Уткнувшись в телефон, Антон лазил по форумам, совсем не обращая внимание на веселье трех девчонок, громко веселящихся за столом. Он уже устал задаваться вопросом «за что я здесь оказался», и просто хотел вернутся домой. Их рейс был завтра вечером, и именно поэтому три девушки — его старшая сестра Юля и две её подруги — решили на этот раз остаться дома, а не пойти на дискотеку, как во все прошлые дни. Ему танцы были не интересны, как, впрочем, и всё остальное в этой поездке, ведь с утра до вечера девчонки торчали на пляже, где загорали и обсуждали смуглых аполлонов, работающих с лодками и катамаранами (что сильно задевало самого Антона, который семь месяцев до лета как проклятый корячился в качалке). Бесило его еще и нарочно издевательское поведение Саши — высокой брюнетки, самой молодой из трех подруг — она то и дело щеголяла по домику у моря, который они сняли на четверых, в самых коротеньких шортиках (назвать их трусиками было бы более точно), в кофточке, которую следовало бы застегнуть еще на две пуговицы, либо вообще завернувшись в одно полотенце. На нагоняи от Юли и особенно Тани — самой старшей из них, шатенки с сильным рыжим оттенком (за что девчонки и не звали её иначе как Рыжей), она внимания не обращала.

Юля, хотя всегда и любила брата, была расстроена примерно так же. Их родители в середине лета безапелляционно заявили, что, хотя и обещали детям за успехи в учебе отправить их на море, но о двух поездках с друзьями речи быть не может: Антона, которому полгода назад исполнилось 18, не отпустят без старшей сестры, ибо он слишком молод, а Юлю, которой было уже 24, не отпустят без мужчины. Парня у нее в наличии не оказалось, споры ни к чему не привели, решено было отправить Антона с ней, и поэтому она оказалась в одном доме с младшим братом, вынужденно отказавшись от возможность закрутить роман с кем-то из здешних мальчиков или приезжих. Подруги, скрепя сердце, последовали её примеру из женской солидарности.

Тем временем, девушки пили вино, впрочем, следуя привычной хитрости: не напиваться, но делать вид, что своими действиями уже не управляют. Антона же вино интересовало мало.
— Слушайте, а давайте поиграем во что-нибудь? — уже в очередной раз предлагала Саша.
— Во что?
— А давайте в бутылочку? — Саша залилась смехом.
— Ну тебя — отмахнулась Юля.
— Нет, ну серьёзно, надо сделать что-то, чтобы запомнилось. — Саша не унималась — Что-нибудь, что будем помнить только мы, и никому рассказать не сможем.
— Ой да ну тебя с твоими приколами, — Таня тоже была не в восторге, но Саша не дала ей закончить.
— Всё, я знаю, придумала! Сейчас почти ночь, пойдем на пляж и в темноте все искупаемся... голышом! Ничего такого, всё равно ничего не видно, но и рассказать потом никому не сможем. — Она оглядела слегка задумчивые лица подруг — Да ладно вам, чего теряем? А ты вообще небось с ним сто раз так купалась — она обратилась к Юле.
— Ой да когда это было! — воскликнула Юля, однако, идея не показалась ей такой уж неудачной. Она продолжила: — Нет, ну в принципе...
— Если тебя это успокоит и ты от нас со своими глупостями хотя бы до конца отпуска отстанешь — я за — ультимативно подвела итог Таня.

