Закрус с опаской поглядел на задумчиво молчащего меня и зябко подёрнул плечами.

— Не тушуйся, нашёл подходящий вариант? — Моргнув, я сосредоточился на происходящем.

— Да, ваша милость, всё как вы и просили. Я нашёл наиболее подходящие варианты, несколько богатых горожан, которые ведут затворнический образ жизни, и двое обедневших дворян, переселившихся в средний город, но с последними связываться нежелательно, они хоть и поселились среди простолюдинов, всё равно могли сохранить какие-то старые связи. — Выдав информацию, предупредил маг.

— Не важно что они сохранили, им это не поможет. Какой участок ближе всего отсюда? — Моё раздражение всё же нашло лазейку и вырвалось наружу, предупреждение Закруса казалось оскорбительным.

— Особняк баронета Колвера, поссорился с несколькими очень уважаемыми дворянами и ему пришлось переехать из верхнего города. распродав всю родовую землю.

— Сильно известный баронет?

— В прошлом да, но, после нескольких скандалов, едва не стоивших ему головы, живёт как можно тише и на глаза бывшим друзьям старается не показываться.

— Дом большой?

— Не очень, всего два этажа и подвал. — Покачал головой Закрус.

— А ты откуда знаешь? — Заинтересовался я.

— Я искал информацию о недвижимости через архив одного из следовательских отделений, в доме Колвера чуть больше полугода назад была кража, дом и его тогдашние жильцы были описаны во время следствия, мои коллеги искали вора.

— Но так и не нашли. — Усмехнулся я.

— А откуда вы знаете? — Удивился Закрус.

— Не бери в голову. — Отмахнулся я, из мыслей не хотел выходить Кса-Аран.

Пусть ничего особо нового и неожиданного он не сообщил, но всё равно выбил меня из колеи, поставив определённую цель. Стыдно признаться, но мне нравилось эти два месяца болтаться без дела. Никаких забот, никуда не торопишься и просто движешься вперёд по обстоятельствам, сейчас же над головой нависла угроза явления других демонов. Это среди местных магов я такой сильный и могучий, плевком десяток зашибу и не замечу, а против нечисти мало что смогу, даже со способностью управления чистой энергией. А подвинуть меня в сторонку новоприбывшие союзнички захотят и ещё как, а ведь потом и поборники света явятся, о них у меня вообще информации нет. Помню только полоумную девицу, что вышвырнула меня из родного мира как нашкодившего котёнка, и на этом знания как таковые заканчиваются. Нет, при следующей встрече пигалица уже ничего сделать мне не сумела, но она ведь просто рядовой маг, наверняка её начальники помогущественнее будут, раз с демонами на равных сражаются.

Моё ленивое спокойствие как ветром сдуло, голова снова заработала, пытаясь просчитать хотя бы самые очевидные варианты. Одно хорошо, ещё есть время, но его никогда не бывает много, так что, нужно начинать шевелиться и делать это прямо сейчас. Определённого плана на данный момент нет, но для начала следует обосноваться в Клайрте, а подвижки в эту сторону я начал сразу по прибытии, так что, сейчас просто закончу и займусь делами вплотную. Распорядившись ждать меня здесь и оставив мага в компании кружки пива, поднялся на свой этаж, зашёл в номер. Аммия, замотанная в простынь, сидела за столом спиной к двери и усердно ковыряла ошейник, при звуках открывшейся двери торопливо вскочила на ноги, как можно незаметнее пряча кинжал в складках ткани.

— Ты продолжай-продолжай. — Кивнул я ей и, сняв блокировку со шкафа, достал одну из своих сумок.

Виконтесса сделала пару шагов к дальней стене, всё так же пряча своё оружие, но не делая попыток напасть на мою выглядящую беззащитной спину. Убрав в карман камзола пару амулетов подчинения и повесив на шею ловец душ, положил остальные артефакты в сумку и, покопавшись немного, нашёл амулет связи. Усевшись на край кровати, связался с бароном, чей голос уже начал забывать. С Хориалом мы беседовали недолго, я отдавал распоряжения а тот соглашался, иногда уточнял нюансы, всё это время Аммия стояла тихо как мышка и внимательно вслушивалась в каждое слово.

— Решай вопрос с Бормсом, у тебя полчаса, с Бруохом уладь всё к вечеру. — Закончив говорить, повесил и этот амулет на шею, скоро совсем как ёлка новогодняя стану. Сумка с артефактами вернулась обратно в шкаф, я же повернулся к виконтессе.

— Как твоё самочувствие, уже успела прочувствовать жизнь без магии? — Громко хлопнув себя по коленям, энергично поднялся и направился к замершей у двери в ванную магессе, та при моём приближении дрогнула и снова замерла.

— Я задал тебе вопрос, очень невежливо отвечать на него молчанием... — Безбоязненно приблизившись к ней вплотную, я требовательно протянул раскрытую ладонь.

— Я не понимаю, как подавляется моя сила. — Аммия боролась с собой долгое мгновение, после чего медленно, скрывая разочарование, протянула кинжал рукоятью вперёд.

— А тебе и не нужно ничего понимать. — Одними пальцами подбросив клинок под высокий потолок, я резким движением выбросил вперёд руку и, одним пальцем ухватившись за ремешок ошейника, с силой притянул пленницу к себе.

Аммия уперлась руками мне в грудь, но не пытаясь оттолкнуть, а лишь удерживаясь, чтобы не завалиться на меня всем телом. Клинок тем временем описал несколько оборотов и красиво упал рукоятью в выставленную ладонь.

— Магии тебя лишает вот это симпатичное украшение. — Я слегка подёргал за ошейник.

— Сломать его невозможно, снять смогу только я, самой у тебя это проделать не получится, только если отрежешь себе голову, тогда он и свалится. — Для наглядности филигранно провёл по её шее самым кончиком острия, даже царапины не оставил. Замершая Аммия нервно сглотнула, когда я отпустил позволяя отшатнуться, а кинжал полетел в чуть приоткрывшийся шкаф, дверца за ним тут же захлопнулась.

— Ты хорошо меня поняла? Или мне стоит повторить для слабо слышащих? — Я небрежно толкнул её в грудь, заставляя сделать шаг назад и упереться спиной в дверь ванной.

— Я всё поняла, не надо. — Быстро сообразив, чем ей грозит повторная лекция, замотала головой пленница.

— Тогда почему я не вижу плодов твоего понимания? — Недоуменно вглядываясь в её лицо, вздёрнул бровь я.

— Но... Я... — Замялась она, стараясь поскорее подобрать ответ.

— Ты сейчас заткнёшься, опустишься на колени и начнёшь вымаливать прощение, пока я не включил для твоего долга процентную ставку. — Я пальцем указал ей на пол перед собой.

Виконтессе ничего не оставалось как подчиниться, она с неохотой опустилась на колени и принялась расстёгивать ремень моих брюк. Я не мешал, наблюдал за неуверенными движениями. Она хорошо уяснила к чему при водят пререкания, и не строит из себя недотрогу, умная стерва. Понимает, что в её положении первой целью является выживание а не сохранение лица. Вот ремень побеждён и влажные женские губы обнимают головку, Аммия подняла руки и обхватила ствол, заметно сократив возможную амплитуду.

— Убери руки за спину. — Немного понаблюдав за этой наивной хитростью, приказал я. Выбора у виконтессы не было, пришлось подчиняться и принять совсем уж унизительную позу.

— Спину выпрями, в талии прогнись, ещё раз отведёшь глаза — лишишься одного из них. — С безразличием в голосе предупредил я, она тут же выполнила сказанное, став намного привлекательнее. Аммия раз за разом глотала мой член, мерно двигая головой, при этом смотрела мне в глаза и во взгляде её не было страха, лишь сосредоточенность и целеустремлённость к выживанию. Она уже знает что я чёрный маг, а судя по тому, как старательно здесь искореняют мне подобных, нас явно считают очень опасными. Аммия, неожиданно фыркнула и слегка дёрнула головой, пытаясь смахнуть растрепавшиеся и лезущие в нос и глаза волосы. Я слегка повёл пальцами и её причёска стремительно превратилась в аккуратный длинный хвост, туго перехваченный ленточкой энергии. Лоб женщины открылся, делая глаза выразительнее, скулы чуть обострились, крылья носа покрылись лёгкой испариной.

Намотал получившийся хвост на кулак, так плотно, чтобы она и шевельнуть головой не могла без разрешения, заставил остановиться. Начал заталкивать член ей в рот очень медленно, принуждая смаковать каждый миллиметр плоти, а не механически елозить по нему губами. Глубже, ещё глубже, до тех пор, пока скользкая от слюны головка не пощекотала гланды. Остановился, еле заметно покачивая вперёд и назад, массируя нёбный язычок и провоцируя несильные рвотные позывы. До ушей моих донёсся такой приятный звук, начала давиться. Хищно улыбнулся и резко толкнул, но недалеко, Аммия закатила глаза, содрогнулась всем телом, теперь её желудок подкатил к самому горлу.

— Начинай стараться, если ртом умеешь только болтать, то я снова воспользуюсь твоей глоткой. — Предупредил я и отпустил волосы, позволяя ненадолго отстраниться и глубоко вдохнуть. Следующая попытка оказалась куда лучше, теперь её губы обхватывали ствол крепче, массируя и разминая напряжённую плоть. Магесса принялась работать и языком, вылизывая и щекоча головку, глаза чуть прикрыла, но всё так же продолжала неотрывно глядеть в мои. Я улыбнулся, её мысли были как на ладони, в моём поведении получился неслабый разрыв со вчерашним вечером.

Настроение у меня, как у любого другого человека, изменчиво, и вчера оно было не лучшим, если можно так выразиться. Явно сказывалась усталость долгого пути и раздражение от не менее долгого воздержания. Сейчас же, в этом плане я куда спокойнее, и Аммия понимает это чуть ли не на подсознательном уровне, бабы они такие, всегда чувствуют, когда можно взбрыкнуть и начать усаживаться на шею, а когда нужно заткнуться и поскорее раздвинуть колени. Словно стремясь подтвердить это, она остановилась и глубоко задышала. Не так долго сосёт, а уже успела утомиться, блестящие струйки слюны пробиваются из уголков губ, по вискам побежали первые капли пота, лоб покрылся испариной а прерывистое горячее дыхание вырывающееся из носа приятно щекочет ствол члена и овевает лобок.

Не став дожидаться когда она решит продолжить, снова схватил за волосы и легко поднял вверх, при этом женщина взвизгнула и попыталась как можно скорее встать на ноги.

— Кто разрешил тебе прикрываться? И тем более использовать для этого простынь? — Спросил я и выжидающе посмотрел на белую ткань. Аммия тут же принялась от неё избавляться, но навязанные ею же узлы всё не поддавались, за что она получила удар в живот и, согнувшись от боли, привалилась к стене.

— Встань ровно, или сегодня вечером я застелю кровать кожей с твоей спины. — Как можно спокойнее произнёс я, загнанное поглубже раздражение снова начало проявляться и набирать силу. Всё так же держась обеими руками за живот, Аммия медленно выпрямилась и посмотрела на меня. Я в свою очередь направил к ней несколько нитей что обрели материальность и мгновенно распутали узлы, отдёрнули ткань в сторону, обнажая аппетитное тело созревшей женщины.

Возбуждение пополам с раздражением заставили меня ухватить её, такую беззащитную и беспомощную, за локоть и отволочь к столу. Разложить свои вещи я ещё не успел. поэтому столешница была чистой, и только благодаря этому виконтесса не получила новых травм. Мой толчок, подкреплённый экзоскелетом, оказался чересчур мощным, отчего она не нагнулась к столу, а буквально упала на столешницу, впечатываясь в неё грудью и ударяясь лицом, послышался болезненный вскрик. Не успела она опомниться, как сверху навалилась тяжесть, это на спину легла материализованная плита, ещё сильнее прижимая к столу и заставляя зажатые сиськи расплющиться, их края слегка показались по бокам.

