В роскошных апартаментах президентского номера, на большом мягком диване, удобно расположился генеральный директор холдинга Роман Петрович. В свои сорок пять лет он имел поистине устрашающий вид — хищный нос, тонкий рот, волевой подбородок, угрожающе насупленные широкие прямые брови и проницательные глаза, коротко стриженые угольно-чёрные волосы, широкие плечи и зловещую улыбку.

Ко всем своим сотрудникам он обращался исключительно на «ты» и не стеснялся признавать, что ему нравится ощущать собственную силу и могущество. Под его началом трудилось более тысячи человек. Они обслуживали четыре отеля премиум класса в трёх мегаполисах страны. Но, кроме этого, холдинг располагал двумя подпольными казино с залами игровых автоматов. Естественно, об этом мало кто знал.

С самого начала Роман Петрович взялся за дело с энергией и упорством. Человек, занимающий столь ответственную должность, обязан обладать острым умом, способным разрешить одновременно множество проблем. Поэтому, тяжёлый труд не остался без вознаграждения — холдинг стал процветать и развиваться...

Напротив него, в широких кожаных креслах, сидели Виктор Сергеевич и его секретарь-референт — Инга.

Интерьер апартамента был залит ярким электрическим светом, стилизован под старину, а размеры поражали воображение. Лампы с абажурами из горного хрусталя; солидные гардины на огромных окнах-арках; свежесрезанные цветы в расписных вазах; большой мягкий диван с массивными подлокотниками и такие же кресла рядом с ним и напротив; дубовый секретер позапрошлого века; стеклянный шкаф с фарфоровыми сервизами на полочках и мраморный камин, отделанный золотом. Из окон открывалась великолепная панорама на ночной город, залитый манящими сияющими разноцветными огоньками. Антикварный антураж номера прекрасно гармонировал с огромными плазменными телевизорами, компьютерами, роботами-помощниками и музыкальной стереосистемой.

На журнальном столике стояло несколько пузатых бутылок отличного дорогого алкоголя и ведёрко со льдом.

— Инга, плесни нам виски, пожалуйста, — пробасил Роман Петрович. Его голос звучал спокойно, но под этим спокойствием скрывалось нечто настораживающее.

Элегантная секретарша выбрала бутылку BАLLАNTINЕS. Открыв её, наполнила снифтеры льдом, долила виски и подала мужчинам.

Глаза владельца холдинга медленно скользили по мягким очертаниям лица молодой женщины, роскошным светлым локонам, манящей фигуре. Она была в безупречного покроя костюме от знаменитого дома моды, с короткой и узкой юбкой и пиджаком, плотно облегающим шикарную фигуру. Её белокурые волосы были уложены в изящную высокую причёску, искусный макияж подчёркивал красоту, а немного подведённые глаза казались сияющими на солнце драгоценными камнями. Небесного цвета пиджак доходил до середины аппетитных бёдер. Янтарные пуговицы прекрасно гармонировали с янтарного цвета кручёной тесьмой на лацканах, воротнике и рукавах. Короткая белоснежная юбка и голубые кожаные туфельки на шпильках, умопомрачительно удлиняли и без того длинные стройные ноги. Вообщем, выглядела Инга, уверенной в себе и вызывающе сексуальной.

Перед тем как появиться в президентских апартаментах, полчаса назад, она энергичным шагом вошла в кабинет Виктора Сергеевича, в сопровождении аромата утончённых духов, и обратилась к своим помощницам:

— Привет, девчонки. Комиссия будет здесь через десять минут. У меня к вам просьба. Сейчас дуйте вниз в ресторан. Там приготовлены тележки с горячими блюдами и закусками. Поднимайте их сюда и расставляйте на этот стол для заседаний. В комнату отдыха я буду сама их заносить.

Светлана и Настя без промедления принялись выполнять её поручение...

— Как там наши? — строго спросил Роман Петрович. Его взгляд прожигал Ингу насквозь.

— Всё нормально, Роман Петрович, — отозвалась она. Колени её дрожали, а по коже бегали мурашки. — Леонид Игоревич и Лев Давидович уже в комнате отдыха, а ваш телохранитель Валерий, в приёмной. Мои девочки их угощают и заботятся о них.

