Когда то давно, я неосторожно пообещал двум своим читателям написать рассказы по их заказу. Один хотел по теме Куколд, а вторая заказала групповое изнасилование по согласию. Я решил не заморачиваться двумя рассказами, тем более что в жанре эротики уже давно не работаю, и спаял две темы в одно повествование. Ведь все обещания надо выполнять, даже через несколько лет.

Читательнице «Izumkа» посвящается.

В тихом омуте...

Мы с супругой очень любим походы в горы. За сезон выбираемся раз 10—15, и если бы была возможность наверняка ходили бы еще чаще. Но уж как есть. В тот раз решили пойти с турбазы на целый день и дойти до третьего водопада — это довольно далеко и уже возле самой границы. С утра собрались и бодрым шагом отправились в горы, любуясь на красоты и попутно делая снимки особо понравившихся мест.

Пройдя порядка 15 км, и не доходя немного до первого водопада, наткнулись на странную вещь. Поперек тропы была натянута бечевка и посередине висела табличка: «СТОЙ! Проход закрыт! Пограничная зона!». Я немного обалдел от увиденного, ведь осенью прошлого года мы спокойно ходили до третьего водопада и никаких сложностей не возникало. А тут такой облом. Постояв немного и обсудив увиденное, решили продолжать путь. Хотя супруга нерешительно протестовала, но я настоял, сказав, что если возникнут проблемы, то я сам разберусь.

Поднимаясь по вьющейся тропке, мы продолжали все дальше идти по выбранному маршруту. Проходя мимо двух огромных валунов, неожиданно услышали команду:

— Стой! Руки вверх!

Ни хрена себе! Обернувшись, я не сразу разглядел двух ребят в маскировочных халатах, которые расположились в окопчиках по бокам тропы и наставили на нас свои автоматы. Я сам служил и понимал, что спорить бесполезно. Подняв руки, я попытался объясниться с солдатиками, мол свои, гуляем и вообще на каком основании. Тогда, видимо старший секрета потребовал документы. А вот документов у нас с собой и не было, они остались на турбазе. Скажите, ну кто берет с собой документы, бродя по знакомым горам? Не мы!

— Тогда пройдем на заставу, — резюмировал сержант, и автоматом показал направление вверх по тропе.

Какое то время я пытался доказать, что это совсем не обязательно, и он спокойно может нас отпустить обратно, но парень уперся как баран и я понял, что спорить бессмысленно. Тем более, что он начал уже заводиться. Оба парня при этом, не отрываясь, пялились на мою супругу, разве что слюни не пускали по подбородкам. Она была в пляжном виде, волосы на голове стянуты в дерзкий хвостик, её шикарные груди частично прикрыты купальником, аппетитную попочку обтягивают шортики, на ногах кроссовки, но в целом все её обворожительное тело оголено. Так что причины, на посмотреть, были весомые.

В сердцах плюнув, я стал взбираться по тропе, жена последовала за мной, и замыкал восхождение сержант. В таком порядке мы шли минут 20, когда за очередным поворотом не уткнулись в небольшое строение. Клянусь, в прошлом году его здесь не было, как и колючки, что на столбах опоясывала территорию. Затормозив, я не сразу разглядел и КПП, который находился слева от строения.

— Налево, в ворота, — распорядился сержант.

И мы беспрепятственно зашли на территорию. Причем мне очень не понравилась ухмылка солдата на КПП, когда он окинул оголодавшим взглядом мою половину, открывая нам двери и провожая к начальнику заставы. Но его понять можно, на мою супругу и в городе, в приличном виде, заглядываются. Капитан оказался вполне приятным парнем, с кучей служебных проблем. Выяснилось, что отпустить нас без удостоверений личности не может, на крайний случай — водительских прав. Запрос на подтверждение он пошлет, но когда придет ответ сказать не может, отпуска, лето и т. д. и т. п. На мой конкретный вопрос сколько нужно ждать, сказал, что до двух суток, но не волнуйтесь, где спать и что поесть бойцы найдут. Вот тут я серьезно прифигел. Телефоны не ловят, связи нет, только армейская рация, да родители за два дня от инфарктов загнутся. Мы же ежедневно созванивались. Перспектива хуже некуда... Короче приплыли.

Капитан достает из стола несколько чистых листов, шариковую ручку и кладет их передо мной.

— Будьте любезны паспортные данные, полный адрес, место работы, родственники здесь и за рубежом, на Вас и вашу жену, причины нарушения пограничной запретной зоны. Затем достает еще листы протягивает жене и вежливо просит пройти в соседний кабинет и написать то же самое. Я хотел возмутиться, мол можно и вместе, но супруга мило улыбнулась, как она умеет, попросила меня не волноваться, а офицера показать дорогу.

