— Осторожнее! Взвизгнула Лена и крепко

вцепилась в ручку, чтобы не удариться головой о стойку, когда машина накренившись стала сползать вперед и вправо. Вадим резко врубил задний ход, стремясь выдернуть провалившуюся в скрытый под предательской моховой подстилкой бочаг с водой морду, но было уже поздно. Поймав диагональ и потеряв сцепление с землей, внедорожник взревел двигателем, но колеса прокручивались впустую. Даже хваленый «супер-селект» здесь был беспомощен. Что толку в блокировках, если единственное оставшееся в зацепе заднее колесо лишь бесцельно прокручивается, всей мощью крутящего момента выплевывая из под себя комья грязи и ошметки мха?

— Вылезай! Быстро! Вадим до последнего пытался удержать сползавший в яму «Паджерик», но когда вода залила капот, поняв всю бесцельность своих попыток, вырубил зажигание, чтобы не словить гидроудар, выпрыгнул из машины.

— Кажется приехали... Он в сердцах пнул трухлявый пенек, который разлетелся веером гнилых щепок, и плюхнулся на землю, рядом с женой, схватившись за голову. — Блять, а как хорошо все начиналось...

Несмотря на то, что навигатор определял дорогу, выглядела она заросшей и, по всей видимости, заброшенной. В советские времена ее использовали для вывоза пиловочника с лесных делянок. После «перестройки», местный лесопункт был признан убыточным, а данное направление закрыли. Нынче дорогой пользовались лишь грибники, да охотники, ежегодно наведываясь в свои потаенные места.

Несколько часов вокруг царила тишина и безмолвие, пока ветер не начал доносить обрывки шума автомобильного двигателя. Через минуту на пригорке показался УАЗ «буханка». Проехав по свежей колее, он остановился у поваленного ветром дерева, справа от которого раскорячился провалившийся по радиаторную решетку внедорожник. Открылась правая дверь и на землю спрыгнул мужчина лет сорока. На нем были грязные штаны цвета хаки и камуфляжная футболка. Почесывая рукой двухнедельную щетину, он подошел к семейной паре, посматривая то на мужчину, то на его спутницу.

— Ну и угораздило тебя, мужик... — произнес незнакомец удивленным голосом.

— Ты че полез туда? — воскликнул он.

— Мой отец «пятьдесятпятку» по весне тут утопил, когда еще в леспромхозе работал... Правый трак за секунду ушел под землю... Еле выбрался тогда живым. Так что вам еще повезло.

Достав пачку дешевых сигарет, он закурил и начал осматривать поверженного стихией «железного коня».

— Да блин... Вадим сплюнул и махнул рукой, горестно осматривая торчащий из ямы зад внедорожника. — Думал по краешку проскочу. И черт меня дернул по этой дороге поехать... Сюда то мы со стороны Костомукши въезжали — там дорога нормальная была, да говорят размыло ее, вот и пришлось тут возвращаться...

Он с надеждой оглядел выпрыгивающих из «буханки» мужиков, которые радуясь возможности немного размяться, полукругом собрались вокруг незадачливых туристов, сочувственно цокая языками и смоля вонючую «Приму», от дыма которой даже мошка старалась держаться подальше.

Лена в беседе участия не принимала, присев поодаль на свой рюкзак и наблюдая за собравшимся консилиумом. Вещи из багажника они успели по большей части вытащить, опасаясь что машина совсем сползет под воду, да и было тех вещей уже не так много. Продукты они почти все подъели, за те две недели что жили в импровизированном лагере на озере, топливо тоже оставалось только в баке, остатки из канистр Вадим заправил когда начали собираться в обратный путь.

— А что мужики, может дернете, а? С надеждой обратился к ним Вадим. — Стропа у меня есть, сейчас прихватим и... Я заплачу, не беспокойтесь.

Пока бригадир задумчиво осматривал застрявший внедорожник из «буханки» вышли остальные ее пассажиры. Первым, с трудом протискиваясь в дверной проем, спустился огромный здоровяк, выполнявший, по-видимому, всю тяжелую физическую работу. За его широченной спиной терялась жилистая худосочная фигура то ли узбека, то ли киргиза. Оба были в рабочих штанах и майках. От постоянного пребывания на солнце их кожа была покрыта земляным загаром. Внимание двух мужчин привлек не столько накренившийся джип, сколько сидящая в стороне молодая девушка. Последним появился водитель «УАЗ"а» — бородатый старик в растянутой бесформенной кофте.