Антон, которого правда никто и не спросил, тоже не был против (кто ж откажется искупаться с тремя голыми, девушками?) и сейчас, пока они спускались к воде, выслушивал строгие нотации: отвернуться, не подсматривать, не поворачиваться, ждать, пока скажут и всё в таком ключе. Следуя им, у самого моря он отвернулся, дав девушкам раздеться и зайти в море, а потом, когда отвернулись они, последовал их примеру. Он ожидал, что сейчас будет темнее, однако, было еще достаточно светло, и можно было разглядеть друг друга, а вот людей на пляже не было, как и ожидалось — в этом году на пляжах и так не людно, а уж вечером вообще никого. Оля и Таня весело о чем-то щебетали, а вот Саша, следуя своему обычному поведению, принялась плавать и нырять, нарочно сверкая над водой то голой попкой, то грудью, игнорируя замечания девушек: «да ну вас, ничего не видно же». Когда все засобирались выходить, Саша снова нырнула, и Антон, задумавшийся о чем-то своем, был пойман врасплох. Саша вынырнула у него из-за спины и обхватила рукой шею. Он едва успел дернуться, как она проскользила второй рукой по его телу.
— Ого, какой большой! — весело рассмеялась она, прижавшись к его спине. Антон чувствовал, как прижимается её грудь и живот, как её ноги его оплетают, и главное — как её рука хватает и общупывает его член. — Девочки, вы ему очень понравились — она продолжала заливаться смехом — даже на таком холоде, ой, жеребец, уважаю! Только сейчас Антон опомнился и с силой её оттолкнул. На двух других девушках не было лица.
— Ты что, больная что ли? Идиотка! — на Сашу посыпалась ругань подруг, Антон же заливался краской и был рад, что заметить это было нельзя. Он тактично отвернулся, пока девушки, схватив Сашу, тащили её на берег и одевались, не прекращая отчитывать. Уводя Сашу домой, Таня крикнула Антону, что можно выходить. Он не спешил, и домой пошел в солидной дали от девушек.

Зайдя домой, Антон сразу пошел в душ. Девушки видимо уже успели смыть с себя соленую воду, и, за закрытой дверью Сашиной комнаты, где ранее они все сидели вчетвером, о чем-то напряженно спорили. Разобрать слова было сложно от шума фенов, которыми они сушили волосы, но было отчетливо слышны возмущенные возгласы Тани. Тон Саши казался странным, низким и оправдывающимся, чего за ней раньше не водилось. Включив воду он принялся мыться, почти потеряв все звуки, доносившиеся извне. А вот когда он вышел, картина слегка поменялась. Шума уже не было, и теперь Таня уже приглушенно спорила с Юлей. Наконец, когда Антон уже хотел подниматься наверх в свою комнату, Юля вышла и пошла наверх, не взглянув на него и не сказав ни слова. Выглянувшая из комнаты Таня пригласила Антона войти. Она взяла его за руку и усадила на диван, присев рядом, а затем, тоном воспитательницы детского сада, сказала:
— Антон, Саша хотела тебе кое-что сказать.
Саша действительно подошла и встала прямо перед ним, явно смущаясь. Она была в своей привычной вечерней одежде: узенькие шортики поверх голых ножек и полурасстегнутая кофточка, прикрывавшая небольшую грудь, но открывающая подкачаный гладкий животик. Антон взглотнул от волнения — впервые она стояла в таком виде всего в десятке сантиметров от него.
— Ну, давай! — поторопила её Таня.
— Антон, извини меня, что я тебя, ну... — она на секунду замялась.
— Лапала! — незамедлительно подсказала Таня — и дразнила тебя две недели, хотя ты вел себя так вежливо и хорошо по отношению ко всем нам! Ну? — обратилась она к Саше, но та стояла, как воды в рот набрав.
— И теперь я решила, что будет честно — медленно продолжала за нее Таня — загладить вину перед тобой и наказать меня, чтобы Таня не рассказала всем моим знакомым, включая тебя, что я..
— Стой! — резко прервала её Саша, засмущавшаяся уже в конец. Её, стоящую с румяным лицом, было даже немного жалко. — Я хочу загладить вину перед тобой, потому что я вела себя неправильно.
— Вот и чудно! — довольно пропела Таня, прижимаясь сильнее к Антону, который совсем опешил от происходящего, и принялась управлять процессом.

