Наверное, такое нужно назвать куколдом. А уж судить будете меня прочитав этот рассказ, составленный мной для вас, тщательно соблюдая знаки препинания и орфографию. Ваши отзывы в личку и комментарии очень приветствуются.

Пожалуй, моя ситуация и мой подход к понимаю волнительной темы SW, а точнее куколдства будут во многом нестандартны, а может все куда банальнее, и вы мне скажете, что таких миллионы и хватит себе морочить голову, но я вас, конечно, слушать не буду. Дело в том, что ОНА не моя. Я даже не стану раскрывать ее имени, лишь как в поле чудес открою первую букву — М. Так и буду ее называть в моем повествовании.

Я невероятно влюблен в М. и понял это, пожалуй, с первых минут моего зрительного контакта с ней. В ней романтически и сексуально сочетается абсолютно все (возможно, мне просто так кажется в порыве затянувшейся почти на год тотальной влюбленности, но разве это имеет значение?) — она высокая брюнетка (визуально 180 см без каблуков), она невероятно много летает (угадайте профессию, да-да, она «стю»), она очень умна и при этом саркастически строга, она немного нетактична, но и это ей к лицу, а еще она знает, что хочет и ей все равно на мнение других. Ей всего 24, но ее психологический возраст и философский подход к жизни просто неизмеримы. Я думал, что на фоне всего этого мы могли бы сойтись и стать парой, классической парой, а там уж как судьба подскажет... Думал я это в те минуты первого зрительного контакта с ее внешностью. Но вышло и выходит все иначе. Она не моя.

Но М. и не так далека, как это кажется. Нет-нет, духовно она далека. В этом я просчитался и неверно оценил нашу потенциальную совместимость. А вот физически... Она очень даже близко. Вышло так, что она стала девушкой моего младшего брата. Сразу скажу, что они и слышать не слышали ни о каких SW, свингерстве и прочем, а если сказать им об этом, то можно оказаться посланным далеко за край света, если предположить, что Земля все же плоская. Они на своей волне, и по ней мы пройдемся позже. А сейчас я хочу рассказать, как все закрутилось.

Мы с братом летели в самолете из пункта А в пункт Б, и пусть это звучит подобно задачке из школьного учебника по математике за 7-й класс, внимание наше было приковано совсем не к школьнице. Из всех «стю» того рейса, чудесная М. сразу привлекла наше внимание. Как уже отмечалось, высокая, не слишком улыбчивая, но от этого не менее прекрасная и манящая. И без общения было видно, что девушка с сильным, волевым характером, восхищающаяся собой и, как мне показалось, недоступная. На ее стройном теле очень красиво сидела красная форма, юбка шикарно подчеркивала широкие бедра бесконечных стройных ног. Мой же брат, несмотря на свой более юный возраст а ему всего 19, с горячностью начал говорить мне, что было бы очень хорошо познакомиться с М. (ее имя мы прочитали на бейджике) и разузнать ее телефончик. Главное, не упустить ее из жизни, едва впустив на пару часов полета. Я сразу посмеялся над ним, подумав, что уж ему-то, юному и слишком амбициозному, М. уж точно никогда не оставит номер. Как мне казалось, для него большим достижением было бы просто унести от нее ноги и не быть засмеянным и отчитанным за такую наглую просьбу. Так и проходил рейс, мы глупо и робко уставившись попросили у нее кофе, когда до нас дошла очередь легких закусок. Хриплым голосом я поблагодарил ее, надеясь этим невероятным жестом этикета, которым, кстати, пренебрегают многие пассажиры, хоть как-то выделиться в ее глазах. Мое «спасибо» улетело в пустоту.

За время полета так ничего придумать и не удалось, не было возможности, а скорее просто решимости наладить контакт. Но мысли о ней распирали изнутри, а тем временем мой Боинг в штанах запросил о возможном сближении с М. и явно демонстрировал свой интерес к ней. Когда она медленно проходила мимо раздавая напитки, мои глаза непроизвольно таращились и разглядывали случайным образом выбранные детали ее образа — вот ножки, вот эти бедра, как же юбка обтягивает их, а какие руки, приятно выпирает грудь под формой, на взгляд второй размер там припрятан, а как собраны волосы в пучок, а что если она их расправит, они ведь явно длинные, но боже, как же она должно быть строгая... ох М...

