Прошло уже больше года с того несчастного дня, когда Катюшка познакомилась с Игорем. Однако, будучи душой чистой и наивной, она считала тот день самым счастливым в своей жизни. Она встретила мужчину, кто воплотил в себе все ее девичьи грезы — был щедрым, заботливым, внимательным, с легкостью предугадывал и воплощал все ее нехитрые желания. Она была влюблена в него по уши, как только может молоденькая девушка быть влюблена в своего первого мужчину, не замечая, что его чувства к ней, хоть и стабильные, но совсем не те, что ей хотелось верить.

Катюша обожала своего Игоря и закрывала глаза на то, что считала мелочами — бытовой контроль, мягкое, но настойчивое навязывание чуждых ей принципов, требовательность и агрессивность в сексе. Слишком мягкая по характеру, она не спорила, а подчинялась, считая все это проявлением любви, о которой он просто не привык говорить.

Ну и что, что он предпочитает трахать ее в рот, стоя на коленях, часто вызывая для этого в офис? Просто у него такая работа, полная стресса.

Ну и что, что он придирается к мелочам в ее внешнем виде. Просто, у него важная встреча, и он хочет, чтобы она не опозорила его.

Ну и что, что он несколько месяцев уже не ласкал ее языком, она и так кончает по первому слову, от любой мелочи.

Предпочтения Игоря в сексе, так сильно фокусировавшиеся на ее удовольствии в начале их отношений, теперь практически полностью свелись к его собственному удовлетворению. Он имел любовницу таким способом и тогда, когда хотел, получая те самые дивиденты, на которые когда-то рассчитывал. Она стала его шлюхой в постели, оставаясь очаровательной дамой на людях, добавляя значимости его фигуре в бизнес-кругах. Его план удался на славу.

— Катюша, у нас сегодня будут гости, — позвонил он ей с работы однажды вечером, девушка только вернулась с универа, — это мой старый друг, он последние несколько лет живет в Англии, здесь проездом. Придумай что-нибудь на ужин, или закажи. Он останется у нас, у него самолет завтра в 6 утра.

— Конечно, милый, — с удовольствием откликнулась девушка. Он так редко звал гостей домой, предпочитая рестораны, а ей хотелось похвастаться, какая она хорошая хозяйка.

Она принарядилась, одев блестящее облегающее платье, чулки (как оказалось, Игорь терпеть не мог колготок), туфельки на шпильке, волосы же оставила распущенными — блестящим каштановым каскадом, струящимися по спине. С ужином решила не рисковать и заказала в ресторане блюда, нравившиеся Игорю.

Мужчины приехали довольно поздно, после девяти, до этого они уже успели пару часов провести в баре, вспоминая былые времена и делясь новостями. Друг Игоря — Кирилл, оказался привлекательным блондином худощаво-спортивного типа. Он мило поцеловал Кате руку при встрече, не уставал осыпать комплиментами и восхищенными взглядами.

За ужином Игорь открыл бутылку дорогого коньяка, налив и Кате. Та смущенно покраснела, обеспокоено посмотрев на возлюбленного — тому вроде уже было достаточно. Но свой бокал выпила. Как-то незаметно она пристрастилась к хорошему алкоголю последнее время, Игорь ничего не имел против, а ей он помогал расслабиться и легче перенести его некоторую агрессивность в спальне. Нет, большую часть времени он был нежен и мил, но... Мысли не хотели слишком долго задерживаться на этом «но».

Тем не менее вечер проходил в позитивном ключе: мужчины травили байки из своего прошлого, когда-то они вместе начинали бизнес, смешили Катю забавными анекдотами и не забывали подливать в бокалы.

К полуночи Катя уже совсем разомлела.

— Иди ложись, котенок, тебе завтра с утра на занятия, — заботливо предложил Игорь, — мы еще посидим, потом я устрою Кирюху в гостевой, чтоб поспал хоть пару часов перед самолетом, а то его в таком виде на борт не пустят.

Кирилл расхохотался.

— А помнишь, как мы в Гонк-Конг летали, там еще стюардесса-азиаточка такая сладенькая была? — начал было он.

— Помню, — прервал его Игорь, — иди, котенок.

— Было очень приятно познакомиться, — Катя радушно улыбнулась, показав милые ямочки, и протянула руку для прощания, — спокойной ночи и легкого перелета.

