Стол в зале давно был накрыт, но к еде пока приступили только Катя с Настей. Антон нервно прохаживался у двери, и, как только, в широком коридоре появился Алексей, подскочил к нему и отвел в сторону.

— Лёх, я не совсем тебя понял!

— Да ладно, Антон, уже проехали...

— Нет, ты объясни! Ты смотрел на меня как на врага народа. Мне показалось, что еще и в зубы двинуть можешь. Это что за фигня?

— Это от неожиданности. Дверь открывается, а тут моя жена голая... и ты.

— Ну и что?

— Да это я сейчас понял, что «ну и что», а тогда дико как-то это все выглядело.

— Елы-палы, что тут дикого? Ты что раньше жену с другим не видел?

— Нет.

— Что серьезно?

— Серьезно. С другими мужиками она не спала... по крайней мере при мне.

— Так нахрен тогда вы сюда припёрлись?!

— За этим и припёрлись! — Алексея стала раздражать импульсивная напористость собеседника.

— Ну, слушай, тогда ты уж определись — или будешь к этому спокойно относиться, или вещи собирай, чтобы всё не испортить.

— Да все нормально... Я ж говорю, это просто от неожиданности.

— Тогда договорились, — Антон с облегчением заглянул в глаза Алексею, — Ты ж понимаешь, так получилось, что мы с ней в одной комнате. Я ж все равно ее трахать буду. Классная она у тебя!

— Ладно... ладно... — отмахнулся Алексей, — угомонись. Пошли есть. У меня сил уже нет.

— А куда они делись? — заинтересованно блеснул глазами Антон, — Олесю мою, небось, трахнул?

— Да.

— Ну, молодца! Значит, все перезнакомились! Теперь можно и ужинать!

Алексей сел за стол напротив Насти, и она внимательно посмотрела на мужа:

— Все хорошо, Лёш?

— Да, нормально. Чем это нас кормят?

— Это бифшекс с яйцом... и... какой-то белковый коктейль.

— На сперму больше похоже, — уточнила брюнетка Катя, сидевшая рядом, и тут же осушила пол стакана, оставив полупрозрачную жидкость над губой, — правда ведь?

Она хитро подмигнула Алексею и показательно облизала губы.

— Лёш... — снова позвала Настя.

— Что?

— Точно все в порядке? Ты какой-то... подавленный.

Алексей через силу улыбнулся:

— Все хорошо, Настюх... я просто устал. Давай есть.

В коридоре послышался звонкий голос Миланы:

— Сейчас вы поужинаете и познакомитесь со своими коллегами. После чего отдыхайте. Завтра я расскажу всё подробнее.

В кухню вошла управляющая, а следом за ней чернявый парень и три невысокие девушки. Вернее, девушек было только двое — третьей оказалась довольно зрелая, но очень миловидная женщина лет под тридцать пять — сорок. Наверное, из-за небольшого роста и хрупкой фигуры, она выглядела слишком моложаво.

Все обедающие любопытно обернулись.

— Вот, ребята, знакомьтесь. Это Ваши коллеги. Завтра будете вместе развлекать гостей. Общайтесь, питайтесь, развлекайтесь! Приятного вам аппетита и времяпровождения. Завтра утром собираемся все здесь для дальнейших инструкций, — Милана дежурно улыбнулась и покинула столовую.

— Спасибо... — вразнобой ответили ей вслед несколько голосов.

Алексей внимательно осмотрел прибывших. Парень был высокий, статный, с прозрачными голубыми глазами и красивыми чертами лица. Клетчатая рубашка с короткими рукавами, открывала крепкие жилистые руки. Прямо модель для обложки. Но парень его интересовал меньше всего. Только теперь Лёша обратил внимание, что две молоденькие девчонки являются близнецами. Сразу он этого не заметил, потому что на них была слишком разная одежда: на одной — облегающее короткое платьице алого цвета и туфли, а на другой — детская майка с микки-маусом на груди, и выцветшие джинсы с рваными дырками на бедрах. Ноги украшали розовые макасины. Да и причёски кардинально различались — у первой рыжие локоны растрёпанными волнами стекали на плечи, а у второй были забраны в тугой хвост за спиной. Но все же лица и фигуры оказались абсолютно одинаковыми. У женщины было довольно строгое, но необычайно красивое загорелое лицо с ровной линией губ, немного вздернутыми вверх дугами бровей и аккуратным узким носиком с небольшой ямочкой на кончике. Через плечо была переброшена длинная тугая коса темных волос, завязанная на конце тонкой желтой резинкой с небольшим бантиком. Одета она была в клетчатые брюки и бежевую легкую кофту, сквозь которую просвечивал белый контур лифчика. «Новички» тоже с интересом оглядывали полуобнаженные фигуры ужинающих коллег.

— Вечер добрый... — нарушила молчание женщина, — давайте мы первые представимся. Меня зовут Людмила, этого молодого человека — Егор, а девушек Алёна и Алина... правда кто из них кто, я сама пока не запомнила.

Девчонки весело хохотнули:

— Я Алина, — звонко отозвалась та, что в майке.

— А я Алёна, — это уже подала голос девушка в платье.

— Я Антон! — мужчина радостно соскочил с места и, предварительно пожав руку парню, обхватил близняшек за плечи, направляя к столу — Давайте ужинать, пока ничего не остыло.

— Круто тут! — наперебой делились эмоциями сёстры, — Такой шик! Такой антураж!

Они болтали безостановочно, практически сосредоточив на себе все внимание аудитории. Девушки были начинающими художницами. В программу «авантажа» они попали из-за своего неуёмного авантюризма и сексуальной энергии, считая, что в жизни нужно попробовать всё. За ужином также выяснилось, что Егор, как и Катерина пытался сделать себе карьеру в порно-индустрии, но по каким-то причинам не прошел кастинг, и попал сюда по наставлению продюсера, для «тренировки». Одна только Людмила ничего не рассказывала о себе. Внимательно прислушиваясь к застольным беседам, она аристократично отрезала ножом маленькие кусочки мяса и отправляя их в рот на кончике вилки.