После их ухода, в дверь зашел очередной солдатик и встал, как на караул. Я хмыкнул, нашли шпиона, и принялся писать. Дойдя до родственников, спросил у солдата, их-то зачем нужно записывать, он сослался на приказ, какой-то там АБСД, дробь хрень, параграф жуть, от чего-там. В общем, я и не напрягался запоминать. Чертыхнулся и принялся, вспоминая даты, писать дальше. Правда, от души стал расписывать нарушение пограничной зоны. И беспредел, что вытворяют наши доблестные защитники. Как говорится, пусть почитают и всем пистоны вставят.

Я уже более получаса трудился на ниве бумагомарательства, когда дверь раскрылась, и зашел капитан, выставив дежурного солдата. Присел на стул и, взяв со стола исписанные мною листы, начал читать.

— Стоп! — раздалась его команда — Вы как пишите? Вам что, боец не сказал, как заполнять? — В его голосе явно сквозила досада на солдата и сопереживание моим, судя по всему, напрасным усилиям. — Нужно по утвержденному образцу. Давайте вместе. И уже с подсказками, разграфив лист, я принялся записывать свои данные, убив на это дело часа два, в общей сложности. Когда я почти закончил, в комнату заглянул давешний боец и доложил, что по первому запросу ответ пришел положительный и скрылся за дверью. Капитан облегченно вздохнул, душевно так улыбнулся и сказал, что, в общем-то, он и не сомневался, но служба есть служба.

— Без обид, — чуть смущенно сказал он и, наклонившись к холодильнику, выдернул из него бутылку хорошей водки. Достав из стола два граненых стакана, он разлил в них водку и со словами: — Давай за знакомство! — протянул один мне. Мы чокнулись, выпили и тут же закусили подставленной тарелочкой с нарезанной колбасой. В голове ожидаемо захорошело.

— Так что, мы можем идти? — спросил я.

— Нет, идти вы не можете — пограничная зона, вы поедете на свою турбазу! Я транспорт выделю, — благожелательно произнес он, вставая.

Пройдя чуть дальше по коридору, капитан заглянул в следующую комнату и неожиданно теплым голосом спросил: — Олечка, у вас все хорошо? Ответа я не услышал. — Ну, тогда пройдите к машине. Я провожу.

Увидев выходящую супругу, я взглядом спросил её как дела. Она успокаивающе качнула головкой и прикрыла глаза, показывая, что все нормально. И мы втроем прошли во двор к командирскому бобику. Подсадив супругу на заднее сиденье, я хотел сесть рядом, но любимая попросила сесть меня вперед и показать дорогу до нашего коттеджа. Я быстренько занял место рядом с водилой. Капитан на прощание пожелал нам счастливого пути, и мы тронулись в обратный путь. Оказывается, за прошлый год продлили дорогу с обратной стороны хребта до самой заставы. И теперь она связывала их с цивилизацией. Повернувшись назад, я спросил супругу, как у неё дела.

— Дела нормально, потом расскажу, — с лукавой улыбкой на лице и блеском в глазах ответила она. Я решил не приставать с вопросами и переключился на водителя. В кабине ощутимо пахло сексом. И я принялся выпытывать, как у него с девушками. Но он больше отмалчивался, сказав, что постоянной нет, а больше случайные, и сославшись на трудную дорогу вообще замолчал. Дорога действительно заставляла быть предельно внимательным. Я переключился на тяготы армейской службы и даже рассказал пару эпизодов из своей практики. Так мы и доехали до турбазы, обогнув хребет по кругу.

Попрощавшись с водителем, я обратил внимание на неуверенную походку моей супруги. Похоже, ногу в машине отсидела — подумал я и бросился открывать дверь. Пропуская вперед супругу, вновь ощутил запах мужской спермы и женской секреции, обоняние меня не подводило, шлейф секса тянулся за моей любимой. Это было невероятно, я застыл на пороге, пытаясь осознать произошедшее. Ответ находился прямо в зале, и я пулей рванул туда. Она сидела в кресле и со шкодной улыбкой на довольной мордашке наблюдала за моими метаниями. — Ну вот, вижу что сообразил! — со смехом воскликнула половинка.

Я подлетел к креслу и, наклонившись, втянул в себя исходящий от неё аромат любовных утех.

— Ты что, у командира отсосать успела? — ещё до конца не веря, спросил я.

