«Кира, сначала посмотри видеофайл, Потом прочти письмо.»

Кира открывшая новое послание Безликого, достала из сумочки наушники, подсоединила их планшету и вставив одну «таблетку» в ухо включила воспроизведение.

На экране появилась комната, судя по обстановке люкс в каком то недешевом отеле, огромная кровать, ваза с цветами на белой с золотистой отделкой тумбочке, в той же цветовой гамме была выполнена вся обстановка, на небольшом столике стояло открытое шампанское два бокала и ваза с фруктами. помпезно и абсолютно безвкусно, ну, точно отель.

На кровати раскинув в стороны полусогнутые в коленях ноги, лежала обнаженная женщина, лица ее видно не было.
Голый мужчина подошел к столу и налив себе в бокал шампанского выпил и поставил пустой. бокал на стол.
Мужчина не оборачивался, так что лица его было не разглядеть, но этого и не требовалось.
Задницу этого урода, она узнает из тысяч задниц. Да и как можно, с первого взгляда не признать задницу ублюдка, с которым прожила пятнадцать лет. Лешенька, стервец подошел к кровати и тряхнув своими причиндалами (ох, недолго им болтаться осталось, скоро она до них доберется) повернулся к камере своей мерзкой рожей (пока еще не разодранной ее ногтями, ну это недоразумение она быстро исправит, окропим маникюр красненьким) и полез на кровать к этой сучке.

Голова этого уебка, пристроилась у твари, между жирных ляжек, и задергалась как в припадке.
Эта корова застонала, видно его поганый язык ей понравился, или прикидывается блядина.
Сука. А ведь ей он куни уже лет десять не делал, все отлынивал гад, а она дура не настаивала, ну ничего, теперь он у нее по полночи все вылизывать будет, а что ему без мотни то еще делать.
Эта шалава, ухватила его за волосенки и давай волохать мордой по своей пизде, а этот дебил только жопой виляет.

Потом эта шлюха раком встала, но морду блядскую не видно, длинные блеклые патлы закрывают, и концы на них секутся. А ее родимый ушлепок, засунул свой отросток в разъебанную кем попало манду, причем твареныш даже гондон одеть поленился, всю заразу собрал, а ведь вчера он этим самым хуишкой, в ее девочку тыкал, и в ротик она сдуру эту дрянь потащила, тьфу... тьфу. Мерзость.
Эта хрюшка космами трясет, небось все вокруг перхотью засыпала, и визжит как выхухоль.
А голос то какой противный. А ее благоверный кобелина, пыхтит как паровоз, старается изо всех сил, сученок, лучше бы над родной женой так постарался, а то пару минут и зубами к стенке, а тут гляди ж ты, уже минут пятнадцать наяривает, ей такого счастья уже лет восемь не перепадало. Наконец задергался, кобелек похотливый, слил в этот общественный спермоприемник свои три капли и с довольной харей рухнул на кровать этого притона.
Лярва села и повернулась к камере.

У Киры все внутри оборвалось, она уронила планшет на стол, вытерла ладонью выступившую холодную испарину на лбу. Дрожащими пальцами достала сигарету, нетвердой рукой вставила ее в рот. Несколько раз чиркнула зажигалкой, но безуспешно. Подскочивший официант поднес к ее лицу трепещущий огонек. Кира прикурила, глубоко затянулась и благодарно кивнула парню.
« Можно коньяк. Пятьдесят... Нет сто... грамм. И если можно, побыстрее.»

Молодой парень, видя волнение постоянной посетительницы, да и конце концов, она ему просто была симпатична, поспешил выполнить ее заказ.

Выпив коньяк одним глотком, она попросила повторить.
Когда принесли второй стакан, Кира сломав в пепельнице наполовину выкуренную тонкую сигарету, тут же закурила вторую и сделала маленький глоток.

Кира взяла планшет и взглянула на него. С экрана, на нее смотрела Светлана Баринова.

«Кира, ты представляешь, что будет, если эту запись увидит господин Баринов?»

Правду говорят, что в некоторые моменты мужики думают не головой, а головкой.
Лешка, умудрился трахнуть, единственную бабу, которую трахать было нельзя, ни при каких обстоятельствах. Он подставил не только себя, но и ее и Дашку.
Что стукнет в голову Барину после просмотра этого кино? И что он сделает с Лешкой, ей даже представить страшно, Да и ее, Киры безопасность под большим вопросом, особенно в свете того инцидента. Око за око. И по жесткому варианту. А противопоставить, кстати вполне справедливому, гневу недоолигарха, им абсолютно нечего. Нет. Барин ЭТО, увидеть не должен. Ни в коем случае.