После ужина Алексей почувствовал небывалый прилив сил. Видимо, действительно, в пищу что-то подмешивали. А, может быть, просто организм за день изголодался по калориям.

Сразу после ужина он поспешил покинуть столовую, чтобы снова не нарваться на расспросы супруги. Меньше всего сейчас хотелось обсуждать произошедшее, тем более, что сказать-то было и нечего. Он принял для себя за правило, что на время пока они здесь, жена ему не принадлежит. Каждый сам по себе. Но в ушах до сих пор звучал уходящий эхом в душу голос: «Я ж все равно ее трахать буду. Классная она у тебя!»... и струйка спермы, вытекающая из влагалища...

Лёша мотнул головой. Комната, в которой он оказался после бегства из столовой, представляла собой удлиненный зал, около семи метров в длину, и не менее трех в ширину. Неяркие точечные светильники бросали ровные светлые полосы на бордовые обои стен, как раз над тремя странными отверстиями в стене, проделанными на уровне пояса. В диаметре они были около тридцати сантиметров и открывали взгляду потайное темное помещение с той стороны стены. Лёша нагнулся и засунул в отверстие голову. Там обнаружилась маленькая комнатка с тремя мягкими кушетками, приставленными вплотную к стене. Теперь Алексея осенило. Такое он видел в старом порно-фильме. На кушетку должна ложиться девушка, выдвигаясь своей нижней частью тела в коридор. Вот и кандалы на стене, чтобы приковать ноги несчастной. В такой беззащитной позе с ней можно было делать что угодно. Стоило только этой мысли родиться в голове, как член моментально отреагировал, наливаясь кровью. Успокоить его уже не получалось. Так Алексей и вышел из комнаты с напряженно торчащим из-под резинки трусов инструментом. Он снова пересек опустевший банкетный зал и заглянул в другую дверь. Чего тут только не было. С потолка свисали несколько светильников в красных абажурах, тускло освещая многочисленные станки для приковывания обнаженных тел в разных позах с целью сделать их менее подвижными и более доступными. На полу лежала кожаная плетка. Странно. Милана, вроде бы говорила, что насилие тут запрещено. Оглядывая окружающую обстановку, он не сразу заметил, что из темного угла зала за ним наблюдает управляющая.

— Заинтересовало что-то? — с усмешкой спросила она, приближаясь изящной походкой.

— Да это я так... осматриваюсь...

— Правильно делаете. Вам необходимо знать тут всё... ну, или почти всё.

Женщина подошла ближе и на Алексея вновь нахлынуло острое желание.

— А Вы сами тут в какой роли? — спросил он, пожирая собеседницу пристальным взглядом.

— Я же говорила — управляющая...

— А сами Вы... хулиганите? — Алексей хитро подмигнул женщине.

Милана усмехнулась:

— Нет, Алексей, Я не хулиганю. У меня совсем другие заботы.

— А если никто не узнает? — Леша положил руку на изящную талию и притянул управляющую к себе.

Лицо Миланы тут же сделалось серьезным. Она деликатно, но уверенно отстранилась:

— Я же сказала: нет. Тут везде камеры. Эти помещения напичканы ими.

— Зачем? — удивился Алексей.

— Как зачем? Чтобы снимать вас. Это же шоу, и многие понравившиеся моменты потом продаются за отдельную плату вип-клиентам. Поэтому-то они и в масках. Всё это есть в контракте. Вы что не читали?

Леша раскрыл рот от удивления. Контракт он читал только поверхностно. Детально его изучала Настя. Но ничего про камеры она не говорила.

— Вот что я Вам посоветую, Алексей, — снова возвращая на лицо улыбку, произнесла Милана, — Не бродите тут один, а идите в номер. Уверена, там Вас ждет приятный сюрприз.

— Какой сюрприз?

— Идите, идите. Обилием ненужных вопросов Вы сами портите себе отдых, — управляющая кончиками пальцев провела мужчине по подбородку и, цокая каблучками, направилась к себе в кабинет.

Женщины вернулись в комнату вместе.

— Не нравится мне это его поведение, — недоверчиво качала головой Настя, — не такого я ожидала. Теперь и самой уже ничего не хочется.

— Да ну ты брось. Все у него отлично. Ты бы видела, что мы тут вытворяли.

— У вас уже что-то было?

— Не «что-то», а «ого-го» что было! — хитро подмигнула Олеся и указала на кровать.

— Вот как... — Настя задумалась. Но оценивать поведение супруга она уже была не в силах. Теперь от одной мысли о сексе начинало приятно тянуть внизу.

— Вот это да! — раздался удивленный возглас Олеси, — ты только глянь!

Она выдвинула средний ящик комода и перед глазами девушек предстало невероятное разнообразие секс-аксессуаров. Чего тут только не было: и многочисленные баночки с кремами и маслами, и веревки, и наручники, и огромный ассортимент фаллоимитаторов, вибраторов, каких-то совершенно непонятных приспособлений и предметов.

— Нифига себе! — заворожено вздохнула Настя.

— Теперь я понимаю, почему у нас так мало мужчин.

— Кстати, да! Мне это тоже странным показалось. Какая-то вопиющая несправедливость.

Олеся достала из ящика огромный фаллос, полностью имитирующий член сантиметров тридцать длиной, и весело взглянула на подругу:

— Хочешь попробовать?

— А что там еще есть? — зрачки Насти сверкнули азартом.