— Антон, у Сашечки очень нежная кожа. Потрогай тут, у животика. Вот так, да, погладь. Попробуй немножко ущипнуть. Отлично, пойдем выше. Потрогай вот тут. Да, Сашенька очень нежная и мягкая, как любая молодая девушка. Залезай руками под кофточку, так будет удобнее. Саша, ты ведь не против? Вот и умничка. Не сжимай их слишком сильно, чтобы ей не было больно, вот так. Ну, теперь давай снимем, чтобы кофточка не мешалась? Саша, помоги нам.
Саша подчинилась, она подняла руки над головой, и Антон, выпустив руки из-под её кофточки, стянул кофточку через голову. Саша опустила руки и не стала прикрываться, встав перед парнем и девушкой топлесс. Таня принялась ласкать её грудь руками, и Антон последовал её примеру.
— Обычно у девушек одна грудь

больше другой, но у Сашеньки они почти полностью симметричны, посмотри. Видишь, у нее набухают сосочки? Это значит, что она возбуждается. Ты можешь их пощипать, только несильно, покрути, поиграй. — Она дала мальчику насладиться грудью своей подруги и продолжила. — Видишь, они стали совсем большими. Сашенька, хватит переминаться с ноги на ногу, не отвлекайся, а то заставлю тебя саму упрашивать нас продолжить. Раздвинь ножки, не своди вместе. Вот так, ровно стой и убери руки за спину. Обхвати себя за локти. Умничка.

Саша теперь стояла перед ними навытяжку, заложив руки за ровную спину, слегка раздвинув ноги. Антон продолжал мять её гдудь, уделяя внимание сосочкам. Таня слегка дотронулась кончиком язычка до одного из них, облизала небольшой ореол соска и обхватила его губами, начав посасывать. Саша застонала, и парень тут же последовал примеру старшей девушки. Таня показала, как можно играть с сосочком зубками, слегка его покусывая, как можно заставить девушку дрожать, быстро обдувая влажный сосок струёй воздуха, а Саше оставалось только стонать и смотреть, как опытная Таня на её примере обучает мальчика всё новым и новым приёмам. Наконец, вдоволь наигравшись с её грудью, Таня скомандовала перейти к главному блюду. Сначала она предложила Антону пощупать Сашеньку снизу прямо через шортики. Молодая девушка вздрогнула от прикосновений, но не сменила позу. Наощупь она была мягкой и горячей. Не в силах стоять неподвижно, она двигала тазом, что, впрочем, совсем не мешало её щупать, а лишь забавляло ребят. Таня, оттянув ткань от Сашиного лобка, пригласила мальчика залесть ей прямо в шортики. Его ладонь легла на её киску, которая оказалась не только ещё более горячей и мягкой, чем через шортики, но и влажной. Чувствуя, как рука Антона начинает хозяйничать у нее между ног, она инстинктивно попыталась сжать ноги, но, в ответ на это получила сначала шлепок по попе от Тани, а потом и вовсе смотрела на то, как та стягивает её шортики до самых ног, подставляя её совершенно голую под взгляд мальчика.