Что от нее потребует Безликий, вот тоже сволочуга, она примерно представляла. Сфера его интересов, ей известна. Деньги ему не нужны, это наверняка, да и что с них взять, обычная московская семья. А вот от живой игрушки он ни за что не откажется. И самое страшное, что по большому счету, выбора то у нее нет.
Так что, как ни крути, а придется ей принять игру того, кто скрывается за ником Безликий.
То, что они знакомы Кира уверена на все сто, но кто он?

Дальнейший текст письма полностью подтвердил ее подозрения. Ради спасения семьи, ей придется стать игрушкой ебанутого на всю голову маньяка, благо повернутого на сексе, а не человекоубийстве. И все по вине этого имбицила.
Решено, своему кретину, она пока ничего не скажет, надо во всем разобраться сначала самой, а дальше видно будет.

Прочитав, что от нее хочет Безликий, Кира взяла мобильник и набрала номер Иннессы.
Инка работала в их отделе давно и числилась Кириной подругой, хотя сама Кира, ее таковой не считала. Так, приятельствовали помаленьку.
Инна была дамой своеобразной, в свои 32 дважды побывала замужем, детьми ни разу не обзавелась, зато любовников всегда имела вагон, собственно по этой причине и разводилась, точнее, мужья устав терпеть ее бесконечные романы, собирали монатки и линяли куда подальше, один даже в Австралию смылся, видно Иннессе предпочел очарование кенгуру.
Теперь Инночка, почему то считавшая себя светской львицей, находилась в поисках очередного семейного счастья, но пока безуспешно. Но Инна не отчаивалась, и действуя по принципу, в куче дерьма всегда может бриллиант попасться, это самое, тщательно просеивала, через мелкое сито. Другими словами, давала всем желающим. А желающих хватало, ведь Инночка была довольно привлекательна, блестящее черное как смоль каре густых волос,.стройная фигурка, жизнерадостный, неунывающий нрав, притягивали сильный пол как магнитом, а полный пофигизм в выборе партнеров, обеспечил ей крайнюю популярность в среде женатиков, бухариков и нищебродов.

« Инн, послушай, мне тут надо отскочить на пару часиков, по делу. Если меня кто спрашивать будет ты уж прикрой, ладно.»

« Ладно, Кир, Прикрою, не вопрос. Скажу, что ты декларации в Пенсионный повезла, так что можешь не торопиться, там надолго зависнуть можно, а я их им еще вчера, по электронке скинула, так что все в порядке. Все равно, никто в этой кухне не разбирается. Дело то, хоть симпатичный? Я его знаю? Ладно, потом расскажешь. Давно уже пора было твоему Лешеньке, рожки подарить. Мужики с ними такие красивые становятся, как олени.»

«Ага, или козлы., Спасибо Иннусь,»

Кира расплатилась и вышла из кафе. Ехать было недалеко, и такси вызывать смысла не было, дольше ждать придется.
Она подняла руку и практически тут же перед ней затормозил видавший виды «фольксваген».
За баранкой сидел водитель, явно неславянской наружности.

«Куда, едэм?»

Кира назвала адрес. Водила кивнул и Кира нырнула на заднее сидение.

Через двадцать минут Кира, вдоволь наслушавшись восточных напевов, расплатилась с Федей, когда он представился, у Киры глаза чуть не вылезли из орбит, ну такой Федя. На самом деле его звали Фархад и был он самаркандским таджиком, отчего то считавшим что в России его должны звать по-русски. Имя Федя его вполне устроило. Всучив Кире мятую бумажку в клеточку с гордой надписью « Визитка. Такси. Федя. « и номером мобильного, он долго убеждал ее, что лучшего такси она в Москве не найдет и может звонить в любое время дня и ночи. Если

сам Федя будет занят, то его брат Рома, обязательно приедет. Подлинным именем Ромы, Кира поинтересоваться побоялась, оберегая остатки душевного спокойствия.
Убрав « визитку» в сумочку она покинула гостеприимное транспортное средство, и вышла на улицу.
По указанному адресу располагалась небольшая, частная гостиница с почасовой оплатой, подобных заведений в нынешней Москве пруд пруди, растут, как грибы после дождя, что делать, спрос рождает предложение.

