Эротический рассказ: ГостьяМуж на две недели уехал в командировку. Спустя пару дней раздался телефонный звонок, и я услышала на другом конце провода Ингу.
-Солнышко, ко мне тут приехала подруга. Она в теме.


-Но ты знаешь… , Лиса в последнее время стала такой ревнивой…
-Ты не против, если она остановится на несколько дней у тебя?
-Нет?!... Спасибо огромное. Ты меня очень обяжешь.
Утром следующего дня, я уже впускала Ингу и незнакомку в квартиру.
Незнакомая женщина, проходя в комнату, держала ее за руку и с интересом смотрела на меня. Ей было около 35 лет на вид. Шикарные черные волосы, завиваясь мелкими кольцами (эффект мокрых волос) тяжело спадали вниз почти до самого пояса
-Привет Ин!... Здравствуйте! Мне уже пора идти.
-Устраивайтесь как у себя дома. Ключи я оставляю вам на вешалке в прихожей.
-Пока! Не скучайте.
Я ушла, отавив Ингу и ее подругу полновластными хозяйками своей квартиры.
Вечером, по пути домой, я прикупила кое-что для праздничного ужина.
Взяла сладости и бутылку грузинского полусладкого вина для угощения гостей.
К моему разочарованию, Ингу я уже не застала.
Вероника, так звали ее новую подругу, открыла мне дверь одна. Мы познакомились.
Она была довольно общительна и интеллигентна. Общаться с ней было приятно.
Впрочем, даже после выпитого бокала вина, я ловила себя на каком-то чувстве неловкости. Более того, я не смела поднять глаз на свою гостью и все время сидела чуть потупившись, старательно отводя взгляд в сторону от ее умных, прямо и по мужски рассматривавших меня глаз.
Почувствовав мое состояние, Вера решила сгладить неловкость и перевела разговор на обычные женские мелочи. Мы поговорили о Инге, ближайших планах на выходные, ценах в городе, о том, где можно купить у нас те или иные вещи или продукты.
Потом наша болтовня стала более непринужденной, мы стали обсуждать моду и предпочтения в одежде. Я похвасталась парочкой подаренных мужем накануне вещей, которые мне особенно нравились
Вера осторожно попросила разрешения посмотреть и с виноватой улыбкой открыла мой шкаф. Мы вместе решили примерить мои обновки. Она достала несколько обворожительных платьев из своего дорожного гардероба и предложила мне прикинуть некоторые модели на себя. Чуть погодя, я уже совсем освоилась, добралась до ее белья и крутилась перед зеркалом в симпатичной светло-розовой прозрачной, со множеством воздушных оборок и рюшей коротенькой ночнушке, втягивая живот и поворачиваясь то одним то другим боком
Подняв глаза, я увидела в отражении, что гостья стоит позади меня и внимательно следит за моими движениями. Я снова почувствовала неловкость и, смутившись, осталась растеряно стоять в перед открытым шкафом. Вера, не спуская с меня глаз, медленно приблизилась сзади и положила руки на мои чуть прикрытые тонкой тканью плечи. Я вздрогнула, словно прошитая электрическим током. На минуту мне показалось, что пол качнулся мне на встречу. Сердце тревожно и часто забилось, а щеки стал заливать алый румянец.
Вероника с первого взгляда определила мое состояние и пошарив на полках в моем шкафу, быстро вытащила оттуда светло-желтый с мелкими черными горошинками простенький платок. Ее руки сзади перекинули платочек мне через голову и замерли, держа его в натянутом состоянии в сантиметре от моих губ. Платок был свернут на угол как косынка и, задержавшись на уровне моих губ, стал медленно поднимался все выше, пока не остановился прямо перед глазами. Я оставалась стоять неподвижно, ожидая и одновременно пугаясь продолжения.
Дыхание мое участилось, а руки и ноги словно стали ватными и тяжелыми. Я была не в силах сдвинуться с места. Глядя на меня в зеркало, Вероника как-то особенно, с чувством собственного превосходства, улыбнулась и опустив руки с платком, забрала кисти моих рук в свои ладошки. Чуть помедлила и, не отпуская взгляда от моего отражения в зеркале, медленно завела одну мою рук за спину и вверх.