Потягивая виски, он внимательным взглядом изучал её с головы до ног. Да, в ней был класс, это несомненно. И к тому же — красива, обаятельна, умна и сексуальна.

— А, это те — блондинка и брюнетка, которых мы видели в кабинете Сергеича? — загадочная улыбка скривила его губы. — Официантки из ресторана?

— Нет, они продавщицы сувениров и газет из наших киосков, — молодая женщина излучала доброжелательность и искренне хотела произвести на него хорошее впечатление. — Просто помогают мне сегодня.

Роман Петрович сделал ещё несколько глотков вкуснейшего напитка и внимательно посмотрел на Виктора Сергеевича. Весь день его мысли были заняты очень важным делом, которое предстояло сейчас обсудить с управляющим отелем наедине.

— Инга, выйди-ка на полчаса, — он строго приподнял бровь. — У нас будет серьёзный разговор.

Она улыбнулась с видимым напряжением и без промедления встала с кресла.

— Хорошо, Роман Петрович.

«Очевидно, речь пойдёт о том, ради чего он на самом деле и приехал из Москвы», — поняла Инга и вышла, плотно закрыв за собой дверь.

— Ну, что ж, начнём, — сурово произнёс Роман Петрович, и его брови сошлись на переносице. — Отель держишь в неплохом состоянии. Ты давно работаешь, по-другому и быть не могло. Но теперь тебе предстоит заняться настоящим делом, — под его пристальным взглядом Виктор Сергеевич невольно поёжился. — Какие у тебя отношения с «отцами города»?

— Близкие, — как можно спокойнее ответил директор отеля. — Постоянно пасутся здесь со своими любовницами.

— Отлично, — довольно произнёс генеральный. — Мы хотим открыть в городе нелегальное казино. И тебе предстоит заняться этим.

Смысл сказанного не сразу дошёл до сознания Виктора Сергеевича, а когда дошёл, от удивления у него округлились глаза. Он вскинул голову и сразу натолкнулся на твёрдый проницательный взгляд московского шефа. Спустя мгновение он покорно кивнул.

— Работа не сложная! — голос генерального смягчился, исчезли металлические нотки, но в нём появилась хрипотца, что опять насторожило его визави. — Найдёшь помещение в центре, подберёшь персонал, позаботишься о безопасности, запасном выходе, секретности. В первое время пускать будешь только «своих» и строго по рекомендациям.

— Дело незнакомое для меня. Новое, — Виктор Сергеевич никак не мог сконцентрироваться на своих мыслях, близость босса волновала его, мешала собраться. — Справлюсь ли?

— Справишься, Витя... , — спокойным тоном произнёс гость из Москвы и в глазах его загорелся какой-то странный огонёк. — Леонид на месяц останется здесь и поможет тебе запуститься. Он уже не первое казино открывает, опыт огромный. Оборудование и обучение персонала на нём. Он же и будет управляющим. Все бабки будут проходить тоже через него.

— А после? Когда он уедет, кто будет? — попробовал поторговаться Виктор Сергеевич. В голове созревал пока ещё смутный план действий. Он не был любителем авантюр, но, по всей видимости, у него не оставалось выбора. — Да и мэрам-шмэрам, ментам, прокурорам надо что-то отстегнуть за «закрытые глаза».

— Поставишь своего человека, надёжного, — в голос главного босса снова вернулись ледяные нотки. — А за взятки не переживай. Вон, Лёва отстегнёт тебе столько, сколько нужно, чтоб купить всю верхушку города.

Следующие двадцать минут деловые мужчины провели за обсуждением деталей и решением организационных вопросов...

Когда всё было обговорено, Роман Петрович облегчённо выдохнул:

— Ну, зови Ингу, пусть ещё нальёт и посидит с нами.

Спустя пару минут, вернувшись в апартамент, исполнительная секретарша снова наполнила бокалы виски и опустилась в кресло напротив Романа Петровича. Её стройные ноги оказались слегка раздвинуты как раз настолько, чтобы позволить владельцу холдинга увидеть под белоснежной юбкой красивые нежные бёдра и манящую полоску шёлковых трусиков между ними. Его взгляд стал более напряжённым.

