— Айша, я прошу тебя, быстрее! — крикнул молодой человек спешно собирающейся супруге.

— Да знаю я, — огрызнулась она.

Парень бесцельно послонялся по их квартире и остановился рядом с иллюминатором, принявшись внимательно разглядывать уже донельзя знакомый вид. Белый карлик — IX-1345-Z-71325138984, а в простанородье Хора, застенчиво смотрел через толщу стекла. Медленно погибающая звезда не просто так получила своё прозвище. Исследователи несколько раз приближались к карлику и тот постоянно обдувал их настолько мощным нейтронным ветром, что у людей просто не осталось вариантов, как счесть его черезмерно боязливым. Хора дал пристанище не только двум маленьким, полностью покрытых льдом планетам, также под временным покровительством звезды была и «Анаида» — исполинских размеров корабль с более чем четырью тысячами людей на борту.

— Айша, мы сейчас всё пропустим, ну сколько можно, — рявкнул парень.

— Ты в туалет мне дашь сходить или прикажешь мочиться в открытый космос? — огрызнулась девушка.

Мужчина вздохнул и покачал головой:

— Мама мою проекцию, пожалуйста! — громко сказал он.

— Ваша голограмма, Том Хэндрикс, — ответил приятный женский голос корабля.

Он внимательно оглядел изображение. Молодой, стройный мужчина с короткими русыми волосами, легкой щетиной и проницательными глазами смотрел на него. Синего цвета комбинезон с капюшоном плотно облегал все тело. — Не, ну шикарен же, что тут говорить, — пробормотал Том самому себе.

— Так, хватит таращиться на самого себя, мне тебя долго ещё ждать? — возмущенно поинтересовалась его супруга. Мужчина обернулся и посмотрел на свою спутницу, миниатюрная (метр семьдесят, против его девяносто) девушка в таком же комбинезоне, только фиолетового цвета. Её личико, словно детское, озарилось ехидной улыбочкой, обнажив притягательные ямочки, а карие глаза горели озорством. Айша Хэндрикс пригладила копну волнистых волос каштанового цвета:

— Ну что, идём?

— Ну наконец-то! Конечно идём!

Том сказал матери выключить проекцию и они спешно покинули свои апартаменты. Пока они шли до отсека телепортации, им попались всего несколько жильцов Анаиды. На корабле соблюдался внутренний распорядок и сейчас было всего шесть утра, следовательно и ранних пташек было не так много.

Ребята быстро переместились из отсека телепортации в корабельный шлюз и залезли в компактный звездолет.

— Мама, курс на Омега Эпсилон 7.

Айша оглянулась и бросила взгляд на Анаиду, их кораблик казался маленькой песчинкой перед огромной станцией со всеми её отсеками, блоками и тарелками связи, которые как скопления грибов окаймляли её поверхность. Только вот одна из среднистатистических тарелок была в несколько раз больше их судёнышка...

— Как только отойдём на необходимое расстояние включим торсионные двигатели, — сказал Том скорее сам себе, поскольку Айша разбиралась во всём не хуже его.

— Меня волнует почему звезда собирается разродиться раньше положенного срока, — задумчиво протянула девушка.

— Не только тебя волнует, мы же всё несколько раз перепроверяли, — отозвался парень. Мама, включи автопилот и выведи расчёты по Омега Эпсилон 7 на экран, также добавь проекцию того, что сейчас с ней происходит.

Супруги внимательно склонились над бегущими цифрами и графиками.

— Смотри температура ядра возросла в 4 раза больше от прогнозируемой! — отметила Айша.

— Обрати внимание на поток нейтронов, он не постоянен, а словно пульсирует, — ответил Том.

— Аррргхх, я ничего не понимаю, это ерунда какая-то! — поверженно взвыла девушка, откинувшись на спинку сидения и сложив руки на груди.

— Ладно, не ной, видимо люди ещё не так хороши, чтобы точно рассчитывать космические процессы, всего-то на три месяца промахнулись. Мама, убери рассчёты и готовься включить торсионные двигатели.

