Ирина в парную не пошла, а занялась мытьём головы. Мы с Володькой хорошенько напарились. Красные, как варёные раки, мы выскочили из парилки и нагишом без оглядки бросились в омут. Холодная вода обожгла тело, перехватила дыхание. Окунувшись пару раз, направились было к бане, но...

На ступенях бани, откинувшись к стенке, сидела особа женского пола и грызла семечки. Высоко забранная юбка, белого в крупный черный горошек, сарафана, подолом сунутая между широко расставленных ног, открывала, подставленные солнцу ляжки. Широкополая шляпа скрывала в тени лицо и оголённые плечи.

Мы удивлённо переглянулись. Холодная вода стала сводить ноги, а члены и мошонки сжались, пытаясь скрыться внутри тела.

— Ну, что? Так и будете коченеть? Выходите. Испугали бабу мудями. — насмешливо говорила гостья.

Ещё раз переглянувшись, мы двинулись к берегу, прикрыв рукой свой, сжатый в комок, срам. Женщина поднялась и преградила собой дорогу в баню.

Теперь её можно было рассмотреть. Молодая, лет 28—30. Высокая, со стройными ногами, с грудью, тяжело лежащей в складках сарафана с тонкими лямками, завязанными сзади на шее. Тонкие черты лица, прищуренные от солнца, серо-зелёные глаза с подкрашенными ресницами, озорная улыбка, ямочки на щеках и копна непослушных рыжих волос, веснушки на щеках и уже загорелых плечах. Общее впечатление от вида этой нахалки, я бы сказал, возбуждающее.

— Возьмёте в компанию? — спросила она, подбоченясь.

— Вы кто? — пришел в себя Володька, всё ещё прикрывая своё хозяйство.

— Наташа. — представилась женщина и протянула руку с тонкими пальцами.

— Владимир — освобождая чресла для обзора, подал руку.

— Александр. — последовал я его примеру.

— Я остановилась на лето на соседнем участке. Услышала звон топора. Увидела, как вы дружно работаете, и решилась прийти познакомиться. Ведь у вас не полный комплект? Я надеюсь, ваша девушка не будет против? — Закончив тираду, она взяла кончик пальца в рот, и стала откровенно нас рассматривать.

Распахнулась дверь и толкнула не званую гостью прямо в мои объятья.

— Вы куда пропали? — начала и осеклась Ирина, увидев чужую женщину, повисшую у меня на шее.

Обнажённое, раскрасневшееся от парной тело девушки, с чалмой из полотенца на мокрой голове, со скрещенными ногами, опиралось одной поднятой рукой о косяк, а другой в бок, красочно контрастировало на тёмном фоне дверного проёма.

— Я, Наташа. Пришла знакомиться. Возьмёте в компанию? — повторила она вопрос, теперь оценивающе, глядя на Ирину.

— «Кашу маслом не испортишь» — провозгласил я, неохотно выпуская из случайных объятий приятное на ощупь под лёгкой тканью тело.

— И твоему члену это «масло» явно понравилось — съязвила Ирина, — Вперёд, а то я уже начала замерзать — подвела она итог баталии слов и взглядов.

Когда закрылась дверь, Ирина повернулась к Наташе — Мальчики, окажите честь, разденьте гостью, только не спеша, а я посмотрю. — Она уселась в старенькое мягкое, покрытое плюшевой накидкой кресло. Закинула ногу на подлокотник и демонстративно начала играть клитером.

