Миньет рассказы

III

ШОК

Доктор де Лайзе, сжавшись, не сводил глаз с элегантной фигуры в соседнем номере, которая, не подозревая о наблюдении, совершенно естественно выполняла за оскорбительное вознаграждение действия, оправданные разве что пылкой страстью.

Он прогнал Теа Раковицу и англичанина с радушной задницей. Остался один. С потным лбом выпил бокал шампанского, не отрывая глаз от постыдного спектакля.

Это была конечно Луиза де Беске. Она не потеряла ни достоинства, ни грации.

Повар Антонен Маланфан был настоящим мастером своего дела. Он не просто готовил, он творил, отдавал себя, вкладывал частичку души в каждое блюдо. Даже сам процесс приготовления напоминал сложный магический обряд. Особенно, когда Маланфан готовил своё самое знаменитое блюдо, что прославило его во всей Европе. Речь, конечно, о том самом соусе «Бланшатр», изысканнейшем и редчайшем деликатесе.

Потому, когда графиня де Шомбар изъявила желание видеть этот соус на столе во время большого

Мне нравятся небольшие курортные города. Особенно в «мертвый сезон», когда отдыхающих практически нет, пляжи пусты, а в кафешках рады каждому посетителю. И у самих посетителей в это спокойное время появляется желание общения.

В такой полупустой кафешке мы с ней и познакомились. Я подошел к ее столику и спросил: «Разрешите?», хотя кругом было полно свободных мест. И она улыбнулась. И ответила: «Пожалуйста!»

Мы выпили кофе, и пошли гулять к морю. День был прохладный, пасмурный, а

Хашигучи Гойо (Goyō Hashiguchi), при рождении Кийоши (Kiyoshi), 1880-1921 - известный японский художник. Родился в семье самурая Канемидзу Хашигучи, рисовавшего в стиле Шийо. С десяти лет учился рисованию в стиле Кано. Закончил Токийскую Школу Изящных Искусств. Получил известность как иллюстратор. Изучал творчество великих художников Укийо-и. Создал около сорока линогравюр в классическом японском стиле. Ещё с десяток были напечатаны после его смерти. Большинство оригиналов погибло в

- Сережа, мы с папой поедем в санаторий на пару недель, а ты один побудешь дома, - за ужином, как-то безразлично произнесла мать. – Тётя Валя за тобой присмотрит. Постирает, накормит, напоит. Надеюсь, всё будет без эксцессов?
Улыбнувшись, я пожал плечами, внутренне радуясь, что поживу некоторое время без родителей. Тем более с тётей Валей, нашей соседкой по лестничной клетке, у меня сложились довольно хорошие отношения.

Уже не молодая женщина, лет тридцати пяти, жила одна, несколько

По проселочной разбитой дороге неспешно ехала фура, двигаясь как по волнам поднимаясь то на одной колдобине, то проваливаясь в очередную яму наших прекрасных дорог. Время вечернее, но уже осень, солнце давно закатилось за горизонт, и все в округе погружено во мрак, лишь огни габаритов машины и разбитая дорога освящаемая фарами груженного тягоча.

По стеклу уныло тарабанил дождь, редкие капли, неся с собой свежесть и аромат природы и осеннего дождя, проникали во внутрь, через приоткрытое

Упругая красивая третьего размера грудь, грациозная походка, прекрасные длинные ножки на каблучках, шелковистые темные волосы и эта родинка над её пухленькими губками, что так отлично ей идёт. Все это про Машу. Девушка она, современная, знает чего хочет в 22 года. Тусить, развлекаться, кальян курить, работу, где не надо вообще напрягаться, но чтобы платили дуром.

Сама пока что не работает, живет с родителями, учится в ВУЗе, и конечно же мечтает о богатом женихе. Видел я как-то её маму,

Мы слышали о Колизее совсем немного, знаем, что там происходили бои гладиаторов. Кроме обычных боев между гладиаторами иногда устраивали схватки между животными и людьми, особой популярностью пользовались схватки между женщинами, иногда устраивали и смешанные битвы, где мужчины и женщины воевали друг против друга, а также бок о бок.

Изобретательный на развлечения римский народ искал новых и острых сцен. На арене Колизея были и обычные расправы над инакомыслящими людьми: диких животных

Войдя в номер Алины, я закрыл дверь на ключ, не забыв повесить снаружи табличку «Не беспокоить». Нам не терпелось броситься в объятия друг друга... Сбросив с себя одежды, мы сплелись телами на огромной кровати в порывах страсти. Как будто не было этих 17 лет и ей не 40, а мне не 52 года... Я накинулся на её молодое тело с жадностью голодного льва.

Целовал и ласкал её плечи, шею, грудь, соски. Алина ласкала руками мой член и тоже пыталась поцеловать в шею. Неистово целуя её животик,

Моя домохозяйка Людмила весьма своеобразная особа. Возрастом где-то под сорок лет, достаточно симпатичная, хоть и немного полноватая женщина. Долгие черные волосы украшали ее маленькую головку, на загорелом личике озорно поблескивали голубые глазки, ярко-вишневые губы казалось, нарисовал какой-то художник. Фигурка уже не совсем стройная, но вполне соблазнительная не могла ускользнуть от моего быстрого взгляда. Как и не укрылись еще некоторые заметные женские прелести.

Познакомились мы з

Ты моя сладкая красавица. Мари я тебя обожаю и посвящаю тебе этот эротический рассказ.В платье в мелкую сеточку ты стоишь перед мною на шикарных высоких каблучках, я в восхищении. Твои груди обтянутые сетчатой тканью божественные. Я уже представляю как ласкаю их. Мой взгляд поднимается выше. Мммммм твои губки. Как ты делаешь минет. Это просто что-то нереальное. Твои глазки, в них можно тонуть вечно. Твои волосы, обожаю держать их в руках, просто играюсь, дергая, или когда я вхожу медленно в

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!