В преддверии сезона песчаных бурь многие стремились покинуть маленький провинциальный Сонар Сон, пока не поздно. Посетителей в диван-сарае было немного, большинство из них были игроки, пытающиеся пройти Захоронения или привлечённые пустынной экзотикой малонаселённой страны. Тот день начинался как самый обычный. Марисса шла по верхнему этажу, всё ещё содрогаясь от воспоминаний о взгляде того человека, когда услышала, что к ней обращаются. Говорил один из недавних постояльцев, мужчина. Конечно, приличной девушке нельзя разговаривать с мужчинами, особенно когда никого нет рядом, но, к сожалению, работа время от времени вынуждала Мариссу это делать.

— Девушка, извините, что отвлекаю вас. Я случайно разбил вазу в своём номере. Не могли бы вы убрать осколки?

Незнакомец выглядел прилично и говорил вежливо, но от его взгляда девушке было не по себе.

— Придётся заплатить за ущерб. — ответила она, опасаясь, что за этими словами последует буря возмущения.

— Конечно-конечно. Это в пятом номере. — сразу согласился мужчина, елейно улыбаясь и пропуская Мариссу вперёд себя. Проходя мимо него, девушка ощутила смутную тревогу. Она не помнила, чтобы в номерах когда-нибудь были вазы, это было слишком дорого для её диван-сарая, но всё равно не могла проигнорировать просьбу постояльца.

Марисса вошла в комнату, надеясь, что мужчина не пойдёт за ней. Будет очень стыдно, если они окажутся в помещении одни. В углу действительно валялись какие-то глиняные черепки. Приблизившись к ним, девушка услышала звук закрываемой двери, но не успела она обернуться, как почувствовала у себя на шее что-то холодное и, без сомнения, острое. Марисса оцепенела от страха. Мужчина схватил девушку за волосы и оттянул её голову назад, не убирая нож.

— Пискнешь — зарежу. Поняла? Кивни, если поняла.

Девушка поспешно кивнула, дрожа всем телом. Мужчина продолжил отдавать приказы:

— Медленно пройди четыре шага вперёд.

Когда Марисса подошла к кровати и услышала звук того, как насильник достаёт что-то из-под матраса. Что бы это ни было, оно приготовлено заранее.

— Заведи руки за спину.

Не помня себя от ужаса, она подчинилась. Мужчина быстро связал запястья толстой верёвкой. Его действия были ловкими и умелыми. Похоже, что он совершал подобное не в первый раз. Грубая верёвка больно впилась в кожу, но физическое неудобство ничего не значило по сравнению с тем ужасом, который испытала девушка от мысли о том, что с ней может сделать этот мужчина. Просто связать ей руки казалось ему недостаточным. Другая верёвка была надета через голову и сомкнулась вокруг прелестной шейки девушки. Это был скользящий узел, затянутый так, что она могла свободно дышать, но если сделать чуть потуже, то с трудом. Другой конец верёвки был в руках насильника. Если Марисса попыталась бы вырваться и убежать, то верёвка натянулась бы, стягивая узел, и бедняжка задохнулась бы. Кроме того, мужчина мог в любой момент дёрнуть за другой конец с тем же результатом.

— Привет, меня зовут Химн де Миадур.

— Отпустите меня, пожалуйста! — взмолилась девушка, стуча зубами от страха, чувствуя, как верёвка глубже впивается в кожу на шее.

— Тихо. Тихо. Я не разрешал тебе говорить. Будешь вырываться или звать на помощь — умрёшь сразу же. Веди себя смирно и с тобой ничего не случится. — почти ласково соврал Химн.

Марисса послушно кивнула.

— Итак, я — Химн де Миадур, твой первый мужчина. Я знаю о тебе, разговаривал с твоим дядей — трактирщиком. После совершеннолетия ты приехала в Сонар Сон и скромно работаешь здесь, пока тебе не подыщут мужа. Если ты не замужем, значит ты — целка. Такое тут странное правило. Вот я и подумал: сладенькая невинная девочка — то что надо, чтобы чуть-чуть развлечься.

