Восемь часов перелёта и вот самолёт, помахивая крыльями, гремит по бетонке, оповещая пассажиров о благополучной посадке.

Морозный ветер обжог лицо и наполнил лёгкие, освобождая их от спёртого воздуха салона самолёта. До помпезного здания аэропорта с колонами добирались пешком, благо, что лайнер подкатил к самому входу. Нас встретили. Стемнело. И это было странно, ведь стрелки моих часов перевалили лишь в начало третьего по полудню. Но всё просто, разница во времени 7 часов. Чита готовилась ко сну. Пока ехали до гостиницы магазины закрылись, и купить себе, что-нибудь поесть мы опоздали. Заглянув в буфет на этаже и, обозрев пустующий прилавок, двинулись к дверям ресторана. Так началась наша с Максимом командировка.

Зал ресторана гудел. Из дымного полумрака длинного зала доносился голос певицы. В узком проходе танцевали в ритме энергичной музыки. Найти свободное место мог только администратор. А где найти его? Приткнулись к барной стойке в надежде на осведомлённость бармена. Но только заказ двух коктейлей смог развязать ему язык. «На кухне» — кивнула голова в сторону распашных дверей, из которой то и дело выходили официанты с подносами, полными удушающе вкусно пахнущими закусками. Макс двинулся к дверям, но на полпути его остановила девушка и пригласила потанцевать. Макс — джентльмен и отказать женщине, а тем более такой симпатичной, он не мог. Я оглядел зал. За столиками сидела разношерстная публика. Одни в вечерних платьях и костюмах, другие в повседневной офисной одежде, третьи в свитерах и унтах с небритыми лицами. Смешанных застолий было не много. Что меня удивило, так это то, что женских компаний было значительно больше. Наверняка, именно это неравенство побудило девушку пригласить Макса. Надо отдать Максу должное, он всегда был, если не модно, то со вкусом одет. Его высокая спортивно сложенная фигура, грубоватые черты лица с яркими, почти синими, глазами, сводили с ума всех женщин нашей конторы, невзирая на их семейное, служебное положение и возраст.

Музыка кончилась, и толпа потянулась на перекур в фойе.

— Познакомьтесь! Это Александр.

— Зоя.

— Очень приятно.

— Нас пригласили за во-он тот столик. — Кивнул Макс в глубину зала, где за столиком сидели три девушки, приветливо машущие руками.

— Меня сегодня день рождения, так что приглашаю.

— А удобно? Мы без подарка.

— Вот вы и будете моим подарком, а то сидим одни, потанцевать не с кем. Липнут какие-то мерзкие пьяные рожи. Пошли. — Просительно взглянула на меня Зоя и, взяв за локоть, потащила к подругам.

— Вот, знакомьтесь. Александр. Максим. — представила нас Зоя.

— А это, Люба, Вера, Оксана.

Молоденькие миловидные девушки лет двадцати пяти, в нарядных платьях, выглядели шикарно. Прям, ВИА «Виагра». Оксана — чернявая, Вера — каштановая, Люба — рыжая и Зоя — блондинка. Да, было за кем поухаживать. Их бы все раздеть и в «койку» — шевельнулись мысль и мой дружок в штанах.

Официанты сновали по залу, меняя посуду и закуски. Мы заказали шампанского, коньяк, салат и горячего, есть всё-таки очень хотелось. Пока ждали заказ, девушки налили нам водки раз, и мы выпили за виновницу торжества, два, и мы выпили за знакомство, три, и мы выпили за присутствующих дам. Стала весело. Заиграла музыка. Меня потянуло танцевать, люблю я это дело, и говорят, у меня неплохо получается. Но кого пригласить? Глаза разбегались. Макс, похоже, запал на Зою, он вообще не равнодушен к блондинкам. Мне нравятся все, но сегодня я больше поглядывал на рыжую Любу. У неё тип лица, который мне нравится больше других. Но она даже не смотрела в мою сторону, всё больше на Макса. Ладно, приглашу ту, что сидит поближе. А рядом сидела чернявая Оксана. И волосы у неё были не крашеные, свои и глаза очень тёмные. Ну, цыганка, да и толь. Вот и пойдём танцевать «цыганочку», думал я, но музыка не подошла. Медленный танец. О! Это даже лучше.

Оксана танцевала легко. Её стройное, упругое тело послушно отзывалось на мои телодвижения. Было приятно чувствовать это тело через лёгкую ткань, прикосновения плотной груди, да и вообще. Я прижал её покрепче, и её нога ответила мне, пробравшись своей коленкой между моих. Одного взгляда на её лицо было достаточно, чтобы понять — да, она согласна. Блестящие глаза, приоткрытые, как будто ждущие поцелуя, губы. Обнявшие меня за талию руки девушки прижали её тёплое тело ко мне так, что уже невозможно было скрыть возбуждённое состояние моего пениса. Почувствовав моё состояние, её живот прильнул к ширинке. Так, начало положено, теперь дело за малым, где это начало разложить?

Танец закончился. Не хотелось отрываться от этого тела, но Макс уже махал из-за стола, показывая на принесённый заказ. Пока шли к столу, Вера как завороженная, не отрываясь смотрела на мою оттопыренную ширинку. Нравится? Ну, так смотри. Я даже нарочито поправил член, после чего она глянула мне в глаза и отвернулась. Что ж, и здесь наклёвывается. Похоже, что командировка будет удачной.

Открыли шампанское, толи на счастье, толи на беду, облили Любу, так что пришлось Максу задирать её подол и рассыпать соль на пятно. Не знаю, что там, под юбкой делал Макс, но щёки Любы зарделись. Выпили за здоровье Зои. Шампанское быстро ударило по мозгам, и бурное веселье разлилось за нашим столом. Ни к чему не обязывающие разговоры, шутки, анекдоты, сальные и не очень, смех.

