Конец марта, впрочем, как и сам месяц март, не сильно тёплый – зимы уже нет, снег грязный, небо довольно часто серовато-белое, но воздух, надо сказать, немного чище и легче – всё-таки чувствуется скорое приближение весны.

В это время у нас в университете проводился частичный внутренний ремонт помещений, поэтому ректор университета решил сделать студентам приятное и отменил занятия на целую неделю. У нас все были рады такой передышке и возможности отдохнуть от массы бесконечных лекций, пар, зачётов и прочих радостей студенческой жизни. Я и моя девушка Даша решили провести это время с пользой и интересом.

Сначала мы ходили в кино, а потом решили посетить городской музей – всё-таки культурное развитие никогда не мешает, а в наши дни далеко не все, особенно люди нашего возраста, посещают культурные места.

Как раз в музее проводилась выставка художников 19-20 веков. Это была поистине стоящая серия картин: пейзажи, портреты, натюрморты, абстракция – словом то, от чего мы не могли оторвать глаз в течение часа. Шустрый гид – молодой парень с большой кудрявой прической подбегал от картины к картине и довольно быстро, но доходчиво успевал разъяснить полусотне посетителей всю информацию о каждой картине: от автора до соотношения цветовой гаммы.

Но самое интересное началось, когда мы уже окончили наше посещение и хотели уходить. Внезапно сзади раздался голос:

- Молодые люди, постойте!

Обернувшись, я увидел того самого гида. Он быстро шёл к нам и из-за спешки чуть не споткнулся, но всё-таки вышел из положения и подошёл к нам.

- Извините меня за некую бестактность – продолжил он. – Но у меня к вам один вопрос: вы, я так понимаю, пара, да?

- Да, конечно, - ответила Даша.

- А вы по какому делу? – спросил я, пытаясь узнать с чего это такой нелепый вопрос.

- Видите ли, - начал объяснять гид, держа руки за спиной. – В этом музее я работаю не только гидом, но и имею связи со многими достаточно известными художниками. Моё имя - Иннокентий. Мне всего 25, так что можете обращаться на «ты».

- Приятно познакомиться, меня зовут Даниил, а мою девушку – Дарьей.

- Рад, рад знакомству, - улыбнулся гид Иннокентий и пожал мою руку и руку Даши. – Так вот. Как искусствовед и человек, обладающий некими познаниями в живописи, я заметил в вас обоих прекрасные образы для портретов. Завтра сюда приедет делегация художников-импрессионистов, и им нужны натурщики. Один - мужского пола и один – женского. Вы согласны позировать?

- Если позировать, то как? Обнажаться нужно? – поинтересовался я.

- Да, всё верно. Они будут писать обнажённую натуру. Не волнуйтесь. Во-первых, вы двое влюблённых, и, думаю, уже видели друг друга в таком виде. Во-вторых, искусство – это не порнография. Обнажение в живописи, как таковое, вызывает не сексуальный, а эстетический интерес, зрительное восхищение телом человека. И в-третьих, если вы согласитесь, я заплачу вам. По тридцать тысяч каждому согласны?

- Думаю, да. В конце концов, это не трахаться на камеру, это - искусство – ответил я. – Ты что думаешь, Даша?

- Я бы могла, конечно, голой постоять - с интересом произнесла Даша, - но там ведь, естественно, мужчины-художники будут?

- Помилуйте, - уверял Иннокентий, - вы будете чувствовать себя совершенно спокойно. Художниками движет чисто творческий интерес. Да и кто будет к вам приставать – у вас же есть кавалер, верно?

- Да, верно, - ответила Даша.

- Ну вот и славно. Приходите завтра в 15:00 вот по этому адресу, - Иннокентий протянул мне листок из блокнота с записанным адресом. – Отпозируете своё там три часа и всё. Сразу же после этого я вам заплачу за труды. Ну, до завтра!

- До завтра! – сказал я, и мы вышли из музея.

Уже по дороге домой Даша спросила меня:

- Данил, как думаешь, это же ничего, что я завтра покажу своё тело другим людям.