Когда мои ладони несколько раз сжали пышные ягодицы, оставляя на них сначала побелевшие, тут же начавшие наливаться краснотой отпечатки, магесса тихо заскулила. Я ухмыльнулся и тут же перетянул её выставленную в моё полное распоряжение жопу тонкой плетью, нежная кожа лопнула и украсилась закровоточившей полосой. Скулёж мгновенно превратился в истошный визг и ноги её задёргались, босые ступни скрипели по половицам, но ни на миллиметр стол не сдвинули. Мои уши радовались этому визгу, такому искреннему, наполненному болью, эманации которой обильно повеяли от распластанной передо мной фигуры. Шумно втянув ноздрями этот опьяняющий аромат чужих страданий, я ощерился в полубезумной улыбке и вновь свистнула плеть, ещё раз, ещё, кровавые полосы вспухали одна за другой, мне на щеку попали несколько капель крови, сорвавшихся с мечущейся в воздухе плети.

Я громко рассмеялся, наблюдая как женщина передо мною исступлённо сучит ногами и мотает головой захлёбываясь в крике. Дематериализовав плеть, я опустил ладонь на исполосованную и кровоточащую задницу своей жертвы, помял скользкую от выступившей крови ягодицу и, ухватив за ногу, рывком задрал одно колено на столешницу, намертво там зафиксировал. Оставив кровавый отпечаток ладони на белёсой коже внутренней стороны бедра, я довольно помассировал ноющий от прилившей в него крови член и, приставив головку, размазал по её половым губам крупную каплю смазки, выступившую на конце. Аммия в такой позе была полностью раскрыта для любых посягательств, поэтому, не устраивая долгих прелюдий, я просто рывком вошёл поглубже, безжалостно растягивая ещё не успевшее возбудиться влагалище и вероломно проталкивая шейку матки чуть дальше вглубь тела.

Аммия снова завыла и исступленно забилась головой о столешницу, я наклонился и, схватив мотающийся из стороны в сторону хвост волос, жёстко потянул на себя. Её голова запрокинулась назад, заставляя распахнуть рот, слёзы безостановочно лились из глаз, стекали на стол и уже образовали маленькую лужицу. Я, подобрав подходящий настроению быстрый яростный темп, жёстко долбил беззащитное влагалище вот-вот готовой потерять сознание женщины и довольно наблюдал, как она тянется руками вперёд, цепляется ногтями за столешницу и в бездумных тщетных попытках пытается уползти от боли, разрывающей её внутренности, но лишь раздирает в кровь пальцы и громко воет, жмурясь и пытаясь мотать головой.

Её крики и вопли лишь сильнее подстёгивали меня, хлёстко охаживая свободной рукой её второе бедро, я заставлял её раз за разом взбрыкивать, от чего её влагалище судорожно сокращалось, пытаясь вытолкнуть вторженца. Знание того, что после всего этого её можно будет вылечить, и щель у женщины станет такой же узкой как была, а исполосованная кожа приобретёт былую бархатистую нежность, окончательно срывало тормоза, позволяя раз-за разом вбивать в неё свой член словно в последний раз. Жёстко драть, разрывая эластичные ткани, измочаливая её влагалище в кашу и хищно скалиться глядя на то, как кровь начинает заменять смазку. Её распухшие половые губы хлюпали и чавкали, мои яйца с каждым толчком колотились о них, а я, глубоко дыша, наконец замер, выбрасывая накопившиеся сперму и раздражение поглубже в её тело.

Кровь бежала по жилам и оглушительно билась в висках, я резко выдохнул и отошёл на шаг назад, слегка покачнулся, начавший расслабляться член с хлюпаньем выскользнул из раздолбленной окровавленной киски, принялся вытирать с него кровь и сперму краем подобранной простыни. Только тут я понял, что больше не слышу воплей, совсем не заметил, как Аммия потеряла сознание и обмякла безвольной куклой. Довольный собой, я развеял все нагороженные на ней конструкции и, смахнув с камзола несколько капель попавшей на него крови. застегнул ремень, поправил одежду. Достав из кармана лечебный артефакт, активировал его на сто процентов мощности и затолкал в кровоточащее влагалище, словно тампон при месячных, даже верёвочка похоже свисает. Усмехнувшись получившейся шутке, вытер испачканные пальцы о спину магессы и, за волосы отволок бессознательное тело в ванную, бросил у входа, пинком отшвырнул мешающую ногу и захлопнул дверь.

Уборка заняла всего несколько секунд. просто создал под частью комнаты где мы развлекались тонкий энергетический слой и, скомкав его, вышвырнул в окно. До земли долетели лишь несколько сгустков крови и спермы, впрочем, тут же потерявшиеся в дорожной пыли. Вызов артефакта связи застал меня сидящим на том же подоконнике с сигаретой в зубах. Выслушав, что у Хориала всё готово, приказал ориентироваться на амулет и бросил тот на центр комнаты.

Бесшумно распахнулся портал и по комнате раздались громкие шаги подбитых сталью сапог. Сделав несколько быстрых затяжек, я выдохнул в окно густую струю дыма, сбросил окурок вниз и, соскочив на пол, с широкой улыбкой направился к прибывшим.

— Добрый вечер, твоё благородие. — Так же скалясь в широченной улыбке, размашисто протянул руку Бормс.

— Здорова, бродяга. — Искренне радуясь встрече с наёмником, я пожал его лопатообразную ладонь и мы крепко обнялись.

— Здорова мужики, рад всех вас видеть. — Не рисуясь и не строя из себя великого властелина, пожал руки Турберту, Вальдингу и Акрису, по очереди выходящим из портала. Окно магического перехода за их спинами простояло ещё пару секунд и пропало.

— А почему вечер? — Ещё немного не до конца придя в себя, недоумевающе поинтересовался я, когда снова повернулся к Бормсу.

— Ну, дык, там откуда нас пухлый так срочно выдернул, вечер уже. — Вместо Бормса, развёл руками Вальдинг и поправил чуть съехавшую лямку арбалета на плече.

— Ладно, это всё мелочи. Главное ведь что сейчас вы здесь. — Кивнул я.

— Да мы разве против? А здесь это где? — Заинтересованно выглядывая в окно, привстал на цыпочки Турберт, свой арбалет он опустил к ноге.

— Клайрт это, мужики, впрочем, чего мы тут встали? Пошли выпьем за встречу да двинем по делам, сегодня ещё много успеть надо. — Махнул я рукой и, подхватив с пола амулет, вернул его на шею.

С наёмниками мне действительно было очень комфортно. Пусть знакомство и вербовка прошли не без угроз, но перед их отправкой в рейд за головами магов, я покопался в их сознании и специально внушил уважение к моей персоне, но при этом также добавил отсутствие страха и полную поддержку. Теперь эти четверо со мной ведут себя как с давним добрым другом. Не стесняясь и не кланяясь, естественно и непринуждённо, не считая меня не тёмным магом захватившим их души, а пусть и старшим, но в доску своим. Это расслабляет и позволяет почувствовать себя нормальным живым человеком, а то в последнее время вокруг меня одни слуги.

Кстати о слугах, Закрус всё так и продолжал сидеть внизу, терпеливо дожидаясь моего возвращения.

— Закрус, знакомься. Это Бормс, Акрис, Турберт и Вальдинг — мои друзья. — По очереди представил я наёмников.

— Мужики, это Закрус, местный маг, мой человек, будет работать с нами. — Кивнул я на поднявшегося мага. Новые знакомые быстро пожали друг другу руки и расселись за столом, при этом Вальдинг и Турберт утащили два стула у соседей, пара обедавших там охранников из торгового каравана пришедшего утром, смерили их внимательными взглядами, но ничего не сказали.

Просидели мы недолго, пока не успевшие поужинать перед переброской на другой край Империи бойцы ели, Бормс между делом вполголоса отчитался о проделанной работе. Из списка живых за эти два с хвостиком месяца ребята успели вычеркнуть девятерых магов.

— Сам понимаешь, могли и больше, но это опасно. И так по стране старались хаотично прыгать, сначала телепортом чуть ли не наугад, потом несколько дней пешком, чтобы рядом с точкой выхода не наследить. Потом пока подходящую цель отыщешь, пока всё подготовишь чтобы чисто прошло, так и получилось, что девять всего. — Развёл руками Бормс.

— Да я ничего против не говорю, вы молодцы. — Покивал я и оглянулся через плечо, уже с минуту как ощутил на себе чей-то пристальный взгляд.

— Ладно, вы доедайте, а я отойду на минутку. — Поднялся со стула и лёгким прогулочным шагом подошёл к трактирной стойке.

— Добрый день, уважаемый Фагур. — Поприветствовал я хозяина постоялого двора.

— Здравствуй, юноша. Неужто почуял любопытство старого человека и решил уважить? — Усмехнулся он.

— А как же наша договорённость? — Тоже заулыбавшись, как бы в шутку поинтересовался я.

— А я и не спрашиваю ничего, ты ведь сам подошёл. — Хитро заулыбался тот.

— Да я просто поздороваться, не берите в голову. — Ответил ему такой же улыбкой я.

— Эх, хороший ты парень, Лукас. Вот специально пришёл чтобы со старым Фагуром поздороваться, и платишь честно, без обмана, мало таких осталось, воспитанных. Не чета всем этим торгашам, им лишь бы сэкономить на старике, да чтобы чаще обычного в номерах убирались, не то что ты. — Покачивая головой в такт словам, похвалил меня хозяин Скрытого холма, а глаза хитрые, любопытные.

— Да что там убираться, по мелочи я и сам могу, а бельё менять рано пока. — Пожал плечами я.

— Вот-вот, всем бы так, а то только и знают что служанок гонять, а им думаешь легко? Я тебе, парень, вот что скажу, если бы не они, не жилось бы вам всем так прекрасно и беззаботно, вот только глупые они у меня. Одна вот утром сегодня учудила, жалуется что шла к тебе убираться утром, и ты не открывал, а когда попыталась своим ключом отпереть, не вышло ничего, и у друзей твоих так же. Нет бы сообразить, что раз не открывают так значит не требуется уборка, работы меньше, отдохнуть можно побольше, а она несмышлёная жаловаться сразу прибежала. — Со вздохом посетовал на недалёкий персонал Фагур.

— Ничего страшного, молодость дело такое, со временем всё поймёт и будет у вас не работница а чудо просто. — Успокоил я раздосадованного хозяина.

— Да это полбеды, старый я уже для всего этого стал. — Не стесняясь и дальше так нагло прибедняться, махнул рукой Фагур.

— Да ладно вам. — Тоже отмахнулся я.

— Вот ты думаешь, брюзжит старый Фагур, а тут дело вот какое. Весь день сегодня, с раннего утра вот на этом самом месте стою, за трактиром наблюдаю да постояльцам помогаю. А вон тех четверых, оружием обвешанных, что с тобой сверху спустились, не помню. Не очень страшно конечно, да вот глаза стариковские подводят уже, не углядел с кем они приехали, да и память тоже шалит, совсем позабыл какие комнаты и на сколько дней сняли.

— Да это гости мои, ко мне ненадолго заходили, вы как раз отлучались куда-то ненадолго. — Посмотрев ему в глаза, чуть холоднее улыбнулся я.

— Ах вот оно что, ну спасибо тебе, парень, успокоил, а то я уже себе напридумывал, старость-то она как ни крути, на пороге уже.

— Старость вещь неизбежная, да вот только не каждому её встретить удаётся, ведь от человека всё зависит. Вот вы, дело своё вон как наладили, и тут успеть нужно, и там приглядеть, с такими заботами старость нескоро ещё наступит. — Всё так же глядя ему в глаза, уже совсем без улыбки подвёл итог.

— Ладно, парень, умеешь успокоить, порадовал старика. Иди уже, тебя вон твои друзья заждались. — Как ни в чём ни бывало закивал на поднявшихся и зашагавших меж столиков в нашу сторону наёмников и мага.

— И то верно, задержались уже, так и до старости досидеть за столом можно. — Вернул ему его же финт я и мы отправились в город.

— Ты говорил, что этот Фагур будет молчать. — Недовольно заметил я Закрусу, когда мы вышли на улицу и мои ребята набросили на глаза капюшоны лёгких плащей, скрываясь от слепящих лучей солнца.

— Он и будет молчать, не раз проверено. А что? Расспрашивал о чём-то? — Не удивился маг.

— Да задавал вопросы ненужные. — Подтвердил я.

