Первым появился Кверк. К нему сразу же кинулись близнецы и с огромной радостью закружили вокруг него, левитируя. Вышла Лия.
— Добро пожаловать, уважаемый посол Кверк, — она сделала почтительный реверанс.
— Генерал Лия, вы, как всегда прекрасны.
— Ану, перестаньте! — крикнула она на ребят, но Кверк просто сделал останавливающий жест и началась бешенная круговерть Кверка с детьми. Лия лишь стояла и растерянно смотрела, как огромный и на вид неповоротливый Кверк, носится, бесится с детьми, как ребёнок.

Я только хотел выйти к ним во двор, как рядом со мной возникли три прекрасных девушки, настоящие нимфы, в длинных лёгких полупрозрачных платьях (специально шили для проводов), под которыми просвечивались яркие небольшие трусики и разноцветные лифчики. Последние не сжимали грудь, а лишь служили предметом одежды. Да и как сжимать такие довольно большие груди, но очень уж упругие (даже на вид). Казалось, что никакая материя не может удержать такое великолепие. Не смотря, на то, что я уже был избалован огромным количеством великолепной женской красоты, не удержался и нервно сглотнул. Недаром говорят, что как мужика не корми, а он всё равно на грудь смотрит.

— Девушки, вы прекрасны, как Богини. Я восхищён, — больше я ничего не успел сказать. Рядом с нами возникла президент Фаина. Девчонки сразу в почтении опустились на одно колено.
— Наше почтение, госпожа президент, — в унисон произнесли три нежных голоска.
— Добро пожаловать, президент Фаина. Сейчас выставлю защитное поле, — я мысленно выдал челноку (который висел над домом в режиме невидимки) команду на установку защитного поля.
— Готово, защита активирована. Это не моя слабенькая защита, а защита творцов, которая легко выдержит залп нашего земного флагмана. Поэтому можно расслабиться и находиться на территории даже без коконов. На ваше усмотрение, — сам демонстративно вышел из кокона и отключил его.

— Алекс, мне даже боязно становится. Вы с каждым днём становитесь всё могущественнее.
— Госпожа президент, вам ли бояться вашего подданного? Я вам буду служить верой и правдой до конца дней своих.
— Алекс, верю, верю. Веди, хозяин, — она демонстративно вышла из кокона и телепортировалась во двор. Девчонки следом.
— Внимание всем! Госпожа президент! — послышался голос Лии. В мгновение ока карусель Кверка и детворы пропала и все почтительно встречали президента на одном колене.
— Ну вот. Посол Алекс обещал непринуждённую обстановку. А всё, как всегда. Кстати мне аж завидно стало, когда увидела, как играются дети. Посол Кверк, мне очень приятно, что вы нашли общий язык с нашими детьми. Самой тоже захотелось поиграться.
— Госпожа президент, как у нас говорят: ещё не вечер. Прошу всех к столу.

Фаина лишь увидела бутылки с вином, с шампанским, сразу же с возмущением посмотрела на меня.
— Алекс, я вас уважаю, но спиртное у нас запрещено.
— Хорошо. Пусть будет по-вашему. Запретного мы ничего делать не будем. Нюся!!! — бытовой робот сразу же показалась с подносами, на которых был наложен разнообразный виноград.
— Виноград!!! — закричали близнецы.
— Природная глюкоза и фруктоза, более двадцати процентов, — пробормотал Кверк.
— Прошу всех попробовать этих вкусных ягод и сказать мне, есть ли что-то запретное в них. Только осторожно. Для тех, кто не в курсе. В ягодах есть небольшие косточки. Если их проглотить ничего не случится, но и пользы из них никакой. Так что на ваш вкус, — близнецы мгновенно занялись поглощением винограда и не думая выбрасывать косточки. Остальные (кроме Лии) посмотрели на детей и сначала с осторожностью, а потом с наслаждением ели виноград.

— Госпожа Фаина, есть ягоды запрещено?
— Алекс, вы издеваетесь? Конечно не запрещено. Да и ещё такая вкусняшка!
— Детки, а возьмите пожалуйста воон ту бутылку (я показал на шампанское) и прочтите, что там на этикетке написано.
— Папа, но мы не знаем этого языка, — виновато возразил один.
— Пап, сейчас сделаем, — они оба были в коконах и быстро сообразили, как можно обхитрить. Просканировали этикетку. Вывели её на голограмму. И дали задание кокону осуществить перевод. Вскоре все прочли, что шампанское изготовлено из винограда. Я почувствовал всеобщее удивление. Даже Кверк был поражён.

— Надеюсь все увидели, что данный напиток изготовлен из вкусных ягод, которые вы только что попробовали. Так будет это нарушением или нет?
— Алекс, но там в составе имеется алкоголь.
— Дети, раз вы в коконах, пожалуйста покажите нам закон о запрете употребления алкоголя.
На голограмме высветилось: «... Запрещено применение внутрь химически созданных спиртов, за исключением медицинских целей... «.
— Все прочитали? «запрещено применение внутрь химически созданных спиртов». На этикетке написано, что шампанское изготовлено из винограда, а не химически. Поэтому употребление этих напитков не является нарушением законов.

— Алексей, вам бы адвокатом быть, а не послом, — Кверк ликовал.
— Алекс, я почему-то даже не сомневалась, что вы сумеете обмануть.
— Госпожа президент, обижаете. Я всего лишь доказал, что употребление этих напитков из моего времени, не является нарушением современных законов.
— Тогда почему у меня до сих пор бокал пустой? — Фаина игриво подмигнула, и сразу же напряжённая обстановка разрядилась. А когда выстрелила пробка шампанского, Кверк не удержался:
— Это же надо! Салют начинается.
Все с огромным интересом наблюдали, как пенится в бокалах шампанское. Учитывая, что практически никто не бывал на гулянках (не знаю лишь за Кверка), пришлось самому начинать первый тост.