Назвав имя и фамилию указанную в послании, она получила от портье ключ и поднялась на второй этаж.
Найдя нужный ей номер, вошла.

Стандартный, недорогой гостиничный номер. Шкаф, тумбочка, стол с парой стульев, и конечно кровать. Душ и туалет. Вот собственно и все. На столе, лежал планшет.
Кира взяла прибор в руки, и нажала кнопку включения. Экран засветился и появился текст.
Прочитав что ей следует делать, Кира задумалась
То, что все будет происходить в гостиничном номере, почти в центре мегаполиса, а не в зачуханном подвале на заброшенной стройке, ее немного успокаивало.
Стопроцентной гарантии это конечно не обеспечивало, но...

Но вот, инструкции... Хотя, что то в этом духе она предполагала.
Кира подошла к кровати и посмотрела на пристегнутые с спинкам наручники. Это были не сексшоповские игрушки, а настоящие полицейские наручники. Без ключа, такие снять практически невозможно, а вот ключа то и не было. На подушке лежала кожаная повязка для глаз.

«Попала по полной. Кляпа не хватает, и плетки... А может, он их с собой притащит... Ага, и клещи с кусачками, и ножовку... Неужели я это сделаю?»

Кира помедлив с минуту, нерешительно взялась за верхнюю пуговицу блузки.

Аккуратно сложив одежду на стул, Кира подумала « Надеюсь пригодиться»
Поежившись, она подошла к кровати. Легла на нее, примерилась. Надела повязку и сдвинула ее на лоб. Пока еще она могла видеть окружающее.
Что бы пристегнуть ноги, пришлось их широко раздвинуть, двое наручников располагались в разных краях спинки, в ногах.
Потом Кира опустила повязку, и погрузилась в темноту, она легла и подняв руки нащупала другие наручники, продетые между железными прутьями, изголовья кровати. Застегнув их, Кира стала ждать.

Если человека внезапно лишить одного из основных органов чувств, то сначала наступает общая дезориентация, но постепенно организм адаптируется к новым условиям и пытаясь хотя бы частично компенсировать утраченное, до максимума выкручивае оставшиеся в его распоряжении сенсоры. Резко обостряется слух, обоняние, осязание, а уж в стрессовой ситуации и подавно. И именно в такой ситуации и оказалась наша героиня.

Она лежала абсолютно обнаженная, намертво прикованная к кровати, с завязанными глазами, полностью беззащитная. Бери и пользуйся.
Именно это чувство собственной беспомощности, и еще безотчетный страх постепенно погружали ее разум в панику. Страх с каждой минутой становился все сильнее, постепенно превращаясь в ужас, сознание рисовало картинки ее ближайшего будущего, одна страшнее другой. Картина, где ее как хрюшку, разделывают заживо, тупым мясницким ножом, была самой безобидной, а ведь была еще и дрель, с длиинным таким сверлом.

Она слышала скрип кровати откуда то сверху, и неразборчивый разговор справа. Каждая клеточка ее нагой кожи, ловила малейшее движение воздуха.

Поэтому, тихий шелест шагов, неторопливо приближающийся по коридору, она услышала издалека.
Дверь тихонечко скрипнула, и шаги оказались внутри. Они медленно приблизились к кровати и остановились.
Тело Киры напряглось. Ноги, непроизвольно сделали безуспешную попытку сжаться, что бы прикрыть выставленное наружу естество, естественно у нее ничего не получилось, только резкая боль резанула скованные лодыжки. Искаженный механический смешок ударил по барабанным перепонкам, как гром.

Кира до боли закусила губу.
Его пальцы самыми кончиками по-хозяйски пробежали по распластанному, нагому телу женщины. Ее живот вздрогнул от неожиданного прикосновения и попытался втянуться как можно глубже. Пальца легко коснулись набухшего от ожидания соска, и вдруг резко сжали его. Кира от неожиданности и внезапной боли, тихо вскрикнула.
Ей тут же заткнули рот, какой то тряпкой, судя по вкусу и запаху, это были ее собственные трусики.