— Давай так. Я обещала рассказать, я расскажу. Ты обещал разобраться с проблемами, не сделал. Значит, будешь выпрашивать у меня прощение. Согласен?

А что мне оставалось делать? Ведь действительно запорол. Можно конечно покочевряжиться, что мол, времени было мало, да кто ж знал, я бы потом и т. д. Но это всё чушь собачья. Мы сейчас действительно на турбазе, а не в зиндане, и это не моя заслуга. Так что заткнулись и согласились. Супруга, после моего согласия, начала рассказ.

— Да я почти сразу поняла, что это какой-то развод, но на законных основаниях. Видимо такой приказ действительно есть, раз он явно ни чего не опасался. Ну и подумала, а на что нас можно развести? Правильно, на секс или деньги. Денег сам знаешь, с собой не было, а секс, вот он, в одном купальнике, рядом стоит. Судя по всему двое суток, как минимум, нам обеспечено, а упущенное время мы уже не вернем. Тем более до конца отпуска всего неделя осталась. Ну и подумала...

Сделала призывную мордашку за твоей спиной и глазами показала на выход. Офицер враз все просек, видать не я первая пыталась так договориться и, дав тебе задание, вывел меня в соседнюю комнату. Там сразу стало понятно, какой оплатой возьмет наше освобождение. Прижал так, что дыхание перехватило, и впился поцелуем, как будто год женщин не видел. Я ногу ему на бедро закинула, потерлась об него передком и спрашиваю: — Как будем удостоверять мою личность?

— Сначала в ротик возьмешь, — отвечает он и опускает меня на колени перед собой.

Я упираюсь взглядом в пах и вижу там полную боеготовность, штаны чуть не рвутся, расстёгиваю ему ширинку, а оттуда его красавчик вырывается на волю и прямо мне в руки. Чистенький, гладенький, аж дрожит от нетерпения, ну я и познакомилась с ним поближе — взяла в рот. Стоило немного пососать, как парень нетерпеливо застонал и, опустив руки мне на голову, принялся насаживать меня до упора, так что в горло мне входил. Через несколько глубоких толчков я поняла, что и сама завожусь. Да и ситуация неоднозначная, муж в соседней комнате пишет объяснительную, а жена, рядом, берет в рот у симпатичного офицерика. Одним словом, сама возбудилась до крайности. А он наяривает как заведенный. Но не прошло и трех минут, как кончил, видать действительно оголодал парень.

... После этих слов супруга покровительственно улыбнулась и произнесла: — Так что да, отсосала. Иди, целуй свою спасительницу.

Я, немного сомневаясь, все же наклонился над её личиком и нерешительно поцеловал в эти горячие распутные губы, ошеломительно пахнущие сексом. Мгновенно отпрянув от неё, спросил, что было дальше. Любимая с возмущением парировала, что так дело не пойдет, она будет рассказывать, а я наслаждаться её повествованиями. Продолжай меня целовать! Сняв лифчик купальника, подставила мне свои груди. Вот тут я страстно принялся ласкать её прекрасные груди, целуя поочередно соски и вокруг них. Обхватив ладошками мою голову, она стала направлять мои губы.

— Ты точно хочешь услышать продолжение приключения? — вкрадчиво спросила она.

— Да, хочу!

— Ну что ж, тогда продолжим, но и ты не останавливайся. Бурно кончив, он застегнул ширинку и, взяв меня за руку, повел через вторую дверь в какой-то коридор, сказав, что есть местечко поудобнее. Пройдя поворот, мы вошли в другую комнату, где располагался натуральный сексодром, кровать метра три на три. Остановившись, он скомандовал раздеваться. Хотя, что там раздеваться, дерни за веревочку и все наружу. Я послушно стянула шортики и сняла купальник, представ перед ним обнаженной. Он секунд пять восхищенно меня разглядывал, а потом, сделав шаг вперед, обхватил ладонями мои груди и принялся их тискать, так что прижал меня к стене. При этом, шепча на ушко развратные комплименты в мой адрес.

А уж когда он, быстро раздевшись, прильнул ко мне своим, вновь вставшим, достоинством, меня опять накрыла волна вожделения. Заявив, что хочет познакомиться с моей подружкой, он запустил мне руку между ног и начал оглаживать мою девочку. Чтобы облегчить доступ, я развела ноги и немного приподняла таз, подставляя щелку под его требовательные пальцы. Я прекрасно понимала, что в такой позе полностью готова для проникновения. И он не заставил ждать, чуть присел, между моих расставленных ног, поднимаясь, скользнул в меня, распирая изнутри, и натянул в кисулю до упора. Мои ноги оказались оторваны от пола, и я была насажена на его член, скользнув до конца, пока наши лобки не соприкоснулись. После чего он, прижимая меня к стене, принялся ожесточенно долбить меня, расплющивая клитор, так что я чуть сознание не потеряла от накатившего желания. Кажется, я даже кричала, но не помню. Все как в тумане.