Заиграла нежная мелодия. Я пригласил на танец Веру, а Макс Любу. Валя сразу прижалась ко мне и положила голову на грудь. Танцевала она хуже, но разве в этом дело, если в твоих руках трепетное тело. Когда я танцевал с Оксаной, то мои пальцы чувствовали под тонкой кожей упругие мышцы спортивного тела. Вера была мягче, и тискать её было приятнее. Кроме того, Вера сама прижималась ко мне, тёрлась ляжками так, что мой член вздыбился и загнутой вниз головкой больно упёрся в трусы. Я прекрасно понимал, что Вера чувствует моё состояние, и тогда демонстративно сунув руку в карман, я привёл моего страдальца в удобное положение, при этом, даже не пытаясь отстраниться от прижатого ко мне живота. Мои манипуляции принесли мне облегчение, а Вера прижалась к новой выпуклости с ещё большим нажимом.

Оставшиеся сидеть за столом Оксана и Зоя, о чём-то переговаривались, поглядывая на нас, а когда я поправлял своё хозяйство, засмеялись. С женщинами я достаточно циничен, и поэтому, направляясь к столу после танца, не скрывал своей похоти. Заиграла быстрая музыка, и Оксана с Верой ринулись в круг танцующих. Я не люблю толчею под музыку, а там было очень тесно, и остался за столом, пересев поближе к Зое.

Протянутая мной рука к кувшину с соком, замерла, когда я почувствовал, что мне на ширинку легла ладонь.

— Ну, как тебе мои подружки, понравились?

— Да, очень симпатичные и все такие разные.

— И всё? — Её пальцы слегка сжали, поникший было член.

— Если ты хочешь знать, кого я хочу трахнуть? то скажу так — всех, и тебя тоже. — С этими словами моя рука скользнула ей под юбку, ощупывая полноватые ляжки.

— Ну, что ты. — прижала она мою руку. — прям таки всех? А силёнок хватит на четверых? — Озорно глянула она мне в глаза.

— Так я не сразу всех, а по очереди. И потом я не один. Максу, как я погляжу, ваша компашка тоже приглянулась. Если девчонки не против, то давайте продолжим вечер в более тёплой обстановке. Вопрос. Где?

— Ишь ты, какой шустрый. — она убрала мою руку из пол юбки — посмотрим на ваше поведение.

Зазвучал красивый блюз.

— Потанцуем? — протянул я руку Зое.

Танцующих пар было не так много и стало посвободней.

— Может быть, к нам в номер? — продолжил я свою мысль, ощупывая тело Зои.

— Нет, в номере тесно. Да и дежурная по этажу может помешать. Лучше ко мне. Дома никого нет. Мать в Москве на курсах. Отец на месяц на прииске. А квартира большая места для всех хватит.

— А девчонки как? Поедут?

— Ты что, взаправду всех хочешь?

— Ну а как по-другому? Смотри сама. Ясно, что Макс понравился всем, ведь так? Не красней, и так с самого начала понятно. Я приглянулся Вале, это точно, и кажется Оксане, не знаю, как тебе. А?

— Ну-у, вы оба симпатичные.

— Вот! А так мы оба в вашем распоряжении. И никто не в обиде и делить нечего. Согласна?

Пока она думала, я обхаживал её тело, насколько это прилично в общественном месте. Медленный танец окончился, и на танцпол опять вывалила толпа. Пора и подрыгаться.

Вечер шел к концу, и надо было решать, как его закончить. Разлили остатки спиртного по рюмкам.

— Ещё раз провозглашаю тост за здоровье, удачу и исполнение желаний Зои. Ура! — поднял рюмку Макс.

— А сейчас желание можно? — вскочила Зоя

— Сегодня для тебя всё, что угодно — выразила общее мнение Люба.

— Ага! Тогда я хочу, чтобы все поехали ко мне! Ну как, поехали?

Недолго посовещавшись, решили поехать. Заказали с собой пару «шампусиков», водочки и коньяк. Назначили место и время сбора, и пошли собираться.

— Макс, я намерен сегодня поучаствовать в групповой оргии, а ты? Может быть, хотел уединиться с кем-нибудь? — спросил я, уже в номере.

— Да нет, что ты! Я весь вечер не мог определиться. Групповуха это то, что надо.

...

Зоя жила рядом, и брать такси смысла не имело. Но пока прошли эти несчастных триста метров, замёрзли капитально. Мороз под тридцать и ветер в харю. У нас с Максом только морды, а вот девчонкам досталось. Они, глупые, сменили только туфли на сапоги, и не стали надевать трико, мол, и так добежим, близко ведь. Когда мы ввалились в квартиру коленки у всех были белыми, того и гляди обморозили. Макс скинул дублёнку и рванул в ванную, откуда сразу послышал шум воды. Я помогал девчонкам раздеться. Не гнущимися пальцами они пытались расстёгивать пуговицы, крючочки и прочие застёжки. Я нашел быстрый способ разоблачения. Расстёгивал две верхние пуговицы шуб и стягивал их к ногам. Валил на шубу её хозяйку задирам ей ноги и быстро стягивал сапоги. Этот способ девчонкам явно понравился. Лёжа на шубах с забранными ногами и юбками, они хохотали, подначивая, друг дружку. Подскочивший Макс, не давая им опомниться, стягивал с них колготки. На Зое поверх колгот были натянуты рейтузы. Сильными руками Макс поднял Зойку, держась за все резинки, что попали под руку, и буквально вытряхнул на шубу обнаженную задницу. Вот было хохоту. За Зойкиной задницей оголились и все остальные. Тем временем, я стаскивал платья и всё, что было подними. Зоя стоя передо мной сама подняла руки и я, задрав подол, стянул платье через голову, оставив её в короткой маечке, на голое тело. Белёсый треугольник курчавых волос прикрывал пухлый лобок с широкой щелью, увенчанной массивным капюшоном клитора. Я, полюбовавшись открывшимся видом, развернул Зою, шлёпнул её по пухлым ягодицам.

