От автора — все описанные в рассказе србытия являются вымышленными, а любые совпадения с реально существующими людьми и местами случайны и являются лишь плодом его больной фантазии.

Снежногорск — один из множества городов десятитысячников, построенных в советские времена для обслуживания градообразующих предприятий. Центром промышленности города являлся судоремонтный завод «Нерпа», занимающийся утилизацией атомных подводных лодок. В этом году заводу исполнилось пятьдесят лет, по случаю чего руководством было принято решение отметить это торжественное событие.

Учитывая преимущественно мужской возрастной коллектив компании, в качестве ведущей мероприятия рассматривались только женщины, имя которых было у всех на слуху. Анастасия Заворотнюк, Юлия Меньшова, Лолита Милявская... В конце концов, выбор пал на Екатерину Стриженову, чья кандидатура получила наибольшее одобрение среди сотрудников фирмы.

Переговоры с менеджером, по совместительству являющимся ее супругом, заняли несколько дней. Александр изначально с большим скепсисом отнесся к месту проведения мероприятия. Ведь это был даже не областной центр провинции, а маленький промышленный городок, располагавшийся на задворках цивилизации. Однако, если раньше он даже не рассматривал подобные предложения, негативно сказывающиеся на репутации своей жены, то сейчас пошатнувшееся финансовое положение заставляло браться за любую работу. Кроме того, сумма контракта была очень даже привлекательной...

Этот год выдался для Екатерины что называется «неурожайным». Да, конечно ее все еще приглашали на телевидение, поучаствовать в очередном телешоу, изредка приходили приглашения на светские тусовки, но выгодных предложений становилось все меньше и меньше. На смену неуклонно стареющим знаменитостям прошлых лет приходила новая смена — молодые и красивые актрисы с модельной внешностью и бульдожьей хваткой, конкурировать с которыми было сложно. Чтобы хоть как то оставаться «в теме» приходилось снижать ценник и браться за менее престижные заказы, чего раньше разборчивая Екатерина знавшая себе цену, никогда не позволяла.

Вот и в этот раз, предложение провести корпоратив в каком то богом забытом промышленном городке было воспринято ей хоть и без энтузиазма, но с готовностью. Благо заказчик оплачивал перелет, проживание и питание, обещая достойные условия и вполне приемлемую оплату. У Екатерины был вполне обоснованный скептис насчет «достойных условий проживания», но организатор который вел переговоры успокоил ее — поселить их планировали не в гостинице, где обычно останавливались разве что командировочные специалисты, а в частном доме принадлежащем кому то из руководства. Так что обговорив условия и получив аванс, Екатерина уже через пару дней сидела в самолете взявшем курс на север, в сторону Снежногорска.

Перелет из Москвы до Мурманска занял около двух с половиной часов. В аэропорту женщину ожидал заместитель генерального, удерживая в руках табличку с названием предприятия. Звезду телевидения он узнал сразу же, несмотря на то, что та явно старалась не привлекать к себе лишнего внимания. Однако в изящной шубе из дорого меха, кричащей о финансовом благополучии ее обладательницы, это явно удавалось с трудом.

— Екатерина Владимировна, здравствуйте! Добро пожаловать к нам! Как долетели? — расплывшись в широкой улыбке, произнес мужчина, когда телеведущая приблизилась к нему. Он был высоким, худощавого телосложения, ее ровесник, хотя выглядел старше своих лет. Одет в серый костюм, поверх которого было накинуто полурасстегнутое пальто.

— А в жизни вы еще прекрасней, чем по телевизору, — отвесив самый банальный, который только можно было придумать в данной ситуации комплимент, мужчина пригладил посеребренные сединой волосы, не отводя восхищенного взгляда от женщины.

— Ах, да... Совсем забыл представиться, меня зовут Олег Михайлович. Для вас просто Олег. Давайте, я помогу вам, — взяв чемодан за ручку, мужчина повел Екатерину к выходу из аэропорта.

