Вениамин.

Проводил Таню до дома и пошёл побродить по району. Мне нужно обдумать что делать дальше с Зиминой. Ясно что у неё крыша отлетела. Блин, всего за два месяца женщина превратилась в монстра. Временами мне кажется, что она стала безобразна лицом. По крайней мере правый угол рта стал более раскрываться при улыбке — получалась не улыбка, а звериный оскал.
«Алекса нужно спросить, заметил ли он такое изменение».

Нужно пообщаться с Жанной. Она как будущий психолог подскажет. Сейчас звонить поздно.

Компромат на эСВэ у меня есть. Но как им воспользоваться, так чтобы она просто угомонилась? Ведь не известно, как психически неуравновешенные люди к этому отнесутся. Ладно, утром поговорю с Жанной.

Мои ноги принесли меня к дому, в котором живёт Клавдия. Голубые отблески на стене её квартиры ясно видны.

— Здравствуй, мой мальчик. Проходи.

— Здравствуйте Клавдия...

— Мы одни... Ты как тут?

— Проводил девушку. Смотрю телевизор у вас работает. А супруг ваш?

— Ты разве не в курсе? Я холостячка со стажем...

Ни за что не поверил бы. Казалось, что такая спокойная и домовитая женщина, не должна быть одинока.
Спать, вернее вновь окунуться в водоворот дум о эСВэ, мне не хотелось. Нужно расслабление. Разговор с милой женщиной, возможно перейдёт в соитие. Спросил:

— Скажите, почему вы одиноки?

— Меня дважды предали. В третий раз не хочу.

— А ребёнок?

— Без любви, нет желания... Почему у тебя минорное настроение, мой ласковый?

— Давайте всё-таки о вас... Может надо было простить? — чувствовалась полная противоположность англичанке.

— У меня другое воспитание. Родители мои всю жизнь прожили в чистоте, меня к этому приучили. А те, кто может прощать, всего лишь подменяют истинную любовь её эрзацем. А любовь, она только любовь... Есть чистая колодезная вода, есть чистый горный воздух. А есть загрязнённые воздух, вода. Ими можно дышать, жить... Просто жить. А чистотой упиваться и наслаждаться. Есть свет и абсолютная тьма. Они подобны любви. Полусвет и полутень это уже не абсолют... Так вот... Загрязнённой, полусветлой, полутёмной любви вообще не существует.

— Но в полусвете и полутьме прелесть мира.

— Ты не перевирай мне! Мы говорим о любви. А краски лишь украшают любовь. Как я понимаю тебя бросила любимая...

— Нет, не это... Я повстречался с семьёй... очень странной... — горечь после общения с эСВэ, бокал вина окончательно одурманили меня. Решаюсь предложить соитие. — Милая, дайте мне забыться хотя бы до утра.

— Вино и секс.

— Вино и секс. Утоми меня ими...

Секс эта женщина любит. Она его боготворит. Если эСВэ молода и красива, то Клавдия невзрачная, постаревшая женщина. Если англичанка яростно-страстна при соитиях, то Клавдия сама нежность и очаровашка в моменты оргазмов. Если Свету можно сравнить с анусом, сжимающим ствол, то Клава нежнейший минет.

За ночь мы многое обсудили, она направила моё мироощущение в нужное направление. Я понял, что должен окончательно расстаться с эСВэ.

***

В классе сразу предупредил Жанну, что есть ОЧЕНЬ серьёзный разговор. Раскрыл перед моей возлюбленной все свои секреты, рассказал о связи с Ликой и эСВэ.

— Жан, да ты развратник! Ещё меня уламывал...

— Жан, если бы ты согласилась быть моей, я бы не связался с неуравновешенной англичанкой.

— Валишь на здоровую голову? Ладно, Жан, все мы люди. У каждого свои тараканы. У мужчины тоже что-то с психикой. Пойми, Жан, это аморально, против эволюционно, любить супругу, тире самку, до такой степени, чтобы желать её измены.

— Да, это развратно...

— Развратно для мужчины — походы налево. Здесь психические отклонения. Вероятнее всего приобретённые в детстве. И ты попал в связку: блядь-псих.

— К тому же она не просто блядь, а шлюха со своими психическими отклонениями. — общаясь с Жанной я чувствовал повышение своей эрудиции.

С жалостью подумал, что плохо боролся за эту даму...