— До включения осталось двадцать секунд, — сообщил приятный голос.

Корабль ринулся вперёд... Преодолев расстояние, они вылетели прямо перед пунктом назначения. Кроме Омеги Эпсилон 7 в системе была ещё одна звезда Хиана Эпсилон 7 с планетой по имени Нокс, чей размер был соизмерим с нашей Землей, обе удерживались мощной гравитацией на своих орбитах.

— Мама, подлети в сектор F1 перед Омегой. Семьдесят процентов мощности направь на щиты корабля, остальное на аппаратуру. Вышли четыре дрона на измерения. Один на таком расстояние, второе пусть будет тут, — пальцы Тома уверенно показывали местоположения на голограмме. Третий должен погрузиться на расстояние полутрамиллионов километров и последний пусть пробьётся к ядру звезды. Включи автопилот!

— Вас поняла, приступаю к выполнению, — прозвучал мелодичный женский голос.

Том откинулся на кресло:

— Бутылку пиву этому капитану! — засмеялся Хэндрикс.

— Получишь после, — пробормотала Айша не отрываясь от экрана.

Через сферическое стекло над пультом управления открывался превосходный вид на всё происходящее. Омегу Эпсилон 7 разрывали многочисленные протуберанцы, эти всполохи колоссальной энергии выбрасывались с поверхности звезды и уносились далеко в космос. Сначала на раскалёном газовом шаре появлялась точка менявшая цвет от жёлтого до тёмно оранжевого, расширясь до пятна, она становилась тёмно-красной и после взрывалась столбом огня в окружающее пространство.

— Да что с тобой не так, почему так рано? — пробормотал Том.

— Рано или поздно. Это — агония смерти, — мрачно прокомментировала Айша.

— Или рождение чего-то нового! — с улыбкой возразил парень.

— Пусть так, надеюсь проанализировав данные, мы поймем где была наша ошибка. Что там с зондами?

— Четвёртому осталось два миллиона километров, если я правильно понимаю твой интерес.

— Да ты правильно понимаешь мой интерес, — коверкая слова, состроила гримасу Айша. Человечество уже столько лет изучали звезды, без проблем проникали в самые недра малюток. Но чёрт возьми! Что же с гигантами!? Мы ещё ни разу не смогли запустить дрон в ядро звёзды, чья масса в несколько десятков раз превышает массу солнца!

— Может быть мы первые сможем? — жизнерадостно заметил Том.

— Хотелось бы, должны же у меня быть в жизни хоть какие-то потрясения, что затмят предложение твоей руки.

— Если такое случится, то я пойму, что выбрал не ту спутницу жизни. Поставив крест на наши отношения, я посвящу свою жизнь изучению звёзд.

— Так! Я не поняла, ты кого любишь!? Меня или вот эту горячую штучку? — Айша показала пальцем в сторону Омеги...

— Милая, тут даже не надо думать! Конечно Омегу! Однако вставлять член куда приятней в тебя, чем в скопления раскалённых газов температурой около двухсот тысяч градусов.

Звонкий смех залил кабину корабля:

— Это самое милое, что я слышала от тебя за всю свою жизнь!

Парочка вдоволь посмеялась и вернулась к созерцанию данных.

— Вот дерьма кусок, — выругалсь Айша.

— Да что за хрень! Чёрт, — одновременно выкрикнул Том.

Последний дрон, так и недостигнув ядра звезды, утратил связь с кораблём.

— Ну ладно, может быть мы порадуемся белым ребёнком, — с надеждой протянул Том.

— В тебе сегодня столько оптимизма. Однако я бы тоже с радостью понаблюдала за рождением белой дыры. Как никак никто ещё не регистрировал их рождения воочию, — мечтательно закрыла глаза девушка.

— Что-то мне сдаётся, что мы в любом случае войдём с тобой в историю!

— Будем надеяться. Сколько у нас времени до коллапса?