Алексей брел по пустому коридору жилого отделения. Из душевой доносились звуки поцелуев, приглушенные смешки и шепот, перемежающиеся шумом воды. Хотелось дать волю любопытству и заглянуть туда, но подсознательное отвращение снова увидеть Настю с неугомонным Антоном, заставило мужчину продолжить свой путь до номера. Замок послушно щелкнул, и Алексей шагнул в комнату. У раскрытого комода стояла женщина с длинной черной косой. Людмила даже не обернулась на звук открывающейся двери, бесстрастными карими глазами наблюдая за вошедшим в зеркало.

— Алексей? Я не ошиблась? Вы тоже тут живете? — произнесла она, продолжая перебирать белье в выдвинутом ящике.

— Да. Именно тут, — мужчина неуверенно замер у двери, прикрывая ладонью торчащую из узких трусов головку возбужденного члена.

— Значит, мы будем соседями... — женщина задумчиво повернулась к нему лицом, и Леша впервые увидел подобие улыбки на аристократичном лице, — что ж я рада. Вы можете не прикрываться. Поверьте, в жизни я видела многое, и возбужденным мужчиной меня не удивишь. Тем более после этого загадочного ужина я и сама испытываю нечто подобное.

Она провела загорелой ладонью по низу живота, и Лёше сразу бросилась в глаза ее правая рука — с тонкими длинными пальцами, и аккуратным маникюром ногтей, покрашенных в темно-бордовый цвет. На безымянном пальце загар контрастно прерывался, оставляя узкую светлую полоску от недавно снятого обручального кольца.

— Я так полагаю, что мне тоже надо переодеться в этот немудреный наряд, — Людмила держала двумя пальцами черные кружевные трусики, — чтобы не слишком выделяться среди окружающих?

Алексей невнятно пожал плечами, но ответа от него никто и не ждал.

— Хотя, признаюсь Вам честно, — продолжала женщина, раскрывая свою сумку, — не очень-то я люблю всю эту униформу. Но, правила — есть правила.

Она была старше, пожалуй, лет на десять, но эта манера общения на «Вы» в здании, где царила полная раскованность в отношениях, немного раздражала. За спиной щелкнула дверь.

— Ой, — раздался звонкий голосок. Лёша обернулся и немного сдвинулся в сторону. В дверях стояла одна из близняшек. Она уже успела натянуть на себя черный комплект белья, и теперь, без отличительных признаков одежды, совершенно было не понять — Алина это или Алёна.

Антон взлетел по лестнице, словно подталкиваемый какой-то неведомой силой. Тело пылало энергией, хотелось скорейшей разрядки. Он быстрым шагом приблизился к двери своей комнаты. Щелкнул замок, открылась в нетерпении дверь. В этот раз от восторга он даже не смог выговорить традиционное «Оба-на», ограничившись только коротким вздохом.

На центральной кровати с черной повязкой на глазах лежала Настя. Ее руки и ноги были привязаны к кроватным ножкам, а рядом сидела его жена и небольшим вибратором водила по раскрытой промежности подруги. Удивительно, но громких стонов последней совсем не было слышно в коридоре при закрытой двери. «Вот это шумоизоляция» — подумал Антон. Но, подумал он об этом вскользь, по инерции, пока мысли полностью не покинули одурманенный мозг.

— М-м-м-м... кто это? — удивленно произнесла Настя, услышав щелчок замка.

Антон приложил палец к губам и, подмигнув Олесе, отодвинул ее в сторону. На кровати рядом были разбросаны несколько вибраторов различных размеров.

— Олесь, кто пришел? — наморщив лоб, допытывалась Настя. Муж с женой молчали, обмениваясь игривыми взглядами, — Ну ответь мне.

Антон взял из рук жены работающий вибратор и, едва касаясь, приложил его к трепетному розовому бугорку Настиного клитора.

— О-о-о-х, — вырвался у той сладострастный вздох. Она напрягла руки и ноги, пытаясь высвободиться, но атласные ленты были надежно привязаны. Мягкая головка вибратора немного подразнила половые губы женщины, слегка искупалась в них, приятным ознобом прошлась вокруг сжавшегося колечка ануса и снова вернулась к клитору. Настя довольно стонала, изгибаясь на смятом покрывале. Олеся забралась на кровать и своим нежным язычком принялась обхаживать напряженные бордовые соски подруги.

— Ох... да! — прошептала Настя, сильнее сжимая кулаки. Она уже была на пределе, когда клиторальные ласки ненадолго прекратились, хотя звук зуммера по-прежнему был слышен совсем рядом. Подкативший было оргазм плавно растворялся где-то во влажной глубине. И тут что-то прохладное, сладко-вибрирующее коснулось ануса. Секунда — и этот небольшой круглый предмет скользнул в попку и уже там продолжил свой удивительный танец.

— О-о-о-у-у... — Настя взвыла от неожиданности, и, сейчас же, знакомая уже головка вибратора снова прикоснулась к клитору, кидая женщину в первую волну оргазма.

Антон с Олесей довольно переглянулись. На кровати перед ними извивалась связанная женщина, из попы которой выглядывало, мелко дрожа от вибраций, черное кольцо анальной пробки. Антон, доведенный уже до предела сексуальным возбуждением, быстро стянул трусы. Немного приподняв Настю за попу, он пристроил свой член к половым губам и быстрым движением вогнал его внутрь, утопая в любимых объятия упругой вагины. Вибрации в женской попке, передались и ему, заставив ненадолго замереть, наслаждаясь новыми ощущениями. Настя довольно вскрикнула, когда член снова пришел в движение, и сладко прикусила нижнюю губу. Она уже поняла, что в комнате был какой-то мужчина, и теперь в голове роились догадки, чей же член орудует внутри. Антон? Лёша? А, может быть, тот новенький чернявый симпатяжка? Да не все ли равно?