Химн помолчал несколько секунд. Девушка ничего не ответила, боясь, что её придушат ещё сильнее. Ещё сильнее она боялась того, что этот мужчина подразумевал под «развлечениями».

— Давай договоримся так — если ты будешь хорошей девочкой, которая делает всё, что я скажу, то я не буду портить тебя и делать женщину вместо девочки. Ты будешь хорошо себя вести?

Марисса кивнула, по-прежнему не видя собеседника.

— Сейчас ты развернёшься и сядешь передо мной на колени. Я кое-что достану, и ты возьмёшь это в рот.

Марисса повернулась к насильнику лицом, не решаясь взглянуть на его довольную злую физиономию, и встала коленями на покрытый незамысловатой мозаикой пол. Мужчина немного повозился, справляясь с узелками на штанах. Он явно не торопился, наслаждаясь страхом жертвы и своей властью над ней. Для несчастной девушки секунды тянулись как часы.

И вот она увидела то, что ещё очень долго преследовало её в ночных кошмарах. Марисса знала, что мужчины носят между ног. Когда-то давно она случайно увидела эту штуку у своего отца, но тут всё было совсем не так. У отца оно было коротким, мягким и просто свисало вниз. У этого мужчины эта штука была намного длиннее, твёрже. Оно было словно налито кровью и подёргивалось в такт биениям сердца. Мало того, на конце кожа раздвигалась, обнажая красно-розовую плоть с непонятным отверстием.

От мужского органа неприятно пахло, но Мариссе ничего не оставалось, кроме как открыть рот и впустить его в себя. Если она не будет слушаться этого человека, то он задушит её или отнимет девственность. Никто не возьмёт в жёны обесчещенную девушку. Её ждала бы жизнь в позоре и унижении.

То, что было потом, запомнилось ей как бесконечный тошнотворный кошмар. С тугой верёвкой на шее и членом во рту она едва не задыхалась, если бы не короткие перерывы, которые делал её мучитель, чтобы дать своей жертве отдышаться. Мерзкая штука двигалась у неё во рту, вызывая отвращение, но её обладателю этот процесс, похоже, доставлял большое удовольствие. Когда он входил особенно глубоко, так, что мошонка касалась её подбородка, конец его полового органа проникал ей в горло, вызывая сильную тошноту. Насилуя девушку, Химн всё время давал указания о том, как лучше ублажить его штуку языком и губами. В конце концов мужчина принялся двигаться быстро-быстро, безжалостно долбя свою несчастную жертву, пока из конца мужского органа ей прямо в рот не выплеснулась липкая солоноватая жидкость, часть которой она непроизвольно проглотила.

— О... да. — выдохнул Химн, наслаждаясь моментом: — Не вздумай плеваться, глотай всё.

Как только мужчина вытащил из её рта свой орган, она, преодолевая отвращение, сделала как он сказал. Ей очень хотелось выплюнуть это, вкус непонятной субстанции был отвратителен, но выбирать не приходилось. Девушка не понимала, что это была за жидкость и что вообще происходит. Никто из старших никогда не объяснял ей, что случается, когда мужчина и женщина остаются наедине, с парнями ей запрещено было общаться, а сверстницы знали не больше неё. Погружение в мир взрослых удовольствий было внезапным, болезненным и совсем не эротичным. Член всё ещё был перед ней, влажный от её слюны, измазанный спермой и почти такой же твёрдый, как и вначале.