— Сорок три минуты, судя по показаниям дронов. А если кто-то бы быстрее трусы натягивал, у нас бы было больше времени.

— Бее, мне лень с тобой ругаться, — отмахнулась девушка, полностью погруженная в наблюдение за Омегой Эпсилон 7.

Том потряс головой и откинулся на своё кресло, любуясь своей супругой. Дело не в том, что его не интересовало происходящее на экране, напротив, просто по завершению мероприятия, они получат не только съемку с корабля, а также детальные кадры с трёх оставшихся дронов. <а hrеf="http://еtаlеs.ru/">эротические рассказы Данные материалы подвергнуться детальному анализу и Том понимал, что если он что-то упустит сейчас, после, он не раз ещё внимательно пересмотрит.

Хэндрикс с любовью смотрел на свою супругу, ему вспомнилось их первое знакомство, день когда он сделал ей предложение. С каждой минутой своей жизни, он радовался, что она идёт вместе с ним. Быть полностью раскрытом самому и видеть её насквозь, такое бывает редко, но это именно те отношения, к которым они стремились и которые строили.

— Что-то ты совсем обленился, — сказала Айша искоса поглядывая на мужа.

— Есть такое.

Девушка потёрла переносицу и удобней устроилась в кресле, оторвавшись от цифр:

— Как мало людей, которым посчастливилось быть свидетелями таких событий.

Том потянулся к Айше и они оба слились в поцелуе. Хэндрикс гладил кудрявую шевелюру, продолжая страстно целовать жену.

— Давай так, чтобы обоим и Омегу было видно! — предложила она.

— Не знал, что ты такая извращенка.

— Хочу испытывать два удовольствия сразу, — прошептала Айша.

— Жадная сучка, — подразнил её Том.

Девушка встала и фиолетовый комбинезон мигом оказался у её ног. Абсолютно нагая Айша игриво улыбалась смотря на Тома. Стройная малышка с обворожительной улыбкой и каштановыми кудряшками. Хэндрикс знал её тело наизусть, но каждый раз смотрел словно впервые. Он поспешно стянул свой комбинезон и сел обратно на кресло, собственно говоря вариантов поз было не так уж и много.

— Не только жадная, но ещё и дикая.

Айша развернулась лицом к экрану и села на колени к мужу. Своими руками Том прижал девушку к себе, его пальцы сжали её грудь. Он чувствовал её дыхание, сердцебиение и каждый стон всем своим телом. Она мягко раскачивалась на нём, постепенно ускоряя темп. При этом они оба могли наблюдать за самой звездой. Руки Тома скользили по бархатной коже, он гладил бедра, поднимаясь выше и предерживая Айша за таз, контролировал темп проникновения. Пальцы бежали ввысь, пробегаясь по животику, спине, лаская груди. Сливаясь в поцелуе, Том каждый раз любовался на то, как личико Айши светится от удовольствия. В один прекрасный момент она стала постанывать ещё пронзительней, стараясь всё сильней насаживаться на Тома, мелко задрожав девушка расслабилась и пронзительно вскрикнув, осела на мужа. Немного передохнув, она начала вилять бедрами. Хэндрикс почувствовал как лоно его жены стало совсем теплым и влажным.

— Вставай, а то я не кончу так!

Айша поднялась и облокотилась об приборную панель. Том пристроился сзади и ускорял темп, до тех пор, пока не излил всё до последней капли в жену. Хэндриксы замерли шумно дыша, прямо перед ними продолжали разворачиваться последние минуты жизни звезды. Супруги сходили в маленькую душевую кабинку, ютящуюся в их небольшом корабле и вернулись за свои кресла.

— Смотри, Айша, мы как раз вовремя, скоро всё закончится!

— Да, осталось совсем немного, — согласилась она.

Ребята опять облачились в комбинезоны и вернулись к рассчётам.

— Мама, включи резервный генератор, всю его мощность направь на щит корабля, опусти защитную заслонку на обзорное стекло, запусти торсионные двигатели, в случае чего, мы должны быть готовы дать задний ход...

