— Чего это с ним? — Удивлённо моргнув, невольно поинтересовался вслух я. Не удосужившись ответить на мой вопрос, Догпис первым сорвался с места и бегом устремился к упавшему Куглару, на ходу расстёгивая поясную сумку с артефактами первой необходимости.

— Вот те раз... — Присвистнув, пробормотал я, приблизившись и глянув на опухшее лицо парня, Мастер-целитель как раз успел перевернуть своего нового пациента на спину. Не произнося ни слова, Догпис быстрыми уверенными движениями активировал один из амулетов, положил на грудь молодого барона, от лежащего на земле парня явственно повеяло магией, он захрипел и попытался открыть заплывшие глаза.

— Не надо, лежи тихо. — Успокаивающе произнёс Догпис и мягко положил ладонь на лоб парня, тот тут же угомонился и обмяк.

— Сильные ушибы, сотрясение мозга, сломан нос, выбита челюсть и глубокие трещины на трёх рёбрах. — Не прекращая делать непонятные мне магические манипуляции, коротко и по делу отрапортовал целитель и я нахмурился.

— Что случилось? — Подошла сбоку Сорианна и, замешкавшись лишь на долю секунды, обняла меня и прижалась к боку, положила голову на плечо, я потянул ноздрями и ощутил приятный цветочный аромат от её идеально расчёсанных волос.

— Да вот, моего инженера кто-то хорошенько отделал. — С неясной смесью досады и негодования ответил я и приобнял прильнувшую ко мне женщину за плечи.

— Ваша милость, мне стоит что-нибудь предпринять по этому поводу? — Подал голос доселе молча за всем наблюдавший Хориал.

— А что ты можешь сделать? Или тебе что-то известно? — Повернулся я к барону и вперил в него суровый взгляд.

— Нет, милорд, но ведь нужно что-то делать... — Немного растерянно покачал головой маг.

— Не стоит, в этом лесу мы в полной безопасности. А что касается Куглара, как Догпис закончит свои танцы с бубном, так от него всё и узнаем. — Здраво рассудив, пожал плечами я и бросил короткий взгляд на свой шатёр, близость явно желающей получить новую порцию чистой магии маркизы воодушевляла.

— Как скажете. — Согласился с моим решением не суетиться Хориал и, словно ничего и не произошло, спокойно направился в сторону хлопочущей над котелками Укланы, дабы разузнать, что у нас есть на предмет набить брюхо. Сам я питаться особо сильно не хотел, поэтому уверенно повёл маркизу к шатру, та лишь на мгновение обернулась у входа а потом уверенно нырнула под услужливо приподнятый мною полог.

— Не хочу этого признавать, но я тебя ждала. — Повернувшись ко мне лицом, заглянула в глаза Сорианна и, чуть подавшись вперёд, неуверенно поцеловала в губы. Хороший результат, очень хороший, человек существо удобное, куда умнее собаки и дрессуре поддаётся намного быстрее. Я быстро разорвал поцелуй, не став затягивать, а моя ладонь уверенно оттолкнула женщину. Сорианна, испуганно взвизгнув, начала падать, в страхе размахивая руками. Я не дал ей рухнуть на пол шатра, кровать мгновенно оказалась в нужном месте и маркиза рухнула на мягкую перину, волосы её красиво разметались по подушке, в глазах испуг и облегчение одновременно, дышит часто и глубоко, грудь вздымается волнительно и соблазняюще, совсем другое дело.

— Не стоит больше так делать. — Нависнув сверху, спокойно произнёс я, с интересом заглядывая в глаза своей «жертве». Страх из них уже испарился, хоть и выбитая из колеи, маркиза отлично знает чем всё закончится, и ей этого хочется, даже не пытается скрыть эмоций, как самая настоящая наркоманка.