Раззадоренный алкоголем и атмосферой, Роман Петрович смотрел на неё с хищной улыбкой. Выпитый виски приятно горячил кровь.

— Сергеич, оставь нас одних на полчасика, — он решил, что не стоит тянуть и лучше сейчас и здесь сделать, то, что задумал. — Нам надо пообщаться с твоей красавицей-секретаршей.

— Но, Роман Петрович, вы ведь знаете как дорога мне Инга, — опешивший директор отеля с мольбой взглянул на своего главного босса. — Пожалуйста, не надо...

— Что? Ты — старый осёл, будешь мне перечить? — Роман Петрович с трудом проглотил слюну, а кадык его дёрнулся так, будто он целиком заглотил кусок мяса от шашлыка. — Немедленно пшёл вон отсюда! И проследи, чтоб сюда никто не зашёл в течение получаса. Убирайся...

«Должно быть, выпил лишнего», — с ужасом подумала Инга. Её начало трясти от страха.

Виктор Сергеевич побледнел. Его учащённое дыхание оборвалось, в горле запершило, рот открылся, но губы так и замерли в немом крике. Он попытался что-то произнести, но вместо звуков вырвался лишь жалобный стон. Слёзы ручьями покатились по его щекам. Медленно встав и обречённо опустив плечи, он нехотя вышел и тихонько прикрыл за собой дверь...

— Подойди ко мне! — взмахнув рукой, подозвал московский шеф.

Испуганная женщина с трудом заставила себя подняться с огромного кожаного кресла и подошла вплотную к опьяневшему мужчине. Он быстро запустил руку ей под белоснежную юбку, проведя рукой вверх по ноге, гладкой, как шёлк. Встретив тонкую преграду в виде лёгких трусиков, ладонь его остановилась. Молодая женщина упрямо сжала бёдра и яростным шёпотом, стараясь держаться как можно естественней, выдавила из себя:

— Убери руку немедленно! Как ты смеешь меня трогать, скотина!

Его глаза резко сузились и лицо побагровело, в то время как он охватил злым взглядом её шикарную фигуру, а губы в гневе скривились.

— Да ты часом не охуела прибалтийская шлюха? Совсем берега попутала? — взвился он в ярости. — Думаешь я не знаю как ты отсасываешь у этого толстого борова каждый день в его кабинете? А у него ведь семья есть, дети! И у тебя тоже есть лох-муж и ребёнок!

Быстро вскочив, он схватил прядь её белокурых локонов, с силой намотал на ладонь и притянул к себе, приблизив почти вплотную её лицо к своему.

— Запомни сучка, это ты для них уважаемая и неприступная секретарша шефа, а для меня ты — вещь! Моя собственность! — Инга смотрела на него широко раскрытыми от страха и ненависти глазами. — И я буду делать с тобой всё что захочу! Иначе ты и твой старый пердун вылетите отсюда через две минуты! Поняла?

— Вы делаете мне больно, — пролепетала она, морщась от боли.

— Тогда делай то, что я тебе говорю. Ты ведь не хочешь проблем своему шефу? — презрительная улыбка скривила губы обезумевшего от желания мужчины. — Твоё тело принадлежит мне, и я могу делать с ним всё, что захочу.

— Но нас там ведь ждут, поймите... , — она попыталась урезонить опьяневшего шефа. — Может будет лучше встретимся позже?

— Не переживай. Мы всё сделаем быстро, — сухо буркнул он. — Я тебя буду итак ебать пока буду здесь.

Молодая женщина оцепенела. Он грубо схватил её руку и насильно положил себе на пах.

— Ну, прошу вас... , — сломленная белокурая женщина покачнулась, закрыла глаза, дыхание её участилось.

Пальцы трогали его лишь мгновение, а затем она отдёрнула ладонь.

Вновь запустив руку ей под юбку, он нетерпеливо достиг полупрозрачных трусиков. Обхватив её промежность, он жадно помял сочную вагину и, спустя мгновение, ощутил, как она возбудилась. Половые губы распухли, их влажное тепло ощущалось даже сквозь тонкую ткань. Закусив нижнюю губу, Инга слегка покачивалась взад-вперёд и тихо стонала. Желание охватило её горячей волной.