На парковке их дожидался старенький служебный Мерседес родом из девяностых, если судить по выцветшей на солнце краске и поблекшим хромированным деталям. Открыв услужливо дверь, Олег помог Екатерине разместиться на заднем широком диване, убрал чемодан в багажник, а сам сел вперед рядом с молодым парнем — водителем. Внутри все также было печально. Потертая бежевая кожа, которая за время эксплуатации местами растрескалась, стойкий запах табака, въевшийся в обивку салона, потемневший от сигаретного дыма потолок.

Дорога до Снежногорска заняла около часа. Почти все это время Олег, сидя вполоборота, ненавязчиво развлекал гостью пустыми по большей части беседами, тем самым проявляя гостеприимство. Парень за рулем молчал, лишь изредка посматривая в зеркало заднего вида на знаменитость.

Не доезжая километра до города, машина свернула с трассы на грунтовку, уходящую вглубь леса, что, определенно, могло стать причиной для беспокойства. Олег замолчал, сделав радио погромче. С каждой минутой напряжение все нарастало... Вскоре на горизонте сквозь плотные ряды сосен показался огромный загородный двухэтажный дом. Автомобиль въехал на его территорию и остановился у крыльца.

— Мы на месте! Это дача Алексея Сергеевича, нашего генерального... Вот ключи, держите. На ближайшие дни она в вашем полном распоряжении, — произнес Олег.

— Мероприятие начнется в семь вечера. Я пришлю водителя за час. Отдыхайте... Если что-то понадобится, звоните, мой номер телефона у вас есть. Мужчина помог внести чемодан в дом и, попрощавшись, уехал.

Распрощавшись с Олегом, который помог ей донести вещи до дома, Екатерина бегло осмотрелась на новом месте. В общем то дело было совсем не так плохо как показалось поначалу. Заказчики ее возможно и не процветали, но судя по интерьеру дома, как минимум у генерального все было в порядке. Кирпичный двухэтажный дом, что внутри, что снаружи не уступал Рублевским дачам на которых ей нередко случалось бывать. Паркет, ковры, недешевая мебель, картины, некоторые из которых были вполне себе недешевыми подлинниками и охотничьи трофеи на стенах гостиной говорили о наличии у хозяина неплохого вкуса и толстого кошелька.

Времени до вечера оставалось еще несколько часов, так что соорудив себе легкий обед из найденных в холодильнике продуктов, Екатерина устроилась у камина в гостиной и углубилась в изучение сценария и программы мероприятия. Программа была незамысловатой — выступления приглашенных музыкантов и артистов, конкурсы, награждения отличившихся и прочие привычные на подобных праздниках вещи. Ничего сложного. Она провела уже сотни таких корпоративов и самое утомительное было — суметь удержать дежурную улыбку до конца вечера пока подвыпившие гости не перейдут в ту фазу когда уже не могут отличить ведущего от табурета.

В назначенное время к коттеджу подъехал знакомый уже Мерседес и, забрав женщину, увез ее в город. Миновав контрольно-пропускной пункт, автомобиль въехал на территорию судоремонтного завода и остановился у пятиэтажного административного корпуса. Водитель сделал звонок, и в дверях здания показалась фигура Олега. Встретив Екатерину, он проводил ее до кабинета руководителя. Услышав приближающиеся шаги и глухой стук женских каблуков, Алексей Сергеевич вышел навстречу с распростертыми объятиями. Это был крупный мужчина лет пятидесяти с редкой растительностью на голове. Его круглое лоснящееся лицо расплылось в улыбке, а маленькие черные глазки радостно заблестели.

— Катенька, здравствуй! Очень рад познакомиться с тобой! Спасибо, что согласилась приехать к нам, — обняв женщину, он на секунду прижал ее к своему плотному телу.

— Пойдем, верхнюю одежду можешь оставить у меня в кабинете, — по-свойски он приобнял ее за талию и завел к себе.

— Алексей Сергеевич, у нас все уже готово, ждем вас, — раздался звонкий голос секретарши из-за двери.

Дождавшись, пока Екатерина разденется, мужчина сопроводил ее в конференц-зал, переоборудованный на время торжественного мероприятия в банкетный зал. Ее появление на публике вызвало настоящую бурю эмоций. Ведь многие из присутствующих впервые в жизни видели перед собой знаменитость.