— Неси полотенца. — скомандовал я, и Зоя, сообразив, что будет дальше убежала в глубину квартиры, изящно ступая на цыпочки и виляя задом.

Когда я отвёл взгляд от прыгающих Зойкиных ягодиц, то увидел, что передо мной в ожидании стоит, криво усмехаясь, Люба. — Что? Хороша?

— Да, есть за что подержаться. Повернись.

Я расстегнул молнию, доходящую до поясницы, снова повернул её к себе и стал стаскивать платье вниз. Показались веснушчатые плечи, с полосками белых лямок, кружевного, полупрозрачного бюстгальтера. Затем высоко поднятые увесистые груди, выбивающиеся через края маловатого для них лифа. Платье оставалось висеть, цепляясь за локти вывернутыми рукавами, и прикрывало низ точёной фигурки. Не трогая рукавов, я привлёк к себе полуголое тело и, заведя руку за спину, одним движением, собрав застёжку в кулак, расстегнул все три крючка. Люба взглянула на меня, удивлённая моими навыками, высвободила одну руку из платья, нагнула к себе мою голову и поцеловала в губы. Я не сопротивлялся, но, когда освободил от платья её вторую руку, прервал поцелуй и сбросил ткань к ногам. Она стояла передо мной совсем голая, румяная с мороза, с взлохмаченной причёской рыжих волос, и таким же лохматым и рыжим лобком. Я не смог удержаться и провёл ладонью от шеи по упругой груди и втянутому животу к преддверью желанного ущелья. Но быстро придя в себя, развернул её и, шлёпнув по ягодицам, подтолкнул в квартиру.

Настала очередь Веры, которая, не дожидаясь моей помощи, уже расстегнула платье и начала его снимать, стаскивая через голову. Шелковая комбинация задралась и открыла низ живота. Я придержал её поднятые руки, и она замерла в смешной позе с юбкой платья на голове. Ладонью я накрыл её лобок с аккуратно выбритым прямоугольником тёмных густых волос. Короткие жесткие волосу приятно щекотали ладонь. Она согнулась, пытаясь улизнуть от моего прикосновения, но ткнулась задом в холодные ягодицы Оксаны, с которой Макс уже стащил всё кроме лифчика, и теперь искал застёжку, обхватив голое тело обеими руками. Я не стал больше дразнить Веру. Взяв поднятую и вывернутую не изнанку юбку платья за резинку, я стал тянуть его вверх вместе с собранной в гармошку комбинацией. Вера двигала бёдрами из стороны, в сторону помогая мне. Открылся животик, а шелк скользил всё выше, подкрадываясь к груди. Платье Веры своим фасоном позволяло обойтись без лифа и вот чашки начали ползти вверх, увлекая за собой полноватые груди. Ещё момент и они вырвались из плена упруго колыхаясь. Крупные соски торчали в разные стороны. Быстрым движением я сорвал платье, и пока глаза Веры привыкали к свету, прильнул к её губам. Руки взвешивали на ладонях увесистые послушные полукружия.

Макс, наконец, нашел застёжку лифчика Оксаны, оказавшейся, впереди, под грудью. Оксана, уже совсем голая, смеясь, вырвалась из его объятий и, схватив Веру за руку, убежала с ней в коридор.

— Никак не ожидал такого начала. Но, как говориться — всё к лучшему.

Макс сбросил, сапоги и стягивал с себя свитер, когда из коридора на нас набросились голые фурии и в момент повалив, нас, на так и не убранные шубы, начали стягивать с нас одежду. На меня налетели Зоя с Верой. Повалив меня на спину, они никак не могли определиться с чего начать и мешали друг другу, хватаясь заодно и тоже. Наконец, молча, пришли к согласию, Вера занялась моим верхом, а Зоя низом.

Вера уселась на коленях у меня в голове и для того чтобы снять с меня свитер потянулась, к моей талии. При этом ей пришлось встать на четвереньки. Прямо перед моим лицом нависли груди с маленькими розовыми сосочками, а чуть ниже аккуратненький пупок, ну и совсем рядом уже знакомый мне прямоугольник щёточки волос, упирающийся в плотно сжатую ложбинку вульвы. Когда Вера потянула со спины свитер, вместе с рубашкой и майкой, я приподнялся, чтобы, вроде бы, помочь ей, и с удовольствием тыкался лицом в груди, пока она стягивала одежду.

Тем временем, Зоя уже справилась с пряжкой и молнией ширинки, и теперь сидя на коленках между моих ног, стаскивала джинсы. Чтобы облегчить ей задачу мне пришлось приподнять зад. Вероятно, она вспомнила, как Макс вытряхивал её и колготок, и прихватив резинку моих трусов выдернула их вместе с джинсами из-под меня. Я лежал полуголый, с забранной под подбородок майкой и свитером, со спущенными до колен трусами и джинсами, а надо мной нависали две симпатичные голенькие, девчонки, с любопытством разглядывая выскочивший из плена одежды торчащий к моему пупку член.

С Максом, Люба и Оксана, справились быстрее. Он тоже возлежал на спине, но с его рук и ног стягивали рукава и брючины. Когда дёргали за одежду, его вздымающийся член раскачивался из стороны в сторону. В итоге он стался в комичной позе лёжа на спине с поднятыми вверх пятью конечностями и в одних носках. Вскоре та же участь постигла и меня.

Не сговариваясь, мы сдёрнули носки, быстро вскочили, и раскинув руки, бросились с членами наперевес к девчонкам. От неожиданности они, смешно прижав руки к грудям, больше не к чему, завизжали, закричали, и кинулись в ванную комнату.