— Дорогие гости, благодарю, что пришли провести меня в дальний и долгий путь. В моём времени провожают всегда друзья. Надеюсь и здесь собрались друзья. Я предлагаю выпить за дружбу. Перед тем, как выпить, все легонько чокаются своими бокалами (не чокаются лишь на похоронах и за покойников). А мы за дружбу. (Есть ещё на брудершафт, но об этом потом расскажу).

Дзинь, дзинь, дзинь. Все внимательно следили за моими действиями. А когда распробовали вкус шампанского, то сдержать мысли не смог никто. У каждого крутилась одна и та же устойчивая мысль: «Какой вкусный, божественный напиток». Даже ребята. Кстати вовремя вспомнил о детворе.
— Так, малышня. Шампанского попробовали и достаточно для вас. Лучше помогите Нюське принести фрукты.
Перед нами появились самые разнообразные фрукты: апельсины, мандарины, киви, манго, бананы, гранаты, персики. Странно, я привычен к этим фруктам, но у меня началось обильное слюноотделение. Почти сразу же удалось вычислить, что это Кверк. Он каким-то образом не просто чувствовал сладости, а сразу же определял примерное процентное содержание сахаров в фруктах. И вдобавок он был сладкоежкой таким, что Виннипух или Карлсон мог позавидовать. Мне пришлось показывать, как правильно употреблять каждый фрукт (предупредил, что шкурки апельсинов не едят, в персиках косточки такие, что и зубы можно поломать, с бананов надо обчищать кожуру, а гранат вообще наполовину из косточек). И всё это под звон бокалов с полусухими и полусладкими винами (портвейн и херес оставил на более поздний срок). Хотя в моём времени меня гурманы заплевали бы за такие комбинации еды и вин. А здесь всё шло на ура!

— Лия! Хозяюшка! Ты бы представила нам с Кверком этих троих очаровательных гостей. Только без этих ваших званий, а то будет похоже на совещание в твоём штабе, — все засмеялись (но фрукты продолжали наминать с удовольствием).
— Алекс, думаю, они могут сами представиться, — вмешалась президент.
— Виктория, — смущаясь представилась брюнеточка.
— Маргарита, — весело отозвалась блондиночка.
— Линда, — задорно обвела всех взглядом рыженькая.
— Очень приятно. Я предлагаю выпить за наших прекрасных дам. За наших девочек! — налил всем портвейна (даже дети налили в свои бокалы гранатового сока). Стоя позади девочек, и увидев, что Лия отвлеклась и очень внимательно слушает Фаину, накрыл этих троих антизвуковой завесой.

— Девочки, необязательно полностью выпивать спиртное. Можно только пригубить (в моём времени девушки часто так делают). Я не жадничаю. Можете пить в своё удовольствие. Но я хотел бы заняться с вами сексом. А я пьяных девушек не люблю.
— С кем именно? — в один голос спросили все трое.
— Со всеми тремя. Или кто-то из вас не желает? — они переглянулись между собой.
— Я с огромным удовольствием.
— Я тоже не откажусь.
— Я тоже, но что на это скажет госпожа Лия?
— Хорошо. Главное, чтобы вы были согласны. Но сейчас не думайте о сексе. Лучше спросите Лию о её приключениях в моём времени, — и снял антизвуковую завесу.

— Госпожа Лия, говорят, что вы, когда были в прошлом, смогли вычислить и убить фунга. Расскажите нам.
— Даже не знаю, стОит ли, — Лия засмущалась, — лучше пусть Лёша расскажет. Это же его время.
Я телепортнулся в дом, вернулся в коконе и запустил голограмму о том, как мы увидели по ТВ рекламу о батлах бачаты, как танцевали (показал не только нас с Лией, но и другие пары).

Было также показано, как у фунга разорвалось сердце. Это заняло довольно много времени. А пока все смотрели танцульки, я, выйдя из кокона, с близнецами поджёг дровишки в мангале (дети с огромным удовольствием следили за огнём, подготавливая тлеющие угли). Когда действие на голограмме дошло до нашего побега с батлов бачаты, остановил голограмму. Сразу же все одновременно заговорили.

— Не хотел бы я оказаться на месте фунга, — как-то задумчиво произнёс Кверк, — против такого оружия никакая защита не спасёт.
— А мы можем станцевать такой танец? — одновременно спросили все девчонки, при этом на Лию смотрели такими глазами, как ребёнок, выпрашивающий у родителей вкусную шоколадку.

— Да пожалуйста. Но только тогда вам придётся снять свои платья. И к сожалению, кавалеров у нас мало. Разве, что по очереди, — девчонки в мгновения ока остались лишь в трусиках и лифонах.
— Простите, уважаемые дамы, но я в танцах не участвую, — сразу же открестился Кверк.
— Посол, вам не нравятся наши девушки? — с подколкой спросила президент.
— Ну, что вы! Не в этом дело. У нашей цивилизации имеются большие ограничения на этот счёт. Не хотелось бы нарушать, даже находясь вдали.
— Достойно уважения. Лия, что вы скажете? — Фаина вопросительно посмотрела на Лию.
— Лёша, запусти мелодию, мы с тобой немного станцуем, чтобы все смогли запомнить. А потом тебе придётся по очереди станцевать со всеми.

— Как скажешь, родная, — я состроил кислую мину и включил мелодию. Но стоило нам с Лией начать танцевать, как перестало существовать всё вокруг. Кажется, что мы снова перенеслись в моё время. И мы снова батлуем. А возбуждающий танец заставил нас думать лишь друг о друге. Когда мы остановились, то поняли, что «немного» не получилось. А получилось очень даже много. Все с неописуемым восторгом смотрели на нас (кроме детей, которые были увлечены подготовлением мангала к одной из самых вкусных частей гулянки). Девчонки, включая и президента, смотрели с завистью и вожделением.

— Пока я буду с кем-то из вас танцевать, прошу остальных не скучать. Вино и еда в вашем распоряжении. Лия, солнышко, угощай гостей, — Лия начала наполнять бокалы, а мы с Фаиной начали танец. Она идеально копировала все движения, но под конец не выдержала и начала похотливо потираться своей промежностью об мою ногу.
— Алекс, ну и танец. Так недолго и кончить от одного лишь танца, — прошептала она мне на ухо.
— Что есть, то есть. Танец действительно очень возбуждающий. И если у вас завтра найдётся время, мы можем это всё легко погасить.
— Ну и хитрец! Буду с нетерпением ждать завтрашнего дня. Если ничего не помешает.

