Стояла теплая летняя ночь. Улицы почти опустели. Кое где еще можно было встретить редких пешеходов, но в целом Рома брел домой по безлюдным переулкам, не встречая на пути никого, кроме бродячих собак и котов.

Вечер прошел хорошо. День рождение друга праздновали на съемной квартире в большой компании. Рома пришел позже всех после курсов и не практически не пил в тот день, поэтому шел домой через переулки, чувствуя лишь легкое опьянение и твердо держась на ногах. Транспорт уже не ходил и ему пришлось проделать достаточно долгий путь пешком. В голове все еще играла музыка и в целом он продолжал свой путь в мечтательном спокойствии.

За поворотом показался местный магазин 24/7. «То что нужно. Зайду куплю колы» подумал Рома и направился в сторону магазина. Вывеска мерцала красной надписью «Продукты».

Он уже поднялся по ступенькам и стал заворачивать в дверь, как вдруг наткнулся на что то и отскочил вниз и поскользнулся на ступеньках.

— Черт возьми! Вот ведь дерьмо! — покачиваясь он понемногу поднялся и только теперь заметил, что рядом с ним лежит девушка. Даже не девушка, скорее женщина. Она полулежала на асфальте, держась за ногу.

— С вами все в порядке? — спросил Рома — Я прошу прощения, задумался и не заметил Вас. Вы сильно ушиблись?

Женщина глянула на него со злостью, но потом слегка смягчилась.

— Похоже ногу ушибла. Вы так влетели в дверь, как будто бежали марафон.

Она попыталась встать.

— Давайте я вам помогу — стало был суетиться Рома, но женщина отрицательно помахала головой.

Оперевшись о перила, она начала вставать, но немного приподнявшись снова со стоном опустилась. Все это время Рома стоял и растерянно смотрел на нее. Это была давно уже не девушка. Женщина лет тридцати семи, может сорока. В общем где то возраста его собственной мамы. Выглядела она тем не менее очень привлекательно. Достаточно высокая, стройная с красивыми длинными волосами. На ней было бордовое облегающее платье и такого же цвета туфли на каблуке. Рядом на асфальте лежал модный клатч. Судя по всему она возвращалась с какого то мероприятия.

Тут Рома понял, что женщина сидит на полу и вопросительно смотрит на него. Он тут же спохватился

— Давай те я вам все таки помогу — немного смущенно произнес он и увидев взгляд, который можно было расценивать как одобрительный подошел и подав ей руку помог подняться. Женщина оперлась на его плечо и они с трудом доковыляли до скамейки возле магазина. Сев и переведя дыхание, Рома про себя подумал, что бросить ее в этой ситуации было бы не совсем по мужски, а скорее совсем не по мужски. Он повернулся и немного запинаясь от смущения произнес:

— Вы далеко отсюда живете? Я мог бы вас проводить.

Она улыбнулась снисходительной улыбкой.

— Это было бы очень благородно с вашей стороны, молодой человек. До моего дома здесь недалеко, но вот с лестницей я точно не справлюсь.

— Ну что ж, тогда отдохнули и в путь — улыбнулся Рома

Он поднялся со скамейки и закинув ее руку себе на плечо помог ей подняться. Так понемногу ковыляя и прихрамывая, они добрались до дома, который она ему показала. Зайдя в подъезд старого и солидного здания, Рома со вздохом заметил не менее старинную и крутую винтовую лестницу.

— На какой этаж?

— Третий

Постаравшись максимально поднимать ее телом на лестнице, Рома крепко сжал ее и ее голова невольно прижалась к нему. От нее пахло дорогими духами.

Спустя, как ему показалось, киллометры лестницы, они наконец поднялись на последний этаж трехэтажного дома. Она, покопавшись в сумочке достала ключи и открыла высокую деревянную дверь квартиры. Шагнув внутрь, она нажала на выключатель. Прихожую залил мягкий свет и Рома увидел, что квартира, судя по всему была очень богатой.

Пройдя немного вперед, она села на банкетку и с облегчением вздохнула. А потом посмотрела на него.