Марисса надеялась, что теперь он от неё отстанет, но унижения девушки ещё не закончились. Химн приказал ей раздеться и удовлетворённо смотрел на неуклюжие попытки сделать это со связанными сзади руками. Наконец, он достал нож и избавил девушку от остатков одеяния, не разрезая путы на запястьях. Она в первый раз в жизни предстала обнажённой перед мужчиной, но его не совсем удовлетворило то, что он увидел. Было видно, что с замужеством и с детьми девушке определённо нужно было подождать. Хотя возраст уже подошёл, юное женское тело ещё не успело округлиться в нужных местах. Груди едва выделялись. Узкие бёдра и худые ягодицы вряд ли привлекли бы взгляд нормального мужчины. В паху и в подмышках было совсем мало волос. Конечно, её нельзя было назвать некрасивой. Невинность, чистота и гармония юных дев веками восхищали и вдохновляли художников и скульпторов на создание великих шедевров, но Химна де Миадура интересовало только удовлетворение своей похоти.

Мужчина залез на кровать и привязал свободный конец петли, что стягивала шею девушки, к крюку на потолке, на который обычно крепили канделябр. После этого он велел ей нагнуться так, чтобы верёвка натянулась, но не настолько сильно, чтобы ещё больше затянуть петлю. Затем он накинул на шею Мариссы ещё две петли с таким же узлом. Конец одной он привязал к тумбе у двери, конец другой — к изголовью кровати. Теперь девушка не могла изменить положение тела. Стоило ей двинуться в любую строну, как одна из верёвок натянулась бы и задушила её. Было ясно, что насильник заранее всё подготовил и спланировал даже то, как получше её связать. Чёткость движений и уверенность, с которой он проделывал всё это, говорили о большом опыте.

Несчастная была вынуждена стоять, сгорая от стыда, нагнувшись вперёд над кроватью и выпятив попу по направлению к насильнику. Он приказал ей широко открыть рот и запихал туда какую-то тряпку, затем туго повязал вокруг кусок ткани вокруг нижней части головы. Теперь девушка не могла выплюнуть грязный кусок ткани, который не давал ей возможности говорить. Химн встал перед ней, его член всё ещё был на виду, мокрый и липкий.

— Теперь ты можешь кричать, если, конечно, сумеешь. — он недобро улыбнулся своей шутке: — Я соврал тебе. Я стану твоим первым мужчиной. Я порву твою целку.

Марисса попыталась что-то сказать, но с кляпом во рту получились лишь невнятные звуки. Из глаз девушки потекли слёзы, но её мучитель, увидев их, только рассмеялся:

— Ха-ха-ха! Как я люблю этот взгляд! Когда отнимаешь у них то, что нельзя вернуть. Когда ломаешь им судьбу. Когда даёшь им надежду, а потом отбираешь её. Это взгляд отчаяния.

Он обошёл Мариссу и встал сзади. Она хотела ударить его ногой, но тут же поняла, что стоит ей только попытаться, как равновесие тела нарушится и верёвки задушат её.

— Не бойся, по сравнению с тем, что я буду делать потом, это почти не больно. Привыкай. Добро пожаловать в мир взрослых. — радостно объявил Химн и, поддерживая член рукой, приблизился к девушке. Марисса была в панике и чувствовала ужасный стыд от своего положения, но ничего не могла сделать, чтобы защититься. Вдруг, она услышала звук открываемой двери. Боковым зрением девушка увидела вошедшего. В комнату ворвался человек, что так испугал её утром, и выглядевший ещё страшнее, чем тогда.

***

Мурил в два шага пересёк комнату и схватил брата за волосы, оттягивая его от несчастной жертвы. Химн, не успевший воспользоваться своим половым органом по назначению, возмущённо прошипел:

— Что это значит?

— А то, мой дорогой братец, что кто-то из моих подчинённых угробил пятерых своих товарищей. Угадай, кто это был?

— Они трахнули мою девку...

— И что дальше? Ты, что, влюбился в неё? Какая тебе разница? Она живёт только для того, чтобы её трахали.

— Что моё, то моё. Эти мудаки совсем границы потеряли. Ты потерял контроль над ними, кто-то должен был что-то сделать.

Химн схватил брата за горло, приподнял и прижал к стене, не обращая внимания на голую девушку, стоящую связанной посреди комнаты.