Почувствовав «свежатину», наши причиндалы начали поднимать головы, и уже давно миновали отметку в «полвосьмого». Наташа сняла шляпу, бросила её в угол. Лёгкий румянец возбуждения играл на побледневшем лице. Лёгкая дрожь чувствовалась в её теле. Мы подошли с двух сторон и начали ощупывать сквозь ткань грудь, живот, который она не произвольно втянула, упругие ягодицы. Володя развязал тесёмки, а я медленно, пуговку за пуговкой, расстегивал сарафан. Володя возбуждённым членом прижался к ней сзади, обхватив руками низ живота, и покачивал бёдрами, ласкал губами шею, мочки ушей. Вырез на груди становился всё шире. Я взялся за один край выреза и, отодвинув его в сторону, выпустил из плена, на удивление маленький, хоть и возбуждённый, очень тёмный сосок в середине не большого и столь же тёмного круга с пупырышками. Моя ладонь нырнула под грудь. Тёплая, нежная тяжесть заполнила ладонь. Вздёрнув грудь повыше, я припал к соску губами, теребил языком, посасывал, покусывал. От её груди пахло молоком, а может мне это только показалось? Зарывшись носом в ложбинке между грудей, я вдыхал другой аромат другой женщины. Освободив носом другой сосок и поиграв с ним, я снова перешел к ложбинке между грудями. Тем временем Наташа прижала одной рукой мою голову к груди, а другой обвила Володьку за шею. Сама же откинула голову на Володькино плечо и тёрлась щекой о его щёку. Лицо потеряло былую бледность, разрумянилось ещё больше. Взгляд её блуждал, то и дело, останавливаясь на распростёртой в мастурбации Ирине.

Я больше не стал расстёгивать пуговицы, а просто, всё ниже, целуя живот, стаскивал сарафан. Наконец он соскользнул вниз, но повис, зацепившись за Володькин «крючок». Он отлип от Наташиного зада. Сарафан упал на пол. Наташа стояла с опущенными, но чуть разведёнными, как бы в удивлении, руками, розовыми ладошками, повёрнутыми ко мне. Её груди, освобождённые от оков, раздвинулись в стороны, и вид у них был такой же удивлённый, как и её разведённых рук. Тоненькая полоска атласных трусиков, прикрыла буйные рыжие заросли, которые пробивались из-под них в пахах. Володя повернул Наташу к себе и поцеловал в губы. Её руки, обретя цель, хотели обвить Володину шею, но он уверенным движением сунул ей в ладонь свой зеб. Она отодвинулась от него, но только для того, чтобы увидеть то, что попало ей в руки, и снова прижалась к нему, встав на цыпочки и подставив губы для поцелуя. Её напряженные ягодицы, обтянутые атласом, аппетитно маячили передо мной. Теперь я прижался к ней сзади. Просунул руку между её и Володькиным животом и влез под резинку трусиков, потом потянул их вниз. Володькин горячий и твёрдый фаллос несколько раз тыркался в мои руки. Но вот преодолев самое широкое место таза, трусики упали к её ногам. Переступив через них, она продолжала самозабвенно целоваться. Освобождённое тело, как бы воспрянуло, окончательно сбросив скованность первых мгновений. Она подняла согнутую в колени ногу и водрузила её на Володькину талию. Мой член прижался к её промежности и непроизвольно тыркался в поисках входа в пещеру сладострастия. Однако густые рыжие волоски надёжно прикрывали её лоно. И тут мой слепец наткнулся на Володькину руку, и я понял, что и он потерпел фиаско. Надо было расколоть этот «орешек». Но в этот момент, видимо почувствовав, наше замешательство, Ирина заявила, вставая с кресла.

— С первым заданием вы справились. Глядя на ваши похотливые рожи, я даже кончила. А теперь, кобелины, париться.

Наташа повернулась к нам лицом, вздёрнула руки, вытащила из волос заколки и рыжие волнистые струи накрыли плечи и опустились на груди, чуть прикрыв соски. Да! это было живописно. Её лоно покрывал плотный рыжий курчавый ковёр. Я не выдержал, подошел к ней, погладил, спрятавшийся в кудрях лобок. Прильнул к губам, не всё же Володьке, а пока целовал податливые губы, теребил лобок, пытаясь раздвинуть непроходимую тайгу. Расчёсывая волосы снизу-вверх, я сделал, что-то вроде прямого пробора, и мои пальцы сначала прикоснулись к губкам, а потом и проникли к клитору. Она дёрнулась и отвела мою руку. Ну что ж. Не всё сразу.