Лежать голой, прикованной к кровати с завязанными глазами и собственными трусами, торчащими изо рта, прямо перед незнакомым мужчиной, было так унизительно, но почему так набухли соски, и почему вдруг стало так влажно между ног, и это тепло внизу живота.
Ведь ее сейчас могут изнасиловать, да нет, ее обязательно изнасилуют, ее будут насиловать и насиловать, А она ведь, даже сопротивляться не может. Ну, когда же он, насиловать то начнет.

Наглые пальцы стали перебирать волосики на лобке, и медленно спустились вниз, раздвинули половые губы, и найдя заветный бугорок, принялись умело играть им. Другая рука этого беспринципного маньяка, тоже не бездействовала. Она бесцеремонно вторглась, в святая святых ее тела, ее девочку, ее маленькую писечку, такую узенькую, и абсолютно беспомощную сейчас, доступную к любому злоупотреблению. Ну она и злоупотребляла, еще как злоупотребляла. Сначала двумя пальцами злоупотребляла, потом тремя... четырьмя... о, Боже всей пятерней злоупотребляет. То быстрее, то медленнее, и при этом, так крутиться... Глубоко то как... А вторая, клитор ни на секунду не оставляет в покое... Какой нахал... разве можно так грубо с женщиной обращаться... сильнее... глубже... правее... не так быстро. о... о... оооооо.

Прикованное к кровати тело обнаженной женщины выгнуло дугой, изжеванные трусы во рту насквозь пропитались слюной, вязкая струйка неровно стекала из уголка распяленного рта по щеке, ноги содрогались в конвульсиях, пальцы ног, скрючила судорога.
Кира кончала так, как никогда раньше не кончала. А когда она притихла, раздались приглушенные всхлипы, слезы просочились из под повязки и потекли по ее лицу.
Она время от времени вздрагивала всем телом, а руки что только что терзали ее плоть, гладили волосы.

Рука выдернула трусики изо рта Киры. Она не успела отдышаться, как ее губ коснулось что то живое, длинное, упругое и пахнущее как мужской член. Кира справедливо предположила, что это он и есть.
Член снова ткнулся в губы. Кира приоткрыла рот, и впервые за много лет ЧУЖОЙ член проник в нее. И ничего страшного не произошло, мир не перевернулся. Кира приняла его с опаской, но скоро успокоилась и принялась послушно сосать, этот не знакомый ей предмет. Член сначала медленно погружался в нее, но постепенно темп начал нарастать и вот уже незнакомец по сути трахал ее в рот. Странные чувства сплелись в ней воедино, страх куда то ушел, хотя где то на задворках сознания оставались его отголоски, благодарность незнакомцу за те непередаваемые ощущения, что она сегодня испытала, и чувство возбуждения от осознания того что неведомо кто, прямо сейчас ебет ее в рот, ее замужнюю женщину. Она поняла, что ей нравится, то что с ней сейчас происходит, это куда лучше нудного сидения в офисе, и куда интереснее, чем все что происходило с Лешкой, за все последние годы. Она вдруг поняла, что испытывает некое чувство благодарности к мужу, за то что своей изменой он развязал ей руки.

Член вдруг покинул ее рот, оставив чувство легкого сожаления, но когда он начал тереться о ее промежность желание вспыхнуло в ней с неимоверной силой, и она не выдержав прошептала.
« Выеби меня... Пожалуйста... Трахни как сучку... Прошу тебя... Я больше не могу.»
Механический смех был ей ответом, но другого ответа ей было не надо.
Член резко с силой ворвался в нее, заполняя все пространство внутри, размер у незнакомца был явно больше привычного, Лешкиного. Да, и сам процесс сильно отличался от монотонных действий супруга. Пришелец отнюдь не тупо трахал ее, он постоянно менял темп, направление, силу толчков. Он буквально танцевал в ней. И этот танец сводил ее с ума, она никогда в жизни, не испытывала ничего подобного. Оргазм не заставил себя ждать, но незнакомец переждал пока сладкая волна схлынет, и продолжил свой танец, потом была новая волна, и еще, еще, еще... Кира, впервые в жизни, испытала множественный оргазм.
Она возвращалась долго. Осознание того, кто она и где находится пришло далеко не сразу. Наручников не было, как и повязки на глазах.
Кира осмотрелась, незнакомца, конечно же не было. На столе стояла открытая бутылка бордо, бокал и лежала красная роза.

Планшет вспыхнул голубым сиянием.

Дзанг... Вам пришло новое сообщение.

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!