Мы обе стояли лицом к зеркалу. Спиной я чувствовала как ее грудь касается меня сзади через едва ощутимый барьер тонкой ткани. Стоя с заведенной за спину правой рукой, я все еще не решалась что либо предпринять, молча и напряженно глядя на свое отражение.
Вера резко, уже не церемонясь вывернула мне за спину вторую руку и скрестив их за спиной, встряхнула меня, давая почувствовать свою силу и оценивая степень моей уязвимости. Ткань платка плавно обвила мои перекрещенные запястья и стянула их двумя узлами в единое и неразделимое целое.
Ее губы приблизились к моим и замерли почти коснувшись. Чуть помедлив, она медленно, властно и долго поцеловала меня, прекратив только тогда, когда сама сочла достаточным. Потом она захватила меня за волосы и повела в спальню.
В спальне она стянула со спинки кровати свой черный шейный платок и тщательно завязала мне глаза. Я больше не могла ничего видеть и вынуждена отдаться во власть слуховым и тактильным ощущениям. Сначала, она заставила меня лечь. Потом, я почувствовала шорох снимаемой одежды, скрипы матраса и наваливающуюся на меня тяжесть сильной взрослой женщины. Вера села сверху и я ощутила рядом с лицом легкое дуновение и запах чистого свежего белья вперемешку с ее запахом.
-Теперь открой рот!- Услышала я ее тихий шепот.
-Не сопротивляйся! Ты уже позволила мне связать тебе руки.
-Не останавливайся на полпути. Позволь себе оказаться полностью в моей власти.
-Давай! Открывай его.
Что это будет? –пытаясь скрыть предательскую дрожь в голосе на выдохе спросила я.
-Это всего лишь мои трусики.
-Ну же, открывай!
Я лежала под ней связанная, тяжело дыша и слегка приоткрыв рот, не решаясь подчиниться, и в то же время не желая сопротивляться. Вера слегка приподняла мне голову, как бы принуждая к подчинению, и я подчинилась. Приоткрыла губы чтобы стать окончательно униженной и зависимой от прихотей своей гостьи.
Вера не была крупной женщиной, но попка у нее отнюдь не маленькая. Вскоре я обнаружила, что мой рот забит ее трусами до отказа. Потом снова шорох, мягкая ткань опустилась на мои губы, а затем, туго натянулась плотно обхватив рот и щеки. Концы чего-то собрались в тугой узел на моем затылке и были надежно затянуты. Я почувствовала, как длинные свободные кончики от узелка на затылке щекочут мне шею и спину. Все, теперь она может сделать со мной все, что захочет, реализовать самые темные свои фантазии и я хочу чтобы она это сделала.
Мое тело наполнилось чувствами и желаниями новых ощущений. Пока гостья связывала мне ножки, я успела пару раз кончить самостоятельно, а когда она стала пошлепывать меня по попке, и всячески тревожить (иногда весьма болезненным образом) другие мои эрогенные зоны, то я уже вынуждена была делать это по ее желанию. Она мучила меня часами, не давая разрядки и потом ей достаточно было положить руку «туда» чтобы заставить меня забиться в приступе невыносимого удовольствия.
Я была полностью зависима, опустошена, измотана и унижена . Я уже хотела остановиться, но не знала как дать знать ей об этом. Попробовала использовать знак, который обычно в наших с Ингой играх означал момент когда «нижняя» дошла до предела терпимости ощущений. К моему удивлению, знак был понят, но прежде чем остановиться Вера заставила меня еще раз потерять сознание.
Когда я очнулась, глаза у меня были развязаны. Вероника сидела за столом и спокойно курила сигарету. Увидев мое возвращение, она присела ко мне на кровать и положила рядом беленький с кружевной оторочкой платок и детскую розовую соску-пустышку.
-Я сейчас тебя развяжу, но с одним обязательным условием, в моем присутствии ты будешь обязана носить на своей головке детский платочек и постоянно держать соску во рту.