— Так об этом, ваша милость, не волнуйтесь. Фагур человек не болтливый, и слово своё всегда держит, да вот только любопытный до жути. — Пожал плечами Закрус.

— Ладно, проехали. — Поверил я ему и мы чуть ускорились, переходя в тень от плотно стоящих зданий.

Искать карету или телегу мы не стали, идти было не очень далеко и, миновав с десяток кварталов, наша компания пришла в чуть более благоустроенный район. Здания здесь уже не ютились друг к дружке, а занимали небольшие земельные участки, вот к одному такому и подвёл нас Закрус, остановившись у невысокого, чуть выше моей головы кирпичного забора.

— Тут твой баронет живёт? — На автомате уточнив и так ясный факт, вгляделся внутрь сквозь кирпичную кладку я.

— Да, ваша милость, и по вашим запросам это наилучший вариант. По размерам подходит, достаточно отдалённый от верхнего города, всех отделений стражи и их главных постов. К тому же в округе нет никаких увеселительных или торговых точек, поэтому и праздно шатающихся поблизости горожан тоже мало. — Отчитался Закрус, Бормс с Акрисом переглянулись и синхронно чуть подвинули ножны мечей на поясах, чтобы рукояти чуть выглянули из-под пол плащей.

— Ну и отлично, вижу девять человек и ещё два каких-то огонька поменьше, наверное собаки. — Закончив изучать обстановку, кивнул я.

— Ну что? Как обычно? Валим всех? — Довольно осклабился Вальдинг, снимая плащ и сдёргивая с плеча арбалет, руки его лёгким движением взвели тетиву а в ложе лёг болт. Турберт, глядя на напарника, быстро повторил его действия и уже два арбалета были готовы к бою.

— Попридержите коней, никого без моего разрешения не убивать. — Помотал головой я.

— Понял. — Пожал плечами Турберт и быстро сменил стрелу на тупую с наконечником из какого-то тёмного дерева.

— Ладно, заходим. — Кивнул, убедившись, что Турберт снова последовал примеру друга, я толкнул надёжную дубовую калитку, одновременно сдвигая изнутри засов энергетической нитью. Первые двое встреченных людей оказались охранниками в обыкновенной кожаной броне и с простыми мечами у поясов. Безмерно удивившись нашему появлению, бравые стражи не успели даже схватиться за оружие, как получили по стреле в живот и безвольными кулями, постанывая, упали на гальку. Не дожидаясь указаний, Акрис бегом выдвинулся к небольшой пристройке стоящей чуть поодаль, оттуда как раз послышался какой-то звук. Неторопливо выходящий на солнышко третий страж получил коленом в грудь в прыжке и без звука влетел обратно, Акрис зашёл следом, на ходу доставая из-за пояса небольшой моток верёвки и кусок тряпки.

Я повернулся к лежащим охранникам и обнаружил, что их уже связывают и затыкают рты кляпами. Не сговариваясь, оба арбалетчика подхватили на плечо по телу и бегом утащили их в пристройку. Невдалеке виднелась пара будок, в них, развалившись на жаре, на нас флегматично смотрели два крупных пса. Полный пофигизм на их мордах читался абсолютно отчётливо и безошибочно. Я подошёл к одной из будок и, протянув руку, потрепал по холке массивную лобастую голову. Псина с клыками размером в палец здорового мужика счастливо расплылась в улыбке, вывалила мокрый язык и попыталась перевернуться на спину чтобы подставить пузо. Вторая, заметив это дело, лениво выползла из своей берлоги и, ткнувшись лбом мне в колено, требовательно развалилась рядом. Тихо рассмеявшись, я почесал животы обоим кобелям и, напоследок потрепав их за щёки, вернулся к Бормсу с Закрусом.

— Собачек не обижать, хорошие они, добрые. — Показал в сторону всё так же лежащих собак я.

— Впервые вижу таких сторожевых псов. — Обалдело почесал щеку Бормс.

— Да, такие наохраняют. — Подтвердил Закрус и настороженно поглядел в сторону дома. Через пару минут мы снова оказались в сборе и поднялись на крыльцо. Я постучал в дверь несколько раз, в последний уже колотил ногой.

— Хормас, ублюдок, ты совсем охре... — Гневно выпучил глаза резко распахнувший дверь парень, но договорить ему я не дал. Опережая двинувшегося было Бормса, я ухватил пацана за длинные рыжие патлы и с силой впечатал его физиономию в дверной косяк.

— Не так гостей встречать нужно. — Под нос пробормотал я, швыряя тело в глубь коридора.

— Вперёд, всех кого найдёте — тащите ко мне, будем посмотреть на местных обитателей. — Ухмыльнулся я. Уверенно шагая по коридору вперёд и выходя в холл с лестницей на второй этаж и двумя проходами в смежные помещения. Повернув на лево, я не прогадал и оказался в довольно просторном комнате, явно служащей в этом доме помесью гостиной и столовой. В глаза сразу бросалась нарочитая богатость и вычурность обстановки, но при ближайшем рассмотрении оказалось, что почти все блестящие элементы декора лишь тонкая позолота а богато выглядящая мебель никак не вписывается в интерьер, явно дешёвый выпендрёж в стиле «Смотри что есть».

Усевшись на тягуче скрипнувший диван, я принялся ждать. Долго скучать мне не пришлось, первым в комнату, громко топая сапогами по паркету, вошёл Турберт. Арбалет его уже висел за спиной, а за волосы он тащил какую-то женщину со связанными за спиной руками, рывком поставил её передо мной на колени. Я заинтересованно поглядел на брошенную мне под ноги пленницу и тут же расстроился. Да уж, ничего особенного, я бы даже сказал — похуже среднего. Серое, невыразительное, даже чем-то немного отталкивающее лицо, грудь маленькая, фигура расплывчатая, и очень отчётливо видно что ей далеко за сорок.

— Что происходит? Я... — Попыталась что-то сказать она, но я распрямил ногу, пинком в лицо заставляя её заткнуться. Женщина упала и затихла, тихо поскуливая. Понимающе ухмыльнувшись, наёмник оттащил её чуть подальше и несколько раз приложив сапогом по печени, видимо, чтобы даже не думала дёргаться, бегом ускакал обратно.

Почти сразу после него Вальдинг занёс связанного пацана, того что я приложил, из рассечённой брови кровь заливала лицо а голова безвольно покачивалась. Бросив его на пол рядом с первой найденной пленницей, арбалетчик пошёл на писки снова. Закрус пришёл с пустыми руками, пожал плечами и я похлопал по дивану. Маг уселся рядом и мы молча принялись ждать. Акрис пришёл с ещё одним пацаном, по возрасту не старше рыжего, только этот белобрысый, тоже связан, молчит лишь зыркает то на меня то на мага. Поймав мой скучающий взгляд, наёмник приложил и его, заставляя упасть рядом с остальными.

— Какой-то неинтересный дом ты посоветовал. — Вздохнул я.

— Почему? — Не понял маг.

— Пацаны одни да вон та, попались. — Брезгливо поморщился я, кивая на пленных.

— И что? — Опять не понял он.

— Не тупи, Закрус. Вот были бы тут девахи, молодые да сочные, совсем другое дело было бы. — Снова вздохнул я и прислушался к голосам, раздающимся откуда-то сверху, они тут же смолкли, прервавшись звуком оплеухи.

Я молча рассматривал молодого мужчину, которого Бормс завёл в комнату и поставил передо мной на колени. Высокий, подтянутый, лицо не сказать что женский идеал, но довольно смазливый. Причёску баронет Колвер выбрал короткую, наверняка под воина косит. Испуганный, глаза так и бегают, с моего задумчивого лица на выжидающее Закруса.

— Господа стражники. Позвольте мне вас уверить, я не совершил ничего плохого или нарушающего закон, тем более требующего таких мер. — Наконец что-то решив для себя, торопливо заговорил он, обращаясь к Закрусу. Вот оно что, заметил эмблему боевого мага стражи на его камзоле, а голосок-то хоть и звонкий, но подрагивает, да к тому же ещё и врёт.

— Где ещё двое? Должно быть девять, четверо тут, трое на улице. — Вопросительно посмотрел я на Бормса.

В этот момент в комнату вошли Турберт с Вальдингом, самые молодые члены отряда вели впереди себя двух щурящихся на свету девушек в довольно фривольных нарядах. Я чуть воодушевился, выглядели оби вполне себе ничего.

— Я всё объясню! — С громким воплем вскочил на ноги баронет, но тут же упал обратно и засипел, получив удар в живот от бдительного Акриса.

— Чего так долго? — Обратился я к парням, рассматривая девиц. Молоденькие, но уже оформившиеся и созревшие, мордашки миленькие, хоть и почему-то испачканные.

— Да пока нашли, пока цепи срезали. — Посетовал Вальдинг.

— Цепи? — Не понял я.

— Ну да, они были в подвале заперты, да цепью к стене прикованы. — Закивал башкой Турберт.

— Ну-ка поподробнее, ты хотел что-то объяснить? — Я повернулся к уже успевшему немного отдышаться, но рассудительно молчащему баронету.

— Да, господин следователь, я сейчас всё-всё объясню. Прошу не принимать скоропалительных решений, ведь я благородный дворянин и моя честь не... — Быстро зачастил он.

— Короче и по делу. — Прервал его начавшуюся речь подзатыльник Акриса.

— Да-да, сейчас. Вы наверное решили, что я похитил и держал в плену добропорядочных горожанок, но это вовсе не так. — Ещё быстрее затараторил баронет.

— Это шлюхи, да-да господин следователь, я говорю вам чистую правду, это две развратные грязные шлюхи, я признаюсь, совершил маленькое, совсем незначительное правонарушение, неделю назад пригласив их и заплатив, но разве это имеет большое значение... Да-да, я понял, не надо. — Выпалил он, заметив что Акрис замахивается для нового подзатыльника.

— После того как отработали свою плату, уходя эти грязные твари попытались обокрасть меня, выкрав два кошеля с золотом и ещё кое чего по мелочи. Слуги их поймали с поличным и, чтобы зазря не беспокоить вас и ваших коллег такими мелочами, я сам взялся наказать эту чернь. — Закончил он.

— И ты просто посадил их в подвал? — Не поверил я.

— Да, вы правы, господин следователь. Но они ведь шлюхи, чернь, а я как благородный дворянин имею полное право... — Забегали его глазки, но я лишь отмахнулся и недовольно посмотрел на взирающих на меня с надеждой и мольбой девушек.

— Да ясно всё с тобой, посадил на цепь и трахал всю неделю. — Поморщился я и ещё раз оглядел всех собравшихся.

— Ладно, Бормс. Этих двух потаскушек в утиль. Вскройте глотки, соберите с полведра крови а тела вечерком закопайте. — Немного поразмышляв и придумав кое что интересное, сразу же решил вставший вопрос о нехватке новых компонентов я. У баронета отвисла челюсть, девки тоже были в полном ступоре.

— Эм... Лукас... Тут это, такое дело... — Замявшись, нарушил общее молчание Турберт.

— Чего? — Повернулся к нему я.

— Можно мы перед этим их это... — Он красноречиво ухватил ту что удерживал за задницу.

— Да мне какая разница? Делайте что хотите, только следите чтобы не сбежали в процессе, и крови потом нацедите. А хотя, ты знаешь, трахайте их, мучайте, развлекайтесь как пожелаете, но не убивайте до утра, кровь для ритуала лучше подойдёт свежепролитая. — На ходу решил я. — Моих бойцов это не смутило, согласно кивнув, они тут же, довольные, оттащили обеих зашедшихся в истерике девиц в дальний угол комнаты и повырубали напрочь, чтобы те не орали, принялись наматывать на них ещё верёвок, явно серьёзно отнеслись к моему замечанию о побеге.

— Теперь ты, баронет. Ты как благородный дворянин конечно же в своём праве, и я полностью одобряю такой подход к системе правосудия. — Усмехнулся я, насмешливо глядя на настороженно наблюдающего за моей мыслью Колверта.

— Но я не из стражи, и пришёл сюда не освобождать каких-то там шлюх из плена, но это ты наверное и так уже понял.

— Тогда что вас привело в мой дом, уважаемый Лукас? — Опасливо поглядев на всё так же стоящего над ним Акриса, аккуратно и очень вежливо поинтересовался он.