Ванная комната, и это действительно комната, а не «хрущёвский» совмещенный санузел, была заполнена влажным паром, от включённого Максом душа. Яркие светильники, окруженные радужным гало, озаряли живописнейшую картину воистину достойную кисти великих. Три девушки стояли в позе кающейся Магдалены, прижимая полусогнутую ногу к бедру, прикрывая правой рукой лоно, а левой соски грудей. Лишь блестящие похотью глаза, игриво бросающие вызов, из-под опущенных ресниц, не имели ничего общего с раскаянием. Четвёртая девушка стояла подбоченясь, в коротенькой, так и не сброшенной, маечке. С вызовом отведя ногу, открывая взору треугольник белёсых волос, и гордо вздёрнула носик.

Вероятно, в этот момент мы с Максом выглядели, как герои «Кин-дза-дза» в позе «кю», с открытыми от изумления ртами, с разведёнными в стороны руками, на полусогнутых ногах и с торчащими членами. Немая сцена кончилась, и мы рванулись к вожделенным телам. Кто-то бросился убегать, кто-то сжался в комок, а Зоя влезла в джакузи и окунулась с головой. Но всем досталось понемногу. Поймав кого-нибудь мы от души лапали девчонок. Визг, писк, беготня вскоре надоели. Пора было переходить к более решительным действиям, и я нырнул в джакузи, к ещё не тронутой нами Зое.

До сих пор она так и оставалась вне зоны нашей охоты. Она стояла на коленях, и вода едва касалась её лона и мокрой чёлки лобка. Мокрая майка прилипла к телу и проявила контуры девичьей груди с торчащими сосками. Она, смеясь, поливала всех, размахивая душевой лейкой.

— Вот и ты попалась! — Сказал я, прижимая её мокрое тело к себе, и целуя в губы.

Её руки бросили лейку и легли мне на плечи, а приоткрывшиеся губы ответили на поцелуй, пропустив мой язык к своему. Мои руки сжимали мокрую попку, торчащий член упёрся ей в живот. Её рука нырнула между нами и направила мой зеб себе между ног. Меня уже трясло от вожделения и я, приподняв её зад, рукой пытался направить член во влагалище.

— Нет, не сюда, это для мужа. — Она вырвалась из моих ослабших объятий и, опрокинув меня на спину, села сверху.

— Ты замужем?

— Нет, но выйти замуж я хочу девственницей.

— А-а. — Только и смог сказать я.

Сидя на мне, она тёрлась вульвой вдоль всего ствола члена, возбуждая и меня и себя. Стянув с неё прилипшую майку, я с удовольствием припал ртом к её соскам. Уперевшись ногами в стенку приподнялся из воды, и снова приподняв её, я хотел направить член, туда, куда она предложила.

— Подожди, я сама.

И вот мой член в объятиях женской руки направлен головкой в анус. Покачивая бедрами, Зоя постепенно опускалась всё ниже, а член, обхваченный пылающей мягкой, но упругой плотью, погружался всё глубже. Крайняя плоть сдвинулась, натянув уздечку до предела и вдруг член, почти свободно, проскочил внутрь. Зоя начала покачиваться вверх-вниз и вилять задом. Венчик залупы охватила сладостная боль, заставившая меня приподнять ей на встречу таз, чтобы ещё глубже погрузиться в блаженную плоть. Одной рукой я щупал, мял, тискал колышущиеся передо мной груди, а другой проник в вульву, к её набухшим срамным губкам. Даже вода не смогла скрыть сырость её влагалища, сочившегося соками желания. Клитор, размером с фалангу детского мизинца, возбуждённо торчал из-под капюшона. Хотелось глянуть на него поближе, пососать, но это можно будет сделать и позже. А пока мои прикосновения к нему вызывали у Зойка бурную реакцию, которую я ощущал по плотному сжатию кольца ануса, что приводило меня в состояние экстаза. Волна оргазма уже подбиралась ко мне, но я не хотел так быстро сдаваться, тем более что впереди меня ожидали ещё как минимум три желанных дырочки. Чтобы отвлечься я перевёл взгляд в поисках Макса.

А Макса разложили на каменном лежаке, как в турецком хамам. Рыжая Люба стояла на коленях и ёрзала вагиной по лицу Макса, Вера, как наездница, но лицом к ногам Макса, скакала на его вздыбленном члене, а чёрная Оксана, сидя на корточках между ног Макса, натирала Вере клитор и заодно, быстрыми поперечными движениями, себе. По возгласам девушек, по выражению их лиц, было понятно, что вся милая компания приближалась к кульминации.

Моим первым порывом, после взгляда на эту группу тел, было желание привлечь одиноко мастурбирующую Оксану к себе, но видимо в атмосфере витало столько похоти, что буквально всех одновременно накрыла волна оргазма. Первой сдалась Вера. Протяжно заскулив, она привстала так, чтобы головка члена Макса замерла на входе во влагалище, потом резко опустилась, загнав в себя член на всю длину. На третьем повторе этой комбинации движений, она и, сидящая рядом Оксана, хором заорали. Вера облила мошонку Макса мутной жидкостью и обессилено легла на его ляжки, уютно устроив между них свои груди. Оксана повалилась на спину, судорожно подёргивая бёдрами, с зажатой между ног ладонью и вскоре тоже умиротворённо замерла. Люба, тихонько заойкав, несколько раз дёрнула тазом и, выпустив голову Макса из плена своих ляжек, села на лежак. Макс почувствовав свободу, сначала сел, с насаженной на член Верой, а потом, не вынимая члена, поставил её на лежак «раком». Его звериный оскал, яростные удары низом живота по вздрагивающей заднице, передали его возбуждение и мне. Я последовал примеру Макса и, поставив Зою на четвереньки, стал интенсивно накачивать её анус. На сей раз, долго ждать не пришлось. Бурный оргазм потряс моё тело. Струи спермы одна за другой ударили в утробу. Я не ожидал такого, но Зоя, вероятно почувствовав разливающееся внутри неё тепло, тоже кончила. Её плоть судорожно сжимала мой член, как будто хотела выжать из меня все соки. Ка-а-а-йф. Когда я пришел в себя, то увидел, что Макс уже сидит на лежаке с елдой, повисшей между ног. Всё.