— Парни, чего встали, идите расчищать дорогу, — буркнул их начальник, сделав глубокий затяг, и двое строивших девице глазки, сразу же поплелись обратно. Достав из машины цепные бензопилы, они направились к поваленному дереву.

Выслушав Вадима, бригадир перевел взгляд на старика.

— Петрович, а ты че скажешь? — спросил он водителя, приблизившегося, чтобы «стрельнуть» сигаретку.

Тот лишь ощерился беззубым ртом и замотал головой, поглаживая себя по остаткам жидких волос.

— Неееее... Ты, что сдурел? Я же кардан погну... Машина сам знаешь в каком состоянии... До-дому бы доехать, — ответил он и, прикурив, добавил, — тут надо трактором вытаскивать.

Тем временем, противно завизжали бензопилы, расправляясь с сухой сосной. Распилив ствол дерева на восемь крупных чурок и обрезав ветки, парни откатили их в стороны, освобождая проезд.

— Мужики, ну выручайте! Не сдавался Вадим переводя взгляд то на бригадира, то на Петровича, который лениво пыхтя самодельной трубкой почесывал бороду, обнаружив у себя на руке ниже запястья и на пальцах, старые расплывшиеся наколки. — Не пешком же нам дальше идти... Трактор то он еще когда приедет, тут я по карте смотрел, до ближайшей деревни километров семьдесят будет и не факт еще что он там есть. А в лесу ночевать... Один бы я еще может и остался но жена... Да и еды у нас не осталось уже, скорее уж волки нами тут перекусят. Ружье то есть, да все патроны, дурак расстрелял когда на уток охотился...

Вадим замолчал переводя дух и с надеждой уставился на старшего, который слушал его со спокойствием сфинкса, словно пропуская его речевые излияния мимо ушей. Лена, сидевшая поодаль видела что запас красноречия ее супруга начинал подходить к концу и выглядел он уже откровенно жалко. Перспектива топать дальнейший путь пешком и на голодный желудок через ночной лес, радовала ее не больше чем возможность остаться здесь и ждать у моря погоды. Поэтому решив задействовать инструмент который никогда ее ранее не подводил — женское обаяние, она натянув на лицо максимально милое и дружелюбное выражение, подошла к супругу.

— Мальчики, ну выручайте, правда. Ну что вам стоит? Привычно стрельнула она глазками, как обычно делала когда нуждалась в чьей то помощи или просто лень было делать самой.

— Да неее... Волков тут нет... А вот медведь ходит. В прошлом году двух лесников задрал. Жуткое зрелище... — намеренно подливал масло в огонь старший.

Видимо последняя фраза переполнила чашу терпения девушки. Поднявшись с рюкзака, она решила тоже присоединиться к дискуссии, подключив свое женское очарование.

— Ишь ты, какая шустрая, — усмехнулся мужчина, когда Лена подошла к ним. Он опустил заинтересованный взгляд на ее оранжевую футболку, ткань которой эффектно растягивалась под напором внушительного размера бюста.

— Смотри, смотри, какая грудастая! — обратил внимание своего напарника один из парней. Произнесено это было не так громко, но в полной лесной тишине эти слова услышали все присутствующие. Сложив в «буханку» инструмент, оба вернулись к остальным своим товарищам. Несколько минут мужики молча ходили вокруг семейной пары, кидали голодные взгляды на девушку, хитро переглядывались между собой и шептались. Затем старший подошел к Вадиму, положил ему руку на плечо и отвел в сторону.

— Слушай, дело такое... Сам видишь... Механик боится машину сломать, да и парни домой рвутся. Надо бы как-то заинтересовать мужиков... — начал говорить он и после короткой паузы продолжил, — вижу им баба твоя приглянулась, да и сама она как я посмотрю не против, вон как с парнями заигрывает, — добавил бригадир, наблюдая за тем, как Елена из кожи вон лезла, чтобы обаянием разрешить ситуацию в свою пользу.