— И тебе спокойной ночи, чаровница, — подмигнул Кирилл, притягивая ее ладошку к губам. На миг Кате показалось, что он погладил ее по чувствительной коже запястья большим пальцем руки, но, решила она, наверно, просто случайность. Все-таки она многовато выпила, завтра на лекциях голова трещать будет.

Приняв душ в прилегающей к их спальне ванной, Катюшка в одной шелковой ночнушке вышла в комнату. К ее удивлению Игорь был уже там, раздетый, вальяжно развалившийся на кровати, рассматривая ее долгим взглядом при свете ночника. Поманил к себе, Катя не смело подошла.

— Поиграем, малыш? — низким шепотом спросил он, притягивая ее в объятия.

Девушка уже хорошо знала его игры и они вызывали смешанные чувства. После них она она обычно оказывалась залитой спермой, обкончавшейся и с тупой болью во всех дырочках.

— Игорь, у нас же гость, — попробовала возразить она.

— Да дрыхнет он уже, стоило голову на подушку положить, хорошо, если будильник не проспит, — заверил он.

Катюшка все еще пыталась придумать способ откосить от секса сегодня — он слишком много выпил, быстро не кончит, замучает ее в конец, а время и так уже позднее.

— Не ломайся, котенок, я хочу мою сладкую девочку, — он как всегда был настойчив, а от его ласк и поцелуев Катюшка быстро теряла разум.

— Надень это, — попросил он, протягивая ей черную шелковую маску. Эта игра им была не в первой, Игорю нравилась Катюшкина слепая беспомощность, да и сама девушка загоралась, как спичка — в темноте томления за маской, когда каждое его неожиданное прикосновение разливалось волной восторга по телу.

В предвкушении очередного безумства, девушка приложила маску к лицу.

— Наклонись, я завяжу покрепче, — сказал он, садясь на постели. Девушка присела перед ним на колени, подставляя голову. Справившись с маской, руки его легли на плечи, быстро спустили шлейки ночнушки, стали терзать полные груди.

— Красавица моя, — шептал Игорь, впиваясь поцелуем в ее податливый рот, — встань теперь, дай мне на тебя полюбоваться.

Катя медленно встала держась за его руку, Игорь прильнул к ее животу, осыпая поцелуями, одновременно стягивая сорочку с ее попки.

— Где моя сладенькая попочка, — приговаривал он, с силой сминая ее ягодицы, — покрути ей, девочка, чтоб я видел, как ты хочешь меня.

Катя послушно изогнулась в талии, чувствуя его ладони, раздвигающие ягодицы. Она знала, что за спиной зеркальный шкаф, и он наблюдает за ней в отражении.

— Да, — Игорь все больше возбуждался, — которую из дырочек мне сегодня трахнуть, кто меня больше хочет, а? — пальцы его жестко проникли в уже влажную вагину, а потом скользнули в попку, вызвав у Катьки протяжный стон и заставив, чуть не пополам согнуться, перекинувшись через его плечо, подмахивая его уверенным движениям в ней.

— Ты вся течешь, как маленькая сучка, котенок, — с удовольствием смаковал он. Потом быстро развернул и, потянув, усадил на краю кровати у себя между ног. Обнял сзади, стал тискать груди, оттягивать соски.

— Какие шикарные сисечки у моей девочки, — не переставал шептать пошлости он, — а какая мокрая сладкая пизденочка, — заставив широко раздвинуть ноги, стал быстро трахать пальцами.

Катя уже была чуть жива от желания. Она не отдавала отчета, что сидит, полуоткинувшись в сладострастной позе, с темными от возбуждения сосками, широко распахнутыми ногами, так что вся влажная промежность была выставлена на обозрение, не просто перед зеркалом, а перед Кириллом, скрывавшимся в шкафу. Теперь мужчина стоял всего в паре шагов, голодными глазами пожирая голую красавицу, нещадно насаживаемую на пальцы друга.

— Тихо-тихо, котенок, не спеши, — подхватил Игорь под колени Катюшку, — я хочу сделать тебе приятное, давно не вылизывал твою щелочку, — увещевал он девушку, одновременно подав

сигнал другу. Когда он уложил ее на краю постели, подняв и раздвинув колени, словно на мгновение замешкался, и Кирилл занял его место между широко расставленных Катиных бедер.