Через некоторое время случилось то, чего так долго ждали супруги. Звезде такого класса, как Омега после исчерпания внутренних ресурсов, была уготована не самая приятная учесть. Она готовилась взорваться. Омега за считанные доли секунд разразилась огромным выбросом энергии, рентгеновского излучения, радиации. Свет же, затмил все остальные звёзды, разносясь по всем уголкам вселенной. Спустя год, два месяца, четыри дня и восемь минут он достигнет станции Анаида, где-то через двести сорок лет вспышку увидят на Земле. К великому же сожалению Хэндриксов, человеческий глаз не был в состояние что-то различить, поэтому они увидели лишь абсолютно белое окружающее пррстранство на несколько секунд.

— Уууухууууу! — разразился крик Тома в корабле. Иии что мы имеем?

— Мы потеряли ещё двух дорогущих дронов, уцелела только одна малютка, зато полученные им данные, окупают стоимость всех остальных, — заметила Айша.

— Да что-же этого за фигня, обрати внимание на излучение Миямото-Серова поток D-частиц зашкаливает, — взволнованно заговорил Том.

— Я такое впервые вижу. Говоришь тебе не нравится идея икры в море?

— Нет уж, мне больше нравится версия с маяками. И вообще не отвлекайся, с такой мощностью скоро разрыв пойдёт.

Супруги притихли и стали внимательно наблюдать за происходящим...

Остатки Омеги Эпсилон 7 многократно сжимались. И некогда огромная звезда из арбуза превратилась в маленькую ягодку. Но ягодку с невероятной плотностью, массой и «жадностью». Ядро Омеги теперь превратилось в чёрную дыру. Объект вселенной, что имел невероятную плотность и поглащал в себя абсолютно все, даже собственный свет.

— Жаль, в итоге мы имеем лишь чёрную червоточину, — прокомментировал появление дыры Том.

— Зато с такой силой, что сейчас Хиане с её планетой придёт конец.

И правда, ближняя соседка Омеги, не в силах преодолеть притяжение, приближалась к своей погибели. Если смотреть на происходящее со стороны несведующего обывателя, выглядело все весьма странно. Одна звезда взорвалась, другая, вместе со своей планетой, изменила свою орбиту и взяла курс на казалось бы совершенно пустое место. Но для Хэндриксов всё выглядело банально, дело в том, что чёрная дыра была абсолютно невидима вооружённым глазам, пока не начинала что-либо поглащать...

Далее события разивались весьма драматично, единственная планета в системе Эпсилон 7 разогналась по действием гравитации чёрной дыры слишком сильно. Нокс врезался в впередидущую к червоточине Хиану. Часть планеты сгорела ещё на подходе к звезде, оставшаяся вызвала сильнейшую вспышку, но все это меркло перед надвигающейся катастрофой.

Мощность двигателей позволяли Хэндриксам зависнуть на безопасном расстоянии как маленькой колибри. Со стороны учёным было видно как Хиана с погибшем Ноксом приближаются к невидимой точке. Но вскоре это область озарилась ярким светом. С поверхности Хианы оторвалась струйка раскалённого содержимого и поспешила в недра чёрной дыры, в сторону горизонта событий. Бегущая струя закручивалась по спирали и исчезала в самом центре червоточины, делая её видимой. Цепкий паразит держал звезду гравитацией и продолжал «выпивать» Хиану. Края черной дыры раскалились до бела, а в околокосмическое пространство сверкало искрами зеленого, фиолетового и других цветов. Скопления этих крошечных огоньков вуалью укрывали трапезу червоточины.

— Бедная Хиана, — сочувственно вздохнула Айша, — В космосе никто не услышит твой крик.

— Хватит слюни разводить. Думаю самое время приготовиться к «залпу».