А потом мы приземлились в пункте Б. Выходя из самолета, у меня было ощущение как в шутке «я смотрел на нее все это время, но номер она мне так и не дала, я сделал все что мог». Прилетели мы в первом часу ночи, автобус доставил нас до здания провинциального аэровокзала, где нам предстояло ожидать получение чемоданов. Пока мы томились глядя на замершую ленту багажа, мимо нас успели пройти пилоты, а за ними показалась команда «стю». Очевидно, что они оставались на ночь в городе, наверное, в гостинице у аэропорта. Немного отставая прошагала и М., деловито стуча каблуками и везя за собой маленький чемоданчик. И тут Влад (ах да, я вам его еще не представил) сказал мне: я за ней! Не успев переработать эту информацию по причине того, что мои глаза провожали, как тогда казалось, навсегда мою музу и мечту, я увидел как мой младший, возможно оттого и удалой, брат рванул за ней и, как я смог разглядеть, но не расслышать, остановил ее и завязал разговор. К моему великому удивлению, М. изумленно улыбалась ему, что-то отвечала, возможно даже несколько смущенно, а скорее растерянно, а затем Влад достал телефон, и М. начала диктовать ему свой номер. Смущение тем временем уже покрыло лицо моего удалого Ромео, который видимо не знал, как дальше вести себя в такой ситуации. М. же совсем оправилась от удивления и улыбнувшись протянула руку в знаке прощания и, одновременно, закрепления знакомства. Затем она зашагала прочь, все так же деловито качая бедрами и с гордо поднятой головой, я продолжал провожать ее взглядом, даже и заметив, как Влад уже стоял весь довольный и взволнованный рядом. В руке он держал телефон с еще не потухшим экраном, на котором красовалось ее имя и ее +7... Тем временем выехали сумки, весьма оперативно показались и наши саквояжи, схватив их мы поспешили к выходу, где нас уже заждались родители. Быстро добравшись до дома, мы устроили ночной перекус, за которым договорились, что Влад даст мне ее номер и каждый будет общаться с М. в отдельности, на свой страх сближения с ней и риск быть отвергнутым ей навсегда.

Следующий месяц мы провели в постоянных переписках с М., куда она только не летала, откуда только нам не отвечала, в каких только часовых поясах не оказывалась. Отвечала она с большим желанием Владу, оставляя меня с дежурными ответами на задаваемые мной вопросы и провокации диалога. Вы, наверняка, знаете как такое происходит и как ты понимаешь, хочет ли девушка вести диалог или же скорее просто выдерживает определенный этикет. Владу же везло намного больше (везло ли? А может он просто этого заслужил и добился?): с определенного момента М. не оставляла его без пожеланий спокойной ночи, затем она периодически стала присылать ему селфи, в форме, затем уже и в «гражданском», притом очень выгодно подчеркивающим ее формы. Я продолжал искренне и ревниво удивляться происходящему, учитывая разницу в возрасте (напомню, ей 24, а ему 19) и ее недоступный, даже стервозный имидж. Пока я пребывал в таком состоянии и с каждым днем терял надежду на подобный контакт с М., в ее расписании снова замаячил наш город и ночевка в нем.

Специфика ситуации заключалась в том, что днем у нее были только разворотные рейсы, то есть на дневное свидание возможности у них не было, а вот ночное рандеву (как бы это ни звучало) было единственной возможностью встретиться еще раз. И тут Влад решил брать быка за рога. У них было две недели до встречи, селфи М., которые она присылала исключительно ему стали все более и более провокационного характера — подмигивания, построенные глазки, а вот я ем с пальчика малинку, а вот я в халатике в ванной и так далее и так далее. Влад же вдвое усиленно стал посещать тренажерный зал (коим я пренебрегаю, делая ставку скорее на тренировку мозга), слал ей фото накаченных рук, торса и пресса, вызывая очень положительные отзывы М.