Катя сначала немного опешила от такого напора, но скоро расслабилась. Ласки возлюбленного были какими-то странными, не такими как обычно. Он как-будто исследовал ее по новой, а не быстро нажимал на нужные кнопки, чтобы поскорее довести до оргазма. Но девушке это даже нравилось, приятно было снова чувствовать себя наградой, которой он еще только добивается.

Кончала она долго и бурно, теряя контроль над реальностью. Даже не заметила, как ее перевернули, поставили раком и одним махом подмяли под себя. Ебал ее мужчина тоже странно, меняя темп, медленно покачивая и растягивая удовольствие, от чего клитор скоро снова стал пульсировать, а девушка со стоном упала грудью на кровать. Оргазмы накатывали одним за другим, Катюшка уже ели соображала, а ее все также искусно трахали.

Игорь, в начале с удовольствием и гордостью смотревший на то, как его старинный друг, с которым они раньше запросто делили шлюх, трахает его женщину, стал скоро испытывать досаду и сам уже бы не рад, что решил похвастаться своей персонально взрощенной шлюшкой, показав ее весьма откровенную фотографию на телефоне — голую на коленях, руками держащую свои булочки, открывая блестящие готовые к траху дырки. Тогда идея поделиться ей казалась блестящей, Кирилл все равно уедет через пару часов, но сейчас эта сучка бесстыдно кончала под чужим мужиком, как никогда раньше не кончала под ним.

Не желая больше мириться с ролью наблюдателя, он подсел на кровать и пристроил свой член к Катиным губам. Катюшка была слишком ошалевшей от алкоголя, усталости и нон-стопных оргазмов, и не сразу поняв, что происходит, с готовностью впустила член в рот. Однако, вдруг осознав, что ее трахают в две члена, а не один, замычала, попробовала вырваться и стянула с глаз маску, в шоке уставившись в глаза любимого, совавшего ей свой кол в горло.

— Соси, шлюха, — от чего-то зло сверкая глазами, приказал он, крепко зажав ее голову в ладонях. Девушка испуганно подчинилась — он бывал агрессивен, но никогда не был намеренно жесток с ней раньше.

— Ну как тебе моя сучка, Кирюха? — грубо трахая ее в рот, спросил Игорь.

Катя только сейчас сообразила, кто был вторым любовником, и задохнулась от стыда.

— Хочешь, она и тебе отсосет, она такие кренделя языком откалывает, — с вызовом бросил Игорь.

— Ревнуешь что ли? — рассмеялся Кирилл, похлопывая Катюшку по попке, — да не бесись, друган, не нужна мне твоя куколка, хоть и хороша чертовка — не спорю.

Игорь хмуро смотрел исподлобья, не обращая внимания, что предмет их спора, все еще нанизан с двух сторон их членами, не в силах вырваться из тисков.

— Брось, Игореха, это все коньяк. Да стоит ли из-за телки? Хочешь возьмем ее как раньше, чтоб ты закрепился в своем звании альфа-самца?

Игорь от спокойных слов друга как будто расслабился, обретя прежнюю уверенность и хладнокровие. А почему бы нет? Когда еще такой случай представится, а маленькой шлюшке будет уроком, чтоб не текла на других мужиков.

Наконец, освободив перепуганную Катю сухо бросил:

— Иди, трахни его, я разрешаю.

— Но... Игорь... нет, я не хочу, — в истерике заверещала девушка, кидаясь ему на шею.

— Тишь, милая, не перечь мужчине, — Кирилл обнял ее сзади, поглаживая тяжелые груди.

Катюшка завизжала, стала вырываться, с мольбой глядя на любимого — не отдавай меня ему!

Игорь с Кирилом обменялись понимающими взглядами.

— Надо нашу девочку немного расслабить, — прошептал на ушко рыдающей девушке Кирилл.

Игорь, окончательно выйдя из ступора, вызванного вспышкой ревности, притянул девушку к себе и жарко по-хозяйски поцеловал, привычно стал гладить руками по телу, точно зная, что именно возбуждает в ней похоть. Катюшка, желая доказать, что хочет только его, отзывалась на каждую ласку с удвоенным энтузиазмом, не осознав, когда по ее разгоряченному телу стала бродить уже не одна, а две пары рук, проникая в влажные щелочки, и два жестких мужских тела стали тереться о ее нежное женское.