— Я и мои люди здесь какое-то время поживут, ты ведь не против? — Иронично вздёрнул бровь я. По лицу баронета было видно, что даже если он и против, то после увиденного ни за что мне об этом не скажет.

— Я был бы рад принять в гости такого уважаемого человека и его соратников. — Нервно сглотнув, дрожащим голосом заявил он.

— О нет, ты меня не так понял. Теперь это мой дом, а ты будешь на побегушках, если не согласен, говори сейчас, отправишься следом за потаскухами, мне лишняя кровь никогда не помешает. — Пожал плечами я.

— Нет-нет, что вы, я полностью в вашем распоряжении. — Быстро-быстро замотал башкой он.

— Ну тогда всё просто великолепно, сейчас принесёшь клятву верности, и твои люди тоже. — Кивнул я и ухмыльнулся.

— Значит так, Аториус, сюда ходи. — Потянувшись, я подозвал к себе преданно глядящего Колвера. На присягу у нас ушло не больше получаса. Сначала трусливый баронет поклялся с амулетом на шее, повторяя слово в слово за мной, а следом за ним и слуги которых оперативно привели в чувство, челядь вообще не стала артачиться, глядя на бывшего хозяина, стражники в том числе. Ничего менять в личности баронета я не стал, только внушил ему абсолютную лояльность и преданность к моей персоне, чем-то он меня заинтересовал.

— Смотри сюда, ты теперь главный по дому. Следишь за порядком, слугами и обеспечением. Если мне что-то будет нужно, я скажу. Живёшь теперь на чердаке, как и слуги, все жилые помещения сейчас же освободить, личные вещи тоже на чердак. Понял? — Распорядился я.

— Да, сейчас же всё сделаю. — Закивал тот и выскочил из комнаты, увлекая за собой обоих мальчишек и стрёмную бабу.

— Вы трое, теперь вы уволены. Собирайте вещи, заберите у баронета жалованье что он вам должен выплатить и ещё за два месяца вперёд. Уходите и просто живите дальше как хотите, только о случившемся здесь никому и никогда не рассказывайте. Если будут интересоваться, почему уволились, скажете что надоело служить на Колвера вот и ушли. — Сбагрил этих горе вояк я и посмотрел на Турберта с Вальдингом, что пока я был занят самозабвенно лапали в углу девок и о чём-то тихо шушукались.

— Эй вы, тащите снова в подвал, обратно на цепь и делайте с ними что хотите. — Ткнул я пальцем в приходящих в себя шлюх. — Оба парня вскинули девок на плечо и торопливо вышли из комнаты. Я посмотрел на Закруса.

— Тебя не заподозрят в чём-нибудь нехорошем? А то уже второй день неизвестно где шатаешься. — Уточнил на всякий случай.

— Да нет, у нас группы в основном работают если дело какое есть и наша помощь нужна. — Почесал затылок маг.

— Всё равно, шагай своими делами занимайся. Когда понадобишься, я тебя вызову. — Решил я и маг, кивнув, ушёл.

— Акрис, ты с этого дня начальник охраны. Не смотри на меня так, к вечеру прибудет десяток бойцов, молодые и неопытные, но я в тебя верю. Сейчас пока останься здесь, за теми двумя обалдуями присмотри. Кстати, чего они так в этих шлюх вцепились?

— Ну, мы эти два месяца галопом провели, не до баб как-то совсем было. — Пожал плечами он.

— Ясно всё с вами, сам тоже развлекайся, только чтобы тут порядок был, как обживёмся, найдём вам баб поприличнее. — По глазам поняв его мысли, ухмыльнулся я и Акрис тоже вышел.

— Ладно, Бормс, пошли обратно на постоялый двор, заберём кое-какое моё барахло, да заодно тебе ситуацию обрисую, дел у нас скоро будет выше крыши. — Хлопнул я наёмника по плечу и мы неторопливо зашагали к выходу.

— Вот поэтому я и стараюсь никого в этом городе не убивать, мало ли у кого какие вопросы возникнут. — Подытожил я. До постоялого двора мы шли неторопливо и я спокойно и обстоятельно рассказал Бормсу о ситуации и своих планах.

— Да уж, скажи мне кто такое до встречи с тобой, побежал бы за целителем. — Усмехнулся наёмник.

— А сейчас что думаешь? — Поинтересовался я. Не просто так всё рассказал этому воину, он немало уже пожил, повоевал, пограбил, понимает что к чему в этом мире.

— Да что тут скажешь, ты верно понял что с наскоку вопрос не решить, а постепенно, да с твоими возможностями, тут и сомневаться не в чем. — Спокойно пожал плечами тот.

— Хорошо, тогда до вечера нам надо успеть всё обустроить, завтра утром уже начнём шевелиться. — Покивал я и толкнул двери постоялого двора.

Забрав свои сумки, мы уже куда шустрее вернулись домой и я принялся самолично возводить защиту нового жилища. Участок представлял собой ровный прямоугольник и особняк делил его на передний и задний двор. Кирпичный забор окружал всю площадь по периметру, одна калитка и одни ворота. Ни конюшни ни банальной коновязи не было, ворота, судя по всему, тоже уже давно не открывались. Колвер явно относится к чисто городскому дворянству, которое за стены выбирается только посредством телепортов и то изредка, а по городу предпочитает передвигаться на наёмных каретах, что довольно практично. Взяв из своего запаса четыре накопителя пообъёмнее, я зарыл их по углам забора и настроил защиту. На этот раз не стал делать величественный купол а создал прямоугольный куб, и верхняя его плоскость проходила всего на полметра выше конька крыши. Стенки полностью совпадали с забором и проходили ровно по центру толщины кладки, под землю не стал углубляться ниже метра уровня пола в подвале.

Защита была максимально компактной, и чтобы экранировать любую магию на площади участка и чтобы на неё случайно не наткнулись. Магов-то в Клайрте полно, и если заметят что над одним из домов перестают работать заклинания, это скорее всего привлечёт ненужный интерес. А так, городские коммуникации проходили намного ниже, а энергетические потоки в воздухе были намного выше, так что мы никому не мешали и были невидимы. Постоянная защита была из циркулирующей в замкнутом контуре чистой энергии, структура полностью отработанная и не раз проверенная. В случае неприятностей этот слой мгновенно материализовывался, превращаясь из незримой пелены в нерушимый кокон, способный выдержать вечную осаду. Конечно, против Кса-Арана и ему подобных не устоит, но сейчас я ориентируюсь на местных, а им тут вообще ловить нечего.

На всякий случай создав небольшой артефакт ручного управления, я врезал его в стену рядом с входной дверью и, собрав всех подчинённых, подробно объяснил как им пользоваться. Благо схема получилась максимально простой, наподобие обычного выключателя. Если что-то случается когда меня нет дома, один щелчок и все в безопасности, сидят и ждут меня, а потом прихожу я и кому-то становится очень нехорошо. Но это я так, перестраховался на всякий случай, очень постараюсь чтобы никогда такой ситуации не случилось.

Пройдясь по дому я выбрал одну из комнат на втором этаже под свой личный кабинет. Приказал слугам очистить её от всей лишней мебели, поставить письменный стол, кресло и ещё пару столов в дальний угол. Для жилья выбрал спальню бывшего хозяина дома, оттуда как раз выбросили его барахло и перестелили кровать. Быстро оценив состояние дома как вполне приличное, пошёл в пристройку в которой раньше жили стражники. Тут тоже всё было боле-менее неплохо, только бардак был форменный, либо бывшие стражники оставили после себя, либо и жили в таком, и я склоняюсь ко второму варианту. Эта мини-казарма была рассчитана на пятнадцать человек личного состава. Помещений как таковых всего два. Одно большое, с семью двухъярусными кроватями и одной обычной, в центре обширное пространство с длинным столом и двумя лавками на манер таверн.

Второе помещение разделено на четыре части. В одной умывальники и пять кабинок-туалетов в местном стиле — дырки в полу, уводящие в общегородскую канализацию и прикрытые от вони заклинанием, что надо обновлять раз в пять лет. В следующей ещё пять кабинок, на этот раз душевые. В третьей скорее всего склад для обмундирования, судя по шкафам, и в последнем — оружейная, опять же судя по стойкам для оружия и креплениям на стенах. За самой казармой оказался низенький колодец мне по колено и рядом с ним же люк, откинув крышку я обнаружил цистерну с плещущейся на дне водой. Всё ясно, из колода ведром наполняют ёмкость, а уже из неё вода идёт на всю казарму, нагреватели установлены непосредственно в кранах умывальников и душевых лейках.

К городской системе водоснабжения дом не подключен, как в прочем и большинство домов в среднем городе. Это в верхнем — обители аристократии, маги заморочились, а тут и так всё нормально. Сам дом водой снабжался так же как и казармы, только ёмкость была в разы больше, и из колодца вода накачивалась насосом а не таскалась вёдрами, всё логично. В зимнее время всё отапливалось многочисленными каминами, сейчас пустующими и вычищенными, на заднем дворе даже большой сарай для дров имеется, тоже пустой правда. Изучив всё и заглянув везде, я остался доволен и даже нашёл время поиграться с собаками. Суровые, крупные бойцовские псы были на вид устрашающими. Когда эти мускулистые туши мне по середину бедра оскаливали свои клыки и, распахнув пасти бежали в мою сторону, становилось немного не по себе. Но вот кода добегали, то начинали активно вылизывать руки, выпрашивая чтобы их почесали, а потом и вовсе опрокидывались на спины, вываливая на обозрение свои яйца и подставляя пузо.

Ещё только-только начало вечереть, как Хориал открыл новый портал, на этот раз уже на задний двор нашей новой обители и из него, нагружённые огромными сумками, вышли десять молодцеватых парней атлетической наружности.

— Эм... Здрасьте... — Чуть поклонившись, поздоровался с нами один из них, остальные согласно кивнули, Бормс с Акрисом, стоящие рядом со мной, переглянулись. Я лишь усмехнулся и протянул Акрису медальон подчинения.

— Думаю, как пользоваться ты уже знаешь. Или объяснить на пальцах? — На всякий случай уточнил я.

— Знаю. Уже не раз видел. — Надел на шею артефакт воин и тот сразу же активировался, признав его своим хозяином.

Молай-Ха набрал этих ребят по деревням. Все крепкие, сильные, здоровые, от двадцати двух до двадцати четырёх лет. Им было обещано жалование, по золотому в месяц, для деревенских это сказочное богатство, так что на службу каждый рвался искренне и присягать был готов кому угодно. Теперь у меня появился отряд бойцов, только очень молодых и неопытных, но последнее поправимо, благо у Акриса этого опыта с избытком. Обрисовав Акрису как вижу в будущем этот десяток, я попросил воспитать из них элитный отряд. Благо, что все вопросы с верностью, лояльностью и мотивацией решала клятва, и теперь дело стало только за грамотным обучением. Выделив из них самого смышлёного на вид, Акрис назначил его десятником и отправил отряд разбирать бардак в казарме и обживаться.

Сами наёмники жили в доме. Я выделил им три комнаты на четверых на первом этаже и они принялись обустраивать их под себя. Вальдинг с Турбертом сами выразили желание жить в одной комнате, поэтому я отдал им самую большую. Оба арбалетчика были самыми молодыми из четвёрки наёмников, и друзья не разлей вода. Нет, они все четверо являлись хорошими друзьями, но эти двое к тому же всегда были на своей волне, Бормс даже не удивился, когда они решили поселиться вдвоём. Поздно ночью, когда слуги легли спать, а наёмники отправились в подвал драть девок, я нацепил на шею ловец душ и, набросив на плечи плащ, вышел за калитку и побрёл в сторону нижнего города.

Изучив артефакт, я понял почему Кса-Аран им так дорожил. Медальон давал возможность полностью поглотить душу человека, при этом не важно кто это, маг или крестьянин. После этого с душой можно было спокойно общаться, если она конечно этого захочет, ведь захватывается всё сознание целиком. Хорошо, что потом с душой можно делать что угодно, можно разделять на составные части оставляя что-то нужное как я делаю с высокоразвитыми зомби, или просто мучить душу в амулете, заставляя испытывать страдания, которые тоже в свою очередь выделяют энергию. Можно просто нагнать в артефакт душ и использовать как источник силы, для меня с управлением чистой энергии это максимально полезно. Единственное огорчение, в амулете одновременно может содержаться только десять душ, больше вместимости не хватает. Но даже так эта штука просто неимоверно полезная, и прямо сейчас я собираюсь её испытать.