— За такое продолжение вечера нужно выпить. — пришел в себя Макс. — Зоя тащи посуду.

Я прошел в прихожую и среди живописно разбросанных шуб, платье, трусов и лифчиков нашел, принесённый из ресторана, пакет с выпивкой.

Для продолжения вечеринки перешли в большущую гостиную, с устеленным коврами и медвежьей шкурой полом. Видимо отец Зои был не последним человеком на прииске.

Девчонки для приличия обмотались большими махровыми полотенцами, ширины которых, однако не хватало, чтобы полностью прикрыть низ живота. А там было на что посмотреть.

Теперь без спешки можно всё рассмотреть, тем более, что девушки не только не скрывали, а скорее наоборот выпячивали свои красоты.

У Веры интимная причёска сделала в виде узенького прямоугольника. Тёмные, почти такие же, как на голове, каштановые густые коротко стриженные волосики, смотрелись как вопросительный знак, точкой которого служило округлое углубление между пухлых губ в начале половой щели.

Зойкин лобок прикрывал белёсый комок волос, выбритый по кругу, и больше похожий на заячий хвост, как в журналах «Plаy bоy», но не сзади, а спереди. Забавно.

Рыжая мохматка Любы выбрита под «черви». И цвет, и форма, и содержание соответствовали сути самой хозяйки этого роскошества.

Вид лобка у Оксаны подчёркивал её имидж «роковой женщины». Чёткие контуры пиковой масти в виде чёрного сердца остриём указывающего на пупок. А ножку «масти» составляла сама половая щель. Кожа лобка по мере приближения к ложбинке темнела, а по краям становилась тёмно-коричневой. Выглядывающий из щели волнистый гребешок был черным, нет, скорее тёмно-фиолетовым. Такое я видел впервые и не мог оторвать взгляда. Заметив мой оторопелый взгляд, Оксана развела ноги. Губы приоткрылись, и на тёмно-фиолетовом фоне нарисовался красный глазок клитора, смотревшего, как исподлобья, из-под чёрного капюшона. Завораживающее зрелище.

Но это было потом, а сейчас мы расселись на мягких диванах вокруг низенького столика. Хлопнула бутылка шампанского, зазвенели хрустальные фужеры. Смеясь, стали пересказывать события в прихожей, кто как их видел. Действительно, было много смешных мелочей, ускользнувших от моего взгляда. Шампанское, восстановив наше весёлое настроение, быстро закончилось, и мы перешли на коньячок. Развалившись на диване между Оксаной и Верой, я с удовольствием поглаживал тела девчонок, касаясь то грудей, то ляжек, то лобков, то попок. Мой балбес, раскачивая головкой, стал приходить в себя и, наконец, встал. Эти шевеления не остались не замеченными, и вот уже пара женских рук теребила его по головке, стягивая кожицу и оголяя шейку, тормошила мошонку, перекатывая яички. Зоя наклонилась к воспрянувшему зебу Макса и стала облизывать его головку. К ней присоединилась и Люба. Я наблюдал за их играми так как из-за растрёпанных причёсок Оксаны и Веры я почти ничего не видел, что они делают с моим хозяйством. Я мог только ощущать. О! Что я ощущал! Два ротика, соревнуясь между собой в искусстве минета, обсасывали и облизывали меня, а я балдел, оглаживая их и наблюдая, как тоже самое происходит, напротив.

Желание погрузить свой жезл в чью-нибудь дырку, заставило меня поднять Оксану, развернуть её к себе задом и посадить на член. Проникновение было сладостным и усиливалось тем, что мой член заботливо направлялся рукой Веры. Сначала она поводила головкой между чернявых гребешков, смачивая головку соками вагины. Потом раздвинув губки пальцами, я чувствовал, как лепестки были заботливо расправлены по бокам головки, она сунула кончик во влагалище. Оксана подалась на встречу, пытаясь сесть на член глубже, но Вера, издеваясь над подругой, выдернула его и погрузила себе в рот. И снова та же игра с терпением Оксаны. Наконец Оксана поймала момент и рухнула на член, насадив себя по самые яйца. Довольная эффектом она замерла, привыкая к ощущениям. Вера, воспользовавшись заминкой, прижалась к её клитору губами. В блаженстве Оксана откинулась мне на грудь, и прерывисто задышала. В распоряжении моих рук оказалась вся передняя часть Оксаны от шеи до лобка и голова Веры в придачу. Я ласкал упругое спортивное тело, ощупывая каждый доступный уголок, покусывал нежную шею и маленькой ушко. Необычайно приятным оказалось ощущение, когда я развёл пальцами обеих рук половые губы Оксаны и, играя ими, чувствовал на пальцах прикосновение губ и языка Веры. Каждое удачное попадание в эрогенную точку, отдавалось спазмом влагалища, и мой дружок весело подскакивал, ударяясь головкой о его стенки. Но вот возбуждение Оксаны заставило её зашевелить тазом, и она начала вертеться на члене, доставляя мне огромное удовольствие. С одной стороны, кольцо мышц влагалища плотно обхватили основание члена, а с другой — его головка гуляла по кругу по стенкам влагалища, изучая все их неровности. Я повалился спиной на диван и привлёк к себе, оставшуюся не удел Веру. Она стояла передо мной, и моя рука просунулась между её ляжек. Два пальца раздвинули влажные губки и двинулись вглубь, а большой прижался к клитору. Ноги Веры сами собой раздвинулись, давая мне полную свободу действий. Просунув руку между ног дальше, я ухватил её за ягодицы и привлёк ещё ближе. Она не стала противиться и сама села надо мной, подставив вагину моим губам. Мне очень нравиться доставлять женщинам радость таким способом, нравится чувствовать реакцию их тела на нежные прикосновения к лепесткам губ. Чувствовать лёгкую дрожь, когда играешь с клитором, то посасывая, то покусывая, то теребя его языком. И Вера отдалась моим ласкам, сосредоточив на них всю себя. Я очень хотел довести её до оргазма. Жаль язык у меня коротенький, и не мог далеко влезть во влагалище, но я помогал себе пальцами. Погружая большой палец во влагалище, указательным играл с дырочкой ануса. И наши совместные усилия принесли свои плоды. Вера, как и в пришлый раз с Максом, кончила, прыснув мне прямо в рот пресноватым соком. Оксана кончила следом, зажав мой член вагиной. Мне тоже хотелось кончить, но мои партнёрши, насладившись мной, завяли, расслаблено развалившись на диване.