Теперь уже я целую принадлежащую мне женщину, не как она, робко и как бы на пробу, а уверенно, по-хозяйски, нарочито грубовато. Буквально высасываю из неё воздух, плотно накрыл её пухлые влажные губы своими, запустил в рот язык и развлекаюсь, а нос у неё уже заблокирован, вдохнуть моя маркиза не сможет, и узнает она об этом очень скоро. А вот и осознание наступило, глаза Сорианны расширились, но поцелуй длится и длится, мгновение за мгновением, лёгкие нотки страха проникают в мои чувства и заставляют чуть ли не заурчать как сытого кота после миски сметаны. Маркиза дернулась, рефлекторное стремление оттолкнуть дабы вдохнуть, но её тело уже зафиксировано тонкими нитями отделившимися от кровати. Путы тонкие и материальные, будучи невидимыми, они оставляют на коже отлично различимые следы, кожа в местах соприкосновений чуть краснеет, что придаёт уже начавшей паниковать маркизе изумительный вид.

Вот так, ещё пару секунд, умом она понимает, что я уже не причиню ей вреда, но это не мешает организму запаниковать лишившись кислорода, она попыталась укусить меня за губу но наткнулась на укрепление энергетической плёнкой, а в следующий момент я, вдохнув через нос, позволяю ей взять немного воздуха из моих собственных лёгких, попутно насыщая эту тонкую живительную струйку обильной порцией чистой магии. Просто шикарный эффект, Сорианна отчётливо задрожала в путах, сладкая истома наполнила всё её тело, до последней клетки организма, а поцелуй всё длится и теперь приносит ей неописуемое блаженство. Я повторил этот трюк ещё несколько раз, и с каждым разом всё эффективнее и эффективнее, закончив, ввёл маркизу в некое подобие транса, зрачок расширен, дыхание полностью подчинено заданному мною ритму, а губы, набухшие от чрезмерно долгого поцелуя тянутся за мной когда я решаю наконец-то закончить прелюдию.

Отстраняюсь и довольно оглядываю творение рук своих, очень аппетитное зрелище. Красивая, зрелая и такая соблазнительная в поглотившем её желании маркиза так и манит. Мой член уже давно готов к великим свершениям и с силой оттягивает брюки, махнув на всё рукой начинаю расстёгивать рубашку. Благодаря постоянным тренировкам, мой уровень контроля над материализованной энергией значительно вырос, многочисленные щупы, что до этого оплетали тело маркизы не позволяя ей шевелиться, теперь ловко и быстро освобождают вожделенное тело от мешающей обёртки, при этом не рвут, а именно снимают, расстёгивая все многочисленные застёжки на её платье. К тому моменту, когда я уже избавился от штанов и встал у кровати, Сорианна была полностью готова к употреблению. Не давая ей особой свободы выбора, я сам выставил её в нужную позу, плотно спеленав всё теми же путами.

Стоит коленями на кровати, лицом и грудью уткнулась в подушку, руки за спиной стянуты так, что локти соприкасаются, от чего лопатки сведены друг к дружке. В обычном состоянии подобная поза причинит если не боль то явственный дискомфорт, но сейчас она его и не замечает. Прогнув спину, маркиза бесстыдно демонстрирует мне свою масляно блестящую от выделений киску с крупными, набухшими от прилившей к ним крови большими половыми губами. Довольно провожу меж ними пальцем, горячо и скользко, подушечка пальца нащупывает клитор и массирует его, по телу маркизы прокатывается волна дрожи и раздаётся довольный стон. Пару раз погладив мясистую задницу, всё же пристраиваюсь и, без лишних телодвижений, вхожу. Её лоно принимает меня радушно и гостеприимно, упругие стенки влагалища податливо раздвигаются и крепко обнимают толстый ствол, ощупывают его по всей площади, ласкают, радуются гостю искренне и открыто.

Сорианна повернула голову на бок опираясь о подушку щекой, прикрыла глаза и довольно поскуливает. Тяжёлое дыхание наслаждающейся моментном женщины то и дело замирает на миг, а в следующую секунду вырывается из груди рывком вместе с очередным стоном. Маркиза буквально лучится счастьем, её похоть удовлетворена, пустота в ней заполнена как физиологически так и энергетически, сейчас для не нет более близкого человека чем я. Мне это нравится, не тороплюсь ускоряться, двигаюсь медленно и очень плавно, позволяя ей почувствовать и посмаковать каждый миллиметр члена, который доставляет ей такое блаженство. Мои ладони ласково гладят её задницу, бёдра, пальцы игриво пробегаются по грациозно выгнутой пояснице а с кожи то и дело срываются искорки энергии, впитываются в жадное до магии тело Сорианны и ещё сильнее приближают её к пику.