— Естественно! Вот, я! Мне тоже нравится секс, но мне и в голову не придёт изменить Алексею, только для того чтобы познать разницу членов. Веня, слушай внимательно...

Она, слово в слово повторила наказы Клавдии, посоветовала плавно, постепенно понизить встречи с Зимиными. Найти занятия, чтобы уставать физически, чтобы ко мне не лезли мысли о совокуплении с... сучкой.

— Больше уделяй внимания театру, репетициям. В одиннадцатом доме парни устроили качалку. Допоздна кидают железо.

Так я поступил. До прихода эСВэ домой, успевал сделать домашку, бежал в театр, затем в подвал. эСВэ перехватывала в коридорах, рекреациях. Я шутил, говорил, что решил накачать тело, мол побаиваюсь показаться дрыщём при поступлении в училище. Обещал зайти, поговорить. Вечером шёл ночевать к Клавдии.

Иногда прослушивал записи из квартиры Зиминых. Через неделю у них вновь начались проблемы в сексе — госпоже, мать её, нужны каждый вечер новые игры.

Мама прилетела в срок. Загорелая, с кучей подарков. В выходные пригласила гостей. Лику со своими. Родителей Николая. И Зиминых с детьми.

Она сразу раздала подарки детям, взрослым. После пары тостов, Алекс увёл своих детей и Вову, сына Николая, к себе.

Вновь разговоры о прелестях курортной жизни и всё такое.

— Зайдёшь. Поговорим. — Прозвучал строгий приказ «госпожи».

— О чём, Свет?

— Я соскучилась. У нас с Алексом готов новый сценарий. Даже снимать не будем, просто поиграем.

— Хорошо. Только без извращений.

Светлана.

29-го ноября 10 лет как мы с Зиминым стали жить вместе. Нужно сделать ему подарок. Незабываемый, так сказать. Штучки-дрючки уже девать некуда.

«Ого-го, что я придумала! Умничка, Светочка! За такую идею ты достойна звания Sеxwifе. И как минимум десяти оргазмов за вечер».

Успела перехватить мальчика по пути домой.

— Милый, не беги, у меня к тебе разговор. Кто из вашего класса не трепло?

— Тебе мало нас двоих?

— Достаточно, но я хочу сделать подарок Алексу на наш юбилей. Договорись с ещё двумя... И записывай разговор на смартфон... Ты же умеешь организовывать такие встречи... Сделай это и для меня сюрпризом.

— Они же тебя могут шантажировать.

— А ты вновь мешки им на головы...

— На какой день?

— В ночь с субботы на воскресение. Так сказать, воскресный утренник... Ещё одно пожелание, миленький мой. Я знаю, что ты не приемлешь скверну в разговорах, но сделай исключение для своей... страстной блядёшки, матерись при беседах с парнями...

— Хорошо.

***

В ночь пятницы предложила Алексу прослушать, как договаривался Вениамин.

— Откуда эти записи? — Алекс ещё не знаком с планами своей госпожи.

— Сначала прослушаем...

«Толя, я хочу мирным путём добиться твоего примирения со мной». — сказал Вениамин Анатолию Лапшину.

«И каким?». — зло спросил Анатолий.

«В театре есть женщина. Сорок лет ей, но по фигуре не скажешь. Сношаться... , ебаться любит, мама не горюй. В ближайшую субботу просит организовать оргию. Ты в списке её пожеланий. Я ей сказал, что у тебя... хуй большого размера. Согласен?»

«Страшная небось, как ты?».

«Да не всё ли тебе равно кому за щеку совать, и в... пизду драть. Сучка хочет тебя. К тому же это всё будет происходить в тёмной комнате, лица ты её не увидишь. Гондонами пользоваться можешь?»

«Спрашиваешь!»

«Актриса хочет посмотреть сколько ты сможешь за ночь излить в неё»

«А за щеку спустить можно будет? Люблю, когда бляди глотают сперму»

«Один раз. Единственное условие — она будет нами повелевать как госпожа. Куда скажет, ебать... «.

«Погоди... Ты сказал НАМИ? Сколько нас будет?»

«Со мной ещё двое. Одного из них ты знаешь. Это Захаров. Наш паинька.»

«Да хер ты его уговоришь.»

«Поэтому я к тебе первому подошёл. Сейчас идём уговаривать его»

«Погоди! Получается ты её уже ебал. Как тогда Танька?»

«За Таню не беспокойся, не обижу. А с Ниной у меня до Тани всё было... Теперь она просит прощальную еблю».