Володя подбросил в печку дров, чтобы нагреть воды, накаченной из речки.

Жар в парилке тоже спал, и я забрался вглубь «кровати». Ирина легла у меня между ног, и сразу пригнула головку члена к губам. Наталья неуверенно топталась у дверей.

— Ложись животом на край ногами к печке. — командовал Володя.

— А она ничего, хоть и старуха — шепнула Ирина. — А тебе кто больше нравится?

— Не знаю, её я еще не трахал. Вот попробую, скажу.

— Ну как хочешь. — Она обижено оттолкнула мой член. На такую сцену ревности я никак не рассчитывал.

— Не дури. Иди сюда. — Подтянул её к себе по потному животу и поцеловал в губы.

— То-то же, а то попробую, — урчала Ирина, ерзая по моей груди, пытаясь без помощи рук насадить себя на мой член. Наконец ей это удалось, и она начала свою игру мышцами влагалища. Было очень приятно, но, толи бурные оргазмы, толи отсутствие новизны, не доводила меня до экстаза. Я наблюдал, как Володька массирует ягодицы Натальи, а она, повернув голову на бок, жадно наблюдала за нашим сношением. Я специально стал заводить Ирину. То поцарапывал ей спину, то насаживал её глубоко и заставлял крутить задом, то схватив за ягодицы, растягивал и гладил анус. И вот вся истекающая потом Ирина повалилась рядом со мной и затихла тяжело дыша.

— Милая малышка, — похлопывал и поглаживал я Ирину, наблюдая за парой.

Володька, видя заинтересованность Наташи, потихоньку раздвинул ей ноги, и видимо добрался пальцами до заветной ложбинки. Наташа задвигала задом, всё выше задирая его. Володя встал сзади. Поставил Наташу «раком». Расправил срамные губы и припал к ним. Наталья стала извиваться, жалобно стеная. То, подставляя зад Володькиным губам, то отползая от него, она всё ближе приближалась к нам. И вот я уже смог достать свободной рукой, раскачивающиеся груди Наташи. Я гладил их. Ирина, лёжа на моей руке потихоньку дрочила мой член прямо перед лицом Наташи, как бы дразня её. Володя, воспользовавшись остановкой, вложил свой член между губ и стал методично просовывать его во влагалище. Наташа выгнула спину, ловя горячий воздух ртом. Кажется, Володя достиг дна и замер. Наташа широко открыла глаза и как будто прислушивалась к своим ощущениям. Володя начал лёгкими толчками и запрокинул голову. Его чувства будто, передались мне, член под руками Ирины напрягся. К моей радости Наташа, наконец, заметила напряженную плоть и попыталась захватить её губами, Ирина увела член в сторону, а потом стала водить им по губам приоткрытого рта Наташи. От такой игры мной завладел экстаз, а член в руках Ирины начал подёргиваться почти доведённый до оргазма. Ирина выпустила член из руки, он торчал, направленный к пупку, изредка кивая головкой. Теперь Наташа сама взяла его в руку и сунула себе в рот. Ей было неудобно опираться на одну руку удерживая равновесие от всё усиливающихся толчков Володи.

— Помоги, подержи. — обратилась она к Ирине.

— Не-а. — мотнула Ирина головой. — Саша встань на колени. — Я выполнил её просьбу. Мой член оказался у рта Наташи. Ирина взяла его в кулак, немного подрочила и подвела к лицу Наташи. Губы сомкнулись на шейке, язык теребил уздечку. Под толчками Володьки мой член всё глубже погружался в рот, скользя по нёбу. Явно Наталья была не новичком в сексуальных играх. Широко открыв рот, она просунула член очень глубоко и стала его глотать. Я чувствовал, как сжимается глотка, а по шейке скользит язычок. Я обхватил руками голову Наташи, двинул членом ещё глубже, и чуть было не кончил. Володька тоже замер, закатив глаза, уперевшись, со всей силы, выпяченным низом живота, в ягодицы Наташи.