Конечно Екатерину немного покоробило столь панибратское обращение со стороны незнакомого человека, но работа есть работа. Как говорится — заказчик всегда прав. Так что изобразив наиболее милое и приветливое выражение на лице, она тепло поздоровалась со всеми, заверив всех в своей искренней радости от встречи со столь прекрасными людьми.

Ну а дальше все пошло как по рельсам. Вначале непродолжительная официальная часть, где генеральный произнес речь, затем награждение лучших работников, в котором Екатерина приняла активное участие, ну а после уже перешли к традиционному выступлению приглашенных артистов и собственно банкету.

В перерывах между выходами на сцену, Алексей Сергеевич, ангажировав Екатерину, провел ее по залу познакомив с коллегами, поведав множество забавных, как он считал, историй и вообще всячески распуская перья, так чтобы все подчиненные видели как он разгуливает со звездой под ручку, словно давние друзья.

Екатерина сдержанно, но принимала его ухаживания, с каждым бокалом становившиеся все более настойчивыми, но старалась держать дистанцию насколько это было возможно. Мило улыбалась, смеялась его сальным шуточкам, но всякий раз находила повод чтобы отстраниться или убежать на сцену или в туалет, когда дело доходило до уж совсем недвусмысленных прикосновений.

Ближе к полуночи, официальное мероприятие превратилось в типичную провинциальную пьянку. Бригада газорезчиков выкатила на улицу выяснять отношения со слесарями. Трое молодых фрезеровщиков подсели к женщинам из планового отдела и начали кадрить экономисток. Последние были вовсе не против подобного развития событий, и заливисто в голос хохотали над непристойными шуточками парней. Кто-то был настолько пьян, что мирно уснул прямо за столом. На Екатерину уже никто не обращал внимания, а если женщина и ловила на себе осоловевшие взгляды, то ничего кроме похоти и жажды животного совокупления в них не было.

Алексей Сергеевич оказался типичным беспардонным и прямолинейным мужланом, явно не знакомым с хорошими манерами. Возможно благодаря этим чертам характера, предприятие все еще находилось на плаву. Пропустив через себя бутылку коньяка, мужчину тоже потянуло на любовные приключения. Естественно, объектом его вожделения стала телеведущая первого канала. Он явно не стеснялся своих желаний, засматриваясь в глубокое декольте вечернего платья женщины. Всякий раз старался прижаться и приобнять звездную особу, красуясь перед коллегами. Музыканты заиграли медленную музыку, и Алексей, недолго думая, вывел ведущую на импровизированную сцену. Не смотря на то, что Екатерина старалась держать между ними дистанцию, мужчина бесцеремонно прижимал ее к себе, ощущая роскошную упругую грудь. Нагло опускал руки то на ее округлую задницу, то на широкие бедра.

— Катюш... пойдем посидишь с нами... Выпьем с тобой... Поболтаем... — слегка заплетающимся языком произнес Алексей. От него пахло алкоголем и потом.

— Благодарю, Алексей Сергеевич, я на работе не пью... Тактично пыталась отказаться Екатерина, но того уже что называется понесло и бесцеремонно схватив ее под руку он с упорством локомотива потянул к своему столику, заставленному бутылками и явствами. Налив ей бокал коньяка, он чуть ли не насильно всучил его ей и пока женщина делала вид что пьет, по факту лишь слегка пригубив ароматную жидкость, уже успел пропустить еще пару стаканов, затеяв рассказывать ей очередную историю про то как в прошлом году ездил отдыхать в Тайланд.

Екатерина сдержанно улыбалась, пропуская мимо ушей его словесные излияния, лишь время от времени поддакивая и кивая головой, когда тот делал паузы в своем экспрессивном повествовании. Похоже он и раньше чувствовал себя тут царьком, ну еще бы — глава градообразующего предприятия, на которого фактически завязаны тут все финансовые потоки и судьбы многих людей... А алкоголь еще и усугубил эти его комплексы, так что ей приходилось прикладывать изрядные усилия чтобы сохранить лицо и открыто не нахамить ему, когда тот пытался хватать ее за бедра и тискать словно собственную секретаршу.