Я сел рядом и поглаживая торчащий зеб ладонью. А напротив нас, Макс охаживал, уже знакомый мне зад Зои. Люба стояла на четвереньках оперевшись на раскачивающиеся под напором Макса подушки и её приподнятый зад соблазнительно раскачивался. Я подошел к ней и приложил руку к промежности. Не сказав и слова, она выставила зад, прогнув спину. Я прижался к предложенному для соития месту и с наслаждением вошел во влажную глубину на всю глубину. Вагина Любы оказалась узкой, но мелкой. Я радовался, раздвигая узкую плоть, и почти сразу упёрся в шейку матки и это меня огорчило. Но обуявшая меня похоть, не давала опомниться, и я продолжал накачивать узкую щель, погружаясь с каждым разом всё глубже. Люба заахала, толи от боли, толи от удовольствия, но я не хотел этого узнавать, я хотел только одного, кончить, достичь оргазма и выплеснуть сперму в это тесное влагалище. Я ускорил темп фрикций до предела. Удары моих бёдер содрогали не только ягодицы Люды, но и всё её тело. Плотная грудь болталась взад-вперёд, а живот вверх-вниз.

— АААААА! — и вот волна экстаза захлестнула меня, и я выплеснул семя, содрогаясь всем телом.

— АОЕЁЙ! — вторила мне Люба, а её вагина ещё плотнее, чуть ли не до боли, обхватила мой член у самого корня. Я опустился на колени, прижал её спину к себе и захватил ладонями груди, а она опустила зад, так и, оставшись сидеть на ещё не опавшем члене.

Макс зарычал и опорожнил семенники в Зойкину задницу. В гостиной повисла тишина, нарушаемая только прерывистым дыханием запыхавшихся участников оргии. Люба, к моему сожалению, наконец, выпростала мой член из своей вагины.

Все расселись по диванам, но на сей раз рядом со мной казались Люба и Оксана. За неспешными, ни к чему не обязывающими, разговорами допили коньяк, и перешли на водку. В свободное от поднятия рюмки время, мои руки по-прежнему не оставляли в покое тела моих соседок, которые, впрочем, тоже не обделяли своим вниманием моего поникшего друга.

Оксана, вульва которой уже опять истекала желанием, под напором ласк моих пальцев, начала сползать на пол. Я последовал за ней и, развалив её ляжки в стороны, улёгся на неё вальтом. Мой, ещё не пришедший в себя, пенис оказался перед её лицом, а передо мной красовалась пиковая дама. Красный глазок клитора выглядывал из тёмно-фиолетовой набухшей бахромы. Раздвинув пальцами гребешки, я увидел, что фиолетовыми были только края, а глубже, фиолет плавно переходил в нежно розовый цвет, уходящий в темноту влагалища. Всё это скорее напоминало красивый экзотический цветок, чем тривиальный женский половой орган. еtаlеs Я провёл подушечками пальцев по нежной внутренней поверхности лепестков, потрогал кончик клитора, за что сразу получил удар ляжками по ушам, отвёл назад, прикрывающий клитор капюшон, оголив его и, наконец, прикоснулся к этому цветку губами.

Вобрав в рот весь бутон, я тут же почувствовал, что и мой пенис погрузился в чей-то рот. Недолго поиграв в этой позе, меня, всё-таки тяжелого, опрокинули на спину. На миг я увидел, что моим членом, оказывается, завладела Люба. У нас получилась весёлая композиция. Сидевшая на моём лице Оксана вылизывала языком клитор Любы, стоявшей к ней задом и сосущей моя член. Все были заняты делом, и не могу сказать, что утомительным. Через пару минут девчонки, к моему удивлению, поменялись местами и предоставили мне возможность с одной стороны сравнить их в искусстве минета, а с другой — «вкусовые» качества вагин. Впрочем, я не стал забивать себе голову такими мелочами, мне просто было очень хорошо. Куда уж лучше, когда тебе искусно сосут член, ты упиваешься мякотью вульвы и перекатываешь в ладонях, то нежные перси, то упругие попы.

Видимо к нашей игре решили присоединиться и Зоя с Верой, потому, что я сначала почувствовал, что мой член заглотили как-то иначе, чем до этого, а потом надо мной зависла промежность Зои. Вот тут-то и началась вакханалия. Мы с Максом лежали валетом, как марионетки, а девчонки, меняясь местами, насаживали себя на наши члены, как им вздумается, и ёрзали по нашим лицам вагинами. Они устроили хоровод — член-рот-член-рот. И хохоча всё ускоряли свой бег в присядку, едва успевая погрузить головку члена поглубже и мазнуть клитором по носу. Наконец они устали и уселись возле наших распластанных тел.

— Закусить то мы закусили, но пора бы и горло

смочить. — Подал голос Макс, подползая на четвереньках к столу.

— Нет! — держала его за член Зоя. — Как именинница я хочу, чтобы вы оба хорошенько поцеловали нас, для разнообразия, в губы, а не в пизду. Саша начинай.