— Я потерял контроль? Только трое её натягивали. Почему ты убил пятерых?

— Да какая разница? Вообще их надо пиздить почаще, для профилактики.

— Наступит ли день, когда я не пожалею о том, что вообще с тобой вожусь? — гневно спросил Мурил и, видя, что брат хочет что-то ответить, ударил Химна в живот, чтобы тот заткнулся и не возражал. Его жизни резко просели, стена, к которой он был прижат, потрескалась.

— Ты знал, что нам надо идти в битву, и всё равно убил их! Теперь они ходят с дебаффами за смерть. От тебя всё время куча проблем.

Мурил помолчал, несколько секунд, чтобы справится с эмоциями, затем спокойно сказал:

— Кто эта девка?

— Никто. Она здесь работает. — тихо и медленно ответил Химн, боясь, что если он повысит голос, то сломанные рёбра проткнут лёгкие.

— И у тебя не хватило мозгов притащить кого-нибудь, кого здесь не будут искать?

Ответом было молчание.

— Ты кончал в неё?

— Да.

— Куда?

— В рот. Она всё проглотила.

Они оба знали, что после попадания спермы в желудок её нельзя использовать, чтобы магически выследить насильника. Последователи Тёмного Владыки были вынуждены постоянно скрываться от закона, поэтому до тонкостей знали все методы ухода от погони. Мурил оглянулся на девушку, всё ещё стоящую в нескромной позе и мелко дрожащую от страха.

— Что ты хотел с ней делать?

— Думал поиграть с ней пару часов, а потом прирезать.

— Это тебя надо прирезать. У нас нет времени.

— Ну дай мне хотя бы пол часа! — слишком громко потребовал Химн, чувствуя, что про рёбра он опасался не зря.

— Нет.

Химн знал, что если Мурил заговорил спокойно, то это не значит, что всё прощено.

— Дай мне закончить. Я надёжно уничтожу труп. — попросил Химн, не теряя надежду добраться до девственного влагалища своей пленницы.

— Нет, уходим, немедленно.

— Что тут происходит? Я почувствовал твой призыв и поднялся сюда. — укоризненно сказал Жригал, с трудом протискиваясь в дверь. Он был явно недоволен тем, что ему пришлось подниматься по лестнице аж на второй этаж. Мурил воскликнул:

— Жригал! Хорошо, что есть хоть один человек, на которого можно положится. Сотри ей память. Чёрт, вся одежда изодрана! Зачем надо было это делать? — спросил он и ещё раз приложил брата об стену.

— У меня были другие планы на неё. — философски ответил тот.

— Жригал, ты можешь использовать магию, чтобы починить одежду?

— Разумеется, но нам всё равно не удастся сохранить маленькое развлечение Химна в тайне. Посмотрите, это же пояс верности.

Жригал подошёл к куче тряпок, что ещё час назад были очень закрытым одеянием девушки-абирки, и достал из неё блеклый кусок ткани, ранее бывший трусиками несчастной. Толстяк пустился в объяснения:

— На этот элемент одежды наложено сигнальное заклинание. Если эти трусики снять, или хотя бы немного приспустить, а это было сделано, то тот, кто применил эту магию, тут же узнает об этом.

— Откуда это вообще взялось? — спросил неприятно удивлённый Мурил. Он никогда не слышал о таком.

— Такие вещи дороги, но пользуются большим спросом. Родители используют их, чтобы не давать своим взрослым дочерям залететь до замужества. Мужья — чтобы жёны им не изменяли. Есть и мужские варианты такой одежды. Скорее всего, родственники заставили эту девушку носить такое бельё, чтобы сохранить её целомудрие, правда, магия может сообщить о бесчестии, но не защитить от него.

— Понятно. Всё равно прочисти ей мозги. Когда тут будет кто-то, кто сможет восстановить её память и получить наши описания, мы будем уже далеко.