Это для неё, мне подобные игры не очень нужны, но она будущая мать моих

детей, я должен как можно крепче привязать её к себе, а значит пряник — наилучший из вариантов. Игры и играми, а тоже не из вулканического железа, как-то незаметно начинаю понемногу ускоряться, движения теряют плавность и приобретают силу, напор и мощь истинного желания. Киска маркизы так возбуждающе хлюпает и чмокает впуская и выпуская мой член, ритм теряет грацию и красоту, становится рваным и импульсивным, движения превращаются в сильные, резкие толчки. Выхожу больше чем на половину и резко загоняю член до самого упора, ощутимо толкая Сорианну в шейку матки. Маркиза тихо вскрикивает, но сейчас эта боль кажется ей приятной, сейчас для неё всё что угодно покажется блаженством и это раззадоривает ещё сильнее. Обе ладони крепко лежат на взмокшей и заблестевшей от выступившего пота коже бёдер, сжимаю их изо всех сил, помогаю себе руками, буквально натягивая Сорианну на свой член, от этого движения её соски плотно прижатые к подушке, трутся о ткань, моя женщина то и дело закатывает глаза и судорожно пытается вдохнуть, но лёгкие не слушаются.

В воздухе материализуются несколько копий моих ладоней, две из них ныряют к голове маркизы и, ухватив её под подбородок с силой тянут вверх, заставляя до боли упора запрокинуть голову, ещё одна ладонь, собрав пышные волосы в хвост и намотав на себя, тянет, помогая товаркам оторвать тело захрипевшей от такого обращения Сорианны от кровати. Им это удаётся, удерживаемая в таком захвате женщина поднимается над кроватью, теперь рот закрыт, зубы плотно сжаты, каждый сильный выдох раздувает ноздри, заставляет крылья носа трепетать и свистеть, а стоны становятся глухими и более благозвучными. Пышная тяжёлая грудь маркизы провисла вниз до самой кровати, красиво раскачивается в такт моим толчками и с шлепками бьётся о тело маркизы, словно подгоняя ленивую лошадь. Ещё два ладони начали терзать её соски, выкручивать и щипать их, мять и массировать, раззадоривая и увеличивая и так уже выведенную на высший уровень чувствительность.

Последним штрихом оказалась ладонь на её клиторе, поймав набухший и ярко выраженный бугорок, ласкает его, бесстыдно разбрызгивая в стороны обильно поступающую смазку. А тело Сорианны реагирует на всё это чрезмерно активно, запах в комнате стоит неописуемо одуряющий. Легкие нотки духов, цветочные аккорды шампуней и кремов, вплетения пота и заглушающая почти всё симфония естественной смазки, как никогда острая и ощутимая. Почуяв его, начинаешь терять голову, угол зрения сужается до предела, весь мир перестаёт существовать и остаётся только она и её беснующееся влагалище, которое раз за разом чавкает, поглощая скрывающийся в нём член. Люди это животные, осознающие себя, мыслящие и ходящие на двух ногах, но всё же животные, и ничего с этим поделать невозможно, инстинкты всегда возьмут своё.

Из меня исходит поток магии, переполняет маркизу, распыляется внутри шатра и концентрируется, не в силах покинуть стены из чистой энергии. В груди ревёт и клокочет, что-то тёмное и всепоглощающее, не в силах сдерживать эмоции, размахиваюсь и с силой шлёпаю разгорячённую Сорианну по заднице, на всколыхнувшейся ягодице начинает проявляться отпечаток ладони, слишком явственный и отчётливый, потом будет кровоподтёк, но сейчас это ни её ни меня не интересует. Ладони, что удерживали её за подбородок и волосы резко подались ко мне, рывком заставляя женщину выпрямиться, мои собственные, живые и тёплые руки обхватывают тело женщины, пальцы жадно сжимаются на груди, эта райская мякоть, упругая и податливая, а Сорианна уже просто скулит, не в силах стонать от переполняющей её силы. Мгновение, пропущенный удар сердца, меня накрывает и я начинаю бурно изливаться спермой, как можно глубже загнав подрагивающий член в маркизу. Чувствую её, вот она ощущает обжигающее внутренности семя и тоже срывается в пропасть, конвульсивно содрогается и дрожит в моих руках, ещё немного и нервная система не выдержит перегрузки, но всё обходится.