Девушка действительно была хороша, смущенная румяная мордашка наказанной проказницы, которая подставила свою киску их рукам, вызывала у Антона даже небольшую жалость, поэтому он старался действовать как можно нежнее. Тем не менее, они оба не переставали наперебой её лапать и даже начали ласкать её по-серьезному, засунув каждый по пальчику в её дырочку. Попутно с этим, Таня рассказывала и показывала Антону все тайны строения девичьих прелестей, подробно остановившись на клиторе, а потом даже прочитала небольшую лекцию об анальном сексе. Сашеньке, по требованию Тани, повернувшись спиной и обхватив свои ножки руками, пришлось просить Антона засунуть пальчик ей в попу, чтобы посмотреть, насколько тугими они могут быть и как сильно девушка может сжимать свою заднюю дырочку. Впрочем, когда Таня и Антон окончательно наигрались, Саша уже не была смущена — наоборот, происходящее её так возбудило, что она не столько покорно, сколько с удовольствием выполняла команды. Поэтому, когда ей было приказано опуститься на колени и стянуть с Антона шорты, действовала без промедления. Поймав на себе её глаза, Антон с облегчениям понял, что никаких плохих последствий ожидать не стоило — взгляд был полон желания и нежности. Его член давно уже стоял колом, и сейчас предстал перед девушками во всей красе. Видели его обе девушки впервые, но сюрпризом размер стал только для Тани.
— Я же говорила! — восторженно прошептала Саша, Таня же поспешила взять его в руку. Даже для её ладони он казался большим. Не задумаваясь, она потянулась рукой к своим рыжим волосам, стянутым мягким тканевым жгутиком, и стянула его, позволив прямым волосам упасть на её спину и плечи. С распущенными волосами она показалась Антону ещё красивее. Он наблюдал, как она аккуратно расстегнула застежку, а затем застегнула обратно, плотно обернув жгутик вокруг основания его члена. Было достаточно туго, но вполне терпимо.
— Немного туговато, я знаю, но поверь, оно того стоит. — Сказала Таня. — я всегда использую с новыми мальчиками, и им хорошо, и мне.
— Фу, а потом в волосах носишь! — презрительно отозвалась Саша, однако, от голой девушки, седящей прямо перед торчащим членом, это звучало неуместно. Таня наклонилась к ней, приобняла одной рукой за шею, и прошептала, едва не касаясь её губ своими.
— Я еще и не такое делаю! — Улыбнувшись и продолжая держать её за шею, она притянула её ближе к Антону и медленно насадила её ротик на его член.
Антон застонал — Саша принялась сосать его головку, направляемая Таней. По команде, она снова сложила руки за спину, а парень взял в руку хвостик из её волос, который собрала старшая девушка. Зажав его в кулак, он начал насаживать рот девушки всё глубже, получая невероятное удовольствие. Саша скользила губами по стволу, работала языком и напрягала ротик, чтобы доставить мальчику максимальное удовольствие, делая всё это в такт его движениям и с той силой, с которой ему хотелось.

Прошло несколько минут, прежде чем он обратил внимание и на сидящую рядом Таню, которая гладила руками и Сашу, и его. Она давно уже прижималась к нему, поэтому, получив от нее кивок, он залез рукой под её домашнюю блузку. Сначала ему пришлось наслаждаться лишь округлостями грудей в лифчике, но двумя быстрыми движениями Таня освободилась от всей верхней одежды. Грудь Тани была заметно больше Сашиной — уверенный третий размер, возможно даже с половиной. Она была еще мягче, еще приятнее, буквально таяла в его руках. Антон посмотрел на Таню, на её губы, и они начали целоваться, лаская друг друга руками. Сашенька сделала вид, что не обратила на это внимание, и продолжала заниматься своим делом, тем более, что Антон не прекращал её направлять. Таня начала посмеиваться сквозь поцелуи, срываясь на смех. Непонятно было, что именно её так развеселило, однако, не отрываясь от поцелуев, она накрыла своей ладонью руку Антона на голове сосущей у него девушки, и, когда та в очередной раз опускалась на его член, надавила сильнее, и член Антона вошел чуть глубже. Антону эта идея понравилась. Они стали надавливать вместе, насаживая Сашу сильнее. До сих пор она впускала в свой ротик только половину его богатырского члена, но сейчас её губки двигались дальше. Саша тяжело задышала носиком, медленно продвигаясь по стволу. Антону и Тане хотелось посмотреть, на что она способна. Опустившись еще ниже, Сашенька начала резко давить назад, но ребята её удержали. Антон почувствовал, как её ротик заполняется влагой, а сама она с усилием справляется с рефлексами, и ей позволили немного отступить. Всё это доставляло Антону не только божественное удовольствие, но и возбуждало у него и у Тани подобие спортивного интереса.