— Стоп! Стоп, мальчики! — захлопала Ирина в ладоши. — Вы сейчас кончите и оставите Нату «не солоно хлебавши»? И что вы мне прикажите с ней делать? Я вроде не лесбиянка. Всё! Тащите свои хрены в омут. Марш, марш!!! — Ирина взяла веник и стала им бить нас почём поподя.

Разгорячённые паром и сексом мы гурьбой, со смехом, вывалились из бани. Наверное, для стороннего наблюдателя, это была бы живописная картина. Двух мужиков, с торчащими членами, которые на бегу тряслись из стороны в сторону и описывали головками замысловатые траектории, погоняли вениками две голые девицы. У одной девицы, той, что помоложе, пышная и упругая грудь подпрыгивала обеими сиськами синхронно. При взлёте вверх груди округлялись, до «купольно-песенного» вида и девичьей невинности, а опускаясь вниз, немного обвисали, приобретая вид стекающей капли, соски с удивлённым видом вздёргивались вверх. При беге грудь колыхалась в такт шагам, из стороны в сторону. У старшей девушки грудь скакала. Когда одна сиська опускалась вниз, другая взлетала вверх, но обе отклонялись в одну и туже сторону, они как — будто вращались и это вращение вытягивало их, округляя зону сосков и утончая у грудины. Это выглядело так умилительно, что, взглянув на неё, я прибалдел. Размахивая вениками, поднимая и опуская руки, обе девушки добавляли к этому сказочному танцу элементы хаотичности. Напряженные высоко подтянутые ягодицы, вздрагивающие при каждом прыжке, вносили завершающий штрих в этом этюде. Глядя живым взором на всё это великолепие, разве можно назвать, эту естественную красоту движений обнаженных тел, пошлым или постыдным, или безобразным?

С разбегу мы прыгнули в обжигающую прохладу. Девушки приседали и с визгом выскакивали из воды, умопомрачительно красиво, как в цыганском танце, потрясая грудями. Жаль, что вода очень холодная, а то можно было бы покувыркаться и в воде. И всё же я не отказал себе в удовольствии полапать девчонок, то одну, то другую, то сразу обеих. Прижаться к прохладному мокрому телу, потрогать в воде груди, ягодицы, лобок, разве это не прелесть? Володька от меня не отставал и широкими ладонями успевал покрывать обширные площади голеньких попок.

Отдуваясь, мы, наконец, забрались в предбанник и замотались в простыни. Володька накрывал к чаю журнальный столик. Ирина развалилась в приглянувшемся её стареньком кресле. Мы с Наташей оказались на кресле-кровати «а-ля чебурашка», жесткие подлокотники которого заботливо накрывали стёганые накидушки, но Ната предпочла облокотиться на меня. Разлив чай по кружкам, Володя сел в кресло рядом с Ирой. Пили, какай-то травяной чай из большущего термоса, и потели не хуже, чем в парилке. Истома разлилась по всему телу. Володька — балагур, недаром, что «Близнец», развлекал нас шутками, анекдотами. Настроение было благодушное, но без буйной радости. От чая все разомлели. порно рассказы Допив очередную кружку чая, Наташа положила голову мне на бёдра, а ноги на подлокотник. Влажные простыни приятно холодили тела, которые уже начали подсыхать. Наташа высвободила руку и с испугом и удивлением показала её мне.

— Это что за пятна? — Вся рука, и как выяснилось чуть позже, всё тело, были покрыты красно-розовым орнаментом, похожим на леопардовую шкуру.

— Ерунда. Так, цвета побежалости. Просто кожа не равномерно прогрелась.

