.

— В автобусе тебя удовлетворяет совершенно другая женщина. Её здесь нет. Я не ломаюсь, целку из себя не строю. Пойми, так не хочу. Догадаешься, как хочу — предлагай вариант, я подумаю.

Сейчас-то понимаю, что вела себя, как дворовая сука. Еблась с незнакомыми парнями, беспутно, грязно. Мной управляла животная похоть. Парни наверно за глаза называли последними словами, смеялись надо мной. Ладно! Стану старухой, буду замаливать грехи.

Правильно ты, баб Нюр, заметила, что передком мы можем много добиться. Вовке говорила, что меняю эти подарки на различные метизы с базы. Мол, все хотят строиться, все хотят на халяву приобрести. Но в тоже время я тайно желала своего разоблачения, возбуждалась от мысли, что муж все узнает, каким-то образом накажет меня.

— Психиатры называют это отклонение — мазохизм. — Вставила баба Аня.

— Неделю получала удовольствие. Потом с первой остановки начала садиться в автобус. Парням послала привет. Вот такая я прошмандовка. Пойду, ссыкану, изнемогаю от возбуждения.

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!