По ночному Клайрту я бродил почти до самого утра. Много где прогулялся, убил парочку нищих попрошаек. Мне были нужны их души как исходный материал, а чтобы не возникало лишних вопросов, трупы потом на время поднял и инсценировал драку за неизвестно как попавшую им в руки золотой. Теперь оба поскуливали в амулете, но их голоса мог слышать только я, и то когда специально прислушивался. Наткнулся на ювелирную лавку, не удержался от соблазна и ограбил. Особо ничего не ломал, проник очень аккуратно и, выбрав все более-менее крупные драгоценные камни, так же аккуратно ушёл. Ограбление спишут на местных ворюг а я попозже наделаю себе новых накопителей, очень компактных и очень ёмких, из такого материала они получаются куда как качественнее чем из обычных булыжников.

Нашёл пару прекрасных ночных забегаловок, прекрасно провёл время. Послушал уличных музыкантов на одной из площадей. Прогулялся по ночной ярмарке, щедро тратя монеты и покупая малополезный, но интересный хлам. Домой завалился под утро и, немного подремав, вышел к завтраку зевая и сжимая в кулаке лечебный артефакт. Амулет быстро накачивал меня бодростью забирая усталость, я обожаю этот мир и магию в нём.

— Ребята, вы там случайно не убили свои игрушки? — С усмешкой поинтересовался я у парней, сонно клюющих носом за столом после завтрака.

— Не... Покалечили немного, но они обе ещё дышат. — Безразлично помотал головой Турберт и ещё раз протяжно зевнул.

— И почему я не удивлён? — С иронией поинтересовался в потолок я и, вздохнув, швырнул ему через стол артефакт, тот благодарно поймал его и вцепился мёртвой хваткой, стремительно приходя в норму.

— Ладно, если хотите, днём ещё развлекайтесь, вечером я их заберу. — Кивнул я и пошёл забирать остатки барахла из постоялого двора, по пути связался с Хориалом.

Портал снова распахнулся в моём номере и на этот раз из него вышел Догпис.

— Привет, доктор. Как там Сорианна? — Обняв целителя, сразу же поинтересовался я.

— Добрый день, милорд. С леди Сорианной всё в полном порядке. Я лично каждый день осматриваю её и слежу за ходом беременности. — Кивнул мастер-целитель.

— Раз так, то я за неё спокоен. Пройдём посмотришь ещё одного пациента. — Позвал я его.

— Да, конечно, мне стоит взять какие-нибудь особые артефакты? — На всякий случай уточнил он.

— Не думаю, там пусть и сложный, но всё таки перелом, для мастера это не должно быть особо сложно. — Пожал плечами я.

— Да, тут вы правы, милорд. — Согласился Догпис.

— Погоди, только есть один нюанс. Я знаю, ты в этом деле очень силён, поэтому попрошу лечить пациента так, чтобы рукой нормально шевелить он смог только дня через два или три, а на полное восстановление чтобы ещё неделя ушла. — Попросил я.

— Как скажете, милорд, я всё сделаю.

— И ещё кое что, если будут спрашивать что-нибудь, кто такой или откуда, не говори, вообще ничего не говори что не касается лечения.

— Я вас понял.

Пройдя с мастером Догписом к Джейне и Делеклору, я их коротко познакомил, на ходу придумав какое-то имя для мастера и ушёл, ссылаясь на важные дела в городе. Дела у меня и правда оказались, выпустил из ванной усталую голодную Аммию. Магесса с опаской таращилась на чёрные камни накопителей, которые я сложил ей на живот и на грудь, уложив пленницу на пол. Её глаза ещё больше расширились, когда твёрдый кокон образовался вокруг её тела и, скрыв своё содержимое от глаз посторонних, вылетел в окно и поднялся повыше. Довольно улыбаясь, я мысленно поднял капсулу ещё выше, под самые облака и отключил цвет, сделав при виде изнутри словно стеклянной.

Весь день мотался по городу, выискивая подходящие мне лавки и трактиры. Как начало темнеть. вернулся домой, всё это время Аммия провела в коконе высоко над городом, перемещаясь вслед за мной, сейчас же, всё ещё немного под впечатлением, она стояла на коленях около стола, на котором я усиленно творил заготовки под ритуальные чаши. Я давно уже хотел изготовить парочку многоразовых артефактов, в некромантии достаточно много ритуалистики и крови, а в этом деле без таких вещей никуда.

Естественно, я выбрал наилучший из материалов для подобных изделий — накопители. Вырезать широкие и глубокие, больше похожие на тазики чаши не составило особого труда, больше часа ушло на создание вязи универсального плетения. Пришлось даже некоторые символы вырезать на самих чашах, зато получилось вполне себе интересно. Всё время что я работал, Аммия стояла на коленях рядом и не сводила с меня глаз. Рот её был запечатан, а тело окружали тонкие энергетические шипы, заставляющие сидеть в той призывной позе, в которую я её поставил. В некоторых местах на груди виднелись небольшие проколы с потёками крови, поначалу она слишком глубоко дышала и по глупости пыталась слегка пошевелиться.

— Неплохо получилось, правда? — Кивая на угольно чёрные чаши-артефакты, самодовольно улыбнулся я и ласково погладил её по голове.

Получив распоряжение, слуги затащили в кабинет двух голых, наскоро омытых девиц. При их виде Аммия содрогнулась, а шедший следом за слугами Аториус, увидев мою пленницу, невольно облизнулся.

— Даже не мылься. — Не оборачиваясь, покачал пальцем я.

— Да как можно, неужели я не понимаю чувства собственничества благородного человека. — Всплеснул руками баронет, но глаза не отвёл, всё так же похотливо поглядывая на Аммию. рассказы эротические Когда они вышли, оставив на полу два женских тела, я без особого интереса оглядел их, проверяя, живы ли. Они были живы, но не целы, без сознания. Губы у обеих были опухшими и с облезшей местами кожей, по всему телу синяки и кровоподтёки, лодыжки обеих ног разодраны в мясо, но уже перестали сильно кровить. У одной сломана правая рука, неестественно вывернута и сильно опухла, пальцы левой полностью лишены ногтей. Красивое когда-то лицо обезображено синяками и кровоподтёками.

Вторая пострадала сильнее, всё правое бедро один сплошной синяк, пальцы на обеих руках раздроблены в кашу, судя по тихому сипению при дыхании — переломаны рёбра. Приглядевшись — увидел, что повреждён и позвоночник, она явно парализована ниже пояса, наверное слишком усердно брыкалась и пиналась, вот мужики и решили проблему, раньше на ум не приходило, однако у них есть чему поучиться. Про их вагины и разорванные анусы даже говорить не буду, измочалены в хлам. Из щелей обеих на пол потихоньку сочится сукровица. Вдруг одна из них слегка приоткрыла заплывшие от побоев глаза и попыталась что-то простонать распухшими посиневшими губами, но вместо этого лишь показала, что лишилась зубов. Ну да, у парней-то защитных полей нет, видимо пришлось обезопасить себя от укусов. Наёмники вообще в этом плане довольно практичны и не брезгливы, правда баба для их веселья вещь одноразовая, впрочем, кто в этом мире без недостатков.

При звуке этого полумёртвого стона Аммия дрогнула, по её груди и подмышками заструились новые струйки.

— Что? Не нравится? — Убедившись, что обе ещё живы, безразлично пожал плечами я.

— А ещё вчера вечером они были не хуже тебя, не такие сочные и зрелые, помоложе конечно, но всё равно достаточно красивы. Всё же, зря я сказал своим ребятам делать с ними всё что захотят, как бы не сдохли раньше времени. — Посетовал я и понаблюдал с каким ужасом на меня глядит пленница и с каким усердием пытается унять бешено колотящееся сердце, чтобы снова не напороться на острие.

— Нет, какой смысл тратить их на расходный материал? Эти игрушки ещё пригодятся тебе. — Заметив, что магесса скосила глаза на кучку лечебных артефактов лежащих на краю стола, их мне порталом прислал Хориал совсем недавно. Я снова погладил Аммию по волосам, мне нравилось вот так спокойно водить по ним ладонью, словно кошку гладишь, такие же мягкие и шелковистые.

— Я, как ты уже догадалась, маг, и сила моя тёмная. Таких как я в Империи не любят, уже успел на себе почувствовать насколько. — Снимая с шеи ловец душ, вслух посетовал я. Амия не могла отвечать, но внимательно слушала, а я люблю когда меня слушают.

— Я некромант, в моём искусстве мало хорошего в прямом смысле слова, но если ты выйдешь за рамки понятий хорошего и плохого, то сильно удивишься, увидев, что в смерти есть очень много прекрасного. — Уверенными движениями разделяя на части одну из душ, заключённых в ловце, тихо говори л я.

— Только некромант видит всех людей одинаково, для него нет понятий аристократия или чернь, богачи или беднота, даже между мужчиной и женщиной некромант не делает различий. Нет, ты не подумай про нас чего плохого, искусство смерти не побуждает к однополым отношениям, вовсе нет, я говорю о другом. — Отвлекшись от работы с артефактом, повернулся к Амии и на всякий случай пояснил я.

— Лишь некромант не делает различий, для него все люди, да и не только люди, являются ценным источником материала и силы, любой человек ценен и полезен, без исключений. — Наконец разобравшись с душой первого попрошайки и удалив всё ненужное а оставшееся преобразив согласно собственным желаниям, довольно цокнул языком я и, отложив амулет, присел на корточки перед Амией.

— Как ты думаешь, чем отличаетесь ты и любая из них? — Указав пальцем за спину, я этим пальцем коснулся её соска, при этом убирая все ограничители. Аммия медленно выдохнула, её поясница расслабилась, она невольно чуть подалась вперёд, при этом вжимая свой сосок моим пальцем внутрь груди.

— Я хочу знать, что ты думаешь по этому поводу. — Слушая тишину, сообщил я.

— Я маг. — Замешкавшись на секунду, всё же ответила виконтесса, стараясь не шевелиться, чтобы не спровоцировать меня.

— Наивная, и чем тебе помогла твоя магия при встрече со мной? — Улыбнувшись, я убрал палец и, подняв руку, погладил её по щеке. Аммия было дёрнулась, попыталась отшатнуться, но наткнувшись глазами на мой взгляд, замерла, боролась с собой долгие несколько секунд а после медленно прижалась щекой к моей ладони.

— Я сразу заметил, что ты очень умная. — Поглаживая её щеку, заметил я.

— Можешь попытаться ответить ещё раз. — Великодушно предложил я, мой большой палец скользнул ниже, коснулся её пухлой нижней губы, чуть высохшей но всё равно очень привлекательной, обнажил ровные зубы. Мгновение утекало за мгновением, Аммия напряжённо размышляла, пытаясь отыскать верный ответ, а я терпеливо ждал, играясь с её губой.

— Ну же, скажи мне. — Улыбаясь, я оставил её лицо в покое и наклонился чуть ниже, выжидающе глядя в глаза, ниже, ещё ниже, почти касаясь её губ и слыша как бьётся сердце.

— Я не знаю... — Еле слышно выдохнула она после долгого молчания, и закрыла глаза, готовясь к чему-то плохому. Я поймал её слова дыханием на губах, улыбнулся.

— Раз ты — мастер боевой магии, признала это, то мы с тобой встретились не зря. — Переместившись не касаясь её, так, чтобы губы мои оказались у самого уха, отметил я и, выпрямившись, вернулся к столу. Медальон всё так же лежал рядом с готовыми чашами. Я повернулся и бросил на живот каждой из будущих жертв по артефакту лечения, включив их мощность всего на десять процентов,

это их не вылечит, но не даст умереть, а то закрадываются опасения, и торопиться не хочется.

— Ты можешь встать, поднимайся. — Жестом поманил я магессу и она, кое как поднявшись, забавно заковыляла ко мне на затекших ногах. Я оглядел её и, приложив к груди лечебный артефакт, включил на полную мощность, за несколько секунд зарастил все мелкие царапины на теле и поправил ноги.