— Нет! Не так! Давайте «на брудершафт»! — Предложила Вера.

— А не поздно? — Задала корректный вопрос Люба.

— Да какая разница? Макс, наливай. — Зоя с рюмкой подошла ко мне. Выпили на брудершафт, и она повисла у меня на шее подставив для поцелуя губы. Такая закуска меня устраивала, и я припал к ней в крепком поцелуе, и заодно ухватился за мягкие булки задницы. Макс целовал Веру, а Оксана с Любой стояли, нетерпеливо протягивая рюмки. Но скоро настала и их очередь. Пока мы все перецеловались на брудершафт, водка кончилась и эти последние четыре рюмки совсем опьянили девчонок.

— Хочу продолжения банкета! — закричала Зоя и скрылась в дверях.

— Хочу танцевать! — провозгласила Оксана и включила музыкальный центр.

— А я хочу ебаться! К чёрту танцы. А то двое танцуют, а остальные дрочат. Не хочу!

— Правильно! будем ебаться! — сказала Зоя, выставляя на стол литровую бутылку вискаря.

— Вот! Предки простят. Макс наливай. Ну, так вот. Почему это только меня еб... т в жопу? Всё! Крутим бутылочку. На кого покажет горлышко, тому и вставляют. И мальчикам тоже!

— НЕЕЕЕ! — хором запротестовали мы с Максом. — Мы же не гомики.

— А мы гомики, что ли? — напали на нас пьяные девицы.

— Я щас! — Зоя метнулась в другую дверь и через пару секунд вернулась, держа на вытянутой руке, как факел, фаллоимитатор. Меня аж передёрнуло. — Вот! И ни каких гомиков.

— Нет! Я пасс.

— И я тоже. — поддержал меня Макс.

— Вам, что? клизму никогда не ставили? — не унималась Зоя.

— Это совсем другое, а тут... Неее! Не хочу!

— Вы как маленькие. А если доктор прописал?

— Ладно, не умрёшь. — сдался Макс — пусть повеселятся. Но учтите, мы вам задницы на клочки разнесём. Правда? — глянул он на меня.

— Ладно. Но сначала давайте накатим ещё по чуть-чуть, для храбрости.

Выпили вискаря. Дрянь. Самогон, да и только, но по башке дал.

Пока шла эта перепалка и подготовка, наши орудия сникли. Нужен был новый запал. Мы посадили девчонок на корточках вокруг нас и переходя от одной к другой давали им пососать наши пенисы. Результат не заставил себя долго ждать. Через пару кругов на наши торчки можно было вешать тазики. Зоя со знанием взялась за дело. Обильно смазала всем девицам задние проходы, прошлась вазелином по нашим членам и крутанула бутылку.

— Первым драть ваши задницы буду я — мастурбируя член, вышел вперёд, ожидая жертву свою, Макс.

— Люба! Ну-с! Начнём. — Зоя поставила согнувшуюся в поясе девушку к дивану — Давай, Макс. Суй потихоньку.

Она растянула Любе ягодицы и узкую дырку анала. Все смотрели как толстая головка члена упёрлась в анус и начала погружаться.

— Ой! Больно! Всё! Не надо! Хватит! — орала Люба, виляя задом в цепких руках Макса, но этим только помогала проникновению. Макс надавил посильнее и провалился на всю длину члена. Люба, молча, плакала, привыкая к заполнившей её зад массе. Макс начал лёгкие фрикции, а Люба повела задом, как будто хотела устроиться на этой жерди поудобнее. Слёзы высохли и глаза заблестели.

— Это только сначала больно, а потом очень даже приятно. — Улыбнулась Люба, подмахивая задом.

— Так. Вы можете продолжать, а мы выберем следующую жертву.

Горлышко бутылки указало на колышущийся зад Макса.

— Максим, ты уж извини, но придётся тебе нагнуться. — С этими словами Зоя вымазала вазелином волосатый зад Макса и сунула силиконовый конец ему в жопу.

— Ох! Не х-я себе! — Макс выгнулся назад, но член из задницы Любы не вынул. Постояв немного, он продолжил движения тазом при этом, то засаживал свой член Любе, то сам насаживался на имитатор, которым с энтузиазмом орудовала Зоя. И, судя по его довольной роже, был готов скоро кончить.

— Оксаночка, давай я тебя без дурацкой бутылочки натяну, а то смотреть на это безобразие надоело. Вера ты мне поможешь?

— А почему Оксану, а не меня? Или тебе моя попка не нравится? — шутливо завелась поддатая Вера. — Оксана, ты не против?

Оксана, пожав плечами, пошла, виляя задом, к столу и налила всем в рюмки.

— Хорошо. Мне не к спеху. Вставай «рачком-с», я помогу.

Вера влезла коленями на диван и выставила свои аппетитные булки. Оксана со знанием дела намазала мне член вазелином и очень приятно подрочила, чтобы привести его в боевое состояние. Раздвинув Вере ягодицы, она смазала не только вокруг ануса, но и внутри, засунув туда смазанный палец. Когда дошла моя очередь приложиться к Вериной жопе, я почти не почувствовал, ожидаемого сопротивления. Головка ушла в глубину сразу, её венец мягко тёрся о стенки кишки, вызывая сладостные ощущения.

— Сильней! Сильней. — шептала Вера, подавая мне зад на встречу. — Тебе хорошо? Оксана, подожди, я сейчас. Ещё! Ещё! У-У-У-У — в такт моим ударам мычала Вера. — Оксана, подрочи мне...