***

— Прежде, чем вы начнёте, повторю нашу задачу. Игрок-мужчина по имени Аринтал находится где-то внизу...

Все, кто мог, посмотрели в квадратный метровый лаз, уходящий вниз на несколько десятков метров. Говоря, Вадил поигрывал топором, найденным в этой же комнате, под подушкой, словно намекая на неприятности, которые случатся с теми, кто не захочет выполнять приказы.

... , в подземелье. Рост средний, кожа смуглая, отличительный примет не имеет, скорее всего, богато одет, внешне похож на представителя абирского народа. Класс неизвестен, уровень — не выше 100. Мы не знаем, какие ещё силы находятся в подземелье. Задача — убить Аринтала и всех его союзников, а также выяснить, чем они там занимались, присвоить весь их лут в пользу Организации. Вопросы?

— Как устроено подземелье? — спросил кто-то.

— Неизвестно. Мы только знаем, что это не естественная пещера.

— Какова награда?

— Награда будет зависеть от личного вклада в победу. Больше всего получит убийца их главаря. Может быть, это будет не Аринтал.

— А что делать, если нас будут сливать?

— Тупой вопрос. Никто вас не сольёт, даже не думайте о том, чтобы сбежать. Я лично отправлю на перерождения

каждого, кто попробует вылезти оттуда раньше времени. Наказание за попытку смыться будет страшнее, чем ваша бабушка голышом.

— А моя бабушка...

— Заткнись. Все полезли вниз. Первый — Попугайчик, второй — Восточный Ветер, остальные в любом порядке. — рассвирепел Вадил, борясь с искушением сбросить кого-нибудь в дыру для ускорения процесса.

***

Попугайчик торопился спуститься вниз по ненадёжной верёвочной лестнице. Он шёл в атаку первым, но настроение было не очень воинственным. Убийца сомневался, что в ближайшие часы им доведётся хотя бы встретить противника. Он и так уже слишком много времени провёл, пытаясь найти этого Аринтала, и вот опять его заставили это делать. Им с Ветром нужно было во что бы то ни стало добиться успеха. Только так можно было спастись от непонятного гнева начальства.

***

Восточный Ветер стоял перед последней преградой, отделяющей его от загадочных владений Аринтала. Куча камней, сложенных так, чтобы оставалось маленькое отверстие, в которое можно было бы просунуть руку взрослого мужчины. Рядом стоял Попугайчик. Ветру он не очень нравился, но его смертоносные умения могли сослужить им хорошую службу. Восточный Ветер не был чистым ловкачом, часть его умений была направлена на поиск и преследование, тогда как навыки Попугайчика были направлены на одно — как можно быстрее убить противника-игрока. еtаlеs По сравнению с ним остальные были просто массовкой. Если враг действительно силён, то только у них двоих есть шансы добиться успеха.

Смотря на отверстие, Ветер вспомнил женщину, которая попалась ему пару дней назад, когда он ловил сбежавших от правосудия последователей Умурумуру. Внутри она была такая горячая, работать над её анусом было сущее удовольствие. Так стойко сопротивлялась. Ветер с радостью поимел бы её ещё пару раз, жаль, что у игроков есть защита от пленения, а быть его женщиной добровольно она, мягко говоря, не согласилась. Жаль, что всё хорошее так быстро кончается.

Толпа преступников быстро убирала камни, тихо и аккуратно складывая их по сторонам. Можно было разрушить преграду магией, но лучше было, не создавая ненужный шум, застать противника врасплох.

Совсем скоро оказалось, что заставать врасплох было некого. За преградой было круглое помещение, в котором Попугайчик и Восточный Ветер когда-то договаривались с Аринталом. Оно было пустым, штор, что раньше закрывали стены, не было, лишь факелы одиноко горели на стенах. Помещение оканчивалось тремя коридорами, два из которых были освещены и вполне подходили для взрослого человека, а третий был тёмен, низок, в него смог бы протиснуться только ребёнок. Нужно было решить, куда идти.