Усадив Екатерину за столик, Алексей познакомил ее с главным механиком, техноруком, инженером по безопасности и энергетиком... Время от времени заставлял ее произносить тосты и подливал коньяк в ее бокал, который медленно, но все равно пустел. Закину руку ей на плечо, словно лучшей подруге, он с явным упоением начала рассказывать планы на ближайший год, посвящая своих приближенных в технические нюансы будущих проектов. Когда эмоциональность беседы зашкаливала, он не лез за словом в карман, разбавляя ее отборным матом. Когда кто-то брал слово, мужчина переключал свое внимание на свою «подругу», шептал ей на ухо всякого рода пошлости и щипал за бедра под столом. Громко смеялся, когда та смущалась или гримасничала.

Как часто это случается, кто-то заговорил про баню и вся мужская компания дружно его поддержала. Самая просторная, способная вместить до десяти человек была у Алексея. Без размышлений, он предложил поехать к нему. Примечательным было то, что располагалась она на участке рядом с его дачей, где остановилась Екатерина.

— Все мужики, собираемся... Ее еще затопить надо... И Катюха с нами сходит. А то, наверно, в своей Москве даже и не знает, что такое русская баня, — усмехнулся он. Собрав уцелевший алкоголь со столов, мужчины спустились вниз, дожидаясь генерального. Тем временем, как он, прихватив телезвезду под руку, направился в свой кабинет, где та оставила свою норковую шубку.

Екатерину немного коробило от такого обращения, но профессиональная актриса умела держать лицо и старалась переводить все эти неуклюжие приставания в шутку. И когда Алексей Сергеевич со своими столь же накачанными алкоголем коллегами принялся собираться, то восприняла это с нескрываемым облегчением, ибо это значило что мероприятие наконец закончилось и впереди заслуженный отдых, а завтра впереди дорога домой, где она сможет забыть это тяжелое наследие совкового прошлого и с пользой потратить честно заработанный гонорар.

Конечно ее несколько напрягли слова генерального про поход в баню, но поскольку им было по пути, по приезду она рассчитывала аккуратно отшить подвыпившего Казанову районного масштаба, благо опыт общения с подобной публикой у нее имелся. А может он и сам забудет и вырубится по дороге, благо коньяка в нем сидело уже грамм семьсот, не считая той бутылки что он прихватил с собой «на дорожку».

Дождавшись, пока Катя соберется, Алексей закрыл свой кабинет, и они оба спустились на улицу. Самого трезвого, если такое слово можно было употребить в данной ситуации, усадили за руль служебного Мерседеса.

— Серега, возьми Уазик... Если разобьешь, не жалко будет, — крикнул Алексей энергетику, который едва стоял на ногах. За руль только посади Олега... Не хватало еще мне по больницам вас развозить.

Открыв заднюю дверь Мерседеса, мужчина запустил первой Екатерину, отвесив смачный шлепок по ее попке. Затем вальяжно опустился следом за ней.

— Дим... только аккуратно едь... — пробормотал он водителю, прижимаясь к своей пассии. Запустив руку через пуговицы ее шубы, мужчина поместил руку под упругой грудью женщины, ощущая ее тяжесть и объем сквозь ткань платья. Следом за этим последовали признания в любви и предложения выйти замуж, свойственные данному состоянию опьянения.

Екатерина только скрипнула зубами, когда уже на посадке в машину получила увесистый шлепок пониже спины. Особенно ее злило даже не то что эта пьяная скотина обращается с ней как уличной девкой, а то что все это происходило на глазах у остальных его коллег, которые только громко заржали глядя на это и отпускали недвусмысленные шуточки в ее адрес.

В машине держать дистанцию было намного сложнее. Зажатая на заднем сидении Екатерина держала оборону как Жуков под Москвой, но Алексей Сергеевич пер напролом словно атомоход в полярных льдах, активно распуская руки, которые актриса собрав в кулак всю свою силу воли, пыталась тактично сбрасывать и отводить, что впрочем получалось у нее все труднее и труднее. Не помогло даже предложение «выпить на дорожку» в надежде что критическая масса алкоголя наконец то выключит этого борова. Но он держался на удивление стойко, видимо кровь у него была крепостью в сорок градусов, но хоть руки уже и дрожали, а язык заплетался, но выпитое казалось только подлило масла в огонь.

