Миньет рассказы

Однажды, когда Стик отдыхал, перед ним появилась женщина со смуглой кожей, одна половина длинных до пят волос была черной как пепел, а другая золотая словно пшеница, один ее глаз был черный как обсидиан, а другой синий как море. Вздернутый курносый нос, который она еще и нахально задирала. Стоя подбоченившись,

Богдан позвонил и я пошел открывать ему дверь.

«Там открыто,» — сказал я.

Дверь отворилась и...

На пороге стояла она...

Моя теща...

Вот этого я точно не ожидал... Я просто опешил.

Она окинула меня презрительным взором и ухмыльнулась. Сложно было не ухмыльнутся, когда перед тобой стоит твой

1993-й дурной год. Год веселья и каких-то обезбашенных прожектов, каких-то странных и таких же безбашенных бизнес-начинаний, с постоянным риском: «то ли пан, то ли пропал».

Случалось, что зарабатывалось за несколько часов, столько, сколько иной раз не зарабатывалось за год. А случались и серьёзные пролёты

Эйлин была вынуждена прижаться своими милыми грудями к деревянному полу. Юки рядом со мной ободряюще похлопала нашего адвоката по аппетитной попке, а потом наклонилась, и поцеловала ее в плечо, положив ладошку на сисечку Эйлин. Таким образом та смогла принять более удобную позу, оперевшись на локти. Юки

После майских праздников в нашем техникуме был конкурс по математике. Всё же третий курс, мы уже почти все взрослые, почти всем уже по 18 лет, так что конкурс был под эгидой уже не гороно, а главка министерства образования. И спонсор был довольно крутой — наше управление городского строительства!

Ох и

Первой неожиданностью нашей первой (и в 2011 году единственной) совместной ночевки с Заей стал ее отказ от горячительных напитков. Коньяк, вино и шампанское во время предыдущих встреч мы уже опробовали, и когда я спросил, что она предпочтет в этот раз, она вдруг предложила, а давай обойдемся без спиртного. И тут же,

Катя Солнцева бежала без оглядки, картина маслом, представленная ей прямо в лицо, вызвала глубокий внутренний диссонанс. Она кончила одновременно с Михаилом, и сперма, залившее личико Вероники укором совести лежала теперь и на её счету. Слюна во рту задерживалась, Катя то и дело сглатывала, невольно представляя

Корчагин нашёл Солнцева на кухне, тот уже закончил приготовления салата и картошки, унылым взглядом обводил поле боя, нервно сминая полотенце в руках.
— Чего такой грустный? Случилось чё? — Миша прищурился, ухмыляясь краешком губ.
— Да, можешь быть доволен. Вероника меня изнасиловала.
— Даже так, —

Медные бляшки калиг мерно звякают по шлифованному камню, при каждом шаге.

Сто двадцать шесть шагов. А за ними, жизнь или смерть. Сто двадцать шесть шагов.

Ворота в конце коридора раскрываются, после полумрака коридора, яркий свет слепит. Мерный гул толпы заполняет все вокруг. Они ждут. Ждут зрелища,

18
Михаил не спеша вырулил на шоссе. В будний день на дороге машин практически не наблюдалось. Редкий колхозный грузовик двигался навстречу, громыхая пустым кузовом, поднимая за собой облако пыли.
Вероника сидела справа, предоставив Кате возможность хозяйничать на заднем сиденьи.
— Катя не верит,

Мы поднимается ко входной двери, я нажимаю на кнопку звонка и жду, пока нам откроют дверь. За дверью слышен типичный шум вечеринки: голоса, смех, музыка, звон посуды. Ты вдруг берёшь меня за руку, приподнимаешься на пальчиках, хотя казалось бы, куда уже выше с таких каблуков, и шепчешь мне: «Алекс, я забыла

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!