Олеся некоторое время наблюдала, как муж со всей искренней страстью сношает их общую подругу. Киска женщины уже давно проливалась ручьями желания. Она пальчиками раздвинула половые губы и погладила внушительный бугорок клитора. По телу пробежала дрожь удовольствия, уже готовая пролиться волной оргазма. Но Олеся решила сделать это по-другому.

Уже несколько очередных микро-оргазмов свели мышцы влагалища, а упругий горячий член все скользил внутри, все поднимал Настю на новые и новые высоты удовольствия. Ей очень хотелось высвободить руки, сжать пальцами свои возбужденные соски, покрутить их, доводя себя до экстаза. Но руки были крепко привязаны. Тут она почувствовала, как кровать рядом с ней немного продавилась. Тёплые ладони накрыли холмики груди. Но не успела она еще насладиться этими ощущениями, как на лицо опустилось что-то горячее и влажное. И лишь, когда это что-то нетерпеливо заскользило по губам, а где-то рядом раздался довольный женский стон, Настя поняла, что принимает страстный поцелуй жарких половых губ. И сейчас же она пустила в ход язык, нежно лаская им все складки Олесеной киски. Протяжный стон огласил комнату, а лицо сдавили полные сильные бедра. В рот хлынул поток солоноватых соков. Буквально сразу же, в очередной раз, кончила и сама Настя. А еще несколькими секундами позже, упругий член покинул ее нутро и до слуха долетел радостный вскрик Антона: «О, да, девочки мои!!!» Горячие брызги упали на живот и грудь, а чья-то нежная ладонь принялась растирать их по влажной от пота коже.

— Так, так, так! А Вы, стало быть, являетесь нашей третьей соседкой? — довольно прищурившись, произнесла Людмила.

— Наверное, — расширив глаза от приятного удивления, залепетала девушка, — а я уж боялась, что одна буду жить.

— Ну, думаю, одной было бы скучно. А где же Ваша сестра?

— У нее соседняя комната... Там еще Егор и эта девушка... Катя, кажется... Только они куда-то ушли, так что Алёнка в одиночестве скучает... Может, я к ней пойду пока? Чтобы не мешать вам.

— Зачем же? Приглашай ее сюда. Вместе пообщаемся, чтобы скуку развеять, — Людмила достала из сумки большое белое полотенце и, как бы между делом, вложила его в руки Алексея, — Мы пока в душ сходим, а вы тут обустраивайтесь. Идемте, Алексей, не забудьте, пожалуйста, бельё.

Удивленные взгляды Лёши и Алины встретились. Девушка обворожительно захлопала густыми ресницами, а потом случайно опустила глаза, и наткнулась на выглядывающее из трусов мужское достоинство.

— Ой, — хихикнула она, — ладно, я побежала за сестрой...

Лёша недоуменно хмыкнул, поднял с кровати комплект женского нижнего белья, водрузил его поверх полотенца и вышел из номера.

— Чего Вы медлите, Алексей, — с серьезным лицом упрекнула его Людмила, — идемте.

Молча они прошлись по пустому коридору к дверному проему душевой комнаты, откуда, теперь уже отчетливо, доносились отрывистые шлепки и постанывания. Женщина остановилась перед входом, сняла с ног синие туфельки на невысоком каблуке, и аккуратно поставила их у стены. Далее, так же неспешно, она избавилась от брюк и легкой блузки. Снятая одежда ровной стопочкой разместилась рядом с обувью. Теперь, когда оставшееся нижнее белье практически не мешало оценить тело женщины, Леша отметил ее моложавую привлекательность. Должно быть, в юности она была очень худощавая, с узковатыми бедрами и острой грудью. Привлекательным в ней было, пожалуй, только выразительное красивое личико. Однако, теперь, войдя в зрелый возраст, Людмила расцветала новой, по-настоящему женской красотой. Бедра и попка налились необходимым объемом подтянутых мышц, слегка округлились плечи, а под плотной тканью лифчика прибавилось пару размеров бюста. Женщина придирчиво осмотрела себя, смахнула невидимую пылинку с чашечки бюстгальтера, и, окинув мимолетным взглядом своего сопровождающего, направилась в душевую, неслышно ступая босыми ногами по теплому кафельному полу. Она абсолютно равнодушно прошла мимо первой открытой кабинки, где подставив спину потокам горячей воды, низвергавшейся с высокой душевой лейки, стояла раком Катя. Ее мокрые волосы черными сосульками раскачивались в такт поступательным движениям, а на лице застыло сосредоточенно-довольное выражение. Крепкие руки Егора страстно сжимали девушку за бедра, с ровным темпом насаживая на член. Оба партнера сладко стонали, шлепаясь друг об друга мокрыми телами. На вошедших они не обратили никакого внимания. Людмила подошла к следующей по счету кабинке и замерла, кокетливо обернувшись на сопровождающего.

— Да положите Вы пока полотенце, Алексей, — нетерпеливо проговорила она, — помогите лучше избавиться от этого.

Она повела плечами, обращая внимание мужчины на белую полоску лифчика с серебристым маленьким замочком, перечеркнувшую загорелую спину. Алексей огляделся. Никаких полок тут предусмотрено не было, и он просто аккуратно опустил вещи на пол. Пока неуклюжие пальцы пытались совладать с миниатюрным механизмом замка, кровь новыми потоками заставляла вздрагивать каменный член.

— Благодарю Вас, — пролепетала женщина, небрежно бросая белоснежное белье на пол. Она немного присела, стягивая с ног трусики. Полностью расставшись с одеждой, Люда повернулась к мужчине в пол оборота и, стянув желтую тугую резинку, стала распускать свои шикарные волосы. Высвобожденные из хитросплетений косы, чёрные локоны доставали женщине до самых бедер, волнообразными каскадами накрывая призывно торчащие соски. От созерцания этой красоты Алексея отвлек протяжный мужской стон, раздавшийся в соседней кабинке.