— Ты чего стоишь? Заходи, угощу тебя чаем. — она улыбнулась и стала снимать с себя туфли.

Рома секунду поколебавшись зашел и закрыл за собой дверь.

— Разувайся — она кинула ему тапочки.

Рома снял кеды, одел предложенные ему тапочки и они прошли по корридору в гостинную.

Такого он еще не видел. Квартира была богатой и очень дорого обставленной. От резной мебели веяло стариной, стены были обшиты темно-зеленым бархатом, кое где с позолотой. Посреди комнаты стоял небольшой диван и кресло с журнальным столиком.

— Я так и не спросила как тебя зовут..

— Рома

— Виктория, очень приятно. Садись пока, а я пойду поставлю чай — Она улыбнулась и стараясь не наступать на больную ногу пошла в кухню.

Через какое то время она вернулась с подносом, на котором стоял серебрянный чайник и две чашки. Рома вскочил с кресла и помог ей донести поднос и поставить его на журнальный столик.

— Благодарю

Он снова сел в кресло, а она примостилась на диван, попробовав в женской манере поджать под себя ноги, но вскрикнув от боли вытянула ее.

— Черт, боль ужасная. — она скривив губы от боли вытянула ногу и положила ее перед собой на журнальный столик — Я прошу прощения, надеюсь ты не против.

И тут Рому как молнией поразило, и он неожиданно сам для себя выпалил:

— Давайте я вам помассирую ногу.

Она удивленно приподняла бровь, но потом улыбнувшись ответила:

— Я не против. Думаю это мне сейчас действительно нужно.

То, как Роме было неловко в этот момент, очень сложно описать словами, но предложение было уже принято и он встав с кресла, опустился на колени рядом с журнальным столиком.

Он поднял глаза — она все еще улыбаясь смотрела на него. Ничего не поделать. Рома перевел взгляд на ее ногу. Все таки она очень стройная. Он аккуратно взял ее пятку и стараясь не причинить боли, стал сквозь телесного цвета колготки массировать ее.

Через какое то время он почувствовал что его действия возымели эффект и она, откинув голову на спинку дивана, расслабилась. Это придало ему уверенности и он стал массировать ногу более активно. Ему самому было очень приятно. Рома никогда не замечал за собой фетишизма, но в тот момент ее нога, обтянутая колготками с красивыми изгибами и взбудоражившим его тонким женским запахом, заставила его внутри напрячься. Он почувствовал как медленно начал реагировать на это его член. Он затаил дыхание. В тишине было слышно лишь как дышит она. Каждое его движение отдавалось в ней вздохом и с каждым разом все более явным и слышимым.

Она открыла глаза. Он смотрел на нее. Так продолжалось несколько секунд, пока она снова не улыбнулась своей, виданной им ранее, улыбкой и предложила:

— Я думаю мне стоит снять колготы.

Рома незная что ответить продолжал на нее смотреть.

— Я очень не хочу вставать, поэтому я сниму их тут, а тебе пока лучше отвернуться.

Рома наконец отойдя от транса, вызванного этой женщиной, встал и прикрывая заметно выделявшийся стоящий член, отвернулся.

Через какое то время, она снова разрешила ему повернуться и протянула в этот раз обе ноги. На них был прекрасный маникюр, такого же красного цвета, как и весь ее сегоднящний наряд. Рома стал нежными движениями делать ей массаж. Она снова откинулась. Он посмотрел на нее и вдруг увидел, что видимо во время переодевания ее облегающее платье слегка приподнялось. Не на много, но достаточно, что бы он смог увидеть в под ним черные кружевные трусики. Кровь стрельнула ему в голову и он, не отдавая себе отчет что делает, положил руку на член и стал трогать его сквозь джинсы, одной рукой продолжая массировать ее ступни.