Хэндриксы замерли в ожидание... «Залпом» назывался процесс, который зачастую следовал после поглощение чёрной дырой большого количества энергии в короткий промежуток времени. Червоточина не могла справиться с плотным обедом и часть выбрасывалась из недр концентрированным лучом. Такой залп бил на огромное расстояние и запросто мог уничтожить ненароком оказавшуюся на пути планету. Такого явления и ждали Хэндриксы, но к их удивлению, «залпа» не последовало. Чёрная дыра полностью поглатила Хиану. И если бы не россыпь разноцветных искр, элементов на которые не действовала гравитация, то была бы снова невидима. Они же сверкая всеми цветами освещали космическое пространство вокруг червоточины.

— Неужто всё закончилось? — взволнованно спросил Том.

— Мммм, — ответила ему нечеленораздельным мычанием жена, она удивленно сверяла рассчёты.

— Ну получается, что да, — ответил сам себе Хэндрикс.

— У нас один дрон остался, предлагаю помочь ему в сборах и закругляться, мы уже зафиксировали всё, что могли.

— Ладно, пошли за ягодами,

— засмеялась Айша.

Хэндриксы надели капюшоны своих комбинезонов и их лица закрыли защитные стёкла. Их одежда не только защищала от излучения и перепада температуры, она также позволяла передвигаться с помощью встроенных в ботинки двигателей. Кроме того комбинезон мог извлекать из выдыхаемого космонавтом углекислого газа кислород и даже синтезировать его, используя элементы из окружающего космического пространства!

Хэндриксы вооружились контейнерами и вышли на охоту. Осторожно подлетев к чёрной дыре с краю (заходить с парадного входа было бы безумием), ребята начали собирать разноцветые россыпи. Лунсент Паэльо, впервые открывший эти элементы, был поражён, на них не действовали известные нам законы физики и химии. «Они словно из иного мира!», — воскликнул тогда знаменитый Итальянский учёный. Так элемент получил название — «Strаniеrо».

Том подлетел поближе к новой порции странер. Размером с кулак, они светились тёплыми цветами и то каплями висели в открытом космосе, то как гроздья винограда собирались в обширные скопления. Аккуратно заталкивая рукой, мужчина собирал их в контейнер. Айша было неподалеку, занимаясь все тем же приятным и хорошо известным человечеству делом — собирательством. Спокойно и монотонно продолжалась их работа, до тех пор, пока не прозвучал голос мамы с корабля:

— Внимание, внимание, в чёрной дыре обнуражено возмущение поля, немедленно вернуться на корабль. Повторяю, немедленно вернуться на корабль!

Хэндриксы не стали особо мешкаться, ребята включили ножные двигатели и поспешно полетели обратно.

— Сегодня удивительный день! — крикнула Айша Тому, — Что же ещё может случиться?

— Не знаю, давай погрузим странеры на корабль и посмотрим, что нас оторвало от работы, — Том сказал матери пару слов и шлюз корабля открылся, пуская супругов обратно.

Хэндриксы быстро установили контейнеры и вернувшись в кресла, прильнули к экрану.

— Ну либо с той стороны хочет вырваться Шаи-Хулуд, либо мы наконец увидим огромный межвездный пенис с крылышками.

— Последнее было бы даже интересней, — хохотнула девушка, — Но думаю всё-же Шаи-Хулуд. Жаль, что пройдёт несколько тысяч лет, прежде чем он покажется из дыры, — добавила она.

— Нет, что-то тут не так, — подметил Том смотря на рассчёты. Что-бы там не было, но это не звёздный червь.

— Какое возмущение пространства! Быть может мы будем свидетелями нового явления? — риторически спросила Айша.