Когда Игорь, надавив ей на шею, приказал наклониться, она с готовностью исполнила, взяв его член в рот. Он нежно поглаживал ее по волосам, пока она преданно заглядывала ему в глаза. Потом неожиданно выскользнул и направил ее рот к вздымающемуся члену Кирилла, практически насаживая ее на него, все также крепко удерживая за голову.

— У нее и правда, супер-ебабельный ротик, — мечтательно выдохнул Кирил.

— Не увлекайся, — усмехнулся Игорь, снова насаживая девушку на свой член.

Так он менял несколько раз, заставляя ее то сосать свой член, то Кирилла, пока щеки ее не раскраснелись, а лицо не стало блестеть от слюны.

В очередной раз, насаживаемая горлом на член Игоря, Катюшка почувствовала, что Кирилл, обхватив ладонями ее попку, приник лицом к ее промежности. Она в панике подняла переполненные ужасом глаза на любимого.

— Не сопротивляйся, котенок, — мягко ответил Игорь на ее немой вопрос, — я так хочу.

— Как мне нравится ее голенокая пизденка, — довольно урчал Кирилл, вылизывая Катюшкины дырочки, — сразу видно твое влияние, Игореха, ты никогда терпеть не мог кусты там у баб.

Катя извивалась от его ласк, не в силах сдержать волны возбуждения. Когда Игорь отпустил ее и подтолкнул к другу, она дрожа, но не возражая, залезла на него.

— Поскачешь на мне, кобылка? — усмехнулся тот, обхватывая ее прыгающие груди.

Приподнимаясь и опускаясь на нем, она внезапно почувствовала прохладное прикосновение смазки к своей попке. Резко вздрогнула, развернулась и в ужасе уставилась на любимого. Неужели он хочет этого сейчас? На глазах у другого мужчины? Он всегда так бережно относился к ее попке — подготавливал, вставлял на время анальную пробку, чтобы растянуть, перед тем как трахнуть. А тут, так сразу?

— Не надо, пожалуйста, не сейчас, — заплакала Катюшка.

Игорь лишь холодно посмотрел на нее и тихонько подтолкнул на грудь партнера, тот же крепко обхватил девушку руками за талию, не давая вырваться и медленно продолжая потрахивать ее.

— Все будет хорошо, конфетка, расслабься, доверься ему, — поддержка и понимание пришли с неожиданной стороны.

Все же Игорь не был по натуре жесток, и не хотел, чтобы наказание Катюшки из морального стало физическим. Поэтому он тщательно смазал ее попку и долго растягивал пальцами в такт фрикциям, пока не почувствовал, что она уже не сопротивляется неизбежному, подстраиваясь под него.

Все равно, когда он начал входить в ее все еще узенькую дырочку, девушка задергалась, застонала, но Кирилл заглушил стоны, закрыв ей рот жадным поцелуем.

Внутри было жутко тесно. Когда оба стали потихоньку двигаться — Игорь более глубокими, но медленными движениями, Кирилл — короткими и сильными, Катюшке казалось, что ее разрывают на части, настолько яркими были боль и наслаждение, переплевшиеся в один дьявольский клубок. Она чувствовала себя переполненной — как членами, так и эмоциями — беззащитной, доступной, порочной, но и и желанной, лелеямой...

Сколько это продолжалось она не знала. Первым, глухо зарыча, кончил Игорь, спустив ей в попку. Тогда Кирилл, столкнув ее с себя и поставив на колени, стал быстро и сильно трахать в рот, тоже скоро кончив.

Потом они долго лежали — Катюшка, прижавшись к Игорю, спрятав лицо у него на груди, пока он лениво поглаживал ее по спине. Кирилл рядом блаженно курил откуда-то появившийся косячок, периодически передавая его другу. Мужчины расслаблено переговаривались о пустяках, думая, что она спит.

— И все таки она у тебя классная давалочка — такая искренняя, горячая, — задумчиво выпустив струйку дыма, одобрил Кирилл, — может и мне какую нимфеточку-конфеточку взять на воспитание?

Игорь лишь что-то довольно пробурчал, покрепче прижимая к себе девушку собственническим захватом.

Через полчаса Кирил уехал. Катюшка его больше не видела.

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!