Аня восхитительно пела. Не то что бы ей светила эстрада и головокружительная карьера в этой сфере, но удерживать публику «бардовскими» композициями и романсами она могла без труда. Очаровательно было наблюдать за тем, как её тонкие ручки держат гриф гитары, а аккуратные пальчики ловко перебирают струны. При этом тонкий голосок повествует грустную историю об уходящей молодости и несбыточных надеждах... В общем, её исполнение меня по настоящему трогало. С тех пор как мы познакомились, я всегда относился к ней как к чистому созданию. Почему-то я воспринимал её непорочной, не способной на гадости, хитрость, похотливые желания и тому подобное. Даже секс с ней представлялся мне своеобразным манифестом верности в «разумное, доброе, вечное», и там точно не было места эксперименту. Впрочем, кому-то и этого вполне достаточно для счастья.

В начале сентября я наткнулся в социальных сетях на объявление о её предстоящем выступлении. Всё как обычно: литературный вечер в честь какого-то там поэта... гитара, 20—30 человек слушателей, чай, кофе, печеньки. Всё бесплатно. На Ане было легкое темно-зелёное платье в мелкий белый цветочек, колготки телесного цвета, кеды. Это была хрупкая девушка 23 лет, с русыми волосами немного ниже плеч, темно-зелеными глазами и довольно острыми чертами лица. Её взгляд был слегка кокетлив, но в большей степени отдавал оттенками пронзительности. За этим взглядом ощущалась решимость, смелость и бесстрашие. Во время выступления я замечал, что она то краснела, то бледнела, иногда лоб покрывала еле заметная испарина, но это ничуть не влияло на исполнение и всё шло по плану. Час пролетел незаметно.

Когда все начали расходиться, я немного задержался. В это время Аня принимала очередную порцию настоятельной благодарности от пожилой слушательницы, и краем взгляда цепляла меня, мол «подожди, не убегай, я тут почти закончила!». Мы не были особенно близки, виделись раз в полгода, иногда перекидывались сообщениями в соцсетях, но, судя по всему, на концерте я был наиболее близкий ей человек. Наконец она вырвалась из цепких лап, и слегка припорхнув, оказалась возле меня. Между нами возникло еле уловимое смущение, после чего я несколько неловко её обнял, успев при этом почувствовать аромат её тела. В этот момент во мне что-то перещёлкнуло... То есть, вроде всё оставалось как прежде, но возникла мысль, что я точно могу позволить себе немного больше, в отношении неё.

Мы вышли из здания, и двинулись по улице в сторону метро. Время пролетело быстро. Мы много общались, рассказывали другу-другу, что произошло с нами с момента последней встречи, смеялись. Я, как порядочный джентльмен, не смог отказать себе в удовольствии проводить девушку до дома.

— Слушай, Лёш... проводи меня, пожалуйста, до входной двери (мы стояли возле подъезда). Там в последнее время школота какая-то ошивается... Неуютно мне как-то.

— Да, конечно. Без проблем.

(Хочу сказать, что я довольно туп относительно женских намёков, и что девушка хочет секса со мной пойму только тогда, когда мой член будет у неё в руках или где-то ещё. В общем, я по правде провожал её только до входной двери...)

Она достала ключи, подергала их в руках, взглянула на меня своими глазками снизу вверх, и прижалась к моей груди, руками обвив талию. Я ощущал как она тяжело дышит. В ответ я начал гладить её по спине, и нежно поцеловал в ушко.

— Пойдем. — сказала она, взяв меня за руку.

Мы зашли в квартиру. В квартире был приятный аромат, как пахнет, когда женщина живет одна, без детей и мужчины. Смесь запахов духов, шампуня, кондиционера для белья, косметики, и особый аромат тела молодой девушки.

Она выпустила мою руку, убежала куда-то в сторону кухни. Я пока осматривался.

Квартира была небольшая, однушка с кухней. Легко обставлена, ничего дорогого и роскошного не было. Думаю, так живет большинство девушек в больших городах, которые недавно получили диплом, и не успели окунуться в семейную жизнь. И да, работать им тоже приходится самим.

— Проходи в комнату. — донеслось из кухни. — Я сейчас...

Я прошел. Рухнул в кресло. Мой взгляд блуждал по комнате в поисках зацепок, чтоб оперативным мышлением обработать полученную информацию и проанализировать аспекты личности Ани, с целью лучшего понимания девушки. Кхм... Дедукция! Ни за что особенное я не зацепился. Всё было как обычно.

Аня вернулась с двумя бокалами и бутылкой красного вина.

— Оо, даже так!

— Слуууушай, я устала... — она немного поморщила лоб и надула губки. — Между прочим, петь, это очень непросто!

— Ну, если потом приходится пить, то я с тобой согласен. — она игриво ткнула мою ногу своей.