Наташа встала, сбросила простыню и предстала перед нами, удивлённо и как-то наивно разведя руки. Действительно всё тело покрывал леопардовый рисунок. Она крутилась, разглядывая своё тело. Грациозная женщина. Такой можно залюбоваться.

— Не беспокойся — встала Ира — я тоже вся в пятнах. Она встала рядом с Наташей и стала показывать её свои руки, ноги, живот. Наташа обняла Иру за талию и привлекла к себе. Ира попыталась отстраниться, но Наташа, что-то шепнула ей на ухо. Та озорно глянула на нас с Володькой и прижалась к Наташе, прильнув всем телом. Странно, как возбуждающе действует на мужчин лесбийские игры. Девчонки стояли к нам спинами. Их руки нежно гладили тела друг дружки. Это действо на расстоянии вытянутой руки, запах чистых, пахнущих берёзовыми вениками, тел мгновенно вызвали у меня эрекцию. Я откинулся на покрытый накидушкой подлокотник, закинул одну ногу на кресло, выпростал член из простыней на свет божий, и начал оглаживать его, плотоядно посматривая на голые розовые попы. Володька тем временем, уже не выдержал и присев на коленях зарылся носом в расселине Иркиных ягодиц. Ирина развела ягодицы Натальи, так, что стало видно гладкое отверстие ануса. И тут, протолкнувшись между ляжек, показалась ладонь Володьки. Средний палец ладони скользнул от копчика вниз и стал массировать вокруг задний проход. Наталья слегка присела и развела ноги. Под напором Володьки, они оказались вплотную ко мне. Я спустил ногу вниз, продолжая мастурбировать, и наблюдал. Ирина отпустила одну ягодицу, и стала ласкать Наташу, с другой стороны. Коленки Наташи задрожали и стали подкашиваться, ещё миг и все завалились на меня. Мой член упёрся в руку Володьки, и он тут же отдёрнул её, увлекая мой член к промежности Наташи, которая продолжала лежать на мне спиной. Ирина сползла коленками на пол, продолжая

целовать Наташино тело. Оказавшись напротив её лобка Ирина увидела головку моего члена, запутавшегося в рыжих кучеряшках.

— Вот это натюрморт! — воскликнула она и начала освобождать меня из пут, расчёсывая пальцами лобковые заросли. Чтобы облегчить ей задачу Наташа задрала ноги, а я подхватил их под коленками. Нежными пальцами Ирина водила вдоль наших детородных органов, возбуждая нас обоих одновременно. Непроизвольно я начал подмахивать тазом. Ирина направила мой зеб в расщелину, и я почувствовал влажное тепло, но что-то иное. Я ничего не видел. Рыжие волосы выбились, из-под развязавшегося полотенца и закрыли мне обзор. Я высвободил одну руку, отвёл волосы. Я понял, что происходит. Ирина вдавила мой член в половую щель, и когда я двигал его, то в верхней точке попадал ей в рот, а когда я отступал, она играла с клитором Наташи. Володя пристроился сзади Ирины и с наслаждением, написанным на его лице, загонят свой жезл в Ирину.

Мне захотелось полноценного секса с Наташей, ведь я так её и не трахнул. Наташа опустила ноги и встала на краю кровати на корточки. Я приподнял её зад повыше, хотел взяться за член и найти желанный вход, но нахальная ладонь Ирины успела ухватить его раньше, впрочем, я по этому поводу расстраиваться не стал, что ж тут плохого, когда тебя сами ебут сразу две женщины. Я расслабился и предался наслаждению. Что-то, бормоча, Ирина водила кончиком головки по половой щели Наташи. Та вцепилась в плечи Ирины и подмахивала задом в поисках наиболее сладострастной точки. Одной рукой я поддерживал Наташины ягодицы, а пальцами другой водил от истекающего соком влагалища до маленькой дырочки ануса. Меня всё больше подмывало сунуть палец ей в задницу. И вот, наконец, несмотря на свою брезгливость, стал утапливать, скользкий указательный палец в задний проход. Я ожидал каких-нибудь возмущений, но, нет, даже наоборот. Наташин зад, какими-то неуловимыми движениями, поёрзыванием, что ли, стал насаживаться на этот «шампур». Палец обволокла нежная плоть, но совсем не похожая на плоть рта, или влагалища, более узкое и не столь скользкое. Осмелев, я запустил в мякоть уже два пальца, и стал разводить их в разные стороны. Несомненно, такая игра понравилась хозяйке зада, так как он начал выписывать круги, стараясь налезть на руку. Ирина, наконец, соизволила утопить мой изнывающий зеб во влагалище, и я ощутил поигрывание своих пальцев через неожиданно тонкую переборку. Прижав пальцы к члену, я с наслаждением окунался в глубину чрева по «самое не балуй».