-В противном случае, я продолжу пока ты совсем не обессилишь, а затем заставлю тебя это делать насильно.
Я кивнула и, наконец, освободилась от трусиков. Впрочем, прежде чем развязать мне руки Вероника спрятала мои волосы под приготовленный ею платок с кружавчиками и вставила мне в рот соску. Потом меня снова подвели к зеркалу заставили смотреть и снова насильно довели до оргазма. Нет, пожалуй достаточно на сегодня . Таким темпом я не доживу до следующего утра.
-Верочка Я больше не могу. Прекрати - Я попыталась снять платок и выплюнуть соску.
-Ну уж нет девочка моя, или будешь слушаться или накажу. Получишь в наказание еще два оргазма.
Сил сопротивляться у меня оставалось мало Вера скрутила меня и сделала как обещала. Поначалу, истерзанное мое сокровище или как говорят - « та моя часть в соответствии с которой я в наибольшей степени являюсь женщиной» отказывалась реагировать, но Вера упорно добивалась своего, пока свет, уже в который раз сегодня, не померк перед моими глазами.
Придя в себя я обнаружила что снова связана, точнее спеленута в одеяльце. Оно обвязано вокруг теплым маминым пуховым платком. Ноги, поверх пелен, опутаны большой натуральной тонкой вязки белой шалью Ручки туго примотаны где-то рядом с попой, а на голове снова повязан платочек и во рту опять торчит детская соска.
- Да…..девушка! Попала ты в этот раз по полной программе.
-Будем делать из тебя послушную хорошую девочку!
-Иди ко мне!
Я пошевелила ногами и поняла, что могу двигаться, семеня по полу не слишком плотно спеленутыми щиколотками. Ослушаться гостью было себе дороже и я весь вечер семенила босыми пятками по полу, исполняя ее повеления: явиться на кухню или в ванную. Вероника проверяла не ослабли ли пелены и на месте ли соска. После чего мне позволялось мелкими , насколько позволяли платки, шажками идти обратно в спальню.
Время от времени ей приходила в голову блажь покормить меня. Тогда она брала бутылку с соской для грудных младенцев и наполняла ее жидкой молочной кашкой, сладким чаем или соком.
Кормления были регулярными и не зависели от моего желания. Малейшие капризы немедленно карались затяжным мучительным оргазмом.
Так, в пеленках и с соской, я и дожила до вечера. Перед сном меня приложили к груди. И тут оказалось что у меня тоже есть шанс помучить Веронику. Грудь, была ее слабым местом и мне удалось немного «выровнять счет», но ненадолго. За свою минутную слабость, Вера отыгралась на мне по полной программе.
Спать она легла рядом со мной. Сон у Веры был поразительно чутким . Она часто просыпалась и проверяла на месте ли у меня соска и не распутались ли пеленки. Однажды я выронила соску во сне и поплатилась новыми мучениями. Больше я не смела сомкнуть глаз. Только под утро забылась на какое-то время. Проснулась я часов в десять утра. Теплой шали поверх моих одеял уже не было. Я тихо выбралась из пелен и, все еще боясь поверить в освобождение, как была в платочке, с соской осторожно обошла комнаты. Все вещи Веры, кроме тех, что были на мне, исчезли. Вздох облегчения вырвался у меня когда я поняла, что свободна. Я развязала душный платок, выпустив волосы на свободу и они благодарно рассыпались по плечам. Вера, видимо, наконец решила что теперь сменяя довольно.
Я приблизилась к зеркалу. На меня смотрело измученное и исхудавшее отражение. От меня практически осталась одна тень. Под глазами образовались темные круги.
-Да….аааа хорошаааа!
И тут я увидела, что до сих пор держу соску во рту.
Коленки мои непроизвольно дрогнули и из глаз брызнули слезы.
Губы приоткрылись вместе с вырвавшимся стоном и пустышка упала на ковер.
…Это был последний оргазм, оставленный Верой мне в подарок.

Написала: Ольга С.
   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!