1.

Это было странно — ехать в Прагу одному. Даже несмотря на то, что в пух и прах (окончательно) разругался со своей девушкой. Еще более странным было отправиться в столицу Чехии не развеяться, пива попить, посмотреть достопримечательности. А ехать туда целенаправленно, чтобы пройти тест-собеседование-кастинг на роль... На роль порноактера.

Это казалось нереальным, потому что слишком просто — созвонился и записался на прием.

Саша до последнего не верил, что все это по-настоящему, и никакой не развод. И никто у него сейчас не потребует деньги, выкуп, и он не подвергнется какому-нибудь изощренному шантажу.

Не верил, когда он сидел в обычной однокомнатной квартире, снятой непонятной фирмой в аренду для кастинга, где ему дали заполнить довольно реалистичную анкету. Не верил, когда миловидная девушка со светло-русыми волосами, сидевшая за столом с компьютером ипредставившаяся Янкой, в короткой юбке без трусов (что она явно хотела продемонстрировать и посмотреть на его реакцию) грамотно по-деловому уточняла, был ли у него опыт группового секса (Саша соврал, что был), действительно ли у него двадцать один сантиметр (здесь Саша сказал правду), не является ли он бисексуалом (Саша отверг гомо при любых обстоятельствах), нет ли у него каких-либо самоограничений или табу в гетеросексуальных отношениях (никаких).

Сашины подозрения и сомнения не рассеивало и то, что это интервью снимал человек на профессиональную большую видеокамеру на штативах. Саша упорно ждал подвоха, когда же ему скажут: «Улыбнитесь, Вас снимали на скрытую камеру, неужели Вы и в самом деле подумали... «. Или еще хуже: «Ну, все парень, ты попал, если хочешь уйти отсюда живым, то... « — хотя, что должно было произойти после этих слов, Саша не представлял, потому что терять ему в общем-то было нечего. Но мысль красивого, непонятного, но обязательного развода не покидала его ни на секунду.

— Ну, ладно, раздевайтесь, — полностью удовлетворив свое любопытство, наконец, сказала Янка.

— Как? При нем? — осторожно спросил Саша и показал на человека с камерой.

— Е-мое, курва, — по-польски выругалась Янка и недовольно закатила глаза. — А куда, ты думаешь, пришел? Ты кем собираешься стать? Ты представляешь, сколько людей будет в студии при съемках фильмов?

— Ладно, ладно, я ж в первый раз, — Саша миротворчески улыбнулся — особенно его умилило слово «фильмы» — и не спеша полностью обнажился.

Янка уставилась на его большой висячий член и какое-то время изучала его великолепную фигуру боксера средневеса.

И тут Саша понял, что все по-настоящему, что он пришел по адресу и действительно проходит кастинг (наверное, все-таки хорошо, что на всякий случай съел полтаблетки виагры — не то, чтобы были прецеденты неудач, но сейчас в новой обстановке...). Потому что Янка встала из-за стола, расстегнула пуговку и молнию на юбке, сняла ее, аккуратно положила на стул, оказавшись обнаженной от пояса вниз. Похоже, Сашина спортивная фигура — и особенно член — прошли «фейс-контроль».

У Саши слегка закружилась голова от происходящего. Все очень серьезно.

Янка подошла к дивану, скинула с себя остатки одежды — блузку и лифчик, — и продемонстрировала шикарную грудь, которая казалась больше, чем предполагала стройная фигура, но от этого девушка выглядела еще сексуальнее. Она села на краешек софы и широко развела ноги. Ее вагинабыла идеально красива и гладко выбрита.

— Полижи мне, — спокойно скомандовала Янка.

Большой Сашин член (или сам, или спасибо виагре) мощно встал. Но сейчас была не его очередь.

Саше не понравилось, что он вынужден был оказаться спиной (попой!) к камерамену, и он предложил своей партнерше:

— Давай ты одну ногу на спинку дивана забросишь, а я тут...

На мгновение легкое удивление озарило лицо Янки, но, похоже, ей понравилось, что Саша проявил лидерские качества и креатив, и переместилась, как он предложил.

Пися была приятная. И почти сразу потекла — сказывались опыт и профессия.

Саша слегка заволновался — а как ей лучше? Нежнее? Жестче?

«Ладно, начнем аккуратнее. Хотя все это похоже на какой-то сон... Не самый плохой, конечно, сон... Сколько ж у нее смазки!... Ну, у нее и работка...»

Саша очень старался. Губами. Языком. Не отрываясь ртом от приятного на вкус источника, он поднял на Янку глаза. Но хорошо ли он делал кунилингус, определить оказалосьсложно — она была абсолютно безэмоциональна.