Пол сотни преступников собрались в круглой комнате, громко обсуждая ситуацию.

— А ну все заткнулись! — проорал Леорм Незабываемый. Его назначили командиром отряда, что в совокупности с его заслугами перед Организацией давало возможность быть не очень вежливым с подчинёнными.

Преступники замолчали и уставились на командира.

— Итак, есть два коридора, в третий мы не влезем. В левый коридор идёт Попугайчик, в правый — Восточный Ветер. Они будут идти вперёд и разведывать территорию. Половина пойдёт с одним, другая половина — со вторым. И пошевеливайтесь. Быстрее начнём — быстрее закончим.

Леорм быстро разделили рейд на две части, а сам, дождавшись, когда помещение опустеет, применил заклинание ночного зрения и полез в маленький туннель. Он был не очень высок и уверен в том, что сможет там пройти. Ему представлялось, что это был короткий путь к цели, тогда как остальным придётся преодолевать препятствия и ловушки. В любом случае толпа игроков туда не поместилась бы, значит пойдёт только он один.

Леорм не очень стремился получить награду за Аринтала, его интересовала ценность другого рода. Где-то в этом подземелье была его Линария. Красотка исчезла довольно давно, но мужчина не оставлял надежды её вернуть. Он соскучился по прелестям юной женщины, ведь редко какую представительницу прекрасного пола природа наделяет такими формами, и стремился отыскать её побыстрее. Она была худшей из его воров и лучшей из его любовниц. За неё стоило побороться. Если получится, он отжарит её так, что она этого всю жизнь не забудет, а того, кто её похитил, обработают так, что он уже никогда не осмелится войти в игру.

Но собственническим мечтам Леорма не суждено было сбыться. Туннель, в который он вошёл, действительно был коротким путём, но не к той цели, к которой стремился мужчина. Всего минута потребовалась на то, чтобы достигнуть противоположного конца лаза. Выход закрывало что-то, напоминающее камень, готовый отодвинуться под действием скрытых механизмов, а рядом как раз была кнопка. Мужчина нажал на неё, ожидая, что проход откроется, но ничего не произошло. Вместо этого пропал вход в туннель. Отверстие просто исчезло, словно его и не было. Леорм оказался заперт с двух сторон. Ему потребовалось пол часа, чтобы тщательно обыскать все стены, полы и потолки и убедится, что выход из ловушки не предусмотрен. Будучи магом земли, можно было бы что-то сделать с этим, но он им не был. Леорм пытался стучать, привлекая к себе внимание, но звук с трудом проникал сквозь каменные толщи, а у его подчинённых было столько проблем, что внезапное исчезновение начальства оказалось только кстати и никто не рвался его искать.

У мужчины был 80% аккаунт. Защита от пленения сработала лишь через шесть часов. К тому времени всё уже было кончено.

***

Ветер шёл по хорошо освещённому, пустому коридору, всё время петляющему в стороны и периодически уходящему вверх и вниз. Сыщик понимал, что так сделано не потому, что у создателя руки кривые, а для того, чтобы сбить незваных гостей с направления. Если бы Ветру нужно было нарисовать карту этого места, то он едва ли смог бы это сделать.

Повсюду в стенах и даже в потолке виднелись странные отверстия, толщиной в два больших пальца. В них ничего нельзя было разглядеть, непонятно, вели ли они в другие помещения или просто оканчивались ничем. Кроме того, периодически встречались узкие тёмные боковые туннели, подобные тому, что встретился в самом начале. Восточный Ветер не спешил лезть туда, предпочитая оставаться на свету.

Несмотря на странность этого места, никаких следов ловушек или противников не было. Сыщик уже начал задумываться над тем, есть ли тут вообще кто-нибудь, как, вдруг сзади послышался голос:

— Эй, Ветер. Восточный Ветер. Подождите.