Егор, довольно пыхтя, прислонился к мокрой стене и закрыл глаза.

— А я что говорила! — радостно хихикнула Катя, выскакивая из кабинки и заглядывая на настенные часы, — Шесть минут! Не удивительно, что тебя не взяли. Тебя даже на одну нормальную сцену не хватит! А я бы еще минут десять продержалась!

— Ну-ка иди сюда, — открывая глаза, навострился парень, — я сейчас с тобой такое сделаю, что ты через минуту визжать начнешь! — он картинно расставил руки, угрожающе покачивая в воздухе увядающим членом.

— Ай! — весело взвизгнула брюнетка, проскочила у Егора подмышкой, юркнула в узкую дверь, и исчезла в коридоре, сверкая мокрыми бедрами. Парень с рычанием помчался за ней. Людмила проводила их снисходительной улыбкой.

— Алексей, избавьтесь уже от трусов. Поверьте, они давно ничего не скрывают. Да и эта ужасная майка здесь ни к чему.

Она грациозно откинула волосы назад и вошла под струи воды. Прозрачные быстрые ручейки с остервенелым любопытством принялись исследовать женское тело. Лёша с досадой посмотрел на свою майку. В районе пупка, где головка члена прикасалась к ней, на тонкой ткани расплылось огромное мокрое пятно. «И правда, что я как дурак!» — возмутился своему поведению мужчина, и потянул майку вверх. Избавившись от одежды, он неловко протиснулся в узкую кабинку и прижался к теплому женскому телу.

— Давайте помоемся, — улыбнулась Люда и нажала на синюю кнопку, расположенную рядом с краном регулировки температуры воды. С потолка, вместо воды посыпались мелкие хлопья белой душистой пены, не спеша оседая на разгоряченных телах.

— Ого, — восторженно произнес Лёша и потянулся на полочку за губкой, — не знал, что тут такое есть.

— Здорово, правда? — сверкнула хитрыми глазами Люда, — Вы знаете Алексей, опираясь на мой солидный опыт, я могу с уверенностью сказать, что никакая мочалка не сможет так тщательно и бережно смыть накопленную за день усталость, как это сделают нежные и сильные мужские руки.

— Намек понял, — Леша довольно забросил губку назад и положил ладони на хрупкие женские плечи.

— Какие еще намеки? — недовольно повернулась та, — По-моему, мысль была обозначена довольно ясно. Для этого я Вас и позвала с собой.

Алексей даже не обиделся за то, что его так резко осадили. С каждой минутой эта женщина интересовала его всё больше. А когда теплые ладони накрыли мягкие и скользкие от пены груди, то мысли и вовсе покинули его голову, уступая место чувствам.

Людмила усмехнулась, довольно запрокидывая голову:

— Судя по тому, с чего Вы решили начать, грудь у меня — самая грязная часть тела.

— Нет... нет... — поспешил оправдаться Алексей, — я вовсе не поэтому.

— Какие-то другие мотивы? Озвучьте их, пожалуйста!

— Ну... как... — замялся Леша, пытаясь выкрутиться, — красивая она... у Вас.

На этот раз Людмила не смогла сдержать порыв смеха. Она хохотала громко и искренне, так что смущенный Алексей совсем убрал руки с женского тела и досадно покусывал губы.

— Ох, Лёша, ну вы даете! — она говорила сквозь смех, обхватывая своими тонкими руками его ладони и возвращая их на прежнее место, — О такой мотивации я и не подумала. Ладно, что Вы там притихли? Продолжайте.

Огромные комки пены постепенно нарастали на волосах и плечах, и Лёша смахивал их вниз, растирая скользкое мыло по загорелой коже. Руки блуждали по манящему телу, уже не подчиняясь воле своего хозяина. Людмила благосклонно молчала, опустив голову и прикрыв глаза. Лишь только один раз, когда скользкая ладошка соскочила с правой груди, заставив возбужденный сосок быстро отпружинить вверх, и, приласкав кожу живота, нырнула прямо между бедер, по телу женщины пробежала невольная дрожь. Она не сопротивлялась, не отстраняла Алексея, позволяя его рукам делать все что угодно. Но привилегия эта касалась только рук. Когда он, постанывая от перевозбуждения, пристроился членом между женских ягодиц, то сразу же получил решительный отпор.

— Довольно, Лёша. Спасибо Вам.

Людмила снова включила воду, и пышные шапки пены на ее плечах стали стремительно оседать под тугими горячими струями, а через мгновенье и вовсе сползли грязными обрывками на кафельный пол и исчезли в сливном отверстии. Теперь она ошарашила мужчину еще одним техническим решением. Тонкие пальцы легли на очередную клавишу на стене и из многочисленных отверстий в стене и потолке, на мокрые тела накинулись теплые воздушные потоки. Это было похоже на работу гигантского фена, высушивающего кожу за считанные минуты.

— А Вы зря брали полотенце, — восхищенно присвистнул Алексей.

— Да, видимо так... — Людмила нагнулась и дернула головой, так чтоб густые волосы мокрыми плетьми упали вниз, подобно глухой шторе заслоняя напор воздуха. Чтобы не мешать женщине, Леша вышел из кабинки и встал в полуметре, наблюдая, как его спутница ворошит и перебирает мокрые локоны, высушивая их на ветру. Люда нагнулась еще ниже, демонстрируя круглую загорелую попку с выглядывающими снизу розовыми складочками приоткрытых половых губ. Кажется, рука сама легла на член и принялась его ритмично подрачивать. Женщина не могла видеть, что происходит сзади, увлеченно занимаясь своим делом. Алексей, сгорая от желания, подошел ближе. Теперь уже красная головка была всего в паре сантиметров от женской промежности. Рука продолжала яростно ласкать член. Оставалось всего ничего — податься бедрами вперед и его хозяйство утонет в Люде без остатка. То, что она тоже была возбуждена у Алексея не вызывало никаких сомнений — половые губы блестели влагой. Казалось, что как только твердый ствол члена отворит эти влажные створки, то тут же и кончит, извергаясь благодарным теплом.