Он был прикован к ним, как к произведению искусства. каждый палец, каждый изгиб были прекрасны. Он слегка наклонился и поднес лицо ближе к ее ногам. Нос сразу почувствовал их запах. Это был приятный аромат, который может исходить только от женщин. Это не был резкий мужской запах пота. Он был приятный и нежный. Рома

закрыл глаза и на мгновение полностью отдался моменту, вдыхая в себя их аромат.

Через несколько секунд он открыл глаза и глянул в ее сторону. Она смотрела на него. Еще секунда потребовалась ему для того, что бы осознать что он все еще держал руку на члене и она это заметила. Он почувствовал, как загораются его щеки, поспешно оторвал руку и снова глянул ей в глаза. Она снисходительно улыбнулась:

— Ничего страшного. Это нормально. Я все понимаю — произнесла она — Сколько тебе лет?

— 18 — все еще смущаясь, ответил Рома

— Тем более нормально для восемнадцати лет. Ну что — она притянула к себе ноги — будем пить чай?

Рома сел в кресло, пока она разливала чай по чашкам.

Пока они пили чай, она распросила его о жизни. Он рассказал про себя, про родителей, про то, что был на дне рождении у друга, пока, возвращаясь домой, не решил купить колы и наскочил на нее.

— Я даже в какой то мере рада, что сегодня наткнулась на тебя — засмеялась она — Иначе вечер обезал быть очень нудным. Муж путешественник, сейчас в Китае и вернеться только через неделю, а так у меня хоть компания на вечер будет. — Она отхлебнула чая и продолжила — Как ты думаешь, сколько мне лет?

Рому этот вопрос поставил в тупик и он ответил не сразу

— Нуу, я не могу так сходу сказать.

— Мне сорок три — снова улыбнулась она.

— Вы очень хорошо выглядите.

— А ты очень тактичен — усмехнулась она — Не считая того момента, когда ты чуть не извергся мне на ноги.

Это было сказано в тоне шутки и они оба засмеялись.

— Не хорошо такое делать, общаясь с женщинами, возрастом твоей мамы.

— Это было действительно не специально — снова слегка смутился Рома.

— Да лаадно тебе. Хочешь продолжить? — Ее вопрос в который раз за вечер застал Рому в расплох.

— Ч... Что?

— Я серьезно абсолютно не против. — ее загадочная улыбка вновь показалась на лице, а глаза смотрели на него немного игриво и зазывающе. Все таки она была очень красива. Она была из тех женщин, которые в этом возрасте выглядят вероятно привлекательнее, чем когда то в двадцать. Она была сильной, но мягкой. В ней чувствовалась власть, которой она пользовалась очень умело, и Рома понимал, что если эта женщина скажет ему что то сделать, то он сделает это не раздумывая под влиянием авторитета, который она у него вызывала.

— Ты сделал мне очень приятно и я очень благодарна тебе, а теперь спускайся и сделай приятно себе.

Рома даже не встал, а сполз с кресла на пол. Она посмотрела на него зазывающе и протянула ноги в его сторону. Он больше не мог держаться. Он взял их руками и припал губами. Его язык ласкал ее ноги, проникал между пальцами. Он чувствовал ее запах и сходил с ума. Его рука потянулась к джинсам и расстегнула их. Из них выскочил член и он, обхватив его рукой, стал мастурбировать. Через минуту, он почувствовал движение и открыл глаза. Она высвободила ноги и пальцем поманила его к себе. Он на коленях подступил ней и она приподняв платье, раздвинула ноги. Его глазам снова открылись ее черные трусики. Он втупился в них взглядом, но они надежно скрывали ее женские секреты от него.

Она нежно взяла его за голову и притянула лицом вплотную к себе, а потом подняла за подбородок его вверх, так что бы он посмотрел на нее.

— Только запах. Ты понял?

Рома со стеклянными глазами одобрительно кивнул и она опустила его голову и прижала прямо к трусикам.