... За время рассказа я, направляемый её руками, успел зацеловать груди, ложбинку между ними и проложить горячую дорожку от шеи до её пупочка. Возбуждение накрыло меня с головой. Моя супруга изредка баловала меня рассказами о своей прошлой бурной жизни, когда она, что уж лукавить, подрабатывала известным способом на достойную жизнь. Но это было тогда, еще до нашей встречи, и эти рассказы разогревали меня необычайно. А тут, что называется, за стенкой, моя любимая, за каких-то полчаса успела взять в свой очаровательный ротик и дала парню в киску.

— А теперь самый важный вопрос, — раздался над ухом её вкрадчивый голос. — Хочешь ли ты услышать все до конца и попросить прощения? Или мы остановимся на этом, и в дальнейшем претензий не будет?

Нет, ну ни фига ж себе, умеют девчонки раздраконить, а потом попытаться шмыгнуть в кусты. Я и так уже все главное понял, капитан получил максимальное удовлетворение от моей обожаемой половинки. Любопытство и желание бурлило во мне как в гейзере.

— Все до конца! Просить прощение и без претензий! — твердо произнес я.

— Ну что ж, слово дано, — усмехнувшись, произнесла супруга. — Подвинься, я встану.

Она встала и, расстегнув молнию, стала стягивать шорты. Перед моим взором предстали её оголенные бедра с чисто выбритым лобком, а вот купальника на ней не оказалось.

— А трусики где? — тупо спросил я.

— Где? Где? В рифме. Сейчас покажу, — рассмеявшись, произнесла она, усаживаясь обратно в кресло. Затем развела ноги в стороны и положила их на подлокотники, предъявляя моему взору свое сокровище между ног. Её, обычно, нежный, розовый бутончик представлял сейчас полностью распустившуюся бордовую розу, с набухшими лепестками и возбужденно торчащим налитым клитором. Большие губы были полностью развернуты и ничуть не скрывали штормовой прелести её раскрытой подружки. Честно говоря, я обалдел от увиденного.

— Как тебе твоя женушка? — с подвохом в голосе спросила она.

— Ты великолепна! — на автомате произнес я.

Тогда она опустила руку между ног, и аккуратно введя два пальчика в глубину киски, вытянула затычку из своей притягательной дырочки. Вслед за ней, из глубины влагалища, потек ручеек вязкой жидкости, собираясь лужицей на коже кресла, у неё в промежности. Она же развернула добытый клочок материи и на моих глазах его развернула, показывая мне трусики от купальника.

— Я всегда говорю правду! — откровенно веселясь, сказала она. Трусики были насквозь мокрые и с них, в некоторых местах стали вытягиваться тягучие капли и, набухая тянуться вниз.

Супруга откинув купальник в сторону, стала пальцами размазывать вытекающую из неё струйку по всей поверхности распустившегося цветка. Я жадно наблюдал, как её пальчики не торопясь путешествуют по всем складочкам и лепесткам дурманяще пахшей розы, придавая им фантастический блеск. Теперь её сочная киска стала вся покрыта прозрачной глазурью, а в складочках собрались сгустки мутноватой жидкости, медленно сползающие вниз. Набухший, влажно блестящий клитор вызывающе выпирал вперед, в обрамлении красных и отяжелевших лепестков малых половых губ, а ниже виднелось отверстие в сокровенные глубины её тела, из которой продолжала вытекать тягучая струйка. По комнате поплыл насыщенный запах мужской признательности. Я был в крутом ступоре. Получалось, что капитан не только получил удовольствие, поимев мою супругу в её притягательные дырочки, но ещё и кончил в неё, как в оплаченную шлюшку.

— А слово-то не воробей. Готов просить прощение? — выдернул меня на поверхность голосок любимой, причем в интонациях проскальзывали саркастические нотки.

Собравшись с духом, я произнес:

— Да, но как?

— О, вот это разговор по теме! Я продолжаю рассказ, а ты выполняешь все мои требования! Становись на колени между моих ног и продолжай целовать меня.