Хотя, пожалуй, слишком нежно — она нажала на его затылок руками (возможно, и чтобы он не пялился на нее) и придавила к себе.

Саша прилично наелся ее выделений, прежде чем она наконец скомандовала:

— Так, ладно, давай теперь фак ми.

«Ох, е-мое, как все киношно — прям fuck mе hаrdеr», — от всего происходящего Сашу поперло на дерзость, но он удержался, чтобы не высказать свои мысли вслух.

Он попытался поставить Янку раком, но она нахмурившись отказалась, предпочтя классическую позу — даже не позволила забросить свои ноги ему на плечи.

«Ну, да, конечно, ты ж тут у нас самая главная. Походу раком — это слишком унизительно для тебя. Да, уж. Работенка... « — Саша боролся с собой, чтобы не улыбаться и держать язык за зубами.

Вагина у Янки оказалась на удивление очень узкая и довольно неглубокая. Он уперся в матку и заработал, теперь уже безнаказанно глядя в ее глаза. Она очень старалась не показывать эмоции, но скрыть, что ей приятно не могла — мимика ее лица и периодические сдавленные вздохи выдавали ее с головой, что очень радовало Сашу.

«Вот бы ты сейчас кончила!» — и Саша попытался добавить к процессу ласки шикарной груди, с восторгом обнаружив ее мягкость и натуральность. Но и здесь Янкаоказалась против и убрала его руки. Чем с одной стороны огорчила Сашу — мять такую грудь было высшим удовольствием, с другой стороны снова порадовала его — девушка явно не хотела испытывать оргазм, который, чувствовалось, был уже где-то очень недалеко. Причем, кончать девушка не собиралась только потому, что она здесь главная, она все решает. А он здесь просто так, и еще неизвестно, куда ему скажут идти через пятнадцать-двадцать минут.

Саша трахал жестко.

Он понимал, что так сейчас правильно, и ей от этого хорошо.

Наконец, через вздох от эмоций, она приказала:

— Сейчас! Давай! Десять секунд, и ты должен кончить!

Это застало Сашу врасплох — он еще не хотел кончать, он не ожидал, что нужно это будет делать вот так, моментально, по приказу.

— Прямо сейчас! Ну? — потребовала она.

Саша заработал сильнее, она не смогла удержать стоны, но его яйца были еще не готовы.

— Ну, что ты? Не можешь? — злилась то ли чешка, то ли полька под Сашей.

Он снова сжал ее грудь, стараясь ускорить свою кульминацию.

Янка поохала еще чуть-чуть, уже не сопротивляясь игре с ее превосходно развитыми молочными железами, но так и не дождалась его прихода (то ли и правда, боясь, что может опередить его со своим оргазмом, то ли потому что действительно такой временной тест) — она оттолкнула его и села на диван. Это было очень некстати — Саше оставалось каких-то несколько фрикций. Он схватил свой член рукой и принялся неистово дрочить, придвинувшись к девушке. Удивленная его выходке, она только подняла на него свои недовольные красивые глаза, и...

Закрываться руками, прятать лицо и забиваться в самый угол оказалось тщетно. Саша хорошо готовился к своему «собеседованию» — пять дней воздержания, сметана, курага, творог, куриные яйца в рационе питания. Его член начал мощно кончать, удивив даже своего хозяина обильностью и дальностью своей первой струи. Потом еще и еще и еще.

— О-о-о! — услышал Саша восторженный голос человека с камерой, который даже отстегнул свой видео аппарат отштатива и снимал крупным планом лицо Янки, обильно заляпываемой белесой густой жидкостью.

Сперма забрызгала девушку везде — глаза, щеки, губы, волосы, великолепную большую грудь и шею.

— Что ты делаешь?

— зло закричала Янка и вскочила — с ее ресницы унизительно свисала длинная капля, которую, не сразу обнаружив, она нервно смахнула.

— Ну, ты же сама просила... Я просто не мог остановиться...

— Так, все одевайся, — строго скомандовала она и схватила свои блузку и лифчик, внимательно разглядывая их, не забрызгало ли их тоже.

— Это было превосходно, — восхищенно сказал человек с камерой, снова устанавливая свой аппарат на штатив, и одобрительно закивал головой.

Янка, удовлетворившись, что ее одежду миновала участь ее лица, уже не столь сердито сказала:

— Иди в коридор. Там подожди.

И отправилась в душевую, непроизвольно виляя гиперсексуальной попой.

2.

Словно незаслуженно удаленный хоккеист на скамейке штрафников, Саша сидел в коридоре, понурив голову, периодически расстроенно покачивая ей.