Роман Петрович быстрым движением расстегнул ширинку, спустил брюки, вытащил возбуждённый фаллос из трусов и стал поглаживать его левой рукой добиваясь мощной эрекции.

— Смотри на него, сучья блондинка, — прохрипел он.

Инга попыталась отвернуться, но он ударил её ладонью по плечам и заставил встать на колени. Она едва дышала и не могла вымолвить ни слова.

С силой наклонив её голову назад, он вынудил девушку открыть рот.

— Ну-ка пососи!

Она попыталась закрыть рот, но он снова хлопнул рукой по спине, и она жалобно вскрикнула от боли.

— Ну! Быстро!

Элегантная секретарша медленно протянула руку к его твёрдому пенису, одновременно стараясь встать поудобней. Обхватив его одной рукой, другой она осторожно взялась за тугой мешочек с тяжёлыми яйцами. Быстро проведя языком по всей длине горячего фаллоса, Инга полностью взяла его в рот и, сложив руки на бёдрах мужчины, принялась осторожно сосать.

Её уста были такими ласковыми, а язычок таким умелым, что Роману Петровичу захотелось, чтобы это ощущение длилось вечно. Чем быстрее она двигалась и чем плотнее раздувшаяся головка касалась её нёба, тем ближе он был к тому, чтобы потерять контроль над собой.

Наконец, точно очнувшись, он быстро поднял её с колен, задрал узкую белую юбку и стянул её нежные шёлковые трусики. Мелькнули белые бёдра и идеально выбритый лобок. Плюхнувшись на диван, он посадил её сверху и, обхватив рукой твёрдый и толстый стержень, резким движением вогнал его в самую глубину молодого горячего влагалища. Его огромная и скользкая бархатистая лиловая головка с трудом раздвинула её половые губы. От безысходности и почувствовав прилив наслаждения, опытная молодая женщина начала энергично двигать вагиной. Пиджак распахнулся и стал виден чёрный кружевной лифчик — с застёжкой спереди и изящными атласными лямочками.

В президентском номере раздавалось лишь тяжёлое дыхание и чмокающие звуки, которые издавала слившаяся плоть. Соприкасались только половые органы. Их губы ни разу не встретились, они не ласкали друг друга, если не считать прикосновения бёдрами. Обеими руками сильный мужчина сжимал белые, как молоко, ляжки великолепной секретарши, его мошонка громко шлёпалась об её круглые ягодицы, а раскалённый фаллос пронзал её вновь и вновь. Она ритмично скакала на нём, откинув белокурые локоны назад, прижав руки к бокам и двигаясь синхронно, они пребывали в состоянии почти полного экстаза. Почувствовав, что кончает, Роман Петрович задрожал, выгнулся дугой и мощной струёй разрядился в неё. Из груди его вырвался громкий протяжный стон и отозвался глухим эхом по всему огромному президентскому апартаменту.

В этот-же момент, дрожа всем телом, белокурая женщина раскачивалась взад-вперёд, приглушённо вскрикивая в экстазе. Даже когда мужчина успокоился и затих, она всё-ещё продолжала двигаться, а потом, наконец, остановилась, но по-прежнему осталась сидеть сверху. Лицо её сильно покраснело, глаза были открыты, но смотрели на него невидящим взглядом...

Всемогущий директор холдинга широко и удовлетворённо улыбался.

— Теперь доволен? — зло спросила Инга. Её возбуждение ещё не прошло, лицо было по-прежнему красным.

Она быстро встала, оправила юбку, поспешно подняла с пола свои трусики и, не надевая, сунула их в карман пиджака.

— Ты была просто огонь, милая, — в его голосе слышались нотки примирения, а глаза смотрели ласково. — Теперь я понимаю, почему этот старый развратник так прикипел к тебе.

Прибалтийская красавица смерила его ледяным взглядом.

— Я могу идти? — процедила она.

— Иди, — бодро ответил он, то и дело поглядывая на часы. — Я приду через полчаса.

С превеликим трудом подавив в себе злость, униженная молодая женщина развернулась и вышла из апартамента, хлопнув дверью...

Примерно через полчаса, войдя в комнату отдыха, и сев во главе стола на высокий резной стул, напоминающий трон, Роман Петрович внимательно огляделся, стараясь охватить придирчивым взглядом находившихся внутри троих мужчин и одну женщину.