— Любимая, зачем всё это? — безвольно спросил меня Алекс, после окончания первого трека.

— Я готовлю тебе подарок, любимый. Скоро десять лет нашей совместной жизни. Обещаю, что ночь будет фантастической. Слушаем следующий трек.

«Заха! У нас к тебе базар... Да не очкуй ты. Сможешь в эту субботу на мальчишник вырваться?». — начал с наскока Лапшин.

«Мальчишник? В эту субботу?». — вообще-то Захаров мне нравится.

Он прилежен, красив и умён. То, что Веня решил позвать его, меня пугает. Он без труда сможет догадаться кто на самом деле «Актриса Нина». Но процесс пошёл — останавливаться поздно.

«С девушкой. Ты её не знаешь, но защёкина заебательская! Представляешь она всю ночь будет нас четверых ублажать. Ебал уже кого-нибудь?»

«Но в оргиях не участвовал. Молодая? Кончать в неё?»

«Сорок лет... Да не кривись ты, Заха! Некоторые женщины... Вон посмотри на англичанку... Видишь, как жопой вертит, не то что наши давалки. У-у-ух, как бы я заполнил её дупло хуем... ! sеxytаl.cоm Или вон на Людочку-математичку посмотри. Когда она беременная ходила, я дрочил на это, представляя, как её ебёт муж. Вот бы ей и Светочке засадить!». — определённо Лапшин мне начинает нравиться — его приятно будет унизить. Заставлю его после каждого парня подлизывать промежность.

«На Светлану я и сам поглядываю. Стараюсь чтобы она заметила меня. Когда у неё день рождения? Подарю цветы. Может удостоюсь поцелуя в... хотя бы щёку». —

«Мило!». — подумала я про Захарова — полное отличие от характера Вениамина и Анатолия Лапшина.

«Так значит ты согласен?». — спросил молчавший до этого мой мальчик.

«Где, во сколько? И по сколько скидываемся?». — вопросами выразил свою готовность Захаров.

«Жан, а что ещё бабло нужно?». — спросил Лапшин.

«Не много. Кто сколько сможет. Она оплатит хату. Мы алкоголь в виде Мартини и пива».

«Итого... , если нас четверо... , по штуке!». — умничка быстро рассчитал.

«Да, ещё предупреждаю — она будет нами доминировать. На ней следы не оставлять! Сами понимаете — театральная актриса. Начнёт плёткой или ещё чем хлестать, изобразите покорность». — мальчик снова упомянул о моей доминанте.

«Ладно парни, я похезать побежал». — сказал Лапшин.

«Так получается у тебя с Зайцевой не серьёзно?». — спросил Захаров.

«Тебе могу признаться. Не серьёзно. И тебе не советую связывать с ней свою судьбу. Капризная она. Начнёшь потакать капризам, окажешься в ловушке подкаблучника!». — что-то мне перестал нравиться тон Вениамина.

«Почему бы не порадовать любимую девушку, жену?». — а вот Виктор мне всё больше нравится.

«Конечно можно... , даже нужно. НО! Не стоит позволять ей сесть на шею...»

— Ну дальше не интересно. — отключила я трек. Повернулась лицом к рабу. — Давай, милый мой раб, обсудим это.

— Что это? — в безвольном ранее тоне появилась нотка. Нотка неподчинения.

— Как бы ты хотел сегодня ебать свою повелительницу? Во все дыры? Или только в рот? — отвлекаю его от ненужных мне размышлений.

— Я хочу принять участие в той оргии.

— Дайка я освобожу тебя от лишнего давления на кокушки.

Раб сначала не хотел повиноваться, но мои крепкие ручонки захватили его мудья в горсть. А сладость ласк головки совсем обездвижили Алекса. И я добавила страсти — насасывала член с такой яростью, будто век голодала.

С одной стороны, это хорошо, что Алекс скорострел — не устали мои щёчки.

— Ну, ты... , госпожа, постаралась. — отдышавшись признался раб. — А почему к Вене обращаются — Жан?

— В школе его нарекли Бельмондо... Да, за лицо. Жан-Поль Бельмондо.

— А-а-а.

— Давай ещё заключительный трек послушаем.

Мальчик предупредил меня, что запись со Стасом наигранна.

«Здорово, Стас! Дело есть»

«Если дело — миллион вперёд! Ха-ха! Здорово!»

«Нужно организовать видеосъёмку в тёмном помещении. Это возможно?»