— Алексей, если вы сейчас забрызгаете меня, я серьезно обижусь! — довольно обыденно произнесла Людмила, продолжая распушать волосы, — я же только что из душа.

Лёша вздрогнул от неожиданности и сделал шаг назад.

— Люда, — проговорил он пересохшими губами, — но... зачем тогда Вы провоцируете?

— Я никого не провоцирую, — сухо ответила женщина, — Вы можете теребить своего друга где-нибудь в другом месте.

Лёша уже хотел со злости махнуть рукой и уйти, но... в коридоре послышались веселые голоса, и через мгновенье в помещение душевой вломились Настя и Олеся. Обе голые, обе раскрасневшиеся, и обе в потеках спермы.

— Ой, привет, — остановилась в нерешительности Настя.

— Мой господин! — радостно выпалила Олеся, притворно падая на колени, — Ты уже готов! Я была плохой рабыней! Какое наказание меня ждет на этот раз?

«Вот дура!» — почему-то подумал Лёша. Людмила распрямилась, властным жестом закинула влажные еще волосы на спину, и с любопытством повернулась к дверному проему.

— О, Вы уже себе рабынь завели? — хитро сузив глаза, ехидно спросила она.

— Упс, кажется, я не к месту, — прыснула смехом Олеся и поднялась на ноги.

— Пошли в душ, — смерив Людмилу оценивающим взглядом, Настя увлекла подругу в дальнюю душевую кабинку.

— А Вы пользуетесь популярностью, Алексей... — женщина довольно улыбнулась своим мыслям, подошла к батарее странных емкостей, закрепленных на стене, больше всего напоминавших дозаторы для жидкого мыла, и надавила на синюю кнопку. Ей на руку выпала здоровая вязкая капля какого-то тягучего геля, — подойдите сюда.

— Что еще? — Леша, нахмурясь, сделал шаг навстречу.

— Не обижайтесь на меня, — Людмила доверчиво заглянула ему в глаза, а в это же самое время ее узкая ладошка накрыла головку члена, размазывая по ней гель, — Я прекрасно понимаю Ваше желание и обещаю море удовольствия. Пойдемте, — она выпустила из руки его игрушку, небрежно вытерла ладонь о его же живот, и отправилась к выходу, вальяжно виляя загорелыми бедрами, — не забудьте, пожалуйста, забрать полотенце и бельё.

Перед тем, как выйти из душа, Алексей оглянулся на дальнюю кабинку. Оттуда на него удивленно пялились две хитрые мордашки: жены и ее новой подруги. Как только он повернулся к ним, обе головы быстро скрылись за пластиковой загородкой. Послышалось приглушенное хихиканье. Заложив полотенце под мышку, и скомкав в кулаке женское бельё, мужчина вышел в коридор.

В номере их ждали близнецы. Девушки, абсолютно одинаковые на первый взгляд, сидели на крайней правой кровати и обсуждали что-то

— Ну как вы? — Людмила прошла к комоду, — Обосновались уже?

— Да что тут обосновываться-то? — равнодушно пожала плечами одна из сестер, откровенно разглядывая голого Алексея, стоявшего в дверях, — Скучно только.

— Это всегда можно исправить, — Люда открыла несколько ящиков комода, — вы же не скучать сюда приехали.

— Вот и я о том же!

— О-о-о-о... прямо на все случаи жизни... — произнесла себе под нос женщина, изучая содержимое ящика, а потом резко повернулась, сверкнув довольными глазами, — девчонки, я и раньше вас путала, а теперь вообще не отличу, кто есть кто.

Девушки расхохотались.

— Я Алёна!

— А я Алина!

— От этого не легче, — женщина улыбнулась, — давайте сделаем вам какие-нибудь отличительные признаки?

— Какие? — хором заинтересовались сестры.

— Хвостики!

— Хвостики? — девушки переглянулись и как-то синхронно потянулись к волосам, собирая рыжие локоны в тугие пучки.

Людмила улыбнулась.

— Нет, я не эти хвостики имела ввиду.

— А какие?

— Самые что ни на есть настоящие! — женщина скова запустила руку в ящик комода, и на свет появились два пушистых хвоста, больше всего похожих на лисьи, только разных цветов — один рыжий, другой белый. Заканчивались они небольшими блестящими анальными пробками. Алёна с Алиной восторженно переглянулись.

— Класс! Я не против!

— И мне идея нравится.

— Алёша, поможете нашим барышням

отличаться друг от друга? — Людмила вложила в руки кавалера хвосты и тюбик с анальной смазкой. Потом хитро подмигнула ему, и чмокнула воздух губами, посылая невидимый поцелуй.

— Ну, давайте, — решительно произнес мужчина, и шагнул вперед, — помогу, конечно!

Девушки радостно вскочили с кровати.

— Снимайте трусы!

— Ц-ц-ц-ц... — недовольно зацокала языком Людмила. Она уселась в кресло и, немного расставив ноги, поглаживала себя по бедру, — Алексей, а я, признаться, думала, что в Вас еще не утрачен джентльмен. Будьте с девочками повежливее. Да и раздеть их самому, кажется, Вам не составит труда.

Близняшки прыснули от смеха. Щечки у обоих зарделись легким румянцем. Лёша тоже улыбнулся. Похоже, этой женщине понравилось издеваться над ним. Ну что ж. Пусть так и будет... до поры, до времени.

Хвостики и гель упали на кровать. Приобняв девушек, Алексей без труда расстегнул у каждой на спине застежку лифчика и скинул с плеч бретельки. Близняшки, тут же прильнули к нему, нетерпеливо прижимаясь возбужденными сосками к груди и спине.