Почти всю дорогу Алексей наслаждался, тиская увесистые груди Екатерины, расстегнув ее шубку до пояса. Все это действие с вожделением наблюдали мужчины, сидевшие на передних сиденьях. Они явно не верили в происходящее, завидуя черной завистью своему шефу.

— Эй, на дорогу смотри... Я не хочу окончить свою жизнь прямо сейчас... — произнес Алексей, продолжая ощупывать упругие полушария телезвезды. Его влажные губы коснулись ее шеи, оставляя едва заметные засосы на нежной коже женщины.

Время от времени автомобиль заносило на поворотах, но все же они добрались до дачи целыми и невредимыми. Отправив двух мужчин топить баню, остальные разместились на кухне, разложив на столе закуску и выпивку, прихваченную с собой. Естественно, все мужское внимание было приковано к ведущей вечера. Алексей уже наполнил Кате бокал коньяка, усадив ее рядом с собой, заставляя выпить его до дна.

— Катька, приезжай к нам летом, свожу тебя на охоту... Или хочешь, слетаем вместе на отдых? Как ты на это смотришь?

— Заманчивое предложение, Алексей Сергеевич, но боюсь мой муж будет против... Старалась отшутиться Екатерина, буквально физически ощущая на себе сальные взгляды мужчин, которые раздевали ее глазами. Похоже ее надежда на то что алкоголь свалит их с ног не оправдывалась. Неизвестно какая доза для этого была нужна, но компания не выказывала никаких признаков усталости и их кажется только сильнее потянуло на подвиги.

Хвастаясь перед женщиной своими охотничьими трофеями, хозяин уже полез было за ружьем, чтобы наглядно продемонстрировать «как он вон того лося со ста метров в глаз положил», но к сожалению или к счастью его прервали известием о том что баня готова и можно идти париться.

Екатерина уж было обрадовалась и мысленно перекрестилась, когда Алексей сразу забыл про ружье, но похоже он твердо вбил себе в голову что она должна составить им компанию и никаких возражений вроде усталости и плохого самочувствия категорически не принимал.

— Катюх, баня готова, давай шевели свой задницей, — небрежно и в грубой форме произнес Алексей. Впрочем, это было привычным для него общением. Прихватив недопитую бутылку коньяка, мужчины друг за дружкой покинули дом.

— Пойдем, попарим тебя, как следует, — усмехнулся Алексей, не давая женщине даже переодеться. Хотя вряд ли у нее с собой был купальник. Такого развития событий она явно не ожидала.

— Давай-давай, одевайся... Баня же стынет! — Буквально вытолкнув ее из дома, мужчина повел телезвезду следом за собой.

Через минуту женщина оказалась в раздевалке с полуобнаженными мужчинами, некоторые их которых без тени сомнения стянули с себя трусы, гордо демонстрируя столичной дамочке свои достоинства. Ехидные смешки то и дело раздавались в мужской компании, когда обескураженная женщина стояла посреди комнаты не понимая что от нее хотят.

— Кать, ну что ты стоишь? Давай снимай с себя платье, тебя же все ждем... — раздраженно произнес Алексей, спуская брюки.

Екатерина, которую буквально втолкнули в предбанник, затравленно оглянулась в сторону двери, но дорогу ей преграждали двое уже почти полностью раздетых мужчин, которые хоть и покачивались, но вполне твердо еще стояли на ногах вперив в нее ожидающие взгляды.

— Я только немного посижу и спать... Не особо уверенно произнесла женщина, озираясь в поисках полотенца или халата в который можно было бы завернуться.

— Сергеич, чего вы там телитесь? Водяра греется! Раздался нетвердый голос из за дверей — Где там твоя телка, тащи ее сюда, что она как целка ломается?

— Конечно! Посидим немного, и пойдешь спать, давай я тебе помогу раздеться...