Следующая танцевала Маргарита. После первых же движений она поплыла. Я старался танцевать так, чтобы она всё время была спиной к остальным, ибо её трусики стали такими, хоть выжимай.
— Марго, после танца, тебе придётся сразу же смотаться в туалет, а вернёшься уже в сухих трусиках, — её мгновенно обуял стыд, — и не стоит стыдиться. Это всё естественно. Правильная реакция на мужчину. А если честно, то мне очень нравится, когда девушка течет, возбуждаясь от меня. Она с благодарностью подняла на меня свои голубые глазки:
— Спасибо, — лишь закончился танец, Маргарита сразу слиняла. Но на это никто, кроме Лии, не обратил внимания.
— Потекла? — мысленный вопрос.
— Само собой.
— Сочувствую ей. Я сама ходила менять трусишки после танца, а она, впервые потираясь о мужчину, наверно была на грани оргазма. Предчувствую, что сегодня под тобой побывает ещё три целочки.

— Лия! — я состроил возмущение.
— Лёша, я уже смирилась с такими ситуациями. Просто боюсь, что кто-то западёт тебе в душу сильнее, чем я, и ты меня бросишь.
— Солнышко, спасибо родная, что ты всё понимаешь. Но я клянусь тебе, сколько бы девок не перебывало подо мной, ты будешь для меня лучше всех. Самая любимая и желанная.
Перехватил благодарный взгляд Лии. Общение было телепатическое и никто не мог подслушать наш диалог.

Следующей танцевала со мной Линда. Это был рыжий бесёнок. Она с первого взгляда усвоила движения бачаты. Но потиралась об меня так откровенно и возбуждающе, что мне приходилось применять на себе внушение, чтобы погасить возникающий стояк. А у неё трусики тоже были, хоть выжимай (точно так же, как и у Марго).
— Линда, ты молодец, очень возбуждающе танцуешь. И течёшь, как Ниагарский водопад. Я балдею. Надеюсь и на моём члене будешь танцевать не хуже. Но только закончим танцевать, телепорт мгновенно в туалет (на просушку своих трусиков), — она на меня взглянула так, что я готов был мгновенно прямо в танце насадить её на свою мачту.

Когда начался танец с Викторией, я думал, что кончу во время танца. Танцевала она вроде бы не так откровенно, как Линда, даже казалось стеснительно. Но каждое её движение вызывало бешенный стояк. Я задолбался себя успокаивать. Только закончился танец, я, крепко прижав к себе Викторию, телепортнулся с ней в туалет, не забыв при этом про вуаль невнимательности, чтобы нас не вычислили. Поэтому абсолютно никто не обратил внимания на то, что мы с Викой исчезли. Оказавшись в туалете, она мгновенно избавилась от своих трусиков и застыла в неведении, что же делать дальше.
— Викусь, разворачивайся спиной ко мне и наклонись, — она развернулась и сильно наклонилась, уперевшись руками в стенку, а я шорты вместе со своими боксёрками стянул и отбросил в угол.

Вика стояла буквой «Г», бесстыдно выпятив попку. Мне даже не пришлось приседать или расставлять свои ноги, чтобы пристроиться к её щёлочке (рост был достаточен). Несмотря на то, что Вика текла, на всякий случай смочил слюной член и, поводив головкой между губками такой желанной щёлки, потихоньку погрузил головку, коснувшись целочки. Потом, взявшись за узенькую талию, резко потянул на себя, двинув тазом навстречу. Член на долю секунды задержался, разрывая преграду, и вонзился в скользкое, но узенькое и тугое влагалище по самые яйца. В моей голове полыхнули болевые огоньки, вызванные разрывом целочки. Виктория не издала ни звука, только шумно выдохнула и быстро выгнула спину, поднимая животик и инстинктивно пытаясь улизнуть от боли. Но было поздно. Член уже вонзился в неё.

— Вика, постой так, не двигайся, пока боль утихнет, — она послушно замерла. Но боль скоро утихла, и девушка шевельнулась. После этого я начал со скоростью швейной машинки вколачивать в неё член. Мы оба были возбуждены до предела, поэтому для оргазма много времени не потребовалось. Виктория беспорядочно задёргалась и, застонав, бессильно повисла на хую, удерживаемая от падения моими руками. Влагалище несколько раз сильно сжало член, заставив меня выплеснуть сперму в её тесное лоно. Мой оргазм тоже был очень сильным. Мне с трудом удалось устоять на ногах, удерживая безвольно повисшую Вику.

— Прости, — произнесла она, придя в себя.
— За что, Викуся?
— За то, что не сдержала стон.
— Глупенькая. Это же стон не от боли, а от наслаждения. Так что в будущем можешь во время секса не только стонать, а кричать, орать. Это не запрещается, а наоборот, приветствуется, — я вынул опавший член.
— Я последняя?
— Ты о чём?
— Ты со мной с последней занялся сексом?
— Ну что ты милая. Ты первая из вас троих.

— Ты сказал: «в будущем во время секса...», значит я ещё могу на что-то надеяться?
— Конечно, конечно солнышко. Мы ещё с тобой покувыркаемся (если ты не против).
— Я с огромным удовольствием столько, сколько ты захочешь. Нас не начнут искать?
— Думаю, что нет. Приводи себя в порядок и возвращайся к остальным, — по-быстрому оделся и телепортнулся к мангалу.
— Детвора! Вы же так сожжёте все дровишки, а шашлык не на чём будет готовить, — пожурил я детей.