«Без проблем. Три штуки с тебя!»

«Непосредственное участие в оргии, тебя устроит?»

«Тогда зачем в темноте?»

«Муж одной моей знакомой так захотел. Мы с тобой и ещё два парня, можем ебать актрису всю ночь»

«Пизда не заболит? В очко можно?». — Стас как всегда в ударе.

«Ну если муж хочет, то и нам будет позволено. В субботу днём установим оборудование».

— Госпожа, кто эти молодые люди? — раба выдали нотки возбуждения.

— Двое из них одноклассники Вениамина. Третий молодой мужчина, торгующий аппаратурой. — я рисковала, но сказала: — с членом Стаса я уже познакомилась.

Алекс выпучил глаза, рукой придавил член. Я поняла, что его можно чморить как пятиклассника.

— Это было сегодня. Дома у Стаса. Всё получилось спонтанно. Прослушав запись, я подумала, что должна познакомиться с... хуем Стаса. Он у него вот так загнут.

Я ухватила член Алекса руками, согнула в небольшую дугу. А уж ухватившись за пенис руками не захотела его выпускать. Начала сосать.

— Они тебя оба ебали? — холоп продолжил возбуждаться ментально. Толкнул меня на спину, сразу загнал...

— Да. В пизду и рот. Потом двумя членами. Даже в мою пизду два влезло. Ох, Зимин, как же это было заебательски. Я сейчас кончу, от твоего железного стояка! Сука! Зимин! Въебень мне в жопу! А-а-а-а.

— Тише! Наташу разбудим!

— Всё равно вставь в очко!

На анальное соитие сил у Алекса не осталось...

А меня будто вновь подменили — спать не хочу.

— Иди помойся, я кое-что приготовлю. — отправила холопа в ванную, а сама пошла на кухню.

Крупная морковка, легко превратилась в подобие фаллоса. Даже головку смогла выстрогать. Нагрела изделие под горячей водой из крана. Сунула его себе во влагалище. Пришла в спальную. Холоп о чём-то мечтает.

— Саша. Нужно будет купить фаллоимитатор. Хочу, чтобы ты попробовал меня двумя хуями ебать. А пока вот что. — достала из вагины горячую морковку.

— У меня сейчас вряд ли встанет. — сказал Алекс.

— Помнишь, я хотела сделать тебе массаж простаты. Прими коленно-локтевую позу... Ой какой послушный мой мальчик. Давай, сыночек, мамочка поласкает твою попочку. Расслабься, мой маленький, мама легонько пальчиком в девственный анус...

Алекс.

Госпожа помазала сфинктер лубрикантом, начала легонько щекотать его ноготком. Тонкий палец легко проскользнул в кишку. И второй, и третий. Потрахивая ими меня, говорила слова, как моя мама.

— Вот тут я надавлю, если будет больно скажи — не терпи.

Так я понял, где у мужчин второе сердце. От массажа его, мой пенис плавно налился кровью. Я почувствовал, как по уретре потёк сок простаты. Любимая даже начала подрачивать хуй.

— Сынок, я испробую на твоей попе морковку, не волнуйся, это всего лишь овощ. — моя мама шепчет мне на ухо возбуждающе горячо.

Я почувствовал себя малолетним маменькиным сынком, попавшим под ласки родительницы.

«Саша, ты должен отплатить мне — ты же ебал меня в попку. Теперь я буду. Ты был со мной ласков, я также поласкаю тебя, сыночек. Вот так изогни спинку, будет приятней. Хочешь сильнее изогнуться? Да, делай, как тебе вольготней! Вот такой же был твой хуёк, в тот день. Ты хочешь кончить? Не торопись. Мамочка захочет испытать твой хуй в этом возрасте. Давай насади меня на свою оглоблю!». — звучал голос мамы у меня в голове.

Светлана.

Мой милый раб, мой ласковый Алекс начал плакать. Но я поняла, что это не от боли. Вероятно, от кайфа. Может он жалеет, что раньше не давал в зад. А может мои слова пробудили в нём воспоминания.

Когда Алекс накинулся на меня, то я успела лишь подумать об анале. Он догадался. Чёрт побери! Это приятно, это запредельно кайфово! Можно помогать ему пальцами рук, введя их во влагалище. Я двигала пальцы против

движения члена, норовила сдавить головку.

Алекс начал ускоряться, послышались громовые удары по заднице.