Я опустился между её ножек, положил руки на талию и неожиданно для себя, страстно припал к ложбинке между её грудей. Ощущая идущий от неё запах недавнего секса, я мысленно представил всю картину целиком — как он прижимает её, ласкает, а потом входит между разведенных ног, овладевая этим прекрасным телом. Как скользит в её киске, доставляя наслаждение и в конце, не сдерживаясь, выплескивает свою страсть прямо глубину, заправляя своим семенем.

Любимая тем временем направляла мои губы все ниже и ниже, и сейчас я покрывал поцелуями верхнюю часть лобка, находясь в непосредственной близости от источника сладострастия, источающего ошеломляющий аромат наполнения.

— Ниже, ещё ниже! — стонала она, пытаясь наклонить мою голову до верхней части своего раскрытого цветочка. — Ты обещал!

И я... сдался.

— Дааа... — удовлетворенно протянула она, придавливая мои губы к торчащему бугорку клитора. Я ощутил на губах скользкую поверхность возбужденной плоти, обильно смазанную чужой спермой. Казалось мое возбуждение перешагнуло все мыслимые пределы.

— Ах ты, мой хороший! — промурлыкала она, поглаживая мне затылок, — видишь, совсем не страшно. Теперь... пососи его! Я, уже не задумываясь, впустил в рот эту восхитительную часть её киски, и начал нежно обсасывать.

— Пройдись по нему язычком — донесся до меня совет супруги. Я, не выпуская лакомый кусочек изо рта, лизнул один, второй раз, а потом принялся вылизать и посасывать не переставая. — Да... Да... Сильней придавливай... Раз у нас все так хорошо пошло, то и я продолжу...

— Олежек, так и не снимая меня со своего штыря, донес до постели, положил спиной на кровать и затем выдернул его. Подружка хлюпнула и потекла. Только тогда я сообразила, что он еще и заправил меня. Но что толку возмущаться, когда уже все случилось. Лежу я, раскинувшись, отхожу от бурных ласк и вижу, он уже гимнастерку одевает. Тогда и спрашиваю:

— Ну что, мы можем идти?

А он так удовлетворенно:

— Ты, конечно можешь. Я твою личность удостоверил, все сходится, даешь классно. А вот что с мужем? Проблема. Оставляй его у нас, я суток пять его на губе придержу, как подозрительного, а сам к тебе на турбазу буду заскакивать.

— Нет, отвечаю, не вариант. А может я, и за него удостоверю? И пальцем на распаханную киску показываю.

... В этот момент она отодвинула мою голову и иронично произнесла: — И на что только бабы не идут ради своих мужей. Затем с развратной улыбкой и напускным трагизмом в голосе распорядилась: — Придется теперь и губки мне вылизать. Вперед!..

И уже каким-то властным движением, притянув мою голову, неожиданно воткнула мои губы в раскрытые лепестки своего цветочка. Я, немного опешив, на волне эйфории провел несколько раз языком по половым губам, и сразу в рот попали несколько сгустков спермы, напрочь снося мою хлипкую крышу. специально для sеxytаl.cоm Попытавшись отпрянуть, я наткнулся на жесткое сопротивление её рук.

— Давай милый, давай, ты должен это сделать! — урезонивала она, придавливая мою голову к промежности. Ощущая стыд и порочное возбуждение, я был вынужден проводить языком по губкам, вылизывая их поверхность, скользя по складочкам её распутной розочки. — Вот видишь, как все замечательно, — раздался её воркующий голос. — Теперь не останавливайся.

В первое время язык скользил как будто в киселе, размазывая эту глазурь в стороны. По желанию любимой, в ход пошли и губы и язык. После чего я, уже не останавливаясь, принялся тщательно вылизывать распутную подружку супруги, подчиняясь давлению её рук.

А она при этом, продолжала с воодушевлением: — А на мое предложение Олежек отвечает спокойно:

— Да без проблем. Только я уже пас, да и к задержанному нужно пораньше вернуться, пока быковать не начал, на него похоже. Ну ты понимаешь...

Да я понимала. Свои кадры знаем. Спрашиваю его:

— Тогда как?

А он уже с порога:

— Сейчас свободных пришлю, но не затягивайте, у вас только час, максимум полтора.

И вышел. А я лежу и думаю: ну, молодец офицерик, и сам от души попользовался и под других ненавязчиво подложил. Хочешь бери, не хочешь не бери. Да уж ладно, идти — так до конца. Приняла позу поэротичнее и жду. Через пару минут дверь раскрылась, и заходят пятеро солдатиков. Ни слова не говоря, быстренько раздеваются и прыгают ко мне в кровать. Все мускулистые, подтянутые, ни капли жира на телах и активные до сумасшествия. Вот тут я и попала в жернова, каждый пытается погладить, пожмякать, потискать. Один руку между ног втиснул, поласкал девочку и радостно так восклицает: — Пацаны, все класс, в эту можно кончать!