Оксана села на диван просунула руку между ног Веры и начала массировать ей клитор. Пальцами другой руки она развела свои чернявые губы и отдалась мастурбации. Её рука то и дело нежно касалась моей мошонки. Бёдрами я ощущал бархатистую кожу ягодиц, руками гладил раскачивающиеся полушария грудей. Мне захотелось похулиганить и я, вытащив член из задницы тут же сунул его во влагалище, а потом снова в анал. Такая перемена понравилась не только мне. Вера всё ближе приближалась к апогею и её обе дырки сжимались всё сильней. Её оргазм застал мой член в заднице и от её спазма я тоже чуть не кончил, но вовремя вынул. Теперь я хотел трахнуть в жопу Оксану.

— Повернись. — попросил я её, держа в руке член.

— Иди сюда. — Оксана задрала и развела ноги так, что на виду оказались оба входа. — Ты куда хочешь?

— Везде. Дайка я сам смажу тебе попку. — С этими словами я сунул ей взад обильно смазанный указательный палец, а большим пальцем сначала прижал её возбуждённый клитор, а потом погрузил его в вагину. Сомкнутые внутри пальцы перебирали тонкую переборку и хлюпали в соках вагины.

— Иди же сюда! — и я вошел, вошел в зад, сразу и глубоко. Она вскрикнула, сморщила от боли носик, но терпеливо двигала задом, то налезая на неподвижный член, то сползая с него. Подошедшая сзади Вера, положила пальцы ей на клитор и быстро задвигала ими поперёк щели. Я, несмотря на свою неудобную позу, стоя на полусогнутых ногах и опираясь на руки, кайф от её телодвижений я получал упоительный. Натянув себя на фаллос до самого корня, она сжимала анус и начинала стягивать себя до шейки. Член при этом наливался и плотнее прижимался к стенкам. Достигнув шейки, она ненадолго расслабляла объятия и снова плотно обхватив ствол, двигалась к корню.

Я балдел, когда почувствовал прикосновения прохладных рук. Чья-то рука, просунувшись между ляжек трепала мою мошонку и подбиралась к корню. Другая рука пыталась раздвинуть сжатые ягодицы и дотянуться до ануса. А ещё, чьё-то голое тело приложилось ко мне сзади и щекотало спину сосками. Я лениво оглянулся. Затраханный Макс расслаблено лежал на спине, раскинувшись на диване, а Зоя с Любой присоединились к нам. Это Зоя играла с моими гениталиями и пыталась пробиться к заду, а Люба тёрлась о спину. Я поднял Оксану и, не снимая с хера, перенёс, положив её зад на мягкий подлокотник дивана. Теперь я мог стоять прямо и у меня освободились руки, которыми я тут же стал охаживать тела девчонок, сразу четырёх, голеньких, нежных девчонок. Такое мне и не снилось. Теперь я сам накачивал задницу Оксаны, Вера приложилась к её вагине, и её причёска щекотала мне живот. Люба зашла спереди и, встав на диван, прижалась ко мне и подставила для поцелуя пухленькие половые губки в червонном обрамлении. Зоя не унималась, пытаясь сунуть силиконовый имитатор мне в зад. А я балдел, методично и со вкусом синхронно двигая членом и языком. Я даже не обратил особого внимания, когда Зоя, всё-таки добралась до моей жопы и погрузила в него игрушечный фаллос. Кто знает, что такое запор, меня поймёт без слов, но к этому чувству распирающей пробки прибавилось ещё какое-то ощущение, где-то под яйцами, у самого основания пениса. Это ощущение, скорее приятное, чем болезненное, заставляло мой член ещё сильнее напрягаться, приближая к оргазму. Я вынул член из Оксаны, чтобы хоть немного передохнуть. Но не тут-то было. Увидев освободившийся член, Вера тут же отправила его себе в рот. Это переполнило чашу моего терпения, и я изверг ей в рот первую струю спермы. Перехватив член рукой, я сунул его в лоно Оксаны и произвёл второй залп, досылая пистон в самую глубину. И снова перехватив залупу, я сунул её Оксане в зад, а толчок имитатора выбил из меня последние, но такие истомные капли, что я тут же опустился на колени. Лицо уткнулось в лоно Оксаны, так и оставшуюся лежать с разведёнными ляжками и прижатыми к груди коленками. Моих сил только и хватило на то, чтобы пару раз благодарно лизнут ей клитор.

Макс, приходя в себя, поднял голову.

— Ну? Кого мы ещё не трахнули?

— Давайте отдохнём, а то у меня уже всё горит. Лично я в душ.

— И то верно. Пошли подмоемся.

Девчонки гуськом направились в ванную комнату. Оставшись наедине мы налили себе и молча выпили.

— У меня яйца уже звенят. — констатировал Макс.

— У меня тоже. Боюсь, что ещё на один заход меня не хватит. А сколько время, не пора ли линять, ведь завтра нам рано вставать.

— Вон. — кивнул Макс на часы за моей спиной — Пятый час.

— Да-а! Поужинали. Давай закругляться.

...

Когда розовенькие, голенькие и пьяненькие девчонки вошли из ванной, мы с Максом стояли уже одетыми, осталось накинуть верхнюю одежду и обуться. На их лицах было такое изумление, что они смогли только открыть рты.

— Как? Вы куда? Вы уже уходите? — говорили их глаза.

— Милые вы наши, нам пора. Завтра, вернее уже сегодня, за нами рано пришлют к гостинице машину. А нам надо хоть часок вздремнуть и привести себя в порядок.

— Давайте на посошок! — предложил я, чтоб хоть как-то, разрядить обстановку.

— К столу. — позвал Макс, разливая виски.

— Я хочу сказать, что вечер был не забываемым. Вы такие все вкусные. Совсем не хочется уходить.

— Ну, так оставайтесь.

— Нет. Если хотите, то давайте созвонимся...

Мы нехотя вышли в морозную ночь, взяв телефоны девчонок, но прекрасно сознавая, что, вероятнее всего, эта встреча первая и последняя. Нас ждала напряженная работа по сдаче объекта.

Так кончился день первый.

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!