— Саш, Наташа может проснуться. — напомнила я о былом происшествии.

Он стал осторожней — страсть снизилась. Я решила, что нужно установить замок на эту дверь.

— Госпожа не удовлетворилась?

— Нет. Но у тебя есть руки, язык.

— Я хочу, чтобы ты, моя Госпожа, спала хорошо. Встань надо мной.

— Ты, раб, не должен указывать Госпоже. Облизывай как можешь, возможно это будет так приятно, что твоя повелительница уснёт, под ласки твоего умелого язычка.

Алекс.

«Люсенька, я готов поцеловать тебя в каждый участок твоего межножья. Вернись ко мне, моя родная!». — подумал я, поглаживая уснувшую Госпожу по спине.

Так и сам заснул.

Люся разбудила меня своими проворно-нежными губками. Только положив руки на её голову, понял: это Госпожа Света решила отблагодарить своего раба. Всё! Хватит мелочиться! Она достойна того гарнитура из ювелирки. Тем более 10 лет терпит моё занудство!

Светлана.

Я подготавливалась к оргии, когда позвонила мама. У папы кровоизлияние в мозг. Он парализован. Естественно ни о каких блядках я уже не могла думать. Предупредила мальчика.

Вениамин.

Честно сказать я обрадовался. Нет, не тому что отцу эСВэ стало плохо, а всего лишь отмене оргии. Но к шестому декабря, влагалище стервы (а я считаю, что именно оно руководит психикой эСВэ), потребовало новых игр. Она захотела подарок. Вновь унижение Тани и какого-нибудь гомосексуала.

— Ты достаточно унизила девушку. Хочешь, чтобы она догадалась и огласила всё? А она несовершеннолетняя. Как и я, между прочим. Сюрприз будет, обещаю.

Шестого декабря мы её насиловали. Стас позвал ещё двоих взрослых мужчин. Четыре часа непрерывного траха до того утомили сучку, что она так и не проснулась до утра. Но поблагодарила. Оправив пёрышки, в грязном, обтруханном спермой белье, понеслась в школу.

Я не боялся, что она заявит на нас со Стасом. Она умная, понимает, что мои показания могут засадить её на долгий срок.

***

Новогодние праздники мама решила отметить в кругу самых близких. Она пригласила на встречу НГ папу с его супругой и нашими с Ликой братьями и сестрой.

Мы с Ликой выказали папе и Ольге своё почтение. Подарили младшим подарки. В числе приглашённых Зимины. После всех поздравлений и тому подобного, мама сказала:

— А теперь главная новость... Я беременна. И виноват в этом тот мужчина, который отвёз меня в аэропорт. Родится мальчик, назову Валерий, как Чкалова. Девочку Валентиной, как Терешкову.

Стерва начала показывать указательным пальцем на Алекса и маму. И при этом начала похихикивать, затем гоготать!

Молча, понимая о ком речь, все старались не смотреть как изо рта эСВэ летели слюни.

В психиатрии безостановочный в течении получаса, смех, сменяющийся плачем называется истерика.

Потом её парализовало.

Светлана.

«Я умерла? Да! Какая досада! Считала, что будет тоннель со светом. Ах да, я же грешная — несусь во тьме в ад. Я нахваталась грехов до небес... Вот какие-то вспышки. Бесы? Черти? Нет, голос Алекса, Наташеньки. Врач смотрит в мои глаза, говорит о высокой вероятности пожизненного паралича. Пиздец тебе, Светочка, наеблась до предела. О чём я думаю... Господи, очисти мой разум. Господи, прости, отпусти мои грехи. Мне нужно вырастить детей, мне нужно покаяться перед супругом. Господи, я ещё молода. Господи! Ты ведь предупредил меня, обездвижив папу, а я, скотина безмозглая, не поняла Твой намёк! Прости, Господи! Я не хочу превращаться в овощ... ! Ты тварь, Света! Нет тебе прощения... Второй год подряд портишь праздник своим близким!»

Вениамин.

Через трое суток она не проснулась. Мама помогала её омывать, успокаивала Наташу и мальчишек.

— Прошлый новый год она тоже испортила. — Скорбно произнесла девочка.

Hаppy ли аnd, дамы и господа?

Жизнь должна быть исполнена глубокого смысла, чтобы потом не было стыдно за безвозвратно упущенные возможности. Есть очень тонкая форма зла — это добро, которое мы могли сделать, но не сделали

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!