Раздвинул мне ноги и, навалившись сверху, сходу воткнул мне в разогретую киску. Да так, что сразу натянул меня до яиц. Я аж вскрикнула, когда он воткнул в колечко матки. А он устроился на мне поудобнее, схватил за груди и пошел меня, с нескрываемым удовольствием шпарить. Скорость развил как на спринте, разве что пар между ног не шел, но температура там поднялась, это точно.

Я лежу, как успеваю, подмахиваю и спрашиваю его: — И что, часто сладенькое перепадает?

А он так с гордостью: — Летом, почти каждую неделю девчонки, из отдыхающих, заскакивают. Зимой, правда, мрак, ни кого не было.

При этом усердно во мне работает. Спортсмен явно, это ж надо, при таком темпе, успевает отвечать и не задыхается. Минуты через три, активной скачки, зачастил, как положено, и не вынимая спустил в меня.

Только один кончил, не успел отвалиться, как уже следующий на меня наваливается, вбивает свой член в письку, начинает так же усердно меня трахать. Блин, конвейер по ебле какой то! Причем по-стахановски 3—5 минут, заправка, следующий. Просто невероятно.

... Любимая вновь отодвинула мою голову назад и, наклонившись вперед, рассмотрела результаты моих действий. За время её рассказа я хорошенько поработал. Её цветочек был идеально чист и вызывающе блестел влажными, налитыми лепестками. Она, с довольной ухмылкой, посмотрела на меня между своих расставленных ног, на мои губы которые только что упоенно собирали соки с развернутых лепестков её розочки и с заметным превосходством произнесла: — Умничка, хорошо подлизал.

После чего пальцем поводила мне по губам, скользя по кругу, и не допускающим возражений тоном, заявила: — Ну а теперь, почисти главную труженицу!

Я немного растерялся, не понимая, в чем дело. Усмехнувшись, она съехала еще ниже по креслу, приподняла ноги и развела их в стороны. Перед моим взором раскрылось круглое отверстие оприходованного влагалища, на стенках которого и сейчас были видны потеки спермы, а в её глубине просматривалась небольшая

лужица.

— Красавицу мою подмой! — властно произнесла она, вновь по-хозяйски притянув мою голову к промежности, так что губы воткнулись в её испачканное отверстие. Невольно язык провалился в дразнящую глубину, ощутив обилие находящейся там, жидкости. — Теперь уж до конца почисти женушку! Я со счета сбилась, сколько раз меня туда поимели, и все влагалище залито их спермой.

Что ты замер? Активней язычком работай! Я же сегодня с доблестной армией отработала по полной. Считай, раз двадцать твою женушку только в киску отодрали. Теперь и ты, у своей оттраханной шлюшки, между ног поработай!

Я, так после третьего, взмолилась: — Ребята, — говорю, — я устала. Давайте перерыв объявим.

А кучерявый такой, отвечает: — Да ты не подмахивай, на это силы уходят, расслабься и получай удовольствие, мы сами все сделаем. Встань раком и отдыхай!

И все заржали, видать дежурная шутка для опробованных давалок. Меня в четыре руки подняли, перевернули и установили в коленно-локтевую позицию и тут же очередной член вонзился в меня, пробуравив колечко матки, ну впрочем, как я люблю. Не сдержавшись, я похотливо заорала, чувствуя, как меня накрывает волна дикого возбуждения. При каждом погружении его яйца хлопали по клитору, вызывая дополнительную стимуляцию. Помогая ему глубже проникать, принялась и сама насаживаться до конца.

— Ага! Вот что ей нужно! — раздался, чей то возглас. — Я следующий!

А мне было не до них, я чувствовала стремительное приближение очередного оргазма и старалась его ускорить. Кончили мы одновременно. Уж не знаю, что они там сзади обсуждали, разглядывая, но по ногам текло знатно. Я завалилась грудью на кровать и пыталась отдышаться. Какой там, уже через пять секунд во мне хозяйничал очередной разбойник, но тут уж я активность не проявляла. Трахают, так пусть трахают как есть, раз отдышаться не дали. Растянутая и переполненная подружка стала громко хлюпать, принимая его член, а по лобку и ляжкам потекли струйки наших соков.