В день Х, он к полуночи отправился в аэропорт. Знаю, что он заранее купил огромный букет, знаю что он надушился своим самым дорогим парфюмом и надел самые лучшие джинсы. Мне осталось ему лишь пожелать удачи, а самому провести бессонную ночь, прокручивая наши не слишком затейливые диалоги с М. в телефоне, разглядывая ее единственную фотографию профиля в вотсапе и просто думая, что там и как у них сейчас — просто общаются в отеле или летают в облаках... Мне было «стремно» просить его присылать мне какие-то отчеты, рассказы, намеки... Это было моим поражением и я старался делать вид, что вся ситуация меня мало интересует и цепляет. Я все переживал внутри.

Со «свидания» он пришел победителем. sеxytаl.cоm Влад проводил М. на утренний рейс и с торжествующей улыбкой вернулся домой. Единственный его комментарий о событиях прошлой ночи (хотя не очень даже помню просил ли я комментировать) был: я ее люблю, она моя! В этих словах было объяснено все, он получил М. Хотя слова о высочайших чувствах к ней, то есть о той самой любви, крутил в своей голове и я. Да, я тоже любил ее, теперь еще более недоступную для меня, но вместе с тем еще более возбуждающую. Я понял, что за невероятной ревностью к происходящему, я всю ночь ощущал до дрожи сильное и невиданное раньше возбуждение. Я представлял их и гадал, что там, как там, а теперь я уже точно знал, что оно было там! И мне не нужен был ответ, эта тайна меня манила сама по себе.

А дальше я перестал с ней общаться, но она в моем сердце заняла еще более важное место, она стала моей богиней, моим всем. Я любил ее, я фанател от нее. Я проверял ее инстаграм, видел появившееся там их селфи с Владом, следил за новыми постами, но больше не писал ей. Наше общение перетекло в другую форму, когда она общалась со мной сама того не зная. Это общение существовало только для меня. С Владом ее отношения стали еще теплее — они созванивались при первой возможности, она просила компанию поставить рейсы в наш город как можно чаще и, естественно, с ночевкой. Влад уже привык ездить в отель при аэропорте и проводить там время с М. Он рассказал об этом уже всей семье и все очень положительно отнеслись к такой девушке и такой победе Влада на личном фронте. Для меня же подобное сопровождалось целой серией инъекций ревности во все части тела, но продолжало оставаться стойкое ощущение, что нужно еще и мне это даже нравится.

А в августе у М. начался отпуск. Было решено, что в первую неделю она приедет к нам в город, Влад ее познакомит с семьей и покажет ей нашу великолепную дачу (а она действительно впечатляет — уютная, простая, в чудесной природной зоне среди лесов, озер и реки). А затем они забронировали поездку на Гоа на две недели, чтобы вместе погреться уже у других водоемов в другом климате и без посторонних. Такой расклад повысил донельзя уровень ревности в моей крови, хотя и возбуждение не отставало, о чем свидетельствовало постоянное напряжение в моих штанах (а летом скорее шортах) при первых мыслях о планах этой пары. А еще была безумная радость оттого, что в течение недели М. будет в городе, мы однозначно снова увидимся, перекинемся парой слов и пусть она уже чужая, но я смогу снова видеть мою богиню!

Родители предложили им неделю пожить у нас на даче — погода стояла отличная, от отелей и съемных квартир М. уже тошнило, а вот чудесная природа и деревенская обстановка очень даже ею приветствовались. Она прилетела в пятницу и родители с Владом поехали встречать ее в аэропорт, откуда сразу же отправились на дачу, рассчитывая добраться туда к вечеру. Мой приезд на дачу, как и приезд других членов семьи (а бабушка ну очень хотела подивиться на М., вы же знаете это старческое любопытство ради сплетен) был запланирован на субботу с перспективой всех выходных на природе. Затем, всю неделю Влад с М. должны были остаться на даче одни, сами понимаете с каким контекстом.