— М-м-м... — простонала Алина, приподнялась на цыпочки, и легонько прикусила зубами мочку его уха. Только сейчас Лёша понял, что член уже находится в чьих-то объятиях. Он посмотрел вниз. Рука Алёны крепко сжимала ствол, лаская его поступательными движениями. Больше всего шокировало мужчину то, что при этом он почти ничего не чувствовал. То есть, прикосновения, конечно, ощущались, но были какими-то притупленными, словно чувствительная нервная ткань вдруг онемела. Гель! Теперь Алексея осенило, что Людмила не просто так намазала его возбужденный орган непонятным гелем в душевой. Видимо это анестетик. Что ж, издеваться она умеет, нужно отдать должное. Он покосился на женщину. Та с довольной улыбкой наблюдала за его реакцией, всё так же вальяжно развалившись в кресле. Тонкие пальцы уже переместились выше, поглаживая края половых губ, а во второй руке непонятно откуда появилась большая серебряная фляжка с открытой крышечкой. Женщина поднесла ее к губам, и еще раз хитро подмигнула мужчине, указывая взглядом на близняшек, мол: «давай, давай, не расслабляйся». Алексей немого отстранил от себя ласкавшихся, словно загулявшие кошки, сестер, и присел на одно колено, стягивая тонкие трусики вниз. У обоих ткань нижнего белья темнела посередине влажной полоской. Девушки весело дернули ножками, скидывая ненужный больше аксессуар одежды.

— Кому какой цвет больше нравится? — Лёша потряс в воздухе хвостиками. Девушки неуверенно переглянулись.

— Рыжий! — почти одновременно произнесли они и звонко засмеялись.

— Ну, ладно, пусть белый...

— Пусть тогда белый...

Снова смех.

— Ладно, нагибайтесь, — улыбнулся Алексей, — я сам придумаю кому какой.

Девушки вспыхнули новым румянцем, и медленно повернулись к Алексею спиной, наклоняясь к кровати. Вид был шикарный. Перед мужчиной нетерпеливо покачивались на стройных бедрах две аккуратные маленькие попки. Выдавив на пальцы левой руки большую дозу смазки, он разделил ее равномерно между двумя руками и, встав ссади девушек, положил скользкие ладошки им на промежности. Дружный вздох предвкушения подзадорил его. Пальцы стали аккуратно массировать узенькие колечки сфинктера. Девушки напряженно молчали. Обильно смазав дырочки, Леша поднял с кровати белый хвостик. Растерев по прохладному металлу пробки еще немного смазки для верности, он ненадолго замер, решая к какой же попке пристроить этот аксессуар. «Все равно ведь одинаковые» — махнул он рукой, и приложил металлический кончик хвоста к левой девушке. Когда твердый предмет коснулся ануса, юная леди слегка вздрогнула и замерла. Кажется, даже дыхание у нее перехватило. Сильные руки стали уверенно толкать анальную пробку вперед, заставляя смазанное колечко раскрыться.

— О-о-й, — нервно выдохнула девушка, — как классно.

Ее сестра любопытно оглядывалась назад, наблюдая за действиями Алексея. Когда большая часть гладкой поверхности уже была внутри, Лёша просто сильнее толкнул пробку-хвостик, и попка сама поглотила скользкую игрушку.

— А-а-а-х... — довольно выгнулась девушка и упала грудью на кровать.

— Алинка, ты беленькая! — радостно захлопала в ладоши Алёна, — Теперь я!

И она призывно завертела любопытной попкой. Леша довольно ухмыльнулся. Кажется, эту процедуру он мог бы делать бесконечно. Теперь уже рыжая метелка уперлась своим окончанием в сфинктер другой сестры, чтоб через секунду нырнуть внутрь.

— Ох, да! — восхищенно произнесла Алёна, и получила легкий шлепок ладошкой по ягодице.

— Готово! — довольно произнес Алексей, любуясь своей работой. Девушки весело вскочили и закрутились перед зеркалом, любопытно виляя бедрами.

— Класс! Так непривычно, но приятно!

— Вообще, супер!

Люда тоже поднялась из своего кресла и подошла к компании. Она придирчиво осмотрела девчонок, а потом забралась рукой в таинственный ящик комода.

— А вы не хотите как-то отблагодарить нашего мужчину? Он же старался...

— О, еще как хотим! — Алёна с готовность плюхнулась коленями на мягкий ворс коврового покрытия, и, схватив кулачком, основание крепкого члена, направила его себе в рот.

Алина бросилась следом, но властная рука Людмилы удержала ее за предплечье:

— Не спеши, милая, успеешь... — сказала она удивленной девушке, — помоги лучше мне волосы в порядок привести.

Она за руку повела девушку к креслу. Алина расстроенно озиралась, наблюдая, как губы сестры плотным кольцом сжимались вокруг сочной головки члена. Алексей благодарно запустил руку в рыжую пушистую шевелюру, с удовольствием наблюдая, как страстно и жадно Алёна предается ласкам. От наблюдения за этим процессом он получал сейчас намного больше удовольствия, чем от самих ласк. Чувствительность возвращалась к члену очень медленно. Ощущения были такие, словно на него натянули сразу два толстых презерватива, но Алёна этого не знала и самозабвенно работала языком, дразня уздечку на головке. А мужчине уже хотелось большего. Он за подбородок отстранил от себя девушку и, подхватив ее подмышки, легко, словно игрушку, подкинул вверх, подхватывая под ягодицы. Рыжий хвостик задорно порхнул в воздухе.

— О-у-у! — восхищенно выдохнула Алёна, обнимая мужской торс стройными ножками. Она нежно обвила руками шею партнера и почувствовала, как твердый горячий предмет уверенно упирается в киску.