В это время двое рабочих обступили девушку на столько близко, что она могла почувствовать неприятный запах, исходящий от их потных тел. Старик стоял чуть поодаль и подмигивал брюнетке.

— Да вы чего мужики? Вадим дернулся, сбросив руку бригадира и уставился на него так словно готов был ударить. — С ума сошли? Не ну хорош шутить, я правда заплачу, во! И он судорожно зашарив в кармане достал стянутую резинкой тугую пачку купюр и помахал ей в воздухе, увидев что старший пожал плечами и развернувшись пошел к машине.

Тот смерил Вадима взглядом и не говоря ни слова махнул рукой своим. sеxytаl.cоm Работники недовольно заворчали, но побросав бычки и подмигивая на прощанье Лене, стали не спеша грузиться в «буханку».

— Мужики! Ну подождите! Ну вы чего мужики?! В голосе Вадима послышались нотки отчаяния, когда двери Уазика захлопнулись, а Петрович помучив с полминуты стартер, завел двигатель. — Да я же заплачу! Ну вы чего?!!!

«Буханка» тронулась с места, оставляя их надежды на спасение и встретившись глазами с женой он увидел как в них медленно разгорается огонек паники.

— Вадим! Взвизгнула она, когда машина, натужно скрипя рессорами проехала мимо них. — Ну сделай что нибудь!!! И увидев что ее муж стоит как статуя, провожая Уазик стеклянным взглядом, бросилась следом размахивая руками.

— Эй! Подождите!!! Пожалуйста!

Машина почти скрылась за поворотом, но слегка замедлила ход, когда вдогонку за ней бросилась отчаянная женщина. Через пятьдесят метров ей все же удалось догнать медленно ползущий уазик и поравняться с водительской кабиной.

— Ну? Чего разоралась? — раздраженно гаркнул мужчина, припустив боковое стекло.

— Не слышу! Громче говори!

— Да не слышу я! Двигатель шумит!

Автомобиль продолжал медленно ехать, и Лене постоянно приходилось переходить с шага на бег, чтобы не отставать от него. Прильнув к окну, парни довольно скалились, наблюдая за беспомощной девушкой. Впрочем, ее хватило ненадолго. Силы стали покидать столичную жительницу, и она заметно отстала. Только тогда Уазик полностью остановился. Из машины снова вышел старший, и ленивой походкой направился к запыхавшейся женщине.

— Ну? Что надо-то? Вас городских не поймешь... Вы уж как-то определитесь, — довольным голосом произнес мужчина, понимая, что она никуда от них не денется.

Лена тяжело переводила дух, оперевшись о немытый борт «буханки». Вадим, стоявший в оцепенении и молча провожавший взглядом машину, тоже спустя минуту отмер и припустив трусцой догнав их и сейчас стоял рядом, переводя взгляд с жены на лениво поглядывающего на них через полуопущеную форточку бригадира.

— Лен... Неуверенным тоном произнес он, коснувшись ее плеча.

— Ну что «Лена»? Что «Лена»?! Раздраженно сбросила она его руку. — Ты сам все слышал... Хочешь топать отсюда пешком? Или может меня запряжешь чтобы я твой драндулет из болота выдергивала?

Она со злостью пнула валяющуюся на земле шишку, которая на второй космической скорости улетела в лес, распугивая каких то мелких птах, шумно сорвавшихся с ветвей и засунув руки в карманы отошла в сторонку, бормоча под нос что то нецензурное.

— Ну значит договорились. Резюмировал старший, наблюдавшей за этой сценкой и распахнув дверь, спрыгнул на землю, дружески похлопав по плечу оторопевшего Вадима, который опустив глаза судорожно сжимал кулаки, не проронив ни слова.

После непродолжительного диалога, мужики заглушили машину и всей дружной компанией выкатили на улицу. Лица молодых сияли от радости, а безумные глаза с животной похотью пожирали тело фигуристой девушки. Словно цепные псы, они были готовы растерзать свою жертву, дай им только команду. Старик тоже с довольной физиономией облизывал свои сухие губы.

— Чего замерли? Стелите брезент, — скомандовал старший и приблизился к Елене.

— Ну а ты, если не хочешь, можешь не смотреть, тебя же никто не заставляет. Хочешь, водки налью? — спросил он Вадима, который явно был напряжен сложившейся ситуацией.