— Гости дорогие! Срочно требуется ваша помощь, — все подошли к мангалу, — дети немного не уследили. Поэтому необходимо срочно всем вместе нанизать замаринованное мясо на шампура. Чтобы угли не успели прогореть. Если кто-то боится микробов, можете вымыть руки. Но в моём времени, когда выезжает компания на природу, то никто об этом не заботится. Вот посмотрите. Куски мяса чередуются с кружочками лука, — я показал, как нанизывать мясо, — после того, как шампур заполнится, вот так положите на мангал, чтобы можно было поворачивать над углями, — но нанизывали, кто как захотел. Кто с луком, кто без.

— Алекс, зачем такие сложности? Мне кажется проще было дать задание роботу, и он поджарил бы в микроволновой печи или на электропечке.

— Проще, но не вкуснее. И вы в этом убедитесь. Я предполагал подобный вопрос и поэтому робот получил задание приготовить каждому по кусочку мяса вашим обычным способом.
— Алексей, я могу попробовать мясо без термообработки?
— Конечно, уважаемый посол. Мы тоже часто так делаем. Ведь оно уже не сырое, а маринованное. Поэтому предлагаю каждому попробовать. И не забудьте до мяска ещё попробовать и лук. Маринованный он уже слёз не выдавливает, да и горечи уже нет. Только сильно не увлекайтесь. Чтобы с непривычки не было расстройства желудка.

Все с удовольствием ели маринованное мясо. Я уловил мысль Кверка: «как дома». Лия уже не стала рисковать, а сама занялась приготовлением шашлыков. Пока она жарила, я сделал ещё одно нарушение в очерёдности еды.
— Нюся! Принеси мёд!
Робот вынес каждому по пиале свежего мёда и по несколько кусочков булки. Кроме этого каждому по бутылке воды (которые я лично газировал углекислотой). Пришлось самому показывать, как вмокнуть булку в мёд и всё остальное. Все были шокированы вкусом.
— Алекс, а из чего мёд изготовлен?
— Мы его не изготавливаем. Мы разводим пчёл, потом отбираем у них часть мёда, часть их запасов. Вот посмотрите.

Это пасека. В каждом улье находятся пчелы.

Это для них ход (леток). Чтобы могли улетать-прилетать.

Это рамка с пчёлами и запечатанным мёдом (после заполнения сот, пчёлки сами запечатывают соты воском). Этот мёд мы откачиваем в специальных устройствах (медогонках). Как видите пчёлки очень маленькие, чтобы наносить много мёда им необходимо очень сильно потрудиться. И заметьте, хотя они и маленькие, но не безобидные. Свои запасы они оберегают. У пчёл есть жало. Они жалом, как острой иголкой, прокалывают тело и впрыскивают яд. Для человека несколько укусов (уколов) не смертельны, но очень болезненные. Хотя пасечники и не реагируют на эти укусы (они к укусам пчёл уже привычные).

— Алексей, вы сегодня нас угощаете всем природным, не созданным искусственно. Значит вы в прошлом жили в единении с природой?
— К сожалению не в единении. Мы брали от природы всё, что могли взять и не восстанавливали. Я могу показать и сравнить то, что было в моём времени. И то что имеется сейчас. Но боюсь, что президент Фаина меня за это растерзает.
— Алекс, я вам обещаю, что не буду даже сердиться на вас. Очень хотелось бы сравнить.
— Хорошо. Как скажете, госпожа президент. Вот что у нас делается в больших городах.

— Вы видите сколько транспорта? Каждая машина имеет двигатель внутреннего сгорания, который сжигает атмосферный кислород.

Только этот отмеченный транспорт на электрической тяге. Но не смотря на такое огромное потребление кислорода транспортом, у нас нет ни единой кислородной станции. Уровня кислорода достаточно для дыхания. Потому, что у нас много лесов. Вот посмотрите.

Видите столько лесов? Леса, растительность занимает большие площади на планете. А в вашем современном мире (там, где никто не живёт) — это пустыни или безжизненные территории. Лес у нас бывает не обязательно сплошной. У нас даже в городах имеются парки (это небольшие леса). То есть вместо современных кислородных станций у нас лес, который потребляет углекислый газ, а выделяет кислород. Кроме того, древесина — ценное строительное сырьё. В некоторых случаях она используется для обогрева (сжигание). И используем мы эти природные богатства безалаберно. А теперь представим, что большинство ваших кислородных станций разрушено во время войны. (скажем так: последний бой цивилизаций закончился не нашей победой, а поражением). Или просто повреждены электростанции. Что будет с цивилизацией? Все задохнутся. Останутся лишь те, кто в космосе. Но кто их будет снабжать продуктами? На мой взгляд обеспечивать едой должна природа. Человек лишь должен брать от природы всё необходимое. В таком случае, даже в глобальной войне, цивилизация выживет. Хоть и с большими потерями.

Кроме того, если вся информация будет лишь на компьютерах, то в случае глобальной войны цивилизация начнёт развитие сначала. Ибо все знания будут утеряны. Необходимо, чтобы были записи, которые не уничтожаются (на бумаге, на камне, на металле или на другом прочном материале, на котором информация может храниться тысячелетиями без каких-либо повреждений), а не электрические сигналы на компьютерных узлах памяти, которые придут в негодность через 20—30 лет. А через сто перегниют. Это не на космических кораблях, где вакуум космоса спасает электронику от порчи. Ну и само собой нужна флора и фауна, другим словом природа.
— Алекс. Мне стыдно перед вами. Вы наш предок. Всё, что вы сказали и показали справедливо. Так мне и надо. Мордой в грязь. Но я обещаю всем присутствующим, что если я продержусь на посту президента ещё хотя бы лет пять, то нам уже не нужны будут кислородные станции. Я постараюсь добиться, чтобы на земле были леса. Было много растительности и постараемся возродить фауну.

— Уважаемые гости, давайте всё грустное оставим позади. Нюся нам подала приготовленное мясо. Прошу испробовать. И не забывайте для лучшего вкуса запивать вином.
Все дружно принялись наминать, нахваливая, мясо.
— А теперь давайте отведаем шашлычков, — стоило лишь учуять запах шашлыков, ещё не успев попробовать, чувствовалось, что вкус непревзойдённый. Так на кухне не приготовить.
— Алексей, ты прав. Разница во вкусе огромная. Мясо в шашлыках не просто вкусное. Оно имеет божественный вкус. Даже у меня дома так вкусно не готовят. Когда будешь на моей планете, приготовь что-то похожее. sеxytаl.cоm Гарантирую ты будешь пользоваться огромным авторитетом.