Алексей бесцеремонно принялся стягивать с женщины платье, сначала оголив ее грудь, а затем и все остальное тело, пока та не осталась в одних лишь трусиках, стыдливо прикрывая грудь руками.

— Кать, ну ты чего, мужики же ждут, давай вперед, — Алексей звонко шлепнул ее по обнаженной заднице, втолкнув в парилку. Появление полуобнаженной Стриженовой в бане вызвало очередную порцию одобрительных возгласов и свиста.

— Хвати скромничать, покажи уже свои сиськи мужикам, произнес Алексей вошедший следом и силой убрал ее руки с груди.

— Как вам? Я же обещал особенный подарок! Мужик сказала, мужик сделал!

— Катюх, давай ложись на лавку и трусы сними свои...

— Что? Чуть не поперхнулась от такой наглости Екатерина, пытаясь высвободить запястья и прикрыть грудь, на которую не сговариваясь уставилось сразу несколько пар пьяных глаз. Но Алексей крепко держал ее руки, так что аж кисти побелели.

— Хватит, пустите! Это уже не смешно! Взвизгнула женщина, но в ответ ей только раздалось дружное ржание, а удерживающий ее за руки мужчина грубо толкнул ее спиной вперед, так что она буквально плюхнулась на лавку потеряв равновесие.

— Давай Сергеич, по старшинству! Раздались одобрительные выкрики от стола. — Объезди пока эту кобылку, а мы пока разольем по первой...

Алексей ухватился за тоненькие полоски ткани и стянул с нее трусики. Затем перевернул Стриженову на спину, демонстрируя всем ее гладко выбритый лобок и роскошную грудь.

— Хватит уже визжать, я тебе не за это плачу, — обхватив женщину за бедра, он подтянул ее к себе и начал стимулировать свой член, глядя на обнаженное тело ведущей. Один из самых нетерпеливых мужчин спустился с верхней лавки и, обхватив набухший сосок женщины, начала жадно его ласкать языком, тиская ладонью вторую грудь. Вскоре Алексей втолкнул в приветливое влагалище Екатерины свой твердый член, заполняя его изнутри. Закинув ее бедра себе на плечи, он начал ритмично двигаться постепенно увеличивая темп.

Когда Алексей всей своей тушей навалился на нее сверху, подминая под себя, Екатерина еще пыталась дергаться, но все было тщетно. Возможно завтра протрезвев они будут жалеть об этом, но сейчас она видела перед собой толпу озверевших перевозбужденных мужиков у которых от алкоголя отключились все остатки разума, уступая место первобытным инстинктам. В таком состоянии они были способны на все что угодно и поняв что попала, женщина решила не искушать судьбу и пойти по пути наименьшего сопротивления. Конечно ее коробила мысль что ее — знаменитую актрису и телеведущую сейчас будет пускать по кругу толпа пьяного былда, словно какую то дешевую шлюху, но...

«Черт с ними, перетерплю... « Сжала зубы Екатерина, когда Алексей нетерпеливо втолкнул в нее свой член и громко пыхтя начал сношать ее короткими резкими толчками. «Только бы это быстрее закончилось... Чем скорее они кончат, тем скорее я смогу уйти и забыть обо всем этот как о страшном сне...»

Ничего не поделаешь, приходилось принимать правила игры. Чтобы поскорее расправиться со своими «обязанностями», Екатерина начала подыгрывать, задвигав попкой и бедрами навстречу фрикциям Алексея, а член второго мужчины тискавшего ее грудь, взяла в руку и стала подрачивать быстрыми движениями кулачка, что вызвало очередной взрыв одобрительных возгласов.

В силу своего возраста, Алексей уже не был тем ловеласом, как прежние годы бурной молодости. Спустя пять минут его начала мучить отдышка и подскочившее давление. Он медленно сполз с женщины и тяжело дыша сел на лавку, уступая ее следующему.

— Мужики... кто... там... на очереди? — задыхаясь, пробормотал он, вытирая рукой испарину со лба.