Не успела пристроиться передохнуть, мне голову поднимают и в губы член упирается. Сел передо мной, агрегат свой наклонил прямиком мне в рот. Куда деваться? Приняла. Сзади посильней подтолкнули, он, с разгона, и в глотку проскочил. Так и дерут меня с двух сторон, один в рот, а второй в киску. Ощущаю себя, при этом, последней блядью.

Только успела подумать об этом, как чувствую, сейчас точно в блядь оформят, следующий кавалер уже к попочке пристраивается. Хотела заорать, что туда нельзя, да какой там, рот занят, голову придерживают, не дернешься, только глухо замычала. Задницей заелозила, пытаясь сорваться, а парень сзади все плотней прижимает, и с каждым толчком все глубже и глубже в дырочку вгоняет, уже и головка вся вошла. Понимаю, что раз начал, то своего все равно добьется и оприходует меня туда, лучше уж не сопротивляться и расслабить попочку. Приготовилась. А он выдернул наполовину вошедший член, собрал с ног потеки спермы, и обильно смазал мне зарезервированное отверстие. Затем навис над задницей, обхватив ногами мои бедра, и направил головку в свежую дырочку.

Прогнулась, выпячивая задницу, что бы легче вошел и ему удобней было, а в рот поглубже заглотила, что б не заорать. Звиздец — думаю — за час, из меня последнюю шлюху сделали, уже и попку, сама подставляю. Сейчас возьмет! И в этот момент он присел, вгоняя свой твердый член одним мощным движением, скользнув на всю свою приличную длину, овладел последним порталом любви. Мой невидимый партнер вскрыл мою тугую попку, как грузовик дешевую легковушку, легко и без вариантов превратив меня этим в конченую шлюху.

Когда его бедра опустились на мои ягодицы, сзади вспыхнул огонь наполнения. Я не закричала только потому, что толчком меня кинуло на штырь спереди и он, скользнув еще глубже в горло, перекрыл дыхание. Мой мужчина сзади, уперевшись руками мне в спину, устроился основательней, и принялся методично вгонять своего дружка в мою захваченную дырочку. Причем от души вгонять, по самые помидоры, так что пожар там, не затихал ни на секунду. А я, ощущая активное биение его захватчика в своем заднем проходе, мысленно подвела черту — писец, докатилась, посторонний парень, без лишних вопросов, с моей посильной помощью, оприходовал меня в попку и дерет. И хорошо так дерет, активно. Отработав на мне, как положено, вдавил поглубже и наполнил меня еще и туда.

Стоило ему выдернуть свое копье из вскрытой дырочки, я попыталась завалиться набок, чтобы, хоть как-то защитить горящую попочку. Не смогла. Тут же следующий любитель узеньких отверстий объявился. Зажал, пристроился и моментально вонзил. Блядь, думаю, новую игрушку мальчишки нашли, пока не наиграются все, не успокоятся. А что сделаешь? Уже насадили.

Когда он выдернул и отвалился, меня на руках поднимают и кладут на лежащего парня, которому я сосала, он тут же разводит коленками мои ноги и одним движением насаживает в растраханную письку. Сам за груди схватил и ниже притягивает. Непринужденно воткнул до самого основания, и я облегченно выдохнула, ведь попка до сих пор гудела от напряжения. При этом сама поражаюсь своим желаниям — лучше в киску, в неё, пожалуйста! Ну точно — шлюха, порадовалась, что незнакомый парень мне в девочку воткнул.

Да вот рано радовалась, стоило ему набрать темп, подкидывая мои бедра при вхождении, как сверху на меня еще один наваливается. Схватил за плечи, чуть вниз потянул, а между булочек уже его дружок проскальзывает в направлении второй цели. Время для меня остановилось. И тут он вонзил, невероятно распирая промежность, между ног вспыхнул взрыв сладкой боли и наполнения. Меня накрыла такая мощная волна экстаза, что ничуть не сдерживаясь, я похотливо заорала: — Да, мальчики, так! Ещё, ещё сильней! Берите свою шлюху по полной!

И вот они уже одновременно в две дырки снизу шпарят. Да так синхронно, слаженно, как будто на показательных выступлениях. Тут же очередной подарочек и в рот прилетел.

Один член во рту, второй в подружке, третий в попку наяривает, и так по кругу. Когда нижний кончает, меня поднимают и на следующего перекладывают. Голова как в тумане, ни черта не соображает, при этом всех их обслуживаю, уже вся мокрая от спермы. Кто-то из комнаты выходит, кто-то заходит, но мои дырочки постоянно в работе. Уж кто там, по какому кругу меня брал, я и не видела. Наконец давешний сержант, по голосу узнала, дает команду: — Заканчиваем, парни, ей себя еще в порядок надо привести.