И всё-таки, женщина женщине рознь. Теперь сравнивая Ирину с Наташей, я это хорошо понял. И нельзя сказать, что одна лучше другой, нет, они просто разные, и отдать предпочтение я не мог никому, просто хотелось трахать их по очереди. Ирина, как бы это сказать, была «помельче», что ли, и я мог без труда уткнуться в шейку матки. Ирина изыскано владела мышцами влагалища, и было не совсем понятно, кто кого имеет, и в этом есть своя изюминка. Ирина «вела» в этом танце. Наталья во всём была умелой, инициативной «ведомой», и с ней ты чувствуешь себя самцом. Хоть её орган любви и был пошире, но её ласковая плоть вбирала член глубже, играла она влагалищем столь же искусно, как и Ирина.

Пока я витал в экстазе ощущений, Ирина отвела мою руку в сторону, скользкой головкой члена провела по Наташиному анусу и снова погрузила в её вагину. Она проделывала эту операцию несколько раз, и каждый раз приостанавливала член напротив ануса, а Наташа, растянув руками ягодицы пошире, погружала его в себя всё глубже и глубже. Несмотря на то, что мой зеб стоял буквально колом, мягкий кончик расплющивался об это препятствие. И вот, наконец, мой конец, до предела натянув уздечку, прорвался через ворота этой, казалось бы, давно сдавшейся крепости. Кольцо ануса обхватило член за шейку. Плавно покачиваясь, Наташа опустилась на меня и замерла.

Для меня это был первый опыт анального секса. Ни с чем несравнимое ощущение. Мой фаллос был плотно обхвачен нежной плотью, трепет которой, я буквально ощущал каждым клочком его напряженного тела. Перистальтика, кто не знает, что это такое, пусть вспомнит, что он делает «задумавшись» на очке. Так вот, работа мышц прямой кишки воспринималась, как будто член выталкивается наружу, а потом кольцо ануса плотно обхватывало его корень, ну очень приятно, и при этом мы почти не шевелились. Вероятно, несколько привыкнув к моему присутствию в своей заднице, Наташа начала опускаться и подниматься, но не допуская, чтобы головка выскочила на свободу. В нижней точке анус сжимался и перекатываясь поднимался до шейки. Под напором крови головка раздувалась и упиралась венцом в кольцо сфинктера. Задерживаясь на шейке и зажав её, Наташа дразнила член, а тот, наливаясь ещё больше, устремлялся вглубь. Края головки, не прикрытые крайней плотью, скорее тёрлись, чем скользили по тёплой и нежной поверхности, и опять тебя охватывала сладостная боль.