На накрытом кружевной белоснежной скатертью столе, аппетитно разместились заказанные Виктором Сергеевичем и доставленные из ресторана гостиницы Светланой и Настей, изысканные ароматные

закуски и наборы соблазнительных деликатесов. Внушительные порции с несколькими видами мяса — бараньи дутые котлеты с яйцом, телячьи эскалопы с клубникой и сливками, утка в соусе из белого вина, курица, фаршированная яблоками, раковый суп, сочный шашлык; тарелки со всевозможными салатами — греческим, с ранними весенними овощами, креветочным суфле, маринованными грибами, копчёной лососиной, солёными огурчиками; десертами — чёрной и красной икрой, земляникой в сметане, замороженной клюквой, персиками в розовом мартини, сладчайшей дыней, другими овощами и фруктами. Чуть поодаль, в серебряных вазах, возвышались золотистого цвета пирожки и чебуреки, вафельные трубочки с кремом и шоколадом, белый и чёрный хлеб, свежайшие узбекские лепёшки.

На стеклянном журнальном столике торжественно выстроились в ряд разноцветные бутылки с дорогим виски, марочным коньяком, русской водкой, розовым мартини, французским шампанским, испанским белым и красным вином, чешским холодным пивом.

Инга, слегка приглушив освещение, зажгла маленькие греющие свечи, и расставила их на полках стенного шкафа так, что тёплые жёлтые огоньки трепетали на потолке и стенах, создавая атмосферу уюта и спокойствия. Фоном играла лёгкая инструментальная музыка.

По левую руку от директора холдинга, на диване, расположился директор одного из нелегальных казино — Леонид Игоревич. Он был совершенно очарователен и в течение всего ужина развлекал всю компанию. Ему было тридцать два года. Аккуратно подстриженная бородка была намного темнее его светлых волос. На нём был светло-синий костюм с голубым шёлковым галстуком. Натуральный русый цвет волос притягивал взор. Густые и волнистые, они слегка падали на широкий лоб. Синие зрачки смотрели ласково и дружелюбно, несмотря на то, что Роман Петрович время от времени бросал в его сторону недовольные взгляды.

Леонид был очень общительным и коммуникабельным, обладал отличным чувством юмора и практическим взглядом на жизнь, что было так необходимо для работы такого рода. От него зависели абсолютно все работники подпольного казино — бармены, официанты, дилеры, крупье и менеджеры. Служащих он выбирал сам, принимая во внимание не только их профессиональные, но и личные качества.

Рядом с ним, на диване, восседал толстый мужчина с бледного цвета кожей и тёмными, кучерявыми, седеющими на висках волосами. Судя по морщинам на лице, ему было за пятьдесят. Усталое, слега выбритое, лицо, круглая челюсть, двойной подбородок, мясистый нос с горбинкой. Это был Леонид Мойсеевич, главный бухгалтер холдинга. Слева от него примостился потёртый, чёрный кожаный портфель.

По правую руку от Романа Петровича, на правах щедрого и добродушного хозяина, расположился сам Виктор Сергеевич.

Инга-же устроилась чуть поодаль от остальных, за другим торцом стола, поближе к двери, стараясь не мешать разговору мужчин. Она только изредка выходила в кабинет директора для замены блюд, напитков и использованной посуды...

— Пригласи своих подружек, — громко, приказным тоном, пробасил Роман Петрович обращаясь к белокурой секретарше. — Пусть разбавят нашу мужскую компанию.

Спустя пару минут, вернувшись в комнату с девушками, Инга, официальным тоном представила своих помощниц:

— Светлана и Анастасия, — и, кивнув в сторону двух стульев стоящих у стола, предложила. — Располагайтесь, девочки.

— Ээээ, нет, — срывающимся голосом воскликнул Леонид Игоревич, испепеляя взглядом очаровательную сексуальную блондинку в коротком платье с низким декольте, щедро обнажавшим роскошную грудь и глубоким вырезом на спине, подчеркивающем каждый соблазнительный изгиб её тела. — Пусть Светлана сядет рядом со мной.