Из чувства семейного этикета (вы наверняка знаете и сталкивались с таким) мне пришлось разделять поездку в утреннем пригородном автобусе с тетей и бабушкой. Чувствовал я себя смущенно и возбужденно. Возбужденно в ожидании снова увидеть М., тем более не просто на работе в самолете, а на даче, на нашей даче! Смущение же было вызвано таким поводом сбора семьи, который во-первых был не ради моей победы, а во-вторых был таким упреком мне, мол «учись как надо!». Удалившись от города на приличные 50 километров, мы наконец вышли из автобуса и под полуденным августовским солнцем добрались до дачи, неосознанно наслаждаясь благоухающей природой. Войдя во двор, первыми мы увидели родителей, которые готовили на стол, расположенный во дворе. Начались традиционные семейные приветствия, а на логично поднявшийся вопрос, где же молодые и влюбленные, родители сказали, что они на пляже и скоро вернутся к общему обеду. Я сразу же стал переваривать эту информацию и обнаружил возбуждающую идею осмотреть домик и найти где же они там расположились. Воспользовавшись тем, что все так и остались во дворе обсуждать что же сегодня готовится, а что еще из продуктов мы привезли, я быстро пересек двор и взлетел на крыльцо, на котором сразу заметил женские кроссовки М., в которых, видимо, она приехала вчера. Сердце учащенно билось, и, казалось, что такое же пульсирование в такт раздавалось в моих шортах. Я вошел в домик, глаза сразу же забегали по возможным комнатам, пытаясь отгадать где же они спали. Обойдя весь первый этаж и оставшись без результата, я логически заключил, что единственный оставшийся вариант — это второй этаж, состоящий из одной сплошной спальни, в которую ведет винтовая лестница. Резво забравшись по ней, я оказался там.

В первую очередь я почуял ее запах. Да, это она. Здесь спала она, здесь остановилась она, М.! Большая кровать была незаправлена, на ней лежали трусы Влада, черный лифчик М., а ее кружевные трусики валялись на полу. Я уставился на это, параллельно боковым зрением замечая ее чемодан в углу, голубой шелковый халатик на стуле... Я не мог оторваться взгляд от этой картины, как и не мог притронуться к ней. Меня вдруг посетило чувство, что я оказался в храме моей богини и тут как в музее везде развешаны надписи: «руками не трогать!». В очень странном состоянии я спустился вниз и с облегчением отметил, что никто до домика еще не дошел, а следовательно, не видел моего визита на второй этаж. Переодевшись в дачные шорты и футболку я принялся ждать возвращение Влада и М. с пляжа.

На столе уже все было готово, когда калитка дачи открылась и вошли они. Мне она показалась еще выше (она была даже выше его!), одетая в белоснежный купальник, с широкополой легкой шляпой на голове и в больших солнцезащитных очках — сама М.! Влад в одних шортах поигрывая мышцами вел ее за талию и они поприветствовали нас. Он подвел М. к столу во дворе, чтобы представить ее бабушке с тетей. Махнул ей и я, продолжая пялиться на ее стройное и упругое тело и стараясь это делать по возможности незаметно. До этого момента, я и не подозревал, что без лишней формы она выглядит настолько стройно и эффектно! У нее были невероятно стройные ноги, простите, что повторяюсь в этом. Мускулистые бедра, точеные икры, шикарная попа! Плоский животик и второго размера грудь также вызывали один восторг! А тем временем, родители поторопили их поскорее переодеться в сухое и усаживаться за стол. Влюбленные пошли в домик и скрывшись от нашего взгляда, где-то на крыльце М. игриво расхохоталась, очевидно не на самую приличную шутку Влада. Переодевание купальных вещей на сухие заняло у них минут 20, вы сами понимаете как ревниво я к этому отнесся, понимая, что наверняка без легкого интима при этом у них не обошлось, и, наверняка, они помогли друг другу избавиться от мокрых вещей не без оральных ласк. Потом они присоединились к столу, М. была одета в короткие голубые шортики и белую футболку. Впервые я увидел ее с распущенными волосами, которые быстро сохли в полуденной тени, отброшенной очень к месту расположенной

старой грушей, которая выгодно спасала от солнца стол и сидящих за ним. Все начали есть и пить, за знакомство, за любовь и за успех, главными героями всех тем, естественно являлись Влад и М... Я как во сне смотрел на нее, с радостной горечью пользуясь тем, что она совсем не смотрела на меня.

После такой трапезы, все решили сходить на пляж, а Влад с М. отказались от этой идеи, сославшись на то, что на пляже они сегодня уже были, да и в целом подустали и хотели бы отдохнуть. Я сразу подумал, о том какой же отдых это они имеют ввиду, и когда все отправились в домик переодеваться к пляжу, а Влад с М. поднялись на второй этаж, я отчетливо слышал как они там плюхнулись на кровать и периодически М. отчего-то сильно хохотала и пикантно что-то отвечала ему. На пляже я тупо пялился на гладь воды и всеми мыслями возвращался на дачу, пытаясь понять, как же они там решили отдохнуть — послеобеденная сиеста или же ленивый аctiоn? Время тянулось, солнце нехотя клонилось к горизонту, в августе оно все же заметно ниже, и, наконец, мы решили возвращаться с пляжа на дачу, готовить вечерние шашлыки и новый заряд рациона в честь такой встречи.