Говорил один из тех бандитов, кто должен был идти позади. Ветер строго ответил:

— Что такое? Вам приказано идти позади меня.

— Там трое... они залезли в боковой проход.

— И?

— И он исчез.

— Кто исчез?

— Проход исчез. Там теперь просто стена.

Они прошли немного назад и увидели большую группу членов Организации, бурно обсуждающих происшествие. Отверстия действительно не было. Стена выглядела так, как должна выглядеть обычная известняковая стена. Не осталось ни малейших следов того, что тут что-то было, если бы не уверенные заявления всех присутствующих, Ветер подумал бы, что его пытаются разыграть. Наконец, он скомандовал:

— Никто больше не пытается лезть в эти туннели. Мы на вражеской территории, тут могут быть ловушки. Молча идём за мной.

Ветер уверенным шагом пошёл дальше. Нужно было избавится от этих идиотов и побыстрее найти Попугайчика.

***

Попугайчик стоял над трупом своего соратника и смотрел стрелу, точнее, на арбалетный болт, торчащий из глазницы.

— Он сказал, что видит, как там в темноте что-то движется. Он посмотрел в дырку и умер. А мы так и не узнали про его бабушку. — так ему объяснили внезапную смерть молодого человека. Убийца с отвращением вытащил болт из глаза и увидел, что наконечник у него самый обычный. Такие болты можно было купить почти везде. Стрела вошла в глаз и достигла мозга — идеально выполненный критический выстрел. Уровень погибшего был невысок, урона хватило, чтобы отправить его на перерождение.

Дыра, через которую сделали выстрел, располагалась на высоте примерно сорока сантиметров от пола. Попугайчик удержался от искушения туда заглянуть. Скорее всего, за стеной находилось скрытое помещение. Был ли там Аринтал? А может, это было существо поменьше ростом, такое, которому удобно стрелять на уровне ног взрослого человека? Может ли такое быть, что все эти боковые туннели предназначены не для людей? Если нет, то для кого?

Вообще, это место было довольно странным. Одежда Попугайчика уже лишилась большей части своей прочности из-за того, что на него напали невиданные человекоподобные птицы, покрытые металлическими перьями. Каждое перо могло резать, словно нож. Существа были небольшие, но довольно шустрые и сильные. К счастью, их уровень был невысок, а Попугайчик был опытным убийцей. Он сумел отбиться малой кровью, но если бы кто-то накинул этим изначальным гарпиям хотя бы уровней сто, то его смерть была бы ужасна. Попугайчик никогда не слышал о таких созданиях. Откуда они взялись?

Удивляло ещё одно обстоятельство. Согласно мифологии древней Греции, гарпии должны быть женщинами, а у этих существ не было никаких половых признаков. Разумеется, в Андорре были бесполые существа — нежить, элементали, големы, черви и так далее, но встречались они редко. Большинство монстров делилось на самцов и самок и размножалось естественным образом. У полуптиц-полуженщин уж точно должно быть всё, что полагается женским существам. Что-то аномальное скрывалось в этом месте. Надо было поскорее найти Восточного Ветра.

***

Подземелье оказалось сложным, многоуровневым лабиринтом. Туннели петляли и разделялись, время от времени попадались тупики, лестницы, ведущие как вверх, так и вниз. Некоторые проходы были завалены, при виде их Попугайчику и Восточному Ветру приходила в голову грустная мысль, что их цель находится за обвалами и её придётся откапывать также долго и нудно, как это уже было раньше. Это было вполне в духе Аринтала — прятаться за кучами камней, пока враг трудится в поте лица, но прямых доказательств такой версии не было. Могло оказаться так, что к нему есть более простой путь. Было ясно одно — несмотря на то, что сопротивление слабо, поиски могли растянуться надолго, но перспективы были хорошими. Каким бы большим и запутанным не было подземелье, в конце концов кто-нибудь из пяти десятков нападающих найдёт Аринтала, ведь единственный выход перекрыт и ему некуда бежать.

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!