Девушка лучезарно улыбнулась и кивнула головой. Пролезая на диван и располагаясь между мужчинами, она невольно наклонилась и от этого движения её полная упругая грудь соблазнительно округлилась, а светло-коричневые соски обозначились ещё чётче.

Настя хотела было опуститься на стоявший рядом с ней стул, но Виктор Сергеевич схватил её за руку и почти насильно посадил на стул рядом с собой. Юная девушка покраснела. Ещё и потому, что она ощущала себя раздетой в этом платье. При каждом резком движении она боялась, что её молодая упругая грудь выскочит из декольте, а короткая юбка задерётся ещё выше.

Слушая разговоры гостей из Москвы, девушки, невольно стесняясь и краснея, постепенно привыкали к необычной обстановке. Потягивая виски со льдом, они с интересом разглядывали собеседников, широко раскрыв глаза и изогнув тонкие изящные брови. В своих откровенных платьях, обтягивающих их молодые округлые груди и длинные точёные руки, молодые подруги то и дело ловили откровенные взгляды мужчин.

Настя старалась выглядеть спокойной и безмятежной. Позолота, хрусталь, фарфор — всё смотрелось изыскано и красиво. Живые цветы, приглушённый свет, интимная обстановка, радующие глаз, аппетитные яства — ужинать в такой роскоши неискушённой девушке ещё не приходилось. Но она явно не до конца понимала, о чём говорят мужчины. А они, женатые или нет, были людьми самостоятельными. Их интересы, в основном, крутились вокруг бизнеса, женщин и постельных игр, но не с законными жёнами. В процессе разговора девушки удивлённо переводили взгляды с одного мужчины на другого.

Время текло незаметно и общение за столом продолжалось. Говорили обо всём — о погоде, о положении в стране и мире, о развитии гостиничного бизнеса, обсуждали московские слухи и сплетни. Разговор продолжался примерно в том же ключе, пока почти все не наелись. Несколько раз передавали по кругу пузатый бокал с водкой и льдом. Девушки попытались было отказаться, но их уговорили сделать по глоточку. А слегка опьяневшая Светлана, пригубив, даже одарила всю компанию лучезарной улыбкой.

Сидя в полутёмной комнате и потягивая крепкий и ароматный виски, девушки вскоре расслабились и почувствовали себя легко и непринуждённо. Только Инга держала себя в руках, почти не пила и часто выходила в кабинет, меняя столовые приборы и посуду...

— Вы меня заинтересовали, Светлана, — слегка наклонившись, прошептал Леонид Игоревич, почти коснувшись своей бородкой уха сексуальной блондинки.

— Чем именно? — полюбопытствовала красивая продавщица журналов.

От неё исходил пьянящий аромат, её изумительные груди так и переливались под низко вырезанным платьем, а крутые бёдра чётко обрисовывались под ним.

— Вы — очень сексуальны, — он погладил её обнаженную руку и придвинулся к ней вплотную.

Девушка отчётливо ощутила прикосновение его ноги под столом. Сердце гулко застучало у неё в груди, по спине поползли мурашки. Левую руку он положил ей на аппетитное бедро и сначала мягко, а затем всё настойчивее стал его мять и поглаживать. К своему изумлению, она поняла, что возбуждается. Колени задрожали, соски затвердели, дыхание участилось. Их тела теснее прильнули друг к другу. Тем временем, рука, не давая ей опомниться, уже проникла под платье и ловко добралась до кружевных трусиков. Света чуть шевельнулась, понимая, что должна сопротивляться, но мужские пальцы быстро проникли под ткань и стали нежно ласкать мясистый гладкий лобок. У неё закружилась голова и её стало бросать то в жар, то в холод. Влагалище начало конвульсивно сжиматься, клитор увеличился и задрожал. Она шире раздвинула ноги, выпятив низ живота. К счастью никто за столом не замечал её состояние.

Не в силах бороться с искушением, Светлана незаметно расстегнула ширинку, проникнув под мужские трусы жадно схватила эрегированный член Леонида и принялась скрытно сжимать и гладить. Она просто таяла от ощущения твёрдости и основательности этого мужского достоинства, щедро покрытого вздувшимися кровеносными сосудами, горячего и с бархатистой на ощупь алой головкой.