— Я же не увожу у тебя бабу... Просто развлечемся с ней недолго, делов-то... — мужчина встал сбоку от девушки. Его левая рука легла на ее твердую подтянутую задницу, а правая подперла снизу тяжелую грудь.

— Вон, у Петровича как жена померла в девяносто восьмом, так он женщин и не видел.

— А перед парнями одни лишь деревенские шалавы ноги раздвигают. Городские бабы сейчас все высокомерные пошли. Строят из себя не пойми что. Уверен и твоя тоже, на деньги повелась. Иначе, зачем ей муж тряпка? Может она трахается на стороне, а ты и не знаешь об этом...

— Михалыч, все готово, хватит там болтать, у меня уже яйца болят... — не выдержал здоровяк, чем вызвал лишь смех остальных товарищей.

Старший отвел Лену к расстеленному на траве брезенту, где ее уже нетерпеливо ожидало трое мужчин. Опередив своего крупного и неповоротливого товарища, щуплый узбек первым заключил девушку в свои объятия и полез к ней целоваться, пытаясь протолкнуть язык меж ее губ. Руки парня грубо мяли ее ягодицы сквозь плотную джинсовую ткань.

Лена пребывала словно в каком то оцепенении, пока бригадир схватив ее за руку, словно телку на бойню отвел к расстеленному на опушке брезенту вокруг которого уже собрались довольно потирающие руки мужчины. Когда первый их них, какой то щуплый азиат, полез к ней целоваться, бесцеремонно тиская ее выступающие под одеждой округлости, она только вздрогнула и инстинктивно завертела головой ища взглядом мужа. Но увидев его сгорбленную спину, медленно удаляющуюся в сторону их машины, поняла что все — шутки кончились. Если в городе еще прокатывало получить желаемое просто стрельнув глазками и подарив призрачную надежду, то тут такое не прокатит. Придется отрабатывать по полной.

— Эй! Ты чего? Вывел ее из ступора окрик и грубый тычок. — Чего зажатая такая? Я тебя не съем, расслабься... Руки мужчины задрали футболку и принялись бесцеремонно мять ее полные груди. — Михалыч, слышь — не жмоться — плесни барышне немного, а то она что то совсем морозится. Не хватало еще бревно трахать...

Бригадир поворчал что то для порядка, но покопавшись в машине, извлек из под сиденья старую армейскую флягу, судя по булькающим звукам — наполовину полную.

— На, причастись... Сунул он ее в руки женщине. Она дрожащими пальцами открутила пробку и не чувствуя вкуса сделала два глубоких глотка и закашлялась, почувствовав что словно огненный шар обжег ей глотку и провалился по пищеводу в желудок.

— Вот так получше будет. Довольно кивнул Михалыч, отбирая у нее флягу из под носа уже нацелившегося на халявное «шило» узбека. — А теперь раздевайся.

Наблюдая за тем, как Лена медленно и без энтузиазма начала раздеваться, мужчины решили ей помочь, чтобы ускорить этот процесс. Пока она стягивала через голову футболку, нетерпеливые руки принялись судорожно расстегивать ее бюстгальтер и ремень на джинсах. Едва обнажилась ее грудь, как к одному из сосков стремительно припал влажный рот старика. Обхватив его губами, яростно засасывая как можно больше сливочной плоти своим беззубым ртом, он буквально доил ее, терзая костлявыми пальцами рук. Вторая грудь также не осталась без внимания. Смачные шлепки огромной ладонью здоровяка, заставляли ее упруго подпрыгивать то вверх, то в сторону, дико раскачиваясь. Рот Лены был занят то одним языком, то другим бесстыдно облизывающим ее изнутри. Трусики не удосужился никто снимать. Их просто грубо разорвали и выбросили в сторону. Все по очереди засовывали ей руку между ног, ощупывали половые губы, пропихивали пальцы между ними. Не брезговали стимулировать ее крошечный анус. Вдоволь наигравшись с ее сочным телом, девушку поставили на колени. Перед ее лицом из спущенных штанов стали появляться налитые кровью мужские достоинства. Первым в ее полураскрытый рот вошел бригадир. Положив руки на затылок, он резкими и размашистыми толчками начала кормить ее своим членом, хлопая

мошонкой по подбородку.