Ждать долго не пришлось,

с верхней полки спустился широкоплечий коренастый мужчина. Под громкие возгласы и улюлюканье товарищей, он напоследок опрокинул стопку коньяка, и, довольно потирая, ладони приблизился к Екатерине. Судя по его одурманенному взгляду, ему было совершенно все равно кто перед ним. Известная телеведущая или продавщица Надя из местного ликероводочного магазина. Взяв женщину под руки, он поднял ее с лавки, повернув спиной к себе, а лицом к остальным мужикам. Его сильные руки, надавив на хрупкие плечи, заставили ее наклониться вперед, сгибаясь в талии, вынуждая при этом стоять на ровных прямых ногах, удерживаясь за полог. Следом раздалось несколько хлестких шлепков по выпяченной влажной заднице и очередной взрыв мужского хохота. Вонзив мозолистые пальцы в крутые бедра Екатерины, одним резким движением он вошел в женщину на всю длину, растягивая ее киску до предела массивной головкой. Вскоре помещение парильни наполнилось женскими сдавленными стонами и мужскими хрипами сопровождающиеся смачными соударениями влажных от пота тел. Впрочем, эта идиллия длилась не так долго. Через несколько минут к парочке присоединился еще один мужчина. Перед лицом женщины возник чей-то член, неожиданно устремившийся промеж ее накрашенных губ.

Екатерина дернулась, когда перед ее лицом вдруг возник торчащий член с крупной открытой головкой и попыталась отвернуться, но чья то сильная рука ухватила ее за волосы и намотав их на кулак с силой потянула голову к его паху.

Женщина замычала, но член с натугой преодолев сопротивление ее сжатых губ проник в рот, да так что мгновенно заполнил его весь. Екатерина поперхнулась когда головка уперлась ей в горло, но рука на ее затылке не отпускала и продолжала давить, пока ее нос не уперся в черные курчавые волосы в паху мужчины.

Подержав ее так в крайнем положении с полминуты, он ослабил нажим, позволив ей самостоятельно двигать головой, но продолжая держать за волосы задавая темп и не давая выплюнуть член.

— Оооохх бля какая соска... Довольно прохрипел он, когда губы Екатерины плотно охватив ствол ритмично задвигались туда сюда. — Давай язычком работай усерднее, я что — должен учить тебя хуй сосать?

Мужчины особо не церемонились с телеведущей. Для них она была очередной шлюхой по вызову. Холеной, красивой, богатой, но шлюхой... Поэтому и обращение с ней было соответствующим. Следующие тридцать минут были самыми долгими и унизительными в ее карьере. Ни о каком приличии и гордости речи уже не шло. Екатерину пустили по кругу. Один член в ее влагалище сменялся другим, а рот планомерно получал все новые и новые густые порции спермы. Пальцы грубо впивались в податливую плоть груди, терзали соски, выкручивали их и натягивали. А ее задница регулярно получала смачные шлепки и заметно покраснела. Но и этого оказалось им мало. Кто-то из мужиков выдавил в ладонь жидкого мыло и обильно начала смазывать ее задний проход. Слегка разработав его пальцами, он принялся проталкивать в узкий анус свой член, который, естественно, ни в какую не хотел протискивать. Однако, все разрешилось благодаря грубой физической силе. Болезненные стоны и всхлипы Екатерины лишь больше раззадорили мужчину, принявшегося загонять сильными ударами в самую глубину ее попки стоящий колом член.

От боли и унижения слезы ручьем потекли из глаз, размазывая дорогую косметику. Екатерина всхлипывала и поскуливала как побитая собачонка, а когда грузный мужчина навалившись на нее сзади стал с силой проталкивать свой член в ее задний проход, двигая бедрами так словно заколачивал сваю, она уже не сдерживаясь закричала.

— Что ты орешь сука... Пыхтел сзади мужчина, уже до половины длины загнав член в ее анус и не собирающийся останавливаться на достигнутом. — Я таких жопок десятки развальцевал, щас все будет заебись... И удвоил усилия, от чего в глазах у Екатерины потемнело, а в анус казалось налили расплавленного свинца. — Оооохх и тугая жопка, люблю такие...