— Я навёл о тебе справки, виконтесса Аммия Тулвеур. — Прямо глядя в лицо, сообщил я и небрежно бросил амулет на стол.

— Закончила столичную Академию магии в двадцать шесть лет, одна из немногих, кто вообще выпускался в подобном возрасте, тем более с боевой специальностью, ничего не путаю? — Вопросительно приподнял бровь я.

— Нет. — Тихо ответила Аммия.

— Одарённый боевой маг тяготеющий к стихии огня, многие называют гением и пророчат место в Совете. В двадцать восемь лет эта гениальная магесса убивает на дуэли сына одного из членов Совета. Это в рамках закона, вот только не всё в жизни действует согласно официальным законам и правилам, и о кресле в Совете приходится забыть навсегда. Из рядов специального корпуса магов Совета, Аммия отправляется служить в городской страже, в Клайрт — самый захудалый из восьми великих городов, где три долгих года ей приходится бороться с местными интриганами за право встать во главе самого слабого из всех боевых отделений стражи. И даже заняв должность ей приходится носится на побегушках у какого-то провинциального графа, чьего имени в столице и не знает никто, лишь потому, что он единственный кто соглашается хоть как-то сотрудничать с ней вне рамок обычной службы и зарплаты. Скажи мне хоть что-то, что я сказал неверно. — Наблюдая за тем, как скулы Аммии выделились чётче а в уголках глаз заблестела влага, попросил я.

— Ничего, ты всё сказал верно. — С трудом разжав челюсти, медленно выдохнула магесса.

— Тебе тридцать два, самый расцвет жизни и твои магические способности на пике силы. Ты сейчас стоишь и думаешь, что я такой подлый и ужасный, каким-то гнусным обманом захватил тебя и теперь издеваюсь, стою здесь и напоминаю о наболевшем чтобы поглумиться, так?

— Нет. — Помотала головой пленница и зябко пошевелила плечами.

— Неужели ты ещё не осознала, что лгать мне бесполезно? — Иронично вздёрнув бровь, я выбил по столешнице длинную дробь.

— Я не лгу, просто у меня сейчас очень много мыслей, и сформулировать их чётко не получается. — Сглотнув ставшую тягучей и горькой слюну, как можно спокойнее проговорила она чуть извиняющимся тоном.

— Правда? И ты думаешь, что сможешь прикрыть одну ложь другой? — Мой голос стал совсем насмешливым, я не злился, мне было интересно наблюдать как мечутся её эмоции.

— Не стоит, помолчи, третью ложь я тебе уже не прощу. — Подняв палец, заставил смолкнуть уже собравшуюся было что-то заявить в своё оправдание Аммию.

— Виконтесса, я тебя понимаю и даже не осуждаю. Если посмотреть на меня и на тебя, то с первого взгляда станет ясно, что поучать жизни должна именно ты. Ведь у тебя есть опыт и знания, это закономерно, вот только ты уже убедилась на собственной шкуре, что не всегда всё подчиняется этим законам и правилам.

— Ты хочешь узнать чем отличаешься от тех кусков мяса, и почему мы вообще сейчас ведём эту беседу? — Отвернувшись к столу и, начав аккуратно убирать в стороны обрезки накопителей, несколько безразлично поинтересовался я.

— Скажи мне. — Опасливо кивнула виконтесса.

— В этом нет великой тайны, просто ты стала мне интересна. — Пожал плечами я и, смахнув на пол крошки, похлопал ладонями, отряхивая их.

— Империя огромна, и я уже встретил здесь много людей, и почти все с кем я общался, теперь служат мне. Нет, не удивляйся так сильно, они пошли на это не по собственной воле, а чтобы спасти свои жизни, но теперь вполне себе довольны. — Отмахнулся я, заметив как изменилось выражение её лица.

— Те, кто мне полезны — становятся моими слугами, те кто мне интересен — становятся скорее соратниками нежели слугами, ну а те кто бесполезны и неинтересны — превращаются в обычный материал. — Для наглядности я кивнул на полумёртвых шлюх. Недовольно поморщился и швырнул в снова засипевшую жертву плетение, она тут же затихла, потеряв сознание.

— Посмотри на меня, подойди ближе. — Я пальцем поманил её к себе.

— Как ты думаешь, как много женщин в Клайрте, у которых есть вот это? — Протянув руки, я сжал и чуть приподнял её груди, слегка прищёлкнул пальцами по соскам.

— Много. — Чуть поморщившись от моей грубости, ответила виконтесса.

— Правильно, и пусть такая красивая грудь есть не у всех горожанок, но вот это имеется у каждой без исключений. — Моя ладонь опустилась и, ухватив её за киску, ощутимо сжала. Аммия дёрнулась было, но смогла удержать руки вдоль тела и не начать отбиваться, уже не раз убедилась, что это бесполезно и меня лучше не злить.

— Твоё тело не так важно, не им ты заинтересовала меня. И пусть ты красива, вот это меня привлекает сильнее. — Я отпустил её промежность и легонько постучал согнутым пальцем по её виску.

— А сейчас выбирай, у тебя всего два пути, есть конечно и третий — самоубийство, но это не в твоём характере. Первый вариант — ты сейчас выйдешь вон в ту дверь. Сбежать у тебя не получится при всём желании, поэтому ты просто пройдёшь дальше по коридору направо и окажешься в моей спальне. Там ты сядешь на кровать и будешь ждать, а когда я приду, раздвинешь свои красивые стройные ножки и будешь ублажать меня, и это будет продолжаться пока не надоешь. А когда это произойдёт, я просто превращу тебя в свою слугу и всю оставшуюся жизнь ты проведёшь исполняя мелкие поручения. — Я пальцем указал ей на дверь в коридор, Аммия стояла не моргая и очень внимательно вслушивалась в каждое моё слово.

— А какой второй вариант? — Зябко поёжившись, моргнула она.

— Какой второй? Неужели первый не прельщает? Впрочем, ты останешься здесь и мы с тобой постараемся выстроить нормальный диалог, без твоего зазнайства как старшей по возрасту и без самомнения мастера боевой магии. Я покажу тебе свою силу, и если ты поведёшь себя правильно, станешь не просто очередной служанкой, а сможешь сохранить свою личность. — Усмехнулся я. Аммия задумалась, она явно многого из моих слов не понимала, но видела, что второй вариант куда лучше первого и искала подвох.

— Учти, если останешься и попытаешься обмануть, то очень захочешь оказаться на их месте. Ведь я не солдат-наёмник, чтобы, наказывая, просто покалечить, я умею делать очень больно, и растягивать эту боль на персональную вечность. — Улыбка моя расплылась шире обычного, черты лица чуть заострились а глаза заполнила первозданная тьма.

— Я... Я останусь... — Не удержавшись, и всё же сделав шажок назад, тихо прошептала Аммия, не в силах оторвать взгляда от тёмных провалов моих глазниц, в которых плескалось, грозясь в любой момент вырваться наружу абсолютное ничто.

— Ну и молодец, разумное решение. — Моргнув, и тем самым прогнав тьму обратно в глубины себя, с хрустом размял пальцы, ещё раз оглядел стоящую под впечатлением виконтессу и, хмыкнув, направился к письменному столу. Мой мешок с безделушками был под ним, я быстро отыскал один из универсальных браслетов-накопителей и вернулся.

— Дай руку. — Попросил я у Аммии и та послушно, хоть и с некоторой опаской, протянула мне правую конечность. Лёгким движением я защёлкнул браслет на её тонком запястье и, срастив его в единое целое, быстро поместил в артефакт один из своих макетов.

— Слишком уж много внимания ты этому уделяешь, и почему вы, женщины, так не любите ходить голыми? — С усмешкой посетовал я, наблюдая, как меняется лицо виконтессы по мере того, как на ней постепенно приобретает материальность простенькое однотонное платье с умеренным декольте, тонкими бретельками на плечах и подолом прикрывающим колени. Стоящая передо мной женщина подросла на пару сантиметров, на её ступнях появились аккуратные остроносые туфельки.

— Это как? — Недоуменно щупая ткань, тихо пробормотала Аммия, напряжённо что-то обдумывая.

— А что, твои коллеги так не умеют? — Невинным голосом поинтересовался я.

— Нет, никогда раньше не слышала о подобном. — Помотала головой она.

— Значит не доросли ещё. — Пожал плечами я и, потянувшись мыслью к её ошейнику, временно его деактивировал.

Аммия резко замерла, даже дышать на миг перестала а потом судорожно втянула ноздрями воздух. Одновременно с этим всколыхнулась её сила, внушающая уважение мощь взыграла в её теле и оно мгновенно стало источать убийственную ауру, воздух над плечами женщины мерно задрожал от источаемого ею жара.

— Уже отвыкнуть успела? — Понимающе посмотрел в её засиявшие глаза я.

— Это... Такая полнота ощущения силы после её отсутствия... — После недолгого молчания, всё же ответила она и медленно погасила глаза, горячий воздух вокруг неё перестал подрагивать а после и вовсе рассеялся.

— Я на время отключил твоё украшение, чтобы ты могла понять хоть что-то из моих объяснений. — Пояснил я. Рука женщины метнулась к шее, её пальцы вцепились в ремешок ошейника, судорожно дёрнули.

— Я сказал отключил, а не снял, слушай внимательнее. — Укоризненно покачал пальцем я и им же поманил ближе к столу.

— Скажи мне, что ты здесь видишь? — Заметив, что она уже почти полностью успокоилась, широким жестом обвёл россыпь своих побрякушек.

— Это артефакты. — Оглядев всё внимательным взглядом, ответила она.

— Капитан очевидность снова в деле. — Хмыкнул я и наткнулся на её непонимающий взгляд.

— Не бери в голову, лучше подумай, что ты можешь сказать мне об этих артефактах? — Отмахнулся я и, пока она размышляла, связался с Аториусом, отдал распоряжения.

— Ну что? Появились мысли? — Вернувшись к происходящему, я посмотрел на нахмурившуюся в раздумьях магессу и, обняв её за талию, переместил чуть в сторону, поставив прямо перед собой, толкнул всем телом ближе к столу, заставив упереться животом в край столешницы.

— Это лечебные амулеты, очень сильные и дорогие, найти в продаже их не легко и используют их в основном магистры, иногда мастера. — Помолчав и слегка поведя плечами, когда я умостил на одно из них подбородок, наконец ткнула пальцем в артефакт Аммия.

— Верно, но это не важно. Что ты можешь сказать вот об этом? Я ведь её при тебе изготовил. — Мои руки оплели её талию, прижимая к себе и легонько поглаживая. Платье её не было для меня преградой, поэтому ладони мои касались напрямую кожи, заметно потеплевшей, я бы даже сказал, разгоряченной. Невидимая ей нить подцепила одну из чаш и, волоком подтащив ту поближе, поставила прямо перед женщиной.

— Можешь потрогать её. — Предложил я. Аммия медленно, с неохотой прикоснулась к краю чаши кончиками пальцев и тут же одёрнула руку.

— Это чёрная магия. — Сердце её забилось сильнее, но не думаю что из-за трепета и восхищения.

— Ну же, не надо этого дешёвого расизма, это магия смерти. — Поправил я её и подтащил ещё один предмет.

— А что скажешь об этом? — Вложив ей в руки похожий на её браслет.

— Это артефакт... Но я не могу понять... Чувствую силу, очень много, но не вижу её направленности... — С каждым словом всё активнее вертя в пальцах браслет, неуверенно ответила она, даже понюхала, подняв ближе к лицу и чуть наклонившись, от чего её пышные ягодицы шевельнулись, немного сильнее прижимаясь ко мне.

— Ладно, кое что ты всё же определить смогла, а что скажешь вот об этом? — Я отпустил её талию и, подняв ловец душ, вложил в её руки. Аммия дёрнулась, тут же разжала пальцы и попыталась отшатнуться от стола, но лишь уперлась в меня. Амулет упал на стол, а я снова обнял женщину, улыбаясь.

— Ты их услышала, верно? — Довольным голосом больше заявил, нежели поинтересовался я.

— Да, но что это было? — Быстро пришла в себя она.