Она села на край кровати рядом, располагая фужеры на тумбочке. Я с интересом наблюдал за ней. Больше всего моё внимание привлекали её ножки. Маленькие ступни с небольшими ухоженными пальчиками, впрочем, под колготками они были не так хорошо видны. Как бы там не было, я догадывался к чему всё идёт. Внутри было легкое волнение, и я смаковал момент, когда всё только начинается...

Взяв у нее бутылку, я начал разливать вино в бокалы. Аня опиралась руками о кровать и смотрела на меня. Она начала водить своей ножкой по моей ноге от ступни до колена и мурлыкать. Закончив с вином и отложив бокалы, я стал смотреть на неё. Мы около минуты смотрели друг другу в глаза. Мой член уже был готов ко всему, и даже через джинсы это было трудно не заметить. Аня медленно встала, подошла ко мне, и запустила свои руки в мои волосы, поглаживая мою голову. Даже это простое движение вызывало во мне бурю наслаждения, и балл этой бури повышался с каждой секундой. Моя голова была на уровне её живота, она пододвинулась ко мне вплотную, моё лицо окутала магия женского тепла, я начал жадно вдыхать её запах, носом нащупывая пупок, и целуя животик через платье. Руками я гладил её бедра, и поднимал платье выше.

— Сними пожалуйста с меня чулки. — «ого. Это чулки» — подумал я.

Аня уже тяжело дышала. Она чуть отодвинулась, поставила ножку мне на колено, и я начал плавно стягивать с неё чулок. Я смотрел то на её ножку, то ей в глаза, то на трусики, которые уже стали влажными и старательно мне демонстрировались. Когда я снял второй чулок, Аня не стала опускать ножку с моего колена, и сказала:

— Котик, ляг, пожалуйста, на пол.

Котик повиновался. Задавать вопросы и тем более сопротивляться мне совершенно не хотелось.

Аня сама сняла с себя платье. Она была стройная, с аккуратной попкой и красивой изящной грудью. Оставшись в трусиках и лифчике она встала с боку от моей головы, и ничего не говоря начала водить ножкой по моему лицу. Я смотрел ей в глаза, видел, как она тяжело дышит. Я поймал языком большой пальчик её ноги, она нежно пустила мне его в рот. Запах её ног сводил меня с ума... Мой взгляд не отрывался от её глаз, я видел как она прикусывает губки. Пока я пробовал каждый из её пальчиков, она сняла с себя лифчик, и принялась ласкать свои налитые груди. Соски уже стали твердыми, она теребила их пальцами и тихо постанывала. Теперь на ней оставались только трусики.

Я хотел было встать, но она приставила свою ногу мне на грудь, ясно давая понять, кто тут Bоss. Мне это нравилось. Она была уверена в себе, и использовала меня для наслаждения, и я был совершенно не против и готов был и дальше находится в позиции подчинения. И это была совершенно другая Аня, не та, которая пела грустные песни. Всё что в ней происходило сейчас, было настоящим и неподдельным. Она присела на корточки, и расстегнула мне штаны, приспустив их немного. Обнажила мой член, и начала его дрочить, смотря мне в глаза и двигая при этом ртом. Она плюнула на член, я ощутил её теплую слюну в её руках.

— Я хочу твою киску. — сказал я, неожиданно для себя самого.

Она улыбнулась, поцеловала меня в губы, и присела над моим лицом. Её киска была вся влажная и горячая, трусики были мокрые практически насквозь и прилипали к половым губкам. Я тянулся языком к её киске, но она не опускалась сразу, и получала от этой игры немалую дозу наслаждения. Наконец она опустилась, и начала водить вперед назад своей попкой. Я погрузился в неё всем собой. Меня окутала волна счастья, от единения с девушкой, от доставляемого ей удовольствия. Мой член стоял колом. Аня привстала, сняла трусики, вытерла ими моё лицо, и присела вновь. В этот раз она сидела практически на коленках, и мои губы, нос, и язык посменно были в ней. Вдруг её начала охватывать дрожь, и ножки сжали мою голову. У нее перехватило дыхание, и она кончила. Всё мое лицо было в её соках. Она привстала, поцеловала меня и в губы, и в щеки и в нос. Подбородок облизала языком. Мой член всё также стоял колом.

— Вставай. — сказала она нежно.

Я встал, снял с себя штаны. Она опустилась на колени, и начала жадно сосать мой член. То заглатывала его полностью, то облизывала головку, проводила язычком по уздечке, причмокивала губками. Мы вместе тяжело дышали. Она начала быстро дрочить мой член, смотрела мне в глаза, и приоткрывала рот, периодически заглатывая его. Я кончил ей на лицо, поводил головкой по её губкам и носику. Она помогла себе пальчиками собрать сперму со своего лица.

Всё-таки, огромное счастье для мужчины, доставлять женщине удовольствие. Членом, ртом, пальцами — не важно... когда женщина счастлива, мужчине хорошо.

А вино так и осталось нетронутым...

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!