Лена скривилась, когда в нос ей ударил запах потной немытой плоти, но широкая тяжелая ладонь бригадира не позволила ей отстраниться, ухватив за волосы и с силой притянув к своему паху он ввел свой член ей в рот, легко преодолев слабое сопротивление ее губ. Он утробно заурчал от удовольствия и видя что сама она не спешит проявлять инициативу, сам задвигал бедрами буквально трахая девушку в рот.

— Оооооххх какая соска холеная... Простонал Михалыч, ритмично сношая девушку в рот, отчего хлюпающие звуки разносились по всей полянке, вперемешку с ее мычанием. — А в столице своей поди и не смотрит на простых работяг, нос воротит сука... Давай шкура, язычком работай активнее, что — никогда хуй в рот не брала что ли?

Лену страшно мутило от зловония которое издавал немытый член мужчины, пару раз ее чуть не вырвало, но заметив как ее скрутило в спазме, он лишь на пару секунд вытащил член, давая ей отдышаться и залепив звонкую пощечину притянул девушку обратно.

— И не вздумай мне тут блевануть! Сожрать все заставлю! Прорычал он ускоряя темп.

Михалыч ни в чем себе не отказывал и явно не заботился о том, как себя чувствовала девушка. Головка члена устремлялась глубоко в ее горло, вызывая рвотные позывы и обильное слюноотделение. Поршень мужчины выдавливал избытки слюны изо рта девушки, которая стекала по ее подбородку и капала на мерно покачивающуся грудь. Старик сидел позади Лены и натирал своей натруженной мозолистой ладонью ее чувствительную киску. А двое парней стояли по обе стороны от женщины, вложив свои члены в ее руки. Мужики вслух обсуждали ее навыки, подбадривали шлепками и пощечинами, затем менялись друг с другом, делились впечатлениями и новыми ощущениями, которые дарило им шикарное тело Елены. Самым грубым и жестким оказался узбек. Притягивая ее за волосы к паху, он размашистыми движениями бедер вгонял свой жилистый член в ее рот, словно это было влагалищем. Влажные чвакающие звуки и гортанные хрипы с жалобными стонами разносились по округе. Даже Вадим слышал как нелегко сейчас приходится его любимой жене. Вся эта вакханалия продолжалась минут десять, пока бригадир не лег на спину и жестом подозвал молодую женщину оседлать его член.

Лена, растрепанная и с ошалевшими глазами стояла на коленях пошатываясь и уставившись в одну точку со свистом втягивала воздух с трудом переводя дух после того как все мужчины по кругу опробовали ее в рот. Струйки слюны ручейками стекали из уголков губ и капали с подбородка на грудь, а губы дрожали так что казалось она вот вот готова разрыдаться.

— Эй! Ну ты чего там телишься? Нетерпеливо окликнул ее бригадир, выведя из оцепенения и кивнув на свой торчащий член, мокрый от ее слюны, поманил пальцем. — Особое приглашение что ли нужно? Давай подруга, раньше сядешь — раньше пойдешь к своему муженьку...

Девушка оглядела собравшихся вокруг мужчин мутным взглядом, утерла рот тыльной стороной ладони и не вставая с коленей подползла к развалившемуся на брезенте Михалычу, оседлав его верхом.

— Да ты не боись, подруга! Подзадорил ее бригадир, видя что девушка все еще медлит. — В наших краях про эти ваши СПИДы слыхом не слыхивали, все экологически чистое... Запрыгивай не бойся, потом поди еще сама добавки просить будешь.

Мужики заржали, подначивая Лену и не стесняясь обсуждая ее качества и формы. Она стиснула зубы и стараясь не смотреть на лежащего под ней мужчину, рукой направила его крупную, похожую на шляпку гриба, головку себе между ног и медленно опустилась на него пока член не вошел на всю длину...