— Как повар или как посол?
— Как посол, который умеет готовить покруче любого повара.
— Жаль только, что мы почти ничего не смогли почерпнуть у творцов, — засокрушалась Лия.
— Лиля, творцы тоже не святые. И у меня имеются смутные подозрения, что это они натравливают нас на Фунгов.
— Алекс, что вы такое говорите? Они же наши создатели. А Фунги наши заклятые враги, — со злостью возразила президент.
— Я так не думаю. Кто мне скажет, зачем творцы создали нас? — кажется такой простой вопрос. Но все почему-то замешкались.

— Ответить трудно? То то и оно. А ответ напрашивается сам собой. Им нужна была рабсила. Нужны были рабы. Вот они и создали нас, чтобы мы на них работали. А всё потому, что Земля использовалась инопланетными цивилизациями, как гигантский рудник. Но как ни странно разные цивилизации всё же уживались друг с другом, пока творцы нашими руками не уничтожили всех. Кентавры и люди-кошки.

А также люди-собаки, люди-змеи, драконы и другие цивилизации. В качестве подтверждения можно продемонстрировать огромное количество наскальных рисунков. Но именно люди выжили и уничтожили все другие цивилизации под руководством творцов. Творцы прилетали, затаривались золотом и наводили порядки так, как им хотелось, но не так, как надо нам. Но когда люди начинали выходить из повиновения, творцы начинали уничтожать людей, хотя доказать, что это они сделали почти невозможно. А они просто натравливали какую-то из цивилизаций на людей. В данном случае фунгов и людей.

— Алекс, ваши слова бездоказательны. Творцы нас защищают, как своих детей, — президент начала злиться.

— Защищают? А если я смогу доказать, что это не фунги сделали так, что перестали рождаться мальчики, а творцы?
— Если докажете, то мы заключим с Фунгами торговый союз. И возможно в будущем перестанем воевать друг с другом.
— Алексей, я тоже хотел бы услышать доказательства. Возможно и мы с фунгами начнём жить мирно.
— Да. У меня есть доказательства. Но прежде, чем предоставить, я хочу попросить прощения в Лии за обман. Надеюсь, солнышко ты меня простишь, ибо там будут также доказательства верности войск своему командующему.
— Это уже интригующе. Алекс, быстро признавайтесь во всех грехах.
— Хорошо, — я запустил голограмму, предварительно отправив детей в дом.

Виолетта беседует со мной.
— Алёша, есть ещё очень большая проблема. Ты знаешь сколько было добровольцев в твой экипаж?
— Знаю — все.
— А почему?
— Не задумывался.

— А даром. Абсолютно все хотели заняться с тобой сексом. Каждая готова до конца своей жизни служить под командованием генерала Лии. Они верны своему командующему. (Послышался облегчённый вздох Лии, и удивлённое хмыкание президента). Но возможность, хоть и призрачная, испытать самую большую радость для женщины — побывать под мужчиной, была сильнее, чем долг. Они все готовы целовать песок у твоих ног. Любая из них с огромным удовольствием откажется от этого повышения, которые они получили. Каждая готова пожертвовать не только карьерой, а абсолютно всем, но только бы испытать это наслаждение. Боевой опыт, это хорошо, но они надеялись почувствовать в себе твой член хотя бы на мгновение, вот поэтому они шли добровольцами к тебе. ( — А ведь правду сказала Виолетта, — подумали девчонки).
— Хорошо. Сейчас разберёмся. Пошли, — мы направились к остальным. Вопросительные взгляды девчонок были направлены на Виолетту. Но она лишь непонимающе передёрнула плечами. Я ещё не знал, как разрулить эту проблему, поэтому решил увести их мысли в другом направлении. Возможно за это время что-то придумаю.

— Девочки! — я обвёл взглядом толпу красивых, сексуальных и абсолютно голых девчонок. Проблема действительно была. И как её решить я не имел ни малейшего понятия. Девяносто целочек, жаждущих лишиться девственности, стояли передо мной и всё ещё верили в чудо. Но предоставить это чудо нескольким, а остальных оставить в горьком разочаровании, нельзя. И что придумать, не знаю.

— Девочки! Вы меня простите, неотёсанного и грубого варвара. Варвара из прошлого. Мне Виолетта рассказала об истинной цели всех добровольцев попасть под моё командование, а точнее под меня. Я бы и не против, но такое количество мне не осилить. («Не осилить, блин, а во влагалище каждой зафиксирована сперма» — промелькнула мысль у Лии). Делать выбор между такими прекрасными девушками нельзя. Вы все разные, но вы все прекрасны, выделить кого-то невозможно. Разве что Анастасию. Не обижайтесь, но она мне спасла жизнь. Верю, что любая из вас поступила точно так же, но сделала это именно она. Поэтому ты Настюша вне конкуренции. И любое твое пожелание в отношении секса и не только, я выполню и выполню с огромным удовольствием, — видел, как засияли глаза Анастасии, — понимаете, милые мои девчонки, в моём времени совсем другие отношения и правила поведения.

Все очень внимательно смотрели, как я пытался погасить назревающий бабский бунт. Лия не выдержала:
— Назревает настоящий бунт. Как же ты смог его не допустить?

Я чувствовал, что девчонки не ведутся на отвлекающий манёвр. Надо срочно что-то придумать, иначе ситуация выйдет из-под контроля. А против бешенных баб ничего не поможет.
— Что же мне с вами мои дорогие делать? Не взирая на то, что вы мне все без исключения нравитесь. Есть как минимум две причины, почему я не смогу с каждой из вас заняться сексом:
1) я физически не в состоянии это сделать (не то, что 90, а и десяток за сутки маловероятно);
2) если допустить, что физически смог бы, то по времени за сутки не уложимся. Для того, чтобы возбудить девушку и довести её до оргазма необходимо в среднем полчаса. Значит без перерывов за сутки лишь половина (48 человек).
Выхода из этой ситуации я не вижу. Предлагайте вы.