— Да! — жадно выдохнула она, — Давай! Только не медли! Давай!!!

Уговаривать Лешу не пришлось. Он резко опустил руки, проваливаясь в горячее лоно юной леди.

— А-а-а-а-а-а... да-а-а-а... — сразу застонала та, жарко дыша в мужское плечо. Внутри у девушки было так узко, что мужчина уже ни сколько не жалел, что его член немного потерял чувствительность. Если бы не это, он бы, наверное, уже кончил. Алёна повисла на мужчине, крепко обняв его бедрами. Упругие маленькие соски жарко терлись о мужскую грудь. Он ритмично подбрасывал девушку верх, ощущая, как пушистый хвостик приятно щекочет яички. Девушка закрыла глаза от удовольствия и только страстно охала в такт движениям сильных рук, сжимавших ягодицы. Крепкий горячий ствол в уверенном темпе пронзал ее, приближая сладкую развязку.

— М-м-м-м-м! А-а-а-а-а! — пронзительный визг раздался над самым ухом и буквально оглушил. По тому, как напряглись ноги Алёны, Леша понял, что партнерша кончает. Он развернулся и бухнулся вместе с ней на кровать, прижимая хрупкое тело к матрасу.

— Нет! Нет! — испуганно зашептала девушка, сплетением ног с силой прижимая мужчину к себе, — Не выходи! Не выходи! Подожди!

Алексей и не думал это делать. Он не спеша двигал членом в узком пространстве, довольно целуя девушку в шею.

— О-о-о-о-о-х... как круто... — прошептала Алёна и расслабила ноги.

— Ай! Алина, осторожнее! — раздался сзади недовольный возглас Люды.

— Ой, простите, — испуганно ответила та, выпутывая расческу из спутанных прядей волос.

Алексей обернулся. Люда сидела на краешке кресла, сдвинув колени, и внимательно наблюдала за ним. Миниатюрный вибратор, зажатый тонкими пальцами, утопал где-то между сведенных бедер. Рядом с ней стояла Алина, неуверенно расчесывая длинные локоны.

— Ладно уж, — сжалилась Людмила, — давай я сама закончу. Иди.

— Куда? — переспросила Алина

— Туда? — женщина иронично кивнула на кровать, — Ты же не хочешь, чтобы твою сестру залюбили до полусмерти. Иди, выручай.

Алинка радостно бросилась к кровати.

— Переворачивайся, — попросила она, вожделенно поглаживая Алексея по бедру, и когда тот выполнил просьбу, легкой ланью заскочила на него сверху.

Женщина спокойно наблюдала, как шкодный беленький хвостик скачет и извивается в воздухе, подметая крепкие бедра Алексея. Её спокойствие было всего-навсего натренированной маской. Внутри все давно горело огнем, и пальчиковый вибратор только подливал масло в пламя страсти. Ей уже нестерпимо хотелось самой оказаться под этим разгоряченным мужчиной, но нужно было держать себя в руках. Бедра сами собой разошлись в стороны, открывая разомлевшие половые губы на всеобщее обозрение. Работающий вибратор, аккуратно и нежно касался розового бугорка клитора. Расширившиеся от возбуждения зрачки Людмилы жадно следили за переплетениями извивающихся тел, на узкой кровати. Алексей развернул свою партнершу на спину, и улегся сверху, яростно работая бедрами. Алина стонала, как ненормальная, подмахивая бёдрами. Ее сестра, уже отошедшая от оцепенения оргазма, приподнялась над совокупляющейся парочкой, разминая в руках прохладные Лёшины яички.

Люда прикрыла глаза, и откинулась в кресле, углубляя вибратор в своём лоне. На лице застыло напряженное выражение, а движения пальцев стали порывистей.

Через несколько минут Лёша тяжело задышал и Алина почувствовала, как ее киску наполняют горячие потоки. Она запрокинула голову и, впившись страстным поцелуем в шею партнеру, вспорхнула в теплую негу очередного оргазма. Однако, через несколько секунд, всех троих привлек натужный громкий вскрик. Людмила, раскидав бедра по подлокотникам кресла, содрогалась всем телом, и из широко раскрытых половых губ рвались наружу прозрачные струйки, некоторые из которых умудрились долететь даже до кровати. Отчаянно зажмурившись, женщина бурно кончала, порывисто дергая тазом и выдавливая из себя громкие стоны, вместе с остатками жидкости.

— У-у-у-х т-ы-ы-ы... — завороженно прошептала Алёна.

Некоторое время в комнате слышалось только тяжелое дыхание.

— О-о-о-о-й, друзья, — томно протянула Людмила, с трудом опуская ватные ноги вниз, — пошалили мы с вами на славу... теперь все в душ, и будем спать. Завтра нас ждет трудный и насыщенный день.

Так как кроватей в номере было всего три, а сестра Алины была незапланированным гостем, Людмила предложила, сдвинуть все их вместе, соорудив огромное ложе любви. Было довольно жарко и никакого одеяла не требовалось. Они так и развалились на кровати вчетвером, прижавшись друг к другу. Перед сном женщина еще несколько раз приложилась к своей серебряной фляжке, и на этот раз Лёша почувствовал отчетливый запах алкоголя. «Странно, — думал он, — ведь тут подобные вещи караются исключением. Да и как она смогла пронести эту фляжку через весь тот шмон, которому они тут подверглись?»

Несмотря на сильную усталость и поздний час, заснуть у Алексея получилось не сразу. Мешало обилие пережитых за день эмоций. Мысли о жене, которые до этого так портили его настроение, теперь, напротив немного заводили. Он снова увидел ее перед мысленным взором, лежащую голой на кровати, вспотевшую, растрепанную, с довольной улыбкой на лице. Ей действительно понравилось.

С этой любимой улыбкой перед глазами он и улетел в царство морфея.

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!