Вот Сорианна обмякла в моих объятьях, тяжёлое сиплое дыхание отчётливо слышится в тишине шатра. Устало вынимаю член, тут же закрываю её промежность силовой плёнкой, не позволяя сперме вытекать, продавливаю её внутрь, глубже, заставляя проникнуть дальше, вперёд, к цели. Сорианна всё это чувствует, но сейчас она не соображает, устало падает на кровать. Я, чуть пошатываясь, оглядел изгвазданные простыни, заставляю их поглотить всё лишнее, пропустить сквозь себя на землю под шатром, обновляю, теперь постельное бельё вновь чистое и свежее, падаю рядом.

Каждый раз как в первый, на некоторое время забываешь обо всём, а когда в голове немного прояснится — возвращаются и мысли. Почти не приходя в себя, Сорианна уснула, крепко прижавшись ко мне грудью и улегшись щекой на моё плечо. Такая беззащитная, теперь уже сама приходит в постель, а после этого раза почто со стопроцентной вероятностью забеременеет. Никак не буду влиять на процесс, сын или дочь, не так уж и важно, вот только... Как-то быстро всё развивается, слишком стремительно, я просто не успеваю перевести дух, как события бегут вперёд. Я сам в этом виноват, не нужно было так яро форсировать ситуацию. Теперь на мне Сорианна, принцесса, Эрла, верная как собака Ева, Молай-Ха, отряд Бормса, Бруох, Куглар... А ещё строительство дома, планы по началу гражданской войны, убийство магов... Когда я успел нацеплять на себя столько ответственности?

Скосив глаза, посмотрел на вымотанную и беззаботно сопящую Сорианну, ей хорошо, только и надо что раздвинуть ноги, всё остальное сделают другие, а мне что делать? Какая-то странная меланхолия овладела душой, остановил свой бег на мгновение и тут же всплыл вопрос «Нахрена?». Не зря, ох как не зря Владимир называл меня «Молодым долбоёбом». Почувствовал силу и начал хвататься за всё подряд, а теперь вынужден расхлёбывать кучу взятых на себя задач, а хотя... Почему это вынужден? Я ведь некромант? Дитя тьмы, ужас в ночи, своевольный и свободолюбивый тёмный маг повелевающий смертью или кто? Зло ради зла не котируется, тупо и иррационально, цель у меня есть и о ней я хорошо помню, вот только никто не говорил, что достигнуть её я должен завтра или на крайний случай послезавтра. Как говорила одна моя знакомая, иногда очень полезно взять передышку, остановиться и хорошо рассмотреть ситуацию, авось и мысли умные в голову тупую придут. Ещё немного подумав над этой в крайней степени мудрой мыслью, я выбрался из объятий Сорианны и, натянув брюки, вышел из шатра в поисках Евы и Хориала, пора давать своим слугам инструкции.

Выдача ценных указаний не заняла очень много времени, Ева и Хориал, которых я решил оставить за главных, понимали меня очень хорошо. Да тут и понимать особо нечего, ничего глобального и важного я им не поручал. Все вопросы были организационными и на их выполнение требовалось время: построить хороший дом для нас всех, организовать сеть наблюдателей и осведомителей, организовать армейские образования с новобранцами, во всём этом моего непосредственного участия не требуется. А я... А что я? Я не каменный, и вообще, я попал в другой, в корне отличающийся от моей родины мир, так чего сидеть в глухом лесу? Хочу попутешествовать по Империи, узнать её, прочувствовать, вот и беру отпуск. А что касается принцессы, я поручил заботу о ней Еве. Приказал Служителю не обижать девочку, дочка императора будет нужна мне много позже, а сейчас пусть помаринуется, посидит месяц-другой в глухом лесу в полном неведении, ей это только на пользу пойдёт.

Когда я уже собрался было уходить, очнулся Куглар, бормотал что-то про долги и коллекторов, про какую-то бабу, бордель и вино. Поняв, что ничего серьёзного не произошло, поручил разрулить проблемы молодого инженера Еве и, оставив свою паству, через телепорт Хориала прыгнул в один из уютных городков на северо-востоке Империи, мой отпуск начался.

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!