- Успокойся, Дашенька, всё будет хорошо, - сказал я. – В конце концов, деньги лишними не будут. Да и, по сути, в этом нет ничего страшного. Я же с тобой буду. Зато представь, художники запечатлят твою красоту – прекрасно, не правда ли?

На следующий день мы прибыли по адресу. Заведение оказалось Домом искусств. На входе нас встретил Иннокентий. Он поприветствовал нас:

- А, это вы! Привет ещё раз! Идите за мной.

Мы прошли за ним по узкой деревянной лестнице.

- Вот здесь, - Иннокентий отворил старую дверь, за которой был большой и просторный зал, в котором находилось пятнадцать этюдников, а по центру стоял невысокий постамент, – находится зал. А вот тут, - он открыл ещё одну дверь сбоку за шторами и показал нам тесноватую, но уютную комнату с мягким диваном, ковриком и крючками для одежды, - тут вы разденетесь и приготовитесь к работе. Стоять будете, как я ранее сказал, три часа. На втором часу дам перерыв 30 минут, отдохнёте здесь же. Художники прибудут через пятнадцать минут. Ну, я пошёл.

Иннокентий вышел из комнаты, аккуратно прикрыв дверь. Мы с Дашей, сняв обувь, сели на диван и немного отдохнули. Потом начали раздеваться, причём снимали одежду друг с друга – так приятнее. Сложив наши вещи, а также нижнее бельё, я взял свою девушку за руку и провёл в зал, не забыв закрыть дверь комнаты. По моему телу пробежала холодная дрожь волнения – для меня самого стоять в голом виде перед незнакомыми людьми было непривычно, и, честно признаться, я волновался ничуть не меньше моей возлюбленной.

Только мы встали на постамент, в зал вошёл Иннокентий.

- Так, вы уже готовы? - с любопытством спросил он, поглядывая на Дашу, которая с непривычки прикрывала одной рукой грудь, а другую держала около лобка. – Не стоит так стесняться, Дарья. Как я уже сказал, это не порнография. Да и у меня у самого есть девушка.








Даша убрала руки и, вроде как, немного расслабилась.

- Теперь займите позу, - продолжил Иннокентий. – Даниил, стой прямо. Хорошо, теперь Дарья, повернись спиной ко мне, правую ногу слегка согни в колене, левую руку положи на бок Даниилу, а ты, Даниил, положи правую руку на плечо Дарье.

Мы сделали всё, как было сказано.

- Стойте так, – произнёс Иннокентий и прокричал в дверь: «Господа художники, всё готово!», а сам поспешил выйти.

В зал вошло десять человек. Мужчины и женщины самого разного возраста. Из них я запомнил самого младшего художника – красивую женщину лет тридцати, с тёмной причёской каре и в чёрном бархатном платье, и самого старшего художника – пожилого мужчину, внешне чем-то похожего больше на американца, чем на русского. Он мне напомнил такого колоритного голливудского актёра 50-х годов прошлого века. Каждый из художников прошёл к холсту, подготовил принадлежности и, окинув нас медленным взглядом, художники приступили к творческому процессу. Уже на пятнадцатой минуте мы успокоились и держались свободнее. Но я рано обрадовался моему спокойствию – вместе с ним пришло и половое возбуждение. Должен сказать, что женщин-художниц было шесть, а со мной стояла голая Даша. Всё это вызвало у меня чувство того, как член постепенно твердеет. Не уверен, что художникам было бы приятно созерцать мой вставший пенис. К тому же в мою голову входили всякие безудержные мысли – вот бы трахнуть Дашу прямо здес
ь, в минутном порыве страсти, на глазах у всех этих «творцов кисти и холста»! Я всеми силами пытался прогнать эти мысли из головы и одновременно контролировать стояк. Наконец член удалось успокоить, и я продолжил спокойно позировать.

- Данил, - незаметно прошептала мне Даша. – Я видела, как у тебя стоит. Я хочу тебя. Давай на перерыве. Я сама чуть не потекла сейчас.

- Хорошо, - прошептал я.

Художники вошли в разгар работы. Они иногда посматривали на нас и тотчас же фиксировали на холсте каждый изгиб, каждый контур наших тел. Я тешил себя мыслью о перерыве.