Учёные завороженно прильнули к экрану как малые дети. В изучении космоса была много белых пятен, где чёрные дыры были, да и оставались до сих пор большой мало изученной кляксой. Их более редкие, белые собратия, служили порталами в космосе. Через них можно было как входить, так и выходить в другие уголки вселенной. Чёрные дыры же служили исключительно для входа. Человечество активно изучало и те, и другие с целью использования. Однако были некоторые трудности с восприятием пространства и времени. Учёные запускали через белую дыру дрон, рассчитывали получить его в одной червоточине, однако появлялся он в другом месте, да и то в далеком прошлом. Запустив небольшой челнок с несколькими кроликами экспериментаторов ожидал частичный успех. Они получили зверьков там где и рассчитывали, в том же самом времени, а не в прошлом или будущем. Вот только когда вскрыли челнок, оказалось, что животный уже лет двести как умерли и учёные удивленно смотрят на остатки их скелетов. Что для вселенной какие-то сотни лет? Что для нас песчинка в бескрайнем море...

Так и Шаи-Хулуды — были мало изученными и редкими явлениями, если можно их так назвать. Кто-то считал их паразитами из другого мира, другие полагали, что они предвестники гибели вселенной. На счёт этих созданий строились самые грандиозные теории и велись самые ожесточённые споры. По одной из них, считалось, что сверхмассивные звёзды и есть зародыши Шаи-Хулудов. Достигнув определённого момента, они просто рождались из своего «яйца». Хэндриксы же, как и многие другие эксперты предпологали, что взрыв сверхновой и последующее формирование чёрной дыры служит для них своего рода маяком, чтобы попасть в нашу вселенную. Люди нашли четыреста пятьдесят семь особей (в той части вселенной, что была изучена) и все они были под пристальным наблюдением учёных. Размеры созданий колебались от двух-трёх до нескольки сотен миллинов километров. И по виду на самом деле были похожи на червей, на переднем конце тела организма было ротовое отвертие и два длинных отростка (усика) с глазами на концах. Возможно были и другие органы чувств, но пока это были лишь гипотезы. Когда создания проникали в нашу вселенную через чёрную дыру, они обладали куда меньшими размерами, но после росли, питаясь в ближайших звёздных системах планетами, а затем и светилами. В любом случае возникали некоторые трудности в изучения данных существ, первая и самая важная проблема заключалась в том, что ритм их жизни сильно отличался от привычного для нас. Учёным понадобилось двадцать с лишним лет, устраивания представлений в виде ядерных взрывов, чтобы Шаи-Хулуд соизволил повернуть усики и посмотреть в этом направление. Пока отростки вернулись в первоначальное положение, прошло ещё целое поколение. «Огромный прорыв в науке — человечеству присвоен статус назойливый мошки!» — любили шутить СМИ в те времена. Также покровы черьвя были настолько плотны, что их было невозможно просветить ни одним излучением. Единственное значимое событие заключалось в том, что сто двадцать лет тому назад Шаи-Хулуд под номер семьдесят четыре наконец долетел до звезды и поглотил её. Однако попытки запустить дронов в недра червя не увенчались успехом и учёным пришлось довольствоваться наблюдением достаточно скоротечной трапезы. На данный момент семьдесят четвёртый водил усиками по сторонам, видимо решая куда двигаться дальше...

Что-то разрывает горизонт событий чёрной дыры! — крикнул Том, — Если это не Шаи-Хулуд, то что тогда?

— Мда, через белые дыры можно в любом направлении, через чёрные только в одну сторону, лишь черви могут в обратном направлении, — заметила Айша.

Пока ребята болтали из червоточины высунулось одно усико, живо поводило концом с огромным зелёным глазом лишенным зрачка и исчезло обратно. Том резко выругался, Айша от неожиданности вскочила и вскрикнула.

— Ты это видел, видел! — восторженно завопила девушка?

— Это определённо похоже на Шаи-Хулуда, но почему он такой быстрый?!

— Я не могу, поверить, я просто не верю! — кричала Айша, — мы должны были оставить дрона, вернуться на Анаиду и доложить о появление нового Шаи-Хулуда. Наши будующие дети, а может быть и правнуки смогли бы увидеть его появление! Но мы уже сейчас видим его ус! Том, может быть при прохождение сингулярности возникает парадокс и он становится медленным, что ты думаешь?!