Мужчина, постанывая от удовольствия, но пытаясь не привлекать к себе внимание, тоже ласкал влажную промежность и проникал пальцами в сочную внутренность. Заставив её пошире раздвинуть ноги под столом он, просунул средний палец в мокрую половую щель великолепной девушки и принялся тереть ладонью область клитора.

Светлана сделала успокаивающий вздох и выдохнув тихо прошептала:

— Остановитесь, Леонид, прошу вас...

— Ещё немного, — прохрипел он в ответ. — Быстрей подрочи его.

Она энергично, насколько это было возможно, чтоб никто не заметил, задвигала рукой. Скатерть надёжно скрывала эти ритмичные движения. Спустя несколько мгновений раздался сдавленный крик, шумное дыхание и она почувствовала, как из отверстия в головке фаллоса, под столом, вылетает тёплый сгусток, за ним — второй, потом — третий...

Через минуту, Леонид Игоревич, незаметно чмокнул девушку в белое плечико и слегка отодвинулся.

— Мне нужно проветриться, побыть минут пять на свежем воздухе, — с улыбкой промолвила красивая блондинка и вышла из-за стола.

Она быстро прошла кабинет директора, приёмную, в которой на диване отдыхал телохранитель Романа Петровича — Валерий, вышла в коридор и спустилась на лифте в туалет. Её шикарное изнывающее тело просто требовало разрядки.

Спешно приведя себя в порядок, она вернулась в приёмную Инги — просторную комнату с высокими потолками, оклеенную светло-голубыми обоями, в которой стояла белая современная мебель с офисной техникой, стеклянный журнальный столик, несколько кресел и громадный, кожаный, мягкий диван.

В комнате ярко горел свет. Шторы были отдёрнуты, и за окном вдалеке виднелся сияющий разноцветными огоньками длинный узорчатый мост через, блестевшую в свете луны, реку.

— Скучаете, Валерий? — проворковала она. — Принести что-нибудь?

Валерий, сняв пиджак, небрежно бросил его на кресло, и теперь глазам Светланы предстал мощный торс опоясанный ремешками и кобурой с торчащей из неё рукояткой пистолета.

С телохранителем они уже познакомились ранее. Молодой человек в превосходно сшитом костюме был похож на темноволосого бога — загорелый, мускулистый, пышущий здоровьем, с ловкими, уверенными движениями, с осанкой спортсмена и смуглой кожей. От него веяло свежестью и чистотой, уверенностью и силой. По всему было видно, что он из породы настоящих телохранителей — профессионал экстра-класса.

— Сок, если можно, — сказал он и обвёл Светлану оценивающим взглядом с головы до ног, не пропустив ни одной детали. Разрез на её платье слегка разошёлся, обнажив практически всё упругое нежно-белое бедро. — Алкоголь мне на работе нельзя.

Подавая бокал с соком, она почувствовала, как заворожёно он смотрит на её полуобнаженную пышную грудь.

«Видно, что нравится, — подумала она. — Сейчас наверняка спросит: «Светлана, вы замужем?».

— Светлана, вы замужем? — словно прочитав её мысли, спросил Валерий.

«Мужчины так предсказуемы!» — подумала она и, загадочно улыбаясь, ответила:

— Нет, я разведена.

И опустившись на диван рядом с ним, почувствовала, как от его тела исходил жар. Недвусмысленно взглянув на его брюки, вдохнула аромат его одеколона. Опустив взгляд на руки молодого телохранителя, она заметила на пальце обручальное кольцо. Конечно же, он был женат! Ну и что с того, он ведь сейчас в командировке!

Потягивая сок, Валерий тоже прожигал взглядом сочную блондинку. На неё и впрямь стоило залюбоваться. Несколько прядей светлых волос выбились из пучка «конского хвостика» и плавно ложились на стройную шейку. Белая упругая грудь очаровательно вздымалась под тонкой материей. Лёгкое платье плотно обтягивало соблазнительные выпуклости бёдер и ягодиц, демонстрируя изящную линию ног. Красивая, эффектная и очень, очень сексуальная молодая женщина! В последнее время Валерий часто мечтал о девушке с таким роскошным телом. А кто бы не мечтал?

(Продолжение следует)

LIZZАSTАR

lizzаstаr@оutlооk.cоm

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!