Действительно, последние партнеры заметно ускорились, кончили, и вот, меня уже никто не обжимает и не приходует. Обессиленная, заваливаюсь на бок, и вижу, в комнате никого, дверь в душевую кабинку нараспашку, там свет горит, а на лавке куча полотенец лежит. Сервис, блядь!

Сначала вроде как разозлилась, отодрали сучку, во все дырки, спермой накачали и даже спасибо не сказали, исчезли. Потом, полежала, чуть продышалась, успокоилась. Ну а что, на что договорились, то и получила, ребята вообще ни при чем. Даже старались. Да и я, если честно, обкончалась до неприличия. Так что все получили, что хотели, дело закрыто. Стала приподниматься, чувствую, из распаханных дырок полилось. Все-таки накачали в меня прилично. Ну и пришла шальная мысль, а чего добру бесславно в полотенцах пропадать, дотянулась до трусиков, свернула плотнее, ну и заткнула в киску, чтобы по дороге не протечь. Думаю, если все сложится, мужа заставлю вылизать. Как видишь, все сложилось. Тебе же понравилось, у оттраханной шлюшки, обвафлеванную дырку вылизывать, после всех членов, что в ней погуляли и спермой накачали?

После чего супруга отодвинула меня от промежности и, развернувшись в кресле, положила руки на спинку кресла, встала на коленки, оттопырив свою восхитительную попку. Повернув ко мне лицо, она с многозначительной улыбкой произнесла:

— Попке сегодня тоже досталось, так что вылижи и там. Потом делай со мной, все, что можешь себе представить. Бери как последнюю шлюшку, куда захочешь и как захочешь.

Мой разум переклинило на мат, а все действия приобрели окраску насилия. Я уже не мог сдерживать своего внутреннего зверя и, ухватив за бедра, притянул к себе, с силой насадив растраханную подружку этой шлюхи на гудящий от напряжения член. В голове замкнуло от вседозволенности, и я первый раз трахал свою жену как последнюю проблядь, не заботясь о её желаниях и удобствах. Вгоняя член до упора, я ощущал, как размазываются по сторонам её губки, хлюпая, поддаётся влагалище, обслуживая меня своим мелко дрожащим туннелем, и в стороны разлетаются брызги. Головка с первых ударов свободно проскочила в распаханную матку и долбила дальнюю стенку. А я с утроенной энергией все сильнее и сильнее обрабатывал оприходованную другими дырень своей давалки.

Мир сжался до нас двоих, и только мои движения имели значение. Сучка на моем члене громко кричала, подаваясь задницей назад, насаживалась до упора, разбрызгивая мне в пах свои соки. Я испытывал небывалый экстаз! Наконец я подошел к концу, и с силой притянув её бедра к себе, излился в глубины фонтаном удовлетворенной похоти. Супруга, прогнувшись в пояснице, головой упиралась в спинку кресла и сладострастно подвывала. Выдернув из многократно оттраханной блядюшки свой агрегат, я ещё сильнее раздвинул ягодицы и восхищенно разглядывал шикарную дырку между её ног, чувствуя накативший восторг. Сейчас, в первый раз за долгие годы, я натурально отодрал свою королеву, как конченную блядь, безо всяких условностей и ограничений. Увидел, как она оборачивается, привставая на руках, и услышал невероятную фразу:

— Всегда так мечтала! Когда отдохнешь, давай в попку!..

Уже поздно вечером, когда мы обессиленные лежали в кровати после черт знает какого по счету любовного действа, раздался приглушенно задумчивый голос моей любимой:

— Ты знаешь, оказывается, это ни куда не делось, просто притихло где то в уголке, видно я, действительно, по натуре своей шлюха и всегда ею была. И переделать себя не смогу.

— Не смей себя переделывать, ты мне нужна такая, какая есть — обалденная шлюха, — жестко припечатал я, и уже с ноткой грусти: — Об одном жалею, что узнал об этом так поздно. Сколько времени зря потрачено! Ты почему мне никогда ничего не говорила?

Наши ночи превратились в сплошной фейерверк страсти, мы вытворяли все, что только можно было представить, и проделывали это с безумством умалишенных. Супруга ещё больше похорошела и излучала свет счастья. Я тоже был вполне всем доволен, если бы не дикая усталость, которая валила меня с ног. А за два дня до нашего отъезда любимая, прижавшись ко мне и ласково глядя в глаза, нежно произнесла:

— Я прогуляюсь до третьего водопада. А ты пока отдохни.

... Знакомый водитель привез её уже под утро.

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!