Повисла тягостная тишина. От своей мечты не желала отказываться ни одна. Плевать на остальных, главное, чтобы осуществилась своя собственная мечта. Я уже перетрухнул, как бы не начались драки. А драки были бы на смерть. И это, не взирая на возникшее чувство дружбы после боя с шеньшерами.
— Девчонки! А может Фаэтон, что подскажет? — все сразу же вцепились за эту идею.
— Связь с основным кораблём... Фаэтон, есть очень тяжёлая задача. Необходимо найти приемлемый вариант, — я объяснил Фаэтону проблему и предложил ему решить только положительно с учётом вышеизложенных препятствий, — будет несколько вариантов, выдавай несколько. Мы сами выберем. И транслируй это всему экипажу.
Вскоре он выдал интересное решение.
— Командор, первый и самый оптимальный вариант: внушить всем членам экипажа безразличие к сексу.
Второй вариант: потратить на каждого члена экипажа около минуты. Получится около 90 минут. За это время вы командор успеете несколько раз испытать оргазм. После этого использовать три-четыре медицинских роботов Землян, которые отберут часть спермы и поместят её тем, кому не досталось.
— УРА!!!
— Что, ура? Вы за первый вариант?
— ВТОРОЙ!!! — гаркнуло девяносто глоток.

— Хорошо. Допустим второй вариант. Но вы меня простите, как вы себе это представляете? Пока я буду заниматься сексом с одной, а остальные будут стоять в очереди и кричать: «уступай место другой! Твое время истекло!» Меня это не устраивает. Кроме этого у нас нет ни единого медробота («Так вот зачем им понадобились медроботы» — подумала Лия).
— Фаэтон, а твои медроботы разве не могут такое делать?
— Командор, для медроботов Человеков не предусмотрено такой операции. Они ориентированы на устранение повреждений при ранении. Хотя похожая функция есть, но обратная.
— Как это обратная?
— Мои медроботы могут сделать женщину бесплодной или же так, чтобы она не рожала, а если произойдёт сбой и она будет рожать, то лишь женский пол.

— Все слышали, что сказал Фаэтон? Медроботы творцов делали вас бесплодными. А разведка Фунгов, которая присутствовала на Земле, любыми способами пыталась сохранить цивилизацию Землян, не взирая на вражду.
— Вот это поворот!!! — Фаина была обескуражена, — Алекс вы это всё затеяли, вам и выкручиваться. Завтра летите на своём Фаэтоне к Фунгам, и заключаете с ними торговый союз. Как вы это сделаете, мне безразлично. Можете хоть завоевать их. Но разрешение короля Фунгов на торговлю вы обязаны получить. А после этого летите к Кверкам. Ну и новости! Такие новости невозможно перенести без алкоголя. Лия, наливайте.

— Алексей, если я согласую все вопросы со своим правительством, могу я полететь вместе с вами?
— Конечно можете посол Кверк. Госпожа президент, позвольте мне до Фунгов взять себе на помощь опытного бойца.
— Берите Алекс, берите столько, сколько вам надо.
— Лёша, Виолетту берёшь?
— Нет, солнышко, Анастасию.
— Хорошо, но может ещё кого возьмёшь? Опасно всё же.
— Да нет. Спасибо. Мы вдвоём с Анастасией можем уничтожить с помощью Фаэтона всю цивилизацию фунгов. Но делать этого не будем.
— Лёша, у тебя начинается мания величия.
— Лилечка, родная, можешь считать это манией величия, но я отлично помню слова командующего флотом творцов:
— Наш корабль легко выдержит удары всего Земного флота и наземных станций обороны.
— Значит и Фунги не смогут справиться с Фаэтоном.

— Алексей, прошу прощения, но мне в таком случае надо срочно порешать все вопросы со своим правительством, чтобы завтра быть готовым лететь с вами.
— Порешаешь. Обожди ещё минут пятнадцать. Покушай ещё шашлычков, вина.
— Алексей, ты умеешь уговаривать. Отказаться от шашлыка невозможно даже во имя судьбы цивилизации. А вот от вина вынужден отказаться, иначе моё правительство меня неправильно поймёт.
— Почти убедил... Связь с кораблём...
— Да, командор.
— Фаэтон, мне нужен ещё один челнок сюда. Отвезёшь посла Кверка в его резиденцию. И вернёшь челнок снова ко мне.

— Командор, но более оптимальный вариант, послу самому телепортироваться.
— Ты уже начинаешь спорить со мной?
— Никак нет, командор. Выполняю. Через 12 минут 23 секунды челнок будет возле вас.
— Ну вот видишь, всё решилось. А бутылочку винца возьмёшь с собой. Дети! (близнецы мгновенно телепортировались из здания ко мне). Пока появится челнок, приготовьте послу гостинец: бутылку портвейна и сладостей на свой вкус. Нюся пусть вам поможет.
— С огромным удовольствием, — детей, как ветром сдуло на кухню.
Фаина с Лией в это время глушили полными фужерами Херес, в который я добавил местного спирта. Девчонки тоже были с ними, но мой совет соблюдали строго. Вино лишь пригубливали, а шашлычки уплетали.

— Посол, кстати так нечестно. Ты же меня зовёшь Алексеем, а не посол или Землянин. Как тебя зовут на Родине?
— Барминосинг.
— Для меня непривычно. Если я буду тебя звать Бари? Не обидишься?
— Мне нравится.
— Ооо. Вот и транспорт прибыл. Ау! Ахламоны! Гостинец готов?
— Да, пап, — оба близнеца, как привидения возникли перед нами, держа в руках поднос.
— Пока Бари! До встречи! — Кверк был очень доволен не только гулянкой, но и тем, что его, как короля отвозят в резиденцию на космическом челноке, а от вида сладостей вообще исходил слюной.