Безвольное тело женщины до глубокой ночи удовлетворяло самые изощренные фантазии мужчин. Кто-то уже пресытился и, развалившись, довольно наблюдал со стороны, как более молодые и выносливые товарищи сношали бедную женщину, не давая остыть ее дыркам. Вскоре вся компания перебралась в предбанник, где и продолжила пьянствовать почти до рассвета. Екатерину оставили лежать в парилке, которая, к тому времени уже остыла. Время от времени к ней наведывались, чтобы утолить «мужскую нужду».

— Катюх... Ну ты че развалилась! — рявкнул Алексей влетевший в парильню.

— Времени уже почти шесть утра! Давай одевайся, собирай свои вещи! За ночь дорогу снегом замело, неизвестно, как еще тебя в аэропорт везти... Мужчина вернулся в предбанник и принялся будить одного из своих подчиненных.

— Дима... Дима, просыпайся... Давай вставай... в Мурманск поедешь...

Голоса вывели Екатерину из забытья в которое она провалилась только под утро, когда насытившиеся алкоголем и ее телом мужчины наконец то вырубились, оставив ее в покое. Ее успели так накачать спермой, что она ручейками вытекала из ее дырочек на полок, на котором она лежала прижав колени к груди и содрогаясь от душащих ее рыданий, пока усталость не взяла наконец свое позволив ей забыться.

Грубый толчок в плечо привел ее в сознание и подняв мутный взгляд на Алексея, она не сразу поняла что от нее хотят, решив что очередной «любовник» снова пришел к ней чтобы позабавиться. Но вместо этого ее бесцеремонно вытолкнули из парилки, швырнув под ноги ее вещи, которые она лихорадочно натянула подгоняемая раздраженными выкриками Алексея.

Выйдя на улицу на подкашивающихся ногах и держась за стеночку чтобы сохранить равновесие, она с наслаждением вдохнула свежий морозный воздух, который после тесной парилки, пропитанной запахами пота, алкоголя и спермы, показался ей просто божественным.

Все еще не веря до конца что эта ночь наконец то закончилась, она пошатываясь побрела к машине, механически набросив на плечи свою шубку, которую ей принес кто то из обслуги.

Алексей усадил женщину в еще холодный и непрогретый Уазик, пока водитель докуривал сигарету. Достав барсетку, он небрежно вытащил оттуда две пачки банкнот и протянул их Екатерине. Затем полез в карман и достал оттуда несколько помятых купюр «на чай».

— Катюх, хорошая ты баба... Манерная только, но это ничего страшного. Осталась бы с нами на недельку, выбил бы с тебя эту столичную спесь, — хрипло рассмеялся Алексей, дыша на женщину перегаром.

— Кстати, у моего товарища в следующем году будет юбилей... полковник в МВД, вот такой мужик! — Алексей вытянул большой палец руки вверх.

— Приедешь? Я все организую! Деньги не проблема, ты же меня знаешь...

— Ладно, семье, мужу привет, — помахав на прощание, мужчина сел в свой служебный Мерседес.

— Подумаю... Буркнула Екатерина, обессиленно плюхнувшись на заднее сиденье видавшего виды Уазика. Да что там Уазик... Она сейчас и пешком готова была бежать отсюда через снега до самого Мурманска, лишь бы поскорее убраться отсюда и забыть эту ночь.

Деньги она тем не менее взяла, на автомате сунув смятые купюры куда то в сумочку, куда следом отправилась и визитка Алексея, который похоже уже потерял к ней всяческий интерес и громко икая уковылял обратно в сторону дома, поправлять здоровье после вчерашнего алкомарафона.

« Да что бы я... Да еще раз... « Только и вертелась у нее в голове одна и та же мысль, пока разболтанная машина прыгала на ухабах местных дорог. Если поначалу у нее и приходили мысли о мести, то уже к утру они развеялись. Не хватало еще чтобы муж об этом узнал... А если кто то из ментов сольет информацию в СМИ? Нет уж... Просто выкинуть из головы и забыть. Сделать вид что это был всего лишь страшный сон после злоупотребления алкоголем...

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!