Видимо устав от сидения на корточках, Наташа легла на меня спиной и опустила вниз расставленные ноги. Я по-прежнему был в ней и слегка пошевеливал бёдрами, двигая членом. Блаженство разливалось по моему телу. Руки ласкали гладкое тело, пальцы находили то соски, то складочки под грудью, то гладкий живот, то... Я забыл о Володьке и Ирине, но тут наткнулся на чьею-то голову. Открыл глаза. Да! Картина достойная кисти Рембрандта. Володя, стоя на четвереньках, припал к Наташкиной вульве. Отодвинув пальцами капюшон клитора, он кончиком языка дразнил его. Наташка при этом дёргалась, а я получал дополнительную порцию удовольствия от спазматических сжатий её нутра. Но это ещё не всё. Картину завершала поза Ирины. Она просунулась между расставленных Володькиных ног, опёрлась спиной на мои ноги и отчаянно пыталась возбудить павший в любовной битве Володькин член. Тому видать досталось от Ирины по полной программе. Головка опухла и приобрела синюшный оттенок от страстных Иркиных отсосов. Но видимо продолжающиеся ласки, доставляли удовольствие обоим. Ирина причмокивала, нежно посасывая головку, руками оттянув кожицу с залупы, а Володька свободной рукой поглаживал её раскрасневшееся тело. Балдеют все, но в отличие от Володьки я израсходовал не все «патроны», и мне хотелось поиметь Наташку самым традиционным способом.

— Очередная «перемена блюд» — провозгласил я, вспомнив мультик про Мюнхгаузена.

— Вот и хорошо, я в парную. Кто со мной? — Володька встал, толи почесал, толи поправил член и направился к двери.

— Я, пасс. Передохну здесь — Ирина налила себе чай и уселась в кресло, бесстыдно красиво раскинув ноги. Володька, как, впрочем, и я, хорошо поработали над дырочкой Ирины. Гладкая кожа лобка и больших губ покраснела. Возбуждённый клитор выглядывал из-под набухшего капюшона, плавно переходящего в гребешок набухших срамных губ. Но, несмотря на это, они не смогли скрыть «раздолбанное» лоно, зазывно блестевшее лоснящейся глубиной.

— Ну, а я хочу Наташку. Оглядевшись, я не нашел места, где бы можно было развалить желанное тело.

— Как ты хочешь? Давай сзади, мне так нравится, а тебе?

— Хорошо, я совсем не против.

Она скинула на пол накидушки с подлокотников и встала. Мой возбуждённый пенис с чмоканьем выскочил из её попы и торжественно поднял голову. Честно говоря, я ожидал увидеть, что мой красавец весь в говне, но нет, он по-прежнему был девственно чист.

Женщина стояла, повернувшись ко мне. Как же красиво обнаженное тело. Я, сидя на диване, обнял её за ягодицы и привлёк к себе. Лицо окунулось в мягкий живот. Покрывая поцелуями её тело, я поднимался всё выше и выше. Вот и ложбинка между грудей. Я собрал тяжелые груди в охапку и приподняв их целовал маленькие соски, которые тут же отозвались на мои ласки. И я начал сосать их как это делает ребёнок, жадно и глубоко погружая сосок в рот. Одна её рука прижали мою голову к груди, а друга бесцельно гладила мою спину. Прижимаясь грудью к её животу, и расставив полусогнутые ноги, я тёрся членом между её бёдер. Терпеть дольше я уже не мог, всё тело потряхивало от не преодолимого желания. Я повалил Наташу на пол, навалился на неё и впился в губы, мягкие послушные с соблазнительной родинкой в уголке на нижней губе.

Продолжая страстно целовать, я развёл ей ноги и помогая рукой раздвинуть волосики и губы, наконец, погрузил, сначала головку, а затем с размаху весь член по самые яйца. Охнув, Ната закинула ноги мне на спину, скрестила их там и прижала меня к себе, как будто пытаясь вдавить мой член еще глубже. До шейки матки я доставал, но только самым кончиком. Скомкав накидушки, я подсунул их ей под поясницу. Приподняв, таким образом, её таз я сам, отжавшись на прямых руках, сунул член ещё глубже. Мне хотелось влезть в неё с головой. Очутиться в её утробе, тёплом, нежном, уютном, и уже не головкой члена, а губами и языком танцевать вокруг упругого бугорка матки, хотелось разжать плотно сжатое кольцо её входа...

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!