Кверк улетел, дети ещё себе жарили шашлыки (хотя получили от меня указание, что после этого они отправляются спать), а я подошёл к женщинам. Лия с Фаиной уже были готовенькие. Заплетающимися языками они что-то друг другу рассказывали. И по фигу, слышал собеседник о чём речь или нет. А трое девчонок с удивлением смотрели на своих пьяных в стельку руководителей.
— Видите, что получается при излишнем употреблении спиртного? — они согласно закивали, — но об этом не должен от вас узнать ни единый человек! Обещаете!
— Клянёмся! — дружно гаркнули три глотки. Фаина с Лией на мгновение повернули головы в их сторону, попытались сосредоточить на них пьяные взоры, но из этого ничего не получилось, и они, сразу же отвернувшись, продолжили бухать. Вскоре Фаину с Лией развезло так, что они уже не могли бокала удержать.
— Лия, Фаина вы уже выпили больше, чем могут выдержать ваши организмы. Пора спать, — был бы на столе салат, можно было бы сказать, что мордой в салат. Потухали они на глазах, — вам действительно надо поспать!
Фаина повисла у меня на руках и мгновенно уснула. Лию подхватил кто-то из девочек. Я поднял Фаину на руки и понёс в дом. Маргарита, не смотря, что она с вида хрупкая, легко держала на руках Лию. Показал Марго, чтобы положила Лию под стенку. Фаину положил с краю.
— Приятных снов. Спите и не просыпайтесь до утра. А утром я вас разбужу.

— Нюся! — в дверях кухни показался бытовой робот, — затушишь мангал и наведёшь порядок на столе. Девочки, а мы с вами полетим на Фаэтон. Займёмся сексом там.
— Ура! — три голоса слились в один.
Тарелка быстро нас домчала до Фаэтона.
— А мне знакома эта шлюзовая камера. Я была здесь в плену (меня пленили вместе с челноком), но сбежала.
— Да ну! — состроил я удивление.
— Командор, добро пожаловать на борт.
— Фаэтон, это мои гости. Девочки, представьтесь Фаэтону.
— Маргарита.
— Виктория.
— Линда.
— Понятно. Начальник штаба космического флота Землян генерал Маргарита. Командующий стратегическими войсками Землян генерал Виктория и начальник отдела стратегической разведки Землян генерал Линда, — выдал Фаэтон.
— Откуда вам это всё известно? — девчонки перетрухнули.
— Фаэтон, зачем так официально? Сейчас они просто гости.
— Знать, то знает, но я смогла сбежать от этого знатока.
— Генерал Маргарита. Без разрешения командора никто не сможет сбежать от меня, — высветилась голограмма, на которой Виолетта вела разговор со мной:
— Командор, начальник штаба в плену. Её челнок во втором шлюзе. Связаться она ни с кем не может. Фаэтон заблокировал

сигналы. Наше задание доставить президента Фаину на борт.

— Хорошо. Высылай кого-нибудь за президентом. Работать только под невидимкой. Телохранителей отсечь. Как только президент окажется на борту, взять в плен всех наглецов, кто прилетит по нашим корам. После этого проявить «халатность» и дать возможность сбежать начальнику штаба. Нам вполне достаточно будет и тех нахалов, что предполагают опередить нас на нашем же месте.
— Слушаюсь, — Виолетта не могла скрыть радостных ноток в голосе.

— Как видите, уважаемая Маргарита, вы просто успешно воспользовались предоставленной вам возможностью, что делает вам честь — мне даже показалось, что Фаэтон подкалывает Марго.
— Фаэтон, мы с девочками займёмся сексом (начал я мысленный диалог с Фаэтоном). Я прошу тебя мне помочь. Мы сейчас пойдём в спальные отсеки. Викторию и Линду сразу же усыпи. Марго должна быть возбуждена до предела, но удерживай её на грани и не давай ей кончать до тех пор, пока я не кончу. Потом поднимешь Линду, усыпив Маргариту. С ней повторишь то же, что и с Марго. По окончанию сон в течение часа для всех (и для меня тоже). После подъёма возбудить до предела девчонок, пусть кончают сколько хотят, независимо от того, что они будут делать. Чтобы мне не отвлекаться на себя, разрешаю тебе следить за моим состоянием и в случае необходимости помочь. На это последнее действо ровно три часа. И чтобы в течение этого времени мой член всё время стоял, независимо от того, кончил я или нет, — выдал задание Фаэтону, но так, чтобы девчонки не слышали.

— Понял. Выполняю.
— Ну, что девочки? Интересно на моем корабле?
— Очень, — в один голос воскликнули все трое.
— Тогда для начала давайте пройдёмся, посмотрите, где и как мы спим.
Мы зашли в один из спальных блоков. Вика и Линда сразу же плюхнулись на «топчаны».
— Ух, ты! Как мягко и приятно лежать! — зевая, произнесла Вика.
— Я бы не отказалась поспать на такой постели, — закрывая глазки и начиная засыпать промурлыкала Линда.
— Марго, пусть они понежатся, а мы давай пойдём в соседний блок.
— С огромным удовольствием, — томно прошептала Маргарита, с вожделением посматривая на меня. Мы зашли в пустой спальный блок. Трусики у девушки уже были мокрые, она готова была сразу же наброситься на меня, только не знала как.

— Раздевайся милая. Полностью раздевайся, — трусики и лифчик мгновенно слетели с неё. Даже я отстал по скорости от неё. А её глаза прикипели мне между ног. Ею овладела похоть. В моей голове бесновались огоньки неуёмного желания Марго, да иногда проскакивали искорки страха («как же такой огромный дрын влезет в мою щёлку? «).
— Не бойся, солнышко. Всё в тебя влезет и будешь ты получать огромнейшее наслаждение, — я лёг на спину с торчащим, как мачта членом, — становись, расставив свои ножки, надо мной и приседай. Когда член коснётся твоей писюнечки, возьмись ручкой за него и направь в себя. Потом просто опустишься мне на ноги. Он сам влезет в тебя. Ты только не бойся.
Марго присела на корточки и взявшись за член, направила его в себя. Он, легко раздвинув мягкие губки, погрузился частично между ними, достав до целочки.