— Сомневаюсь, все Шаи-Хулуды живут имея относительно соизмеримые скорости передвижения, в противном бы случае должны были быть отклонения. Тут что-то другое!

— Ну тогда что, может это нечто другое, а не червь? Ого! Том, смотри, Том! — девушка показала пальцем на чёрную дыру.

Из червоточины показались оба усика, изгибаясь в пространстве, они сканировали космос. Достаточно осмотревшись отростки замерли и вперед пошло тело организма. Это был несомненно Шаи-Хулуд! Голова с огромным ротовым отверстием, чёрное тело как скала, испещрённое буграми и впадинами, всё это заканчивалось суженным задним концом тела. Невероятно простое и в то же время величественное создание, являлось одной из самых невероятных загадок человечества.

Шаи-Хулуд полностью появился на свет и замер покачивая усиками. Один из отростков колыхнулся и огромный, немигающий зелёный глаз уставился в сторону корабля Хэндриксов.

— Он на нас смотрит, — зачем-то тихо прошептал Том.

Второй усик тоже повернулся и на ребят смотрели пара глаз диаметром две с лишним тысячи километров. Хэндриксы замерли в оцепенение, не зная что делать, лишь сильнее сжали руки друг друга... Казалось время остановилось, а губы Тома замерли готовые в любую секунду отдать маме приказ отступать. Но шли секунды и ничего не происходило. Тело червя заслоняло весь обзор, а два глаза, размером с маленькие планеты сверлили взглядом корабль. Возможно это были и не глаза, а какой то другой орган, но уж очень были похожи, и большинство учёных склонялось именно к такому варианту...

Внезапно Шаи-Хулуд качнул усиками и начал разворачиваться в сторону.

— Айша ты как там, не обделалась?

— Не знаю даже, я выдохнуть-то боюсь, — пропищала жена.

— Можешь выдыхать, кажется он уходит.

— Том, а чёрной дыры то и нет, развеялась.

— У нас тут есть кое что поинтересней дыры. Ну как, ты себя чувствуешь на открытие сенсации?

— Не то слово! Но сейчас я предлагаю вернуться назад, как следует перекусить, отдохнуть и вернуться за нашим гостем. Чувствую с такой скоростью его передвижения первая трапеза не заставит себя ждать.

Тем временем Шаи-Хулуд, только развернувшийся и, по всей видимости уже готовый направиться к ближайшей звездной системе замер. Его тело мелко задрожало, а на тёмной поверхности образовались глубокие расщелины, откуда стали вырываться снопы радужных искр. Червь как следует отряхнулся и оставив после себя невороятную по красоте и природе туманность, последовал далее.

— Странеры! Значит мы с тобой, да и многие другие единомышленники были правы, в том числе они являются и продуктами обмена Шаи-Хулудов.

— Давай всё подытожим, мы имеем существ, которые пожирают нашу вселенную, продукты обмена червей, как и их хозяева, не подчиняются законам нашей вселенной. Да и к всему прочему эти странеры тормозят расширение вселенной, а дальше будут лишь ускорять её сжатие.

— Если мы не хотим коллапса вселенной, нужно изучать Шаи-Хулудов, — отметил Том.

— Ага, либо попросим их не жрать и не срать... А что? Хороший вариант! — похвалила себя Айша.

— Прекрасный план, вот мы с тобой самому шустрому и будем объяснять это. Мама, пусть дрон прикрепится к хвосту червя и следит за ним, и проложи наш курс обратно, на станцию Анаида, — сказал Том.

Хэндриксы поспешили вернуться обратно домой и тщательно подготовиться к преследованию нового Шаи-Хулуда. Пока сенсационные новости облетали все места обитания людей, на Анаиде уже собиралась большая космическая экспедиция...

В тот день семью Хэндриксов поразило ещё одно сенсационное событие, его огласила Айша подойду к своему мужу с искристой улыбой:

— Том, я забеременела сегодня, у нас будет ребёнок!

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!