Влюбленные так и были на втором этаже домика и спускаться оттуда явно не хотели. Все с пониманием относились к этому желанию, а вернее отсутствию желания спускаться на фоне присутствия желания другого. Потом бабушка криком спросила с первого этажа Влада, не хочет ли он истопить сегодня баню для них с М. и Влад хрипло ответил, что с огромным удовольствием, после чего он сказал, что-то М. и она игриво произнесла: уууу... ! Затем послышалось как они там завозились одеваясь, что пронзило меня очередным кинжалом ревности — значит отдыхали они голые! Невероятная ревность и зависть доводили меня до дрожи...

После вечерних посиделок за столом, тактично было объявлено, что, наверное, пора бы уже перемещаться в домик и готовиться ко сну, а вот банька, что во дворе, уже готова и двор переходит в полное распоряжение Влада и М., как бы с намеком «мы вам мешать не будем»! М., приличия ради, сбегала в домик и переоделась в купальник, на этот раз черного цвета с завязками по бокам. В свете лампочки, что освещала двор и стол, я проводил взглядом до бани эту грациозную богиню... Как же я ее люблю! И какая же это мучительная любовь, возбуждающая... ах!

Соблюдая этикет, семьей мы переместились в домик, разобрались кто и где спит сегодня, постепенно улеглись и выключили свет. Дверь закрывать естественно не стали, чтобы влюбленные сильно не шумели в потемках замком и ключами после банных процедур. Я лег в маленькой спальне один, на одиночной кровати, но мне было совсем не до сна... Со двора, через заколоченное окно, слышалась музыка, слышалось как они входят и выходят из бани, чтобы на свежем ночном воздухе окатиться водой и отдохнуть за столом с чаем, приготовленным для них специально. Вдруг, наверное полчаса спустя, как мы их оставили одних, помимо музыки со двора стали доноситься и другие звуки — М. стонала в баньке! Эти звуки было сложно уловить, но я отчетливо слышал, как она стонет. Сначала очень задорно и уверенно, а потом все жалобнее и умоляюще... Моя богиня развлекалась с молодым и накаченным любимым в бане! У меня моментально встало все что можно, я предпочел приспустить шорты и выпустить наружу мой стержень... В полной темноте я лежал и затаив дыхание слушал как Влад снова и снова делает хорошо девушке, от которой я без ума... Как снова и снова этими стонами они рассказывают мне как надо, как тогда надо было знакомиться с М. в аэропорту, как надо было переписываться с ней, как надо было качать тело, чтобы доставлять ей такое... Это было нечто... ! Если описывать музыку стонов М., то изначально это было «ееее», «оееее», которое постепенно сменилось на «уууу», «ууууе», сорвавшись пару раз на «ооох еааа» и закончившееся криком «да! да! да! ммммммм есссс да... «.

Не знаю сколько времени прошло, но глубоко ночью, они наконец вернулись в домик. Стараясь не шуметь, аккуратно прокрались на второй этаж, я слышал их голоса, пытаясь представить их, довольных, счастливых, отпаренных (особенно отпарилась там М.!)... Я слышал как скрипнула кровать и они оказались в ней. Они что-то бубнили, устало и расслабленно М. хихикала и как обычно игриво отвечала Владу... А потом очень приглушенно, но явно я услышал как что-то бубнит, а потом и не выдерживает и постанывает Влад... У меня не было сомнений, М. застрочила ему ротиком... Он ее очень хорошо отпарил, а теперь она в ночи благодарит его за это... Абсолютная мечта! Я слышал как он кончил, остается только догадываться куда... Потом послышался звонкий шлепок и М. устало и довольно хихикнула... Они уснули, а мне ничего не оставалось как просто извергнуть фонтан моего обожания М. вверх в темноту... Это был невидимый салют в честь моей богини... ! М., я тебя люблю!

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!