Все произошло мгновенно. Смесь невероятных и еще не познанных ранее женских запахов ударила ему в нос. Все в голове заиграло красками. Он прикоснулся губами к ее трусикам и прижал голову максимально, так, что не мог дышать. В этот момент его словно сотряс взрыв. Оргазм был настолько сильным, что у него закружилась голова и он почувствовал, словно падает в темную пропасть сна. Сперма выстреливала раз за разом, его тело содрагалось. Казалось это длиться вечно. Но вот он почувствовал, как член вздрогнул в последний раз и обмяк, капая остатками спермы на ковер. Он полусидел, полулежал, опершись головой о внутреннюю часть ее бедра, а она теребила рукой его волосы.

Так они просидели минут десять, пока она не нарушила молчание:

— Поднимайся сюда — Рома, ели волоча ноги поднялся на диван и припал к ее груди. Она обняла его.

— Во сколько тебя ждут родители?

Рома слегка приподнял голову

— Вообще не очень ждут. Я маме сказал, что возможно останусь ночевать у Дениса после дня рождения.

— Решено — ты остаешься у меня. — Она посмотрела на Рому и улыбнулась. — Ночью тебе идти пешком через весь город, как минимум глупо. Пошли в спальню.

Они поднялись, и пройдя по корридору зашли в спальню.

— Мужа пока все равно нет, да он и присутствуя не был бы против, так что ложись.

Рома не совсем понял ее фразу, но подошел к большой двухспальной кровати, сел и начал снимать штаны, которые так и остались расстегнутыми. Она зажгла небольшой светильник и комнату залил мягкий рассеянный свет. Подождав пока он разденется до трусов, она сказала:

— Ложись под одеяло, а я пока разденусь. — Рома лег под одеяло и она выключила свет. Он слышал шуршание ее одежды, но в кромешной тьме не видел даже ее очертаний. Вскоре он почувствовав как она пробирается к нему по кровати, приподнял одеяло и она легла рядом, закинув на него ногу и поцеловала в щеку.

Как же она приятно пахла. Он все еще не мог поверить в произошедшее и в то, что эта женщина сейчас лежит рядом и прижимается к нему телом. Но вскоре усталость дала свое, и он провалился глубокий сон без сновидений.

Проснулся он от запаха еды. Ее рядом не было, но с кухни доносился звон посуды и шкварчание сковородки. Рома сел на кровати и стал искать сброшеные вчера ночью наспех вещи. Не обнаружив их, он оглянулся, и увидел все аккуратно сложенным на стуле. Одев на себя все, он вышел из комнаты и прошел в сторону кухни. Она стояла возле плиты в домашней одежде, но от этого не менее красивая и привлекательная.

— Я уже думала будить тебя — улыбнулась он ему. — садись за стол, я уже почти все приготовила.

Через несколько минут, она действительно принесла на тарелках две порции яичницы с беконом.

— Готовлю я не особо. Пока муж в отъезде, я обычно отпускаю прислугу на отдых и питаюсь не дома. Так что особого мастерства от меня не жди.

Тем не менее яичница показалась Роме самой вкусной за всю его жизнь.

Во время завтрака они много говорили, не упоминая случившегося вчера и в разговоре Рома снова почувствовал ее власть над собой.

— У меня есть для тебя, так сказать деловое предложение. — сказала она — Чем ты занят на неделе?

— Так каникулы же. — с набитым ртом произнес Рома.

— Смотри, пока моего мужа нету дома, я не люблю находиться одна с прислугой, поэтому всегда отпускаю ее. Тем не менее мне очень часто нужна помощь в разных делах по дому, или когда в меня врезаются школьники на улицах — Она ехидно улыбнулась — Давай так — ты живешь у меня неделю до приезда мужа, я плачу тебе столько, сколько заплатила бы дворецкому. И мне не скучно будет и ты подзаработаешь.

Рома после вчерашнего чувствовал такое притяжение к этой женщине, как к своему патрону и от мысли провести рядом с ней всю неделю, чуть не подпрыгнул на стуле.

— Два моих друга сейчас зависают на даче, я могу сказать родителям, что поеду к ним на неделю.

— Ну вот и замечательно. — Она подмигнула ему — Мы классно проведем время, не сомневайся.

Он и не сомневался...

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!