Воспоминания о водных процедурах.

Утром (7:00), садясь в машину, увидел её, спешащую на работу. Удивился. Знал, что она живёт где-то рядом, и даже иногда мечтал о случайной встрече, но все-таки оказался не готов.

Догнал ее, открыл окно:
— Здравствуйте! — я вдруг понял, что не могу вспомнить ее имя. Точно помню, что имя какое-то необычное, запоминающееся, но вот, черт возьми, не могу вспомнить!!!
— Здравствуйте! — удивлена... , не узнаёт. — Ой! Зондер!!! Привет!
— Тебе куда?
— Да мне в горку, в кафе «Карабах».
— Садись-садись!!! Рассказывай!
Двадцать минут в машине, после более чем пяти лет. Опять разговор ни о чём. Я очень рад её видеть. Она очень рада видеть меня. Она такая же красивая. Я такой же красивый.
А имя у неё какое-то необычное, простое и запоминающееся.
Запоминающееся, но что-то я, блин, ни хрена не мог сразу вспомнить, как её зовут..

. — Ты кем здесь работаешь?
— Поваром. Временно. Я ищу работу. Хотя, наверное, уже хватит искать.
********************
Последний раз видел ее, примерно лет семь-десять назад.
Тогда она работала барменшей в кафе, возле моего дома (теперь этого кафе уже нет), и я частенько у неё остаканивался. Любил, знаете ли, после работы заглянуть в это кафе, и выпить грамм 200—250 холодной водочки под бутербродик с рыбой.
Спустя некоторое время она стала меня «выделять» среди остальных посетителей, частенько подсаживалась ко мне поболтать. А что еще надо мужичку, пьющему в одиночку? Конечно, приятно было, когда интересная, да что там «интересная», весьма и весьма красивая женщина обращала на меня внимание.

Мне тогда было 43. Ей, примерно лет на 5 меньше. Высокая, статная, юбка выше колен, и это здорово подчеркивает её не очень изящные формы. Она немного полновата, но совсем немного, в этом возрасте такая полнота женщину ничуть не портит, а наоборот, подчеркивает женственность, нежность, мягкость, в общем, все те черты, которые мужикам очень импонируют, проявляя в женщине и подругу (для души), и мать (для защищённости), и самку (для лихих и нежных постельных игрищ). Всё это я видел в ней. И, как потом выяснилось, не ошибался. А до контакта с ней, мне это было понятно на каком-то подсознательном уровне.
********************

Вспомнил! Ура! Вспомнил!
Майя! Или Мая!
Мне почему-то кажется, Майя. — Как племя индейское, млин...
На душе отлегло. Теперь можно говорить смелее и не обезличенно. Она-то моё имя помнит!
**********************

Разговоры ни о чём...
Тогда у нас с ней всё произошло, как-то очень просто. Без особого старания с моей стороны.
Её расположение ко мне, знаки внимания, посылы, пасы... Всё говорило о том, что я нравлюсь, и стоит сделать только шаг... Тогда же мне довелось увидеть её поведение по отношению к мужчинам, которые ей не нравятся. Лёд в глазах, неприступность, неприязнь. Возможно, что это придало мне уверенности, что ко мне отношение — «особенное».
Не мудрено, что через некоторое время, примерно через три-четыре недели знакомства, расхрабрившись от 100 капель, сидевших во лбу, без всяких предисловий, буквально оборвав на полуслове какую-то её реплику, спросил:
— А не согрешить ли нам с тобой?

Она прыснула в кулак:
— Вот те раз!
— Что тебя позабавило? — с серьёзным выражением на лице, но с таким серьёзным, чтобы в любой момент можно было бы всё свести к шутке.
— Да, просто я как-то именно так, от тебя и ждала предложения. Просто и без лишней трепотни. Буквально сегодня так и подумалось! Я заканчиваю в 23. Дождёшься, или зайдёшь под занавес?
***********************
Ой! Меня как водой окатили. Не ожидал такого. Вернее, надеялся на положительный результат, но не сию минуту. Должна же была она поломаться хотя бы для приличия? Такой, не предусмотренный поворот дела.
Вай мэ, мама дорогая!!! Что-то я не готов к такому повороту. Но разве можно об этом вслух? Надо срочно что-то придумывать!
— Я зайду за тобой к одиннадцати.
Бегом домой, что-то, не очень убедительное, врулил в ухо жене, ополоснулся, подушился и бегом обратно.

Хорошо, хоть выпил не очень много. В том возрасте алкоголь уже не помощник в сексе. Наоборот избыток выпитого может только навредить.

(шепотом на ухо читателю...): Пройдет еще пять-семь лет и юмор будет уже другим... , что-то типа: «Теперь страшнее, когда женщина согласна. Потому, что не очень хорошо помню, что с этим делать!»