Так прошло полтора часа. Затем в зал вошёл Иннокентий и объявил:

- Господа художники, не желаете передохнуть? Извольте отобедать в нашей столовой.

Художники, как один, встали с мест и, повинуясь своим гастрономическим желаниям, вышли из зала. Мы же сошли с постамента и незамедлительно проследовали в нашу комнату.

Закрыв дверь поплотнее, я обнял Дашу, взяв её руками за попу. Она потянулась ко мне губами и начала целовать меня. Я начал опускаться губами ниже, целуя и её шею, и плечи, и сиськи. Одновременно я разминал её мягкие ягодицы, уставшие от напряжения. Даша сказала мне:

- Надеюсь, никто не войдёт к нам и не помешает?

- Единственный, кто войдёт – это я в тебя! – прошептал ей я на ухо и положил на диван. Даша раздвинула свои шикарные ножки, а я лёг на неё и вошёл пенисом в изрядно взмокшую вагину. Даша лежала и принимала в себя мой половой орган, одновременно трогая пальцами клитор. Я мял её свежие хорошенькие сиськи и набухшие от возбуждения розовые соски на них. Дашу это очень заводило.

Потом, когда Даша испытала оргазм, я вынул пенис из её влагалища и позволил ей отсосать у меня. Моя любимая смотрела на меня своим очаровательным взглядом и ритмично работала своим язычком по моему члену, изредка облизывая мои яйца.

- Даша, мы всё-таки в общественном месте, так что, чтобы никто ничего не заподозрил, я всю свою сперму залью тебе в рот, согласна? – спросил я.

Даша покачала головой, не отвлекаясь от минета. Касаясь головкой члена ротовой полости моей шлюшки, я доводил себя до оргазма. Я почувствовал, как кончаю. Это было весьма мощно, так как спермы из меня вышло довольно много, но Даша всё проглатывала – это было видно по тому, как подёргивалось её горло.

Оправившись от недавнего секса, мы привели себя в порядок, чтобы ничего не было заметно. Даша причесала волосы, а я вытер член влажной салфеткой, после чего мы вышли из комнаты в зал, где стоял Иннокентий. Он принёс стул и поставил его на постамент.

- Ну что, отдохнули? – поинтересовался у нас Иннокентий. – Хорошо, теперь вы меняете позу. Один вариант картины они уже закончили писать, теперь будет другой. Дарья, сядь на стул, Даниил, встань сзади и положи левую руку на левое плечо Дарьи. Вот так, отлично. Всё, они сейчас придут. Ещё час работы и можете быть свободны!

- Вот, у меня к тебе ещё вопрос, Иннокентий. Если эту картину будут видеть другие, узнает ли кто-нибудь нас? – спросил я.

- Нет, - отвечал Иннокентий. – К нам поступил заказ от частного лица на картину в подобном жанре. Заказчик – лицо очень влиятельное, он хорошо платит. Так что, всё на условиях полнейшей анонимности.

Иннокентий ушёл, а через пять минут художники вернулись на свои места и снова приступили к написанию. Оставшийся час прошёл довольно быстро, чему мы были очень рады, так как сильно устали стоять. Наконец художники, тоже несколько изнурённые своей работой, свернули холсты, забрали свои принадлежности и покинули зал. Мы же поспешили в комнату, где оделись, а вскоре к нам пришёл Иннокентий.

- Спасибо вам, ребята, за вашу услугу. Думаю, что заказчик будет удовлетворён результатом. А теперь, - он достал два конверта – ваше вознаграждение. Всё, можете быть свободны. Всего хорошего!

Мы пересчитали деньги - в каждом конверте действительно было по тридцать тысяч, после чего вышли из Дома искусств и решили зайти в кафе, так как жутко проголодались.

- Ну, как Даша, всё хорошо? – спросил я свою девушку, закусывая гамбургером.

- Поверь, оно того стоило. Мы заработали, да и потрахались ещё раз, - с юмором ответила Даша.

Окончив есть, мы направились на остановку, где я договорился с Дашей о следующем разе и попрощался с ней долгим поцелуем.
   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!