— А это, моя дорогая, именно то, что у тебя вот здесь. — Моя ладонь поднялась выше и легла на её левую грудь, прижала посильнее.

— Это человеческие души. То, что позволяет тебе пользоваться магией, мыслить и испытывать чувства, только выдернутое из тел и помещённое в это хранилище. — Чувствуя, как её при моих словах начинает колотить мелкая дрожь, ещё шире улыбнулся я.

— Сейчас я покажу тебе, почему все идиоты в Совете да и остальные маги в этой стране и в подмётки не годятся некромантам. — Я снова поднял артефакт и, заставив оставшуюся нетронутой душу попрошайки заткнуться, силой втиснул его в руки Аммии.

— Держи его крепко, не стоит бросать об стол дорогую вещь. — Назидательно заявил я, заставляя сложить ладони лодочкой и покрывая сверху своими. Быстро сплёл одно из плетений, которые обычно используют для обучения совсем юных некромантов, напитал его силой и активировал. Плетение быстро разделилось на две части и поместилось в меня и в Амию, на время связав нас.

— Не бойся, сейчас я не буду делать тебе больно. — Прошептал я ей на ухо.

— Я просто позволю тебе увидеть больше, чем ты бы смогла самостоятельно. — Пояснил суть происходящего и взялся за вторую душу.

Аммия замерла и даже перестала дышать, лишь сердце лихорадочно колотилось, когда женщина увидела, как я спокойно и уверенно раздираю на части трепещущую от страданий и ужаса душу. Она больше не слышала её криков, лишь ощущала боль, которая очень нравилась мне, но явно удручала магессу.

— Видишь? — Это всего лишь жалкий нищий, я поймал его душу сегодня ночью. А это его память, всё что он успел узнать и почувствовать за свою нелёгкую жизнь. — Отделив нужный сегмент, я показал его Аммии и уничтожил, преобразовав в мощную волну энергии, прокатившейся по нашим телам. Я к такому был более чем привычен, к тому же, плетение ученичества жрало мою силу, и теперь она просто восполнилась, а вот Амии было куда интереснее.

Магия этого мира хоть и очень развитая, но всё равно имеет свои рамки и ограничения. Та энергия, которой пользуется Аммия — вырабатывается её собственно душой, сильной и яркой, но всё равно эта уникальная сила, подходящая только ей и подстроенная под возможности её тела. Сейчас же её ненадолго наполнила частичка мощной духовной энергии, мгновенно выводя все её магические способности на пик, буквально взрывая их, что подарило такое запоминающееся и сладкое ощущение всемогущества.

— Понравилось? Тогда смотри, вот это его чувства, видишь сколько в них боли, страданий, тоски и обиды на весь мир? И это не всё, видишь эти кусочки? Они такие светлые и тёплые, это любовь, это преданность, а это вообще чёрт знает что, некоторые из них мы оставим, они нам пригодятся, а остальные... — Я снова уничтожил ненужный мусор и по нам снова прокатилась волна силы, Аммия задышала чаще и глубже, ладони её уже не пытались поскорее разжаться и отбросить амулет, чуть расслабились а чувства в её собственной душе метались во все стороны, образуя полный сумбур.

— А это его разум, способность понимать и выражать, его мы оставим, только немного изменим, вот так, и соединим с теми чувствами, а остальное уничтожим. — Я говорил медленно и спокойно, разъясняя свои действия и когда Аммия перестала дрожать после последней прокатившейся по нам волны силы, показал ей два суррогата души, созданных мною подобно какому-нибудь богу.

— Ну как? Тебе понравилось? — Забрав амулет и положив его на стол, за плечи развернул виконтессу к себе и посмотрел в её горящие огнём глаза. Она не могла погасить это пламя, сила переполняла её.

— Я сама не понимаю... Это страшно и одновременно так приятно... — Отводя глаза, честно призналась она, не решившись соврать.

— Это, моя хорошая ещё не страшно. — Ухмыльнувшись, пообещал ей я и, отпустив её, повернулся к двери.

В неё вошёл Аториус, ведя на поводках двух псов, довольно виляющих хвостами.

— Молодец, можешь идти. — Отмахнулся я от него и, присев на корточки поманил к себе собак. Оба кобеля подбежали ко мне и принялись ластиться, подставляя головы. Что бы ни говорили о преданности и любви собак, души у лучших друзей человека очень слабые, я выбил их одним ударом, развоплощая и отправляя в небытие.

— Можешь отойти в сторону. — Не, оборачиваясь, позволил я Аммии и та отошла к стене, неотрывно наблюдая за моими действиями. Сейчас она видела то же что и я, наблюдала, как десятки энергетических точек, появившись в воздухе, принялись стремительно выплетать два сложных запутанных узора.

Глаза магессы становились всё шире и шире, а когда узлы стали стремительно накачивать плетения силой, и вовсе стали как у совы. Женщина нервно теребила подол платья, забыв обо всём и завороженно глядя, как в тела безвольно упавших псов медленно проникают извлечённые из амулета души, обёрнутые сочащимися силой плетениями. Ощущая, что мой магический резерв стремительно опустошается, я подключился к нескольким свободным накопителям, восполняя потери и когда оба пса неуверенно пошевелившись, неуклюже поднялись на лапы, начал действовать.

Чаши артефакты слетели со стола и встали поодаль друг от друга в центре комнаты. Подхваченные силовыми нитями тела двух девушек стремительно поднялись под потолок и зависли в воздухе, лечебные амулеты посыпались на пол, но, не достигнув его, изменили траекторию и оказались на столе. Псы, поведя носом и подчиняясь моему мысленному приказу, медленно заковыляли к импровизированным мискам. Аммия тихо пискнула, когда головы жертв без предупреждения отделились от тел и с глухим стуком упали на пол, из их тел стремительным потоком хлынула кровь, вырываясь толчками и окрашивая невидимые доселе желоба. Вот первые капли коснулись чаш и они активировались, символы на них вспыхнули алым. Когда артефакты заполнились больше половины, псы наконец добрались до них и, опустив свои морды, принялись жадно лакать кровь. Я проверил как идёт процесс, поглядел на уровень силы в чашах и, довольно улыбнувшись, подошёл к отшатнувшейся от меня виконтессе.

— Нужно немного подождать. — Улыбнулся я, заметив как её вновь начал окутывать плащ огненной магии, щёлкнул пальцами и активировал ошейник, мгновенно отрезая потерявшую контроль магессу от силы. Она тут же медленно осела на пол и отвернулась, попыталась закрыть уши ладонями, чтобы не слышать журчание крови стекающей в чаши и жадное чавканье псов.

— Ну же, не стоит, лучше смотри внимательнее. — Ухмыляясь, я оплёл её нитями, быстро ставя женщину на колени, руки её вывернулись за спину а веки поднялись, заставляя смотреть на всё широко распахнутыми глазами.

— Нет... Пожалуйста... Не надо... — По щекам её заструились слёзы.

— Почему ты плачешь? Пёсикам ничего не грозит, они лишь станут сильнее, эволюционируют. — Присев рядом на корточки, я погладил рыдающую Аммию по волосам, приглаживая растрепавшиеся локоны.

Прошло минут десять и наконец последние капли упали в чаши, где были тут же слизаны уже уверенно стоящими на ногах псами. Мои плетения работали как часы, исправно выкачивая из меня силу и распространяясь внутри собачьих тел. Я наблюдал, как стремительно они меняются, послышался лёгкий хруст и первый пёс тихо заскулил, позвоночник его шевельнулся под кожей, выделяясь более рельефно, было отлично видно как кости шевелятся внутри. Щёлкнув пальцами, я отпустил висящие вверху обескровленные тела и они упали на пол. Оба пса, скрипя когтями по защитному полю покрывающему пол, сорвались с мест и с утробным рычанием вцепились в ещё тёплое мясо. Я посмотрел на досуха вылизанные и полностью опустошённые магически, ставшие серыми, каменные чаши и переместил их на стол. Аммия же, рыдая и содрогаясь от ужаса, смотрела как псы легко разрывают на куски тела девушек, жадно пожирают плоть, перемалывают своими клыками кости, глотают и снова впиваются в лакомство.

— Ничто не бывает просто так, их телам тоже нужен материал для перестройки. — Как ни в чём ни бывало, пояснил я магессе и, отойдя от неё на пару шагов, уселся на подлетевший из угла стул, забросил ногу на ногу и закурил. Ещё полчаса ушло на то, чтобы на полу в лужице крови остались только требуха да какие-то невразумительные ошмётки. Новорождённые тёмные гончие сожрали всё, усвоили и теперь красовались матово поблёскивающим чёрным окрасом, покрытым кровью. Оба пса стали больше, не сильно увеличились конечно, но в половину от изначального размера подросли. Их морды, ранее такие благодушные и добрые, немного деформировались и чуть вытянулись, зубов стало на порядок больше, клыки удлинились и приобрели крепость закалённой стали. Ленивые движения приобрели грацию и стремительность, двумя мощными прыжками эти мускулистые туши оказались перед Аммией и громко зарычали, оскалив клыки и приблизив морды вплотную к заскулившей от страха и судорожно задёргавшейся в путах женщине.

— Неужели ещё не наелись? — Смеясь, я подошёл к ним и, присев между псов, погладил их по головам, пачкая руки в крови. Виконтесса онемела от сковавшего её страха, даже плакать перестала, налитые краснотой глаза псов буравили её лицо, ища малейшие признаки агрессии и готовые вцепиться в так удобно подставленное горло.

— Ладно, идите гуляйте, я уже попросил Аториуса наполнить вам лохань чтобы помыться. И да, никого из жильцов дома не кусать, не пугать и даже не рычать в их сторону, это наши друзья. — Добродушно сказал я псам, расталкивая их в стороны и они послушно побежали к двери, один из них поднялся на задние лапы и, аккуратно повернув пастью ручку, открыл. Дверь за вышедшими животинами закрылась, пунктуальные ребята получились. Я освободил Аммию и, ухватив её за локоть, тоже направился к выходу, ведя слабо переставляющую ноги женщину за собой, Аториус уже получил распоряжения и скоро здесь приберутся.

— Странный из тебя боевой маг получается. — Я медленно поднял голову и посмотрел на вяло плещущуюся напротив меня Аммию. Мы с ней уже минут сорок сидели в просторной ванне у моей спальни и отмокали в горячей воде. Я просто расслаблялся и отдыхал, а Аммия тихо ждала, не рискуя вызвать мой гнев чем-то необдуманным.

— Я никогда не участвовала в настоящих боях. — Тихо ответила магесса, глядя в воду.

— А как же ты умудрилась убить того идиота, из-за которого тебя засунули сюда? — Вздёрнул бровь я

— Это было на магической дуэли, там не... — Заговорила она и замолчала, прикрыв губы ладонью. Да уж, для обычного человека, зрелище увиденное ею могло быть и правду несколько тошнотворным.

— Ничего, так или иначе, ты привыкнешь. — Пожал плечами я и, поднявшись, шагнул из ванны навстречу подлетевшему ко мне махровому полотенцу.

— Ладно, вытирайся и выходи, поужинаем и нормально поговорим о делах. — Усмехнулся я и вышел из ванной, обернувшись по пояс.

Кухарка неплохо постаралась, и я, вгрызшись в кусок ароматного жаренного мяса, вопросительно посмотрел на Аммию, сидящую напротив. Волосы аккуратно уложены, лицо спокойное и осанка ровная, вот только взгляд голодный, ну да, покормить я её как-то за время нашего знакомства ещё ни разу не удосужился.

— Чего ждёшь? Или я должен кормить тебя с ложечки? — Прожевав, поинтересовался я. Она молча подвинула тарелку и принялась за ужин. Нужно отдать ей должной, будучи очень голодной, внешне этого постаралась не выказать. Лишь разобравшись с парой порций мяса, я довольно налил вин в два бокала и один подал Амии.

— Спасибо, но я... — Заговорила она, но, подняв на меня глаза, осеклась и, замолчав, взяла, отхлебнула немного.

— Правильно, оставляй эту привычку, меня лучше слушаться. — Похвалил я её и, пригубив немного, отошёл к окну.