В кафе я пришёл как раз к моменту, когда она выставляла последнего, заснувшего за столом, выпивателя-посетителя.
— Ты где живёшь? — спросил я, когда были опущены последние жалюзи.
— Здесь недалеко. Сегодня ко мне нельзя. Дома дочь. И знакомить вас ни к чему. Она всё время бдит мой моральный облик. 15 лет — возраст максимализма. Всё или ничего. Мои приключения стараюсь переживать втайне от неё.
— И часто приходится переживать?
— Случается. А ты уже меня присвоил?
— Нет, прости. Просто вырвалось. В общем-то, и так понятно, что ты не обделена мужским вниманием. Поклонников у тебя должно быть вдоволь.

— Для «переспасть» — полно. Для «жениться» — не очень.
За таким, или примерно таким разговорчиком, пройдя всего лишь два перекрестка, мы вошли в подъезд двенадцатиэтажного дома.
Она прошла мимо лифта.
— Нам на второй этаж.
Я следовал за ней.
— Считай, что тебе повезло. Квартира моего друга. Он в отъезде.
— А он внезапно не приедет? — я делаю испуганное, туповатое выражение на лице. — Очень не хотелось бы бегать от кого-то босиком, и тем более, голяком...
Привычно открывает дверь, включает свет.
Я сразу же, не раздеваясь, обнял её сзади одной рукой за живот, другой за грудь.
Вдыхаю её волосы, целую в шею справа.

Она поворачивается ко мне. Первый долгий поцелуй. Спокойный, давно желанный, продолжительный, и потому очень чувственный.
— Мне надо в душ. — она отстраняется и щелкает выключателем в ванной комнате.
— А я уже чист, но могу составить компанию. Гм — кхе... , если не будешь возражать, конечно.
Я всё-таки слегка робею. Ситуация мне всё время кажется слишком примитивной.
— Хорошо. Иди в комнату. Я позову.
Я прошёл в комнату. Включил телевизор, но потом, увидев пульт от аудиоцентра, выключил телик, и включил центр, нашёл «Радио Эрмитаж». Весьма кстати играл неплохой джазовый оркестр.
Что-то меня не зовут, подумалось мне, и тут же услышал из ванной:
— Эй! Уснул что ли?
Я, чуть ли не бегом, кинулся на зов.

— Ты душ будешь принимать в штанах и свитере? — Я даже не сразу понял вопрос, так как попросту онемел от вида роскошной голой красавицы.
Я не единожды представлял себе, как она выглядит без одежды, но всё-таки не ожидал такого совершенства. Фигура просто безупречна. То, что до сих пор мне казалось избытком веса, сейчас было очевидным преимуществом зрелой, знающей себе цену женщины. Идеальная гитара! Утончение в талии, резкая, и одновременно, плавная линия перехода к бёдрам, выбритый лобок, этакая причёсочка (не более сантиметра в ширину, и сантиметров пять в длину) коротко подстриженных лобковых волос. Между ног нет просвета. Всё как у античных красавиц с картин Рубенса и Тициана. Только грудь не как на тех картинах. Грудь настоящая, слегка обвисшая под своей тяжестью, но совсем не портит картину. Размерчик третий. И кожа!!! Я ещё к ней не прикасался, но я уже понимаю, что она идеально гладкая! Короче говоря, всё-всё-всё в меру! Всё без изъяна. Никакого намёка на целлюлит. И если учесть, что ей 37—40, то в пору выступать на конкурсах красоты, если бы таковые были для представительниц этого возраста.
Она прекрасно знает, что выглядит отлично. И видит, что я сражён на повал. Весёлый восторг, улыбка, смешок, брызнула водой мне в лицо:
— А ну, быстро всё снимай и кончай пялиться на меня!
— Блин, да как тут не пялиться, и что значит «кончай»? Прям так сразу? — я стараясь выглядеть уверенным,

ворчу, но уверенность что-то не получается...
— Да ладно! Можешь пялиться! Мне приятно! — она чувствует себя гораздо увереннее, чем я.
Когда я забрался к ней в ванную, она сняла смеситель душа с держателя и стала поливать меня по плечам, растирая воду и прижимаясь ко мне.
Мой приятель между ног тут же показал полную готовность. Она встала на колени в ванной. Поднесла смеситель и одной рукой мыла мне член, то обнажая, то закрывая головку, то массируя яички, другой рукой поливая его водой.
Я тоже не бездействовал. Руками я бродил по её телу, гладил плечи, грудь, спину и свою любимую часть женского тела, которой, кажется, я никогда не налюбуюсь — попку. Когда она опустилась на колени, ласкать её мне стало затруднительно.
Всё происходило как в кино. Как будто мы всё это уже проделывали не раз, и меня это напрягало. Было какое-то едва ощутимое беспокойство. Это было не волнение. Вроде бы я был спокоен. Скорее это была какая-то тревога, объединяющая много моментов.
Ведь это всё рядом с домом. Здесь может быть много знакомых. Нас могли видеть когда мы шли сюда. Вероятность «спалиться» была весьма высока. Да и супружнице своей я буркнул какую-то совсем «гнилую» отмазку. В общем я, в очередной раз, вёл себя, как обыкновенный членистоногий кобель, в смысле: куда член, — туда и ноги!
**********************
Минет... Сколько откровения и опыта в ее движениях. Невольной ревностью отозвалось в голове после того, как она не просто засунула его себе в рот, а сначала положила его уздечкой себе на язык, а потом обхватила губами головку.
***********************