Старшая девушка тоже опустилась на колени и обратилась к Саше, которая глотала свои лишние слюнки прямо с головкой члена во рту, так как ей не давали её вынуть.
— Смотри, я хочу твои губки вот тут — она указала на основание его члена — тогда мы тебя немножко потрахаем и будем считать, что вы почти квиты. Хорошо, малышка? — Саша поморгала, давая понять, что она согласна.
На этот раз её голову держали уже четыре руки. Таня снова командовала.
— Вот так, ещё чуть чуть, молодец, девочка моя. Дыши, вот так, глубже.
Танины губки легко дошли до прошлой отметку, после чего Таня взяла все в свои руки, насадив голову Саши еще глубже. Она вздрогнула он неожиданности, но пропустила член Антона в свое горло. Застыв на месте, она всячески отказывалась насаживаться дальше, мыча и дергаясь на его члене, как пойманная рыбка. Антон по началу тоже застыл, не ожидав такого поворота, но быстро понял команду Тани и стал, приподнявшись с дивана, размашисто трахать Сашу в ротик, вгоняя член до основания. Вся жалость и нежность, которую он испытывал к ней раньше, словно испарилась от кипящего наслаждения. Ему было всё равно, он просто хотел и дальше трахать её ротик, наслаждаясь тем, как она стонет и извивается, пытается вырваться и не может. Продолжалось это недолго, хотя для Саши показалось, наверное, вечностью. Таня резко одернула Антона, который нехотя вынул член из Саши. Её милая мордашка была перепачкана пузырящейся влагой, потекшей тушью, размазанной помадой. Пока Таня, скользнув рукой по члену, расстегивала застежку жгутика, Саша тщетно пыталась отдышаться. Почуствовав необычайное облегчение, Антон понял, что сразу кончит, поняла это и Таня, поэтому уже через секунду его член был направлен в ротик Саши, которая по-прежнему стояла коленях между его ног, открыв ротик и тяжело дыша. Таня остановила член мальчика в нескольких сантиметрах от личика Саши, и первая струйка попало точно ей на высунутый язычок. Оставшиеся не были так точны, обстреляв её мордашку и грудь.

Антон устало плюхнулся на диван, Таня пристроилась рядом. Саша пока еще сидела на коленях, приходя в себя. Таня обратилась к ней, не дав опомниться.
— Покажи Антону, как ведут себя послушные девочки.
Антон видел, что она поняла, чего от нее хотят, но замешкалась. Наконец, она закрыла ротик и, проглотив то, чем её одарил Антон, пролепетала «спасибо». Надо сказать, выглядело это очень возбуждающе. То же самое она проделала и с другими струйками, собрав их пальчиком и тщательно слизав.
— Умничка. Будь добра, сходи умойся, а потом возвращайся к нам.
Только когда она вышла, Антон заметил, что Таня вовсю уже ласкает его член своей рукой.
— Слушай, ты как с ней так строго-то?! — выпалил он, не скрывая своего изумления. — Это прям уже...
На этом моменте Таня прыснула от смеха и прижалась к его щеке.
— Дурашка, ничего ты не понимаешь, поживи с моё. Она же тащится от этого, ты что, не видишь? Ты вообще видел, какой у нее ливень из пизденки был еще когда ты её лапал? Не заметил, как она кончила, когда ты ей в ротик вставлял? Ты думаешь это тебе только кайфово?
А ведь действительно, подумал он. Она же совсем не выглядит...

На этих словах его мысль прервалась, так как в комнату уже вошла Саша. Всё еще голая, но уже умытая, с приятно чистым, слегка розовым личиком. Таня попросила её «убрать за собой», и она понимающе заняла свою обычную позицию между ног у Антона. Благодаря стараниям Тани, член уже снова стоял, но еще не так сильно, как в первый раз. Таня снова застягнула жгутик, а вторая девушка начала тщательно облизывать член антона, не беря его в рот. Движения её язычка были невероятно приятными, и он начал гладить её волосы в знак благодарности. Таня смотрела на них с нескрываемым умилением. Наконец, когда Саша закончила и отстранилась, она предложила Антону:
— Я думаю, её можно простить, и даже поблагодарить?
— Да, спасибо тебе, Саша, ты молодец, я тебя конечно прощаю. — произнес он, не переставая гладить её волосы. Саша отозвалась ласковым «спасибо», сама залезла на диван по другую сторону от Тани и тоже прижалась к нему, обняв руками. Антол был готов поспорить, что она даже урчала, притворяясь кошкой. Теперь, вспомнив слова Тани, он понял, что она как будто играла роль.

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!