Вжимая пальцы в аппетитную задницу брюнетки, мужчина подгонял ее, заставляя активнее двигать бедрами. Иногда пришпоривал, хлесткими ударами ладони, когда темп падал. Ее полная грудь упруго подпрыгивала и раскачивалась во время дикой скачки. Рот не надолго оставался без мужского внимания и вновь стал использоваться для стимуляции членов мужиков. Здоровяк не выдержал и первым разрядил мощную струю липкой спермы прямо на лицо и волосы девушки, пока ее губы полировали жилистый член старика. Хитрый узбек зашел с тыла и начал пристраиваться сзади, пригнув Лену к бригадиру.

— Ну же... расслабь булки... Расслабь, кому сказал, — разделся мощный шлепок, оставляя красную отметину на правой ягодице женщины. Его длинный, но узкий член, обильно смазанный слюной, рывками начал протискиваться в узкий задний проход. Через тонкую перегородку парень чувствовал, как массивная головка бригадира елозила туда-сюда. Кряхтя и охая, группа мужиков несколько минут сношала Лену в три ствола. Вторым разрядил в попку свой член узбек, уж слишком тугим оказалось кольцо ануса. Михалыч уже тоже был на подходе, лишь старик все никак не мог кончить, чей член стремительно, раз за разом исчезал промеж полных губ брюнетки.

Лена уже потеряла счет времени и находилась в каком то полубреду, словно провалилась в ночной кошмар и никак не может проснуться. Время для нее растянулось, став вязким и тягучим словно патока, слившись в один бесконечный хоровод членов, которые подступали к ней снова и снова, терзали ее дырочки, заливали и наполняли спермой... Разум почти отключился, уступив место рефлексам, так что она словно смотрела на себя со стороны как с ней забавляется толпа мужиков.

«Это не я... Это не я... Это всего лишь мое тело... Это не я... « — твердила она про себя словно мантру, пока они пользовались ее телом как хотели. Она уже была на все согласна, лишь бы это все поскорее закончилось и принялась активно работать ртом и двигать тазом, чтобы наконец ублажить этих скотов и ее оставили в покое...

Вскоре пульсирующие от напряжения члены начали по очереди взрываться внутри Елены, заполняя ее теплым семенем. Когда мужской голод, наконец, был удовлетворен, они сбросили ее стонущее и влажное от пота тело на брезент, а сами принялись зачехлять свои «инструменты».

— Ладно, ты лежи, пока отдыхай, а нам еще слово держать... — Михалыч потрепал девушку по щеке и вытер об ее волосы свой член.

— Вот это я понимаю поработали... хоть будет что мужикам рассказать... да не поверят ведь, — произнес довольный механик, заводя уставший двигатель «буханки». Включив заднюю передачу, автомобиль скрипя рессорами вернулся к застрявшему джипу и встал с ним в одну линию. Спустившийся из кабины бригадир подошел к Вадиму на котором не было лица.

— Ну... Чего приуныл? Видишь, как быстро мы управились? И часа не прошло...

— Где там твой трос? Сам хоть завязать сумеешь или тоже учить надо? — усмехнулся мужчина.

Вадим, стиснув зубы посмотрел на бригадира так словно готов был прожечь его взглядом, но ничего не сказал, лишь суетливо побежав цеплять трос к торчащему из болота внедорожнику, пока мужики покуривая и перебрасываясь шуточками подгоняли поближе свою буханку...

Лена не знала сколько пролежала так, голая, в позе эмбриона с вытекающей из ее дырочек спермой, уставившись в одну точку. Из ступора ее вывел рокочущий звук мотора, приближавшегося со стороны их вынужденной стоянки. С неохотой приподнявшись на локте, она увидела как мимо, неуклюже переваливаясь как черепаха, проскрипела рессорами буханка. Скалящиеся из окошка работяги даже не стали останавливаться чтобы забрать брезент, просто проехали мимо помахав рукой и крикнув напоследок что то скрылись за поворотом.

Лена с трудом встала и пошатываясь принялась натягивать джинсы прямо на голое тело. Вытекающая из нее сперма тут же образовала на них характерные влажные пятна, но ей было уже плевать. Натянув футболку, она открыла пассажирскую дверь подъехавшего «Паджерика» и плюхнулась на переднее сиденье. На мужа она не смотрела и когда он протянул к ней руку, отдернула так словно ее укусил шершень.

— Поехали уже. Хрипло произнесла она глядя куда то в пространство пустым взглядом.

Это были последние слова которые она произнесла до самого Петрозаводска.

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!