— Что бы ты себе ни напридумывала, в Клайрт я приехал вовсе не ради твоей дражайшей персоны. — Сделав пару затяжек, в пол-оборота повернулся к Аммии, уже тоже доевшей и отодвинувшей опустевшую тарелку.

— Ты просто под руку попалась, скажем так, под горячую и напряжённую руку, слишком долго пришлось провести в бегах, а я как-то привык не отказывать себе в удовольствиях. — Сытый и довольный, рассуждал я, Аммия молчала.

— Но, в случившемся есть твоя вина тоже, не будь ты такой заносчивой и неосмотрительной, у нас был шанс мирно обо всём договориться при первой встрече. — Я напомнил виконтессе, что по факту она первая проявила агрессию в мою сторону, докурил и, не найдя пепельницы, оставил окурок на подоконнике.

— Сейчас, когда страсти немного улеглись, когда я определился со своими планами и перестал злиться на тебя, хочу предложить поучаствовать в одном очень интересном мероприятии, как ты смотришь на то, чтобы не просто обретаться в спальне как постельная игрушка, а плодотворно служить, за что и тебе будет польза? — Вернувшись за стол, прямо заявил я. Аммия долго смотрела в мои спокойные, не выражающие ни особого энтузиазма ни чего либо ещё глаза и крутила в пальцах вилку.

— А у меня есть выбор? — Наконец что-то обдумав, наконец подала голос она.

— Ну да, один раз сегодня ты уже сделала выбор, и он привёл тебя сюда к этому разговору, пришло время сделать ещё один. Только не думай, что ты такая важная и незаменимая персона, мне служат и мастера и магистры. Я могу и дальше использовать как спермоприёмник, а потом поработить твою душу, вот только это не интересно, поэтому и предлагаю служить мне, не ломая свою личность и не превращаясь в безмозглую куклу. — Рассмеялся я и она вздрогнула при моих словах. Конечно, раньше при словах о душе и порабощении лишь покрутила бы пальцем у виска, но сейчас уже видела мои возможности своими глазами, и расклад сил и приоритетов очень сильно изменился.

— Так что? будешь моей помощницей? Мне мастер боевой магии не помешает, вот только без этих штучек, что ты сидишь как побитая псина? Не надо изображать обиженную и запуганную девочку, я отлично вижу что ты много чего понимаешь и много о чём сейчас думаешь. — Отмахнулся я, с усмешкой наблюдая как меняется её лицо, неужели действительно считала себя непревзойдённой актрисой?

— Трудно вести себя нормально в такой ситуации. — Осторожно заметила она.

— А что не так? Сейчас я тебя не трогаю, так чего строишь из себя невесть что? Подумаешь, кончил в тебя пару раз, так от тебя не убудет. вы — бабы, для того и созданы, чтобы в вас кончали. А если ты о побоях и прочем, так я же и вылечил, сейчас у тебя что-нибудь болит? — Покачал бокалом я.

— Нет, не болит. — Призналась она.

— Вот и всё, прекращай ломать комедию и давай нормально общаться, а то я один тут распинаюсь, как будто это моя судьба сейчас решается. — Поморщился я и снова закурил не трудясь шагать к окошку.

— Я правильно поняла, что заблокировав мои способности, издеваясь и насилуя, ты хотел показать мне свою силу и дать понять, что против тебя я ничего поделать не смогу? — Помолчав и собравшись с духом, всё же решившись, заговорила Аммия.

— Да, правильно. Но ты женщина красивая и очень аппетитная, так что мне понравилось, так что радуйся, ведь для демонстрации я мог просто посадить тебя на бутылку, вот на эту например. — Усмехнувшись, я протянул пузатую бутылку с вином и долил немного в её бокал, плеснул в свой.

— Я вижу что ты куда сильнее меня как маг, пусть я и не понимаю, как вообще тёмный смог достичь такого могущества. И я не дура, поэтому согласна служить тебе, в обмен на то что ты больше не будешь причинять мне вреда. — Спокойно и по деловому заявила Аммия, выжидающе посмотрела на меня.

— Хм... Не врёшь. — Тоже рассматривая изменившуюся собеседницу, отметил я и потушил окурок.

— Тут интересно даже не то, что пытаешься ставить условия, а то что ты подразумеваешь под словом вред? — Качнул бокалом я.

— Ну... Это же и так понятно... — Растерялась от моего вопроса она.

— О нет, давай-ка сразу решим, чтобы ты потом не обижалась и не говорила что я тебя обманул. — Я поднялся со своего места и, обойдя стол по кругу, остановился у неё за спиной, Аммия повернула голову, следя за мной.

— Если ты думаешь, что я откажусь от возможности развлекаться у тебя между ножек, то сильно заблуждаешься. Нет, я не варвар и не против договариваться, но ты мне понравилась, а я всегда беру то что мне нравится. — Погладив её по открытым плечам, уверенно заявил я.

— Я имею в виду издевательства и прочее. — Быстро исправилась магесса.

— Хм... Так-то мне нравится причинять людям боль... — Массируя её плечи, задумчиво пробормотал я.

— Но, впрочем, если ты не будешь отлынивать, и подойдёшь к делу с усердием и полной самоотдачей, то я подумаю над этим вопросом. Что-то ещё?

— Ты вернёшь мне мои силы. — Решив не искушать судьбу, согласилась с моим решением Аммия и перешла к следующему.

— Конечно верну, на кой чёрт ты мне сдалась без возможности колдовать? — Фыркнул я и женщина закусила губу, поняв, что просчиталась и попросила то что и так дадут, а ведь выдавая слишком много запросов можно и вообще ничего не получить.

— Тогда я согласна, когда ты снимешь с меня эту гадость? — Она подцепила пальцем свой ошейник.

— Не торопись, неужели ты думаешь, что я просто поверю на слово? — Усмехнулся я и повесил ей на шею свой амулет.

— Сейчас ты дашь мне клятву, а уже потом снимем. — Я довольно погладил её по волосам и принялся наговаривать нужный текст, стараясь сделать так, чтобы после ритуала у неё не изменился ни характер, ни эмоции, ни мышление, а просто появились гарантии того, что она не подпалит мне задницу когда не буду этого ожидать, и не донесёт коллегам.

— Ну что же, ты молодец. — Вернулся я на своё место когда всё закончилось. Аммия молча поморщилась, потирая красную полоску на шее, её ошейник весело крутился на моём пальце.

— Слушай, мне вот что интересно, а почему ты продолжаешь работать в страже? С твоими способностями найти нормальную работу дело одной минуты, разве нет? — Задал я вопрос, всплывший в голове.

— Я выпускница имперской Академии, тем более боевой маг. — Снова поморщилась и залпом выпила

свой бокал магесса.

— И что с того? — Не понял я, снова наполняя его вином.

— Да все ведь знают, что маги, отучившиеся в государственных учреждениях, обязаны после выпуска в течении пятидесяти лет нести службу Империи согласно способностям. — Немного удивилась она моей неосведомленности.

— А-а-а, вот оно что... А откупиться никак нельзя?

— Можно, но просто так отдать пятьсот тысяч золотом могут только самые богатые дворяне, а мой род далеко не такой, к тому же, они отказались от меня после происшествия на дуэли. Родственники того придурка сказали всем, что я специально убила его, чтобы ослабить его отца и потом занять его место в Совете. — Фыркнула она. Вроде бы ничего принципиально не изменилось, но Аммия быстро преображалась, ведя себя всё менее скованно.

— А разве нет? Ты ведь его и вправду убила. — Не понял я.

— Это вышло случайно, просто не правильно рассчитала силы и его защита не выдержала. Не думала, что так всё обернётся. — Вспоминая прошлое, вздохнула она и, наколов на вилку кусочек помидора, покрутила и положила его обратно.

— А как же твой дом? И те придурки что были с тобой? — Вспомнил я про двух магов, что тоже подчиняются мне.

— Дом дали как главе отделения, и охрану тоже из-за этого приставили, у всех глав так. — Пожала плечами магесса и посмотрела на задумавшегося меня.

— А зачем я тебе понадобилась? Ну кроме этого... — Чуть смутившись, повела плечами она.

— Ты ведь боевой маг, к тому же мастер, разве не ясно?

— Да кому мы нужны? Уже лет триста у боевых магов нет работы по профилю, так, для вида только и держат на службе. — Невесело усмехнулась она и опять оприходовала бокал, дамочка явно решила накидаться пока наливают. Я улыбнулся, раскусив её план и, признав, что она достаточно грамотно меня просчитала, не стал его разрушать, налил ещё, убрал опустевшую бутылку под стол и достал новую.

— Что ты знаешь о деле Клуадана? — Вынимая со скрипом идущую пробку, решил не убирать дела в долгий ящик я.

— А что тут знать? Дебил он, этот граф, вот кто. Им его дочка крутит как хочет, хочу то — хочу сё, он и исполняет. В прошлом году эта мелкая нашла себе хахаля, не знаю уж как он её окрутил, но вцепилась она в него накрепко, замуж только за него пойду и всё, точка. Граф пытался спорить, но она из дома сбежала, как нашёл, рисковать больше не стал и одобрил брак. У пацана денег нет, какой-то безземельный рыцарь, для репутации графского рода нехорошо, но что поделать? А тут эта шумиха в столице поднялась, в Эль-Тене кто-то во дворец Императора проник, сыновей его вырезали, да жену с дочкой украли. Императрицу на следующее утро в непотребном виде на центральной площади нашли, а принцесса так и не отыскалась, до сих пор большая часть ресурсов Совета на это уходят. Вот граф и решил под шумок одного из самых слабых своих вассалов подвинуть, да земли его зятьку отдать, чтобы хоть что-то у того было. По доброму продавать свои жалкие две деревни Факлайн не захотел, ерепениться начал, вот и пришлось графу его прирезать, а потом эту охоту на убежавших наследников начать, чтобы свидетелей не осталось. — Недовольно, всё больше начиная злиться, рассказала Аммия.

— Жалеешь, что с ним связалась? — Понимающе усмехнулся я.

— Жалею. Если бы не это, сидела бы сейчас у себя дома да вино бы пила спокойно. — Честно ответила она, посмотрела на свой бокал, зло выпила.

— Ну, вина и тут вполне достаточно. — Пожал плечами я, протягивая ей открытую бутылку, она посмотрела мне в глаза, увидела в них понимание и, поставив её на стол рядом с собой, нахмурилась.

— Да ладно тебе, не куксись, сегодня наказывать не буду. — Добродушно рассмеялся я, понаблюдав как она размышляет о том как сейчас выкручиваться. Мы знакомы чуть больше суток, а умная магесса уже правильно рассчитала, что я трахать в дупель пьяное тело не буду, вот и старается нажраться побыстрее, иногда невольно косясь на кровать, когда думает что я не вижу.

Рассудив, что у неё действительно было многовато потрясений, позволил воплотить коварный план в жизнь, попутно получая море нужной и ненужной информации. С каждым бокалом слов было всё больше и больше, потом были слёзы и жалобы, что самое интересное, жаловались не на меня а на жизнь и завистников, что загнали её в эту дыру. Потом она ходила в туалет, блевала, умывалась, вернулась и продолжила надираться. Умудрилась разбить бокал, облилась вином и порезала руки, я лишь наблюдал, курил и размышлял не торопясь вмешиваться. Наплевав на всё, дальше отхлёбывала из горла, рассказывая, что её не пускают выше, держат наравне с солдатнёй и лишь посмеиваются за спиной. Узнал, что никто и ногтя её не стоит и много всего в таком духе. Когда она попросила у меня сигарету и, попыталась прикурить от полыхнувшей ладони, снова защёлкнул на ней ошейник, чтобы полспальни мне не спалила по пьяни, а то и всю. Когда Аммия наконец-то, уговорив три бутылки, всё же наглухо вырубилась и упала со стула под стол, я подошёл и постоял пару минут над её распластавшейся тушкой.

Раскрасневшаяся, на ладонях лёгкие порезы от осколков. Сползая, задрала подол платья, развалилась под столом, выставив напоказ свой вареник, тихо посапывает. Я пару раз подбросил на ладони лечебный артефакт, немного подумал и, не став её протрезвлять, махнул на всё рукой, убрал его в карман и направился к кровати, сам устал как собака, завтра, всё завтра.

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!