Все-таки зря он так. Переборщил. Надо было поумерить пыл и особенно дерзость. Что он себе возомнил? Кем себя посчитал? Блин... Зря...

Что теперь? Напиться пива. Погулять денек-другой по Праге и домой. Вся поездка — деньги на ветер. Познакомиться бы с какой-нибудь одинокой пражанкой, замутить с ней, задержаться тут...

На лавке напротив сидели парень и девушка. Точнее, дядя за сорок и очень красивая девушка с черными волосами до плеч. Тоже сюда? Сейчас-сейчас, ребята, только Янка подмоется. Дядя рыхловат. Хотя, что у него там в штанах? Может у него гигантский член, который умеете делать все вовремя и по приказу. К тому же, может он и из «этих». В смысле не против, когда и его... А Саша-то категорично указал про свою гетеросексуальность.

Девчонка чертовски красивая. Какие глазищи. Стрельнет, прям мурашки по коже. И ямочки на щеках.

«Я бы такую взял, даже не тестируя. Хотя нет, ее бы я тестировал очень долго. И не взял бы. Ибо нефиг. Была бы только моя. Хороша, чертовка! Мне кажется, не только она краснеет, поглядывая на меня, но и я уже начинаю краснеть. Красивая. Так мило стесняется.»

Дверь открылась и выглянула Янка с влажными волосами и освеженным макияжем на глазах. Все сидящие на скамеечках встрепенулись. Янка одарила долгим оценивающим взглядом новеньких, но обратилась к Саше:

— Александр, зайдите.

«Ну, вот и все. Сейчас наговорит кучу нелестного, навалит упреков, что я делал не так... « — Саша тяжело вздохнул, поднялся и прошел в съемную квартиру.

3.

— Так. Александр. Мы вас оставляем, — серьезным тоном шокировала Янка Сашу.

— Где оставляем? — Саша начал слегка тупить от неожиданности.

— Ну, где? — передразнила, хоть и совсем не зло, Янка. — Здесь.

— В каком смысле?..

Янка улыбнулась (о, чудо!) и медленно добавила:

— Вы приняты.

Саша растерянно кивнул головой, не зная, что говорить.

— Только мне нужен будет помощник. Вот здесь подпишите, — она подсунула Саше договор. — Сможете помочь?

— Да, конечно, — согласился Саша, чувствуя в своем голосе неловкость и неуверенность — он уже себя накрутил на совсем другой диалог, был сейчас не готов к такому неожиданному повороту и не знал, как себя вести. — А что нужно помогать?

Стараясь поддерживать разговор с Янкой, он быстро читал договор, буквы и слова прыгали перед глазами, но подвоха никакого не было. Договор был крайне простой — указывалась почасовая сумма оплаты и даже страховка.

— Из-за Вас, — Янка игриво указала на Сашу пальцем. — Мы немножко выбились из графика. Нужно нагонять.

Саша поставил подпись на двух бумагах и одну отдал чешке-польке.

— Вы будете помогать мне тестировать кандидатов, — продолжила она.

Голос у нее был совсем не такой, как во время «собеседования» с ним, — спокойный, без пафоса, в меру деловой, даже слегка лукавый.

— Да, хорошо, — кивнул Саша и повернулся к человеку с камерой.

Тот улыбнулся ему и показал большой палец.

«Походу... Вот здесь, кто самый главный! А Янка здесьтак... Как бы это сказать помягче... Ну, да, а кем она еще могла быть — ей трахаться и трахаться сегодня и еще два дня... Вот вам и молчаливый чувак с камерой...»

— Кого пригласим сейчас? — спросила Янка самого важного серого кардинала.

— Девушку, — с легкой улыбкой ответил оператор.

— Но там по очереди сейчас... — Янка взглянула в компьютер. — Милош Плавский.

— Неважно. Подождет, — по-доброму сказал человек с камерой, подтверждая догадки Саши, кто здесь на самом деле всем заправляет.

— Хорошо, — быстро согласилась Янка.

Возможно и ей было бы неплохо чередовать мужчин и женщин — Саша все-таки прилично подолбил в ее матку.

Янка поднялась из-за стола и вышла.

Пожалуй, пришлось какое-то время уговаривать Милошапотерпеть без секса еще с полчасика, ибо Янка вернулась только минут через пять.

С ней была черноволосая девушка с большими глазами и ямочками на щеках. В которую уже успел влюбиться Саша, когда сидел на «скамейке штрафников» в предчувствии «дисквалификации до конца сезона за неспортивное поведение».

— Здравствуйте, — кивнула присутствующим красивая брюнетка.

— Проходите, — Янка снова заняла место за компьютером. — Ваше имя, пожалуйста.

— Габриэла. Можно просто Габи...

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!