О! Как я люблю этот процесс!
К слову сказать, случились у меня в прошлом две женщины, которые в сексе предпочитали всему остальному фелляцию. И реально испытывали оргазм от этого. А все прочие изыски, как то коитус или куниллинг их, что называется, не втыкали. Увы!
Кстати с одной из них у меня, к великому моему сожалению, самого полового акта так и не состоялось. Странное стечение обстоятельств, и мы потеряли друг друга... и я считаю то самое приключение, достойно описания на Мендозе, хоть и не состоялось... ! Жаль, что не состоялось. Очень жаль!
В памяти осталось имя, весьма приятная внешность, фигурка и ласковое обращение с моим органом. Она с ним даже разговаривала. Шутливо, конечно, но в этом ведь и есть притягательность, шарм, и волшебство оральных ласк!!!
***********************
А сейчас я держал Майю (или всё таки Маю?) за плечи, а она, обхватив меня за бедра под самыми ягодицами, очень глубоко впускала член в горло, прерываясь на пару секунд после двух — трех качков и снова повторяя. Ладонями она разводила мне ягодицы и пальцем трогала мой анус. Знает и умеет! Умеет очень быстро довести партнёра до пика напряжения. Понимаю, что сейчас изольюсь оргазмом... Да и стоять на дрожащих от возбуждения ногах уже трудновато. Надо срочно перебираться в комфортную постель.
Дотянувшись до крана, я выключил воду.
— Ты не хочешь в ванной? — Спросила она, оторвавшись от своего занятия.
— Как ты хочешь! — ответил я, из последних сил стараясь сохранить лицо джентльмена, — я готов хоть на шкафу! Но лучше уже перебраться в комнату. И осторожнее, Мадам! — я стараюсь выглядеть остроумным. — Ещё мгновение, и мне потребуется реанимация!
— Пусть тебя это не беспокоит! Я реанимирую вас обоих в два счёта! Мне хочется, чтобы ты кончил мне в рот.
— Да я с удовольствием, только потом потребуется время на восстановление.
Я обнял ее, и одной рукой погладил попку. И снова протяжный поцелуй, переплетенные языки, фантастика и безумие прикосновений...
Она протянула руку, сняла висящее на крючке полотенце и стала меня обтирать. Делала она это мягко и тщательно, что тоже придавало стимула к возбуждению. Членом я всё время ощущал контакт с ее телом и сам завидовал своей эрекции.

Взяв край полотенца, я тоже вытираю её. Она покорна. Поворачивается ко мне боками, в зависимости от того, куда я направляю движение своих рук. Я всё чаще задерживаюсь пальцами у неё в промежности, проникая средним пальцем в жаркую слизистую глубину. Это ей нравится, и непроизвольный стон, плюс прерывающееся, надрывное дыхание свидетельствуют тому.
Слегка сгибаю ноги, подхватываю левой рукой её под правую коленку и, приподняв, таким образом, в сторону её ногу, направляю своего приятеля в промежность. Всё получается быстро и член плавно входит во влагалище. Майя (так всё таки Майя или Мая?) опирается поднятой ногой на край ванны. Двигаться в такт моему натиску ей неудобно, поэтому я делаю всё сам.
Секс стоя неудобен, но весьма хорош, как прелюдия к постельному продолжению. Она громко и горячо дышит, и жадно хватает меня губами.
Чувствуя приближение, и уже не стесняя себя джентельменством, спрашиваю:
— Вы просили в рот? Оно есть у меня.
Мая (бля! Да как её зовут-то?), наверное, ждала этого вопроса. Раз!!! И она опять на коленях. Два!!! И она старательно высасывает из меня всё, что я накопил за последние дни. Три!!!
Краткая потеря сознания, слабая, неуверенная ориентация в пространстве (а член всё ещё у неё во рту) и приходя в чувство, пытаюсь этот самый член изъять, но не очень успешно. Точнее говоря мне его просто не отдают, так как считают, что сделано ещё не всё.
В конце концов я его заполучаю обратно, но всёравно из ванны меня ведут в спальню держа за сдавший свои позиции орган, как упирающегося щенка на поводке.
*******************************
Вот собственно и вся история. Рассказал так, как запомнилось.
Рассказал, потому что такие яркие моменты в сексе бывали со мной не часто. Скажем один раз из двадцати.
Длились наши отношения не долго. Встречались мы еще, кажется, четыре раза. Но таких ярких зарисовок больше не запомнилось. Мне нравилось заканчивать акт ей в рот. Далеко не многие мои секс-подруги это любили. Она, скорее — исключение из правил.
*******************************
Я запустил двигатель, Мая (или Майя) открыла дверцу...
— Ну, пока. Рад был встрече!
— Я тоже рада. Пока.
— Телефон дашь?

— Набирай!

Она продиктовала свой номер. Я сделал вызов, у нее теперь тоже есть мой телефон.

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!