Марго на некоторое время замерла, собираясь с духом.

— Солнышко, подвинься немного вперёд, а то он выскочит. И ничего не получится.
Девушка, передвинулась и начала приседать.

Член даже изогнулся от давления, но плева не выдержала и, он продолжил победное погружение в очень узкое влагалище, загребая за собой губки. В голове заплясали болевые огоньки от разрыва целочки. Но член так и не смог полностью войти в очень узкое и короткое влагалище и упёрся в шейку матки, вызвав гораздо большую боль, чем от разрыва.

— Марго, ложись на меня и замри, — она так и сделала, передвинув поудобнее ножки. В таком положении боль не ощущалась. Но просто лежать на мне девушка не могла. Фаэтон поддерживал её в предоргазменном состоянии. Она инстинктивно начала поднимать и опускать попочку, нанизываясь своей узенькой и очень тугой щёлочкой на мой стержень. Темп постепенно возрастал. Вскоре она уже не могла сдерживать стонов наслаждения. Ей хотелось разрядки. Очень хотелось. Но Фаэтон, следуя моим указаниям не позволял этого. И только, когда внутрь Марго ворвалась струя моей спермы, она заметалась, задёргалась беспорядочно. А влагалище очень сильно сжало член, сдаивая его. И вдруг она безвольно опустилась на меня. Я почти перестал чувствовать её (потеряла сознание). Я не торопил её, не пытался приводить в чувство. А терпеливо ждал, пока она очнётся.

— За такое непревзойдённое наслаждение и жизни не жаль, — придя в себя, начала восхищаться Маргарита, — даже боль ничего не значит с таким огромным удовольствием. Я и подумать не могла, что от удовольствия можно отключиться.
— Ну, что же, солнышко. Раз покайфовала, значит отдохни, поспи немного. Потом можно будет ещё покувыркаться всем вместе, — и она в одно мгновение уснула.
С Линдой ситуация повторилась. Но только у Линды оказалась пиздёночка, как по заказу подходила по размерам к моему члену. Я несколько раз приближался к оргазму, но замедлял темп и, он откатывался. Трахаться с Линдой было просто великолепно. И она не теряла сознание после того, как испытала офигенный оргазм. С ней я бы еще побаловался кроме групповухи.

Перед тем как уснуть, предварительно приготовил предусмотрительно захваченные вибраторы. Когда девушки после подъёма все вместе зашли голышом, я прямо растерялся. Точно, как пел Никулин: «... и тройной красотой был бы окружён... «. Такое великолепие, да ещё и в тройном экземпляре. Но что делать и как в такой ситуации ни одна из них не представляла. Поэтому они стояли в растерянности и лишь посматривали с вожделением на мой торчащий член.
— Ух ты! Такие красавицы! И этих красавиц надо ебать так, чтобы перья летели. Вика, а становись-ка рачком, я тебе засажу по самые яйца, — девушка мгновенно оказалась на постели. А я, послюнявив член, вонзился в охотно подставленную щёлочку.

— Линда и Маргарита становитесь точно так же по сторонам от Вики. Пока они примостились, бесстыдно выпятив свои попки, я, не забывая двигаться в щёлке Вики, достал вибраторы, смазал их лубрикантом и одновременно вонзил их обеим девушкам. Они только охнули и, как по команде, охая, начали синхронно двигаться насаживаясь, кто на член, а кто на вибраторы. Девушки кончали раз за разом, так как Фаэтон их держал в предоргазменном состоянии. Поэтому пока я кончил раз, они успели раз по десять. После этого Линда и Виктория поменялись местами. Теперь я начал вонзать член в узенькое плотное и коротенькое влагалище Линды. Но когда хуй вонзился в идеальную (для него) пиздёночку Риты, я прибалдел так, что иногда даже переставал двигать вибраторами в щёлках двух других девушек. Но и вибрация вынуждала их кончать. За эти три часа они столько сделали запрещенного в их времени, что не счесть.

Делали куни друг дружке, пока я третью наяривал. По одной или вдвоём делали мне минет. Даже сделали квадрат. Я стоял на коленях, а Рита, лёжа на спине слевитировала сантиметров на тридцать. Я её притянул к себе, вонзившись в неё. Линда слевитировала животиком вниз на уровень моего лица, и я ей делал куни. А Вика присела над лицом Риты, которая сразу же начала вылизывать щёлку. И при этом Вика ещё целовалась с Линдой. А мои руки перебегали от одной прекрасной груди к другой, тиская их, покручивая соски и при этом не забывая во всю мощь ебать Риту. Потом девчонки менялись местами. В общем за три часа поменяли множество поз. Притом таких, что без способности левитации их повторить невозможно. Потом часик сна и вернулись назад. Девчонкам, не смотря на такое огромное количество секса не хотелось уходить. После того, как они телепортнулись, я подошёл к спящим Фаине и Лие.

— Фаина! Тебе пора просыпаться! — она смачно потянулась. А увидев, что спала вместе с Лией, резко подскочила. Лия на это не среагировала и продолжала спать, как младенец.
— Фая, пока Лиля спит, я бы хотел выполнить своё обещание и выебать президента.
— Грубиян. Но я с удовольствием, только меня кое-кто смущает, — она кивнула на Лию.
— Так в чём проблема? Пошли в челнок.
В тарелке мы с Фаиной кувыркались, пока она не взмолилась:

— Лёшенька, хватит. Я уже ноги не могу вместе свести. Не ходить же мне раскорякой.
— Хорошо. Как скажешь. Хватит, значит хватит. Вынужден подчиниться своему любимому президенту.
— Ну ты и льстец. Тогда я к себе. А ты можешь перед дорогой сделать прощальный секс с Лией. Передашь ей, что у неё сегодня выходной. Пока, баловник, — она поцеловала меня, вошла в кокон и растаяла, как привидение. А я разбудил Лию и секс начался по новой. Но мне пришлось туго. Лия была ненасытна. И я должен был несколько раз применять на себе внушение, чтобы член стоял. Ибо за последнее время секса для меня было не просто много, а слишком много.

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!