Валерия резко остановилась и отошла к стенке коридора кампуса. Ноги стали ватными, а голова закружилась.

— Дышать! Дышать!

Лерка делала глубокий вдох и с шумом вдыхала стерилизованный воздух академии. Когда предобморочное состояние прошло, она ещё раз взглянула на свой айдишник. Нет, это не обман. На панели чётко высвечивалось сообщение от Министерства здравоохранения.

Валерия давно ждала его, мучилась предположениями о содержании. Ведь столько в её жизни зависит от того, что будет в этом стандартном уведомлении. Если там будет просто дата, то значит, она прошла отбор! Значит, у неё есть очень большой шанс оказаться в числе избранных и счастливых женщин планеты. Если же там будут строки текста, то путь в эту сторону будет для неё закрыт навсегда.

Каждая девочка на планете мечтает как можно быстрее получить приглашение от Министерства здравоохранения. Имена тех, кому посчастливилось пройти отбор и реализоваться, знают и ими восхищаются. Им завидуют.

Лерка непослушной рукой касается экрана и активирует сообщение. Издав звук, информирующий об активации важного государственного сообщения, айдишник открывает письмо. На стандартном для всех официальных сообщений шаблоне, с символикой министерства чётко видны цифры. Валерия от волнения не может сразу разобрать, но потом чётко видит:»21.05.55..11.00« Дальше она не может читать, так как глаза наполняются слезами радости и счастья.

— Да! Да! Её пропустили! Она приглашена на процедуру!

Это конечно, еще не совсем гарантирует безоблачное и счастливое будущее, но шансы очень велики. Только две девочки из их потока на данный момент получили такие приглашения. Остальным, кто проходил обследование, пришёл отказ. Теперь можно обрадовать опекунов и готовится в полной мере к ритуалу и дальнейшей роли.

С самого раннего детства мальчиков и девочек готовят к их будущей жизни. У совсем небольшой части изначально есть шанс войти в состав элиты планеты. Большинство же обречено быть трудовыми ресурсами. Прямо в момент рождения детей маркируют и по системному анализу относят к той или иной категории.

Те, кто имеют литеру «А», самые счастливые. Им будут предоставлены самые лучшие условия проживания, они в детстве будут жить со своей мамой, а не с опекунами. Обладатели литеры «В», это второй сорт. Шанс получить билет в элитарную часть общества есть, но он так мал, что только одному из 10 мальчиков и 1 из 100 девочек удаётся пройти заключительный отбор. У тех, кто при рождении получит литеру «С» шансов совсем нет. Они обречены, быть обслуживающим персоналом, рабочим классом. Лерка получила самую противную литеру «D». Вся мерзопакостность заключалась в том, что представителей данной категории подвергали частым и очень утомительным медицинским процедурам. Часто они месяцами пропадали в институтах и лабораториях Министерства здравоохранения, возвращаясь измученными и опустошёнными. А второй стороной этой категории была призрачная надежда получить приглашение на процедуру. Шанс настолько мизерный, что только самые отчаянные оптимисты могли на него надеется. К таковым и относилась Валерия. Она страстно мечтала получить это право — иметь детей.

Большинство девочек и мальчиков из её группы были с литерой «С» и прошли процедуру стерилизации. Они никогда не смогут стать мамами и папами. Они могли заниматься сексом, но результат такого действа — только удовольствие. Были несколько учащихся обладателей литеры «В», но только мальчики пока сохранили шанс стать отцами. Всех девочек этой категории тоже стерилизовали после экзаменационного теста. Она как то считала, сколько их осталось, у кого ещё есть шанс и получила 7-мь девушек из 400 учащихся с её курса. И только она одна с литерой «D». Одна на всю академию, одна из 3000.

В конце 21-го века человечество столкнулось с новой для него угрозой. Перенаселение. Численность людей на планете приближалась 15 миллиардам, и мир погружался в хаос войн за ресурсы. Главы развитых государств приняли решение — о сокращении численности и контролю над рождаемостью во всё Мире. Были использованы новейшие в то время достижения в фармакологии и генной инженерии. Людям из стран третьего Мира, развивающихся государств статусом ниже, чем элитарные, под предлогом вакцины от мнимого смертельного вируса вкалывались препараты, предназначенные на угнетение функции воспроизводства половых клеток, как у женщин, так и у мужчин.

В первые десятилетия это дало нужный результат, и численность населения стала падать. Но уже в третьем поколении выяснилось, что и в развитых странах, население вымирает. Не так быстро, как в тех странах, где осуществлялась программа, но динамика отрицательная. Через ещё 10 лет всем стало понятно, что человечество вырождается. Это было страшнее вируса, опаснее стихийных бедствий. Победить медицинскими процедурами и препаратами это было невозможно тогда, и невозможно сейчас. Имя этому ужасу, уничтожающее человечество со скоростью бубонной чумы средних веков — мутация.

Созданные человеком генные препараты и процедуры, саморазвились и стали распространятся по планете бесконтрольно и бессистемно. Внешне мутация проявлялась не всегда. Зачастую, подверженные изменению генома люди, погибали через какое-то время. Ещё за 10-ть лет 99% рождённых имели столь сильные мутации, что погибали в течение 3—4 х лет. Те, кому посчастливилось преодолеть это срок, тоже имели мутации, но сохраняющие возможность человеческому телу жить. И лишь совсем маленькой толике людей, удавалось сохранить свой геном без изменений.

Естественно, мировое сообщество начало борьбу с этим явлением. Но слишком поздно. Человеческий вид вырождался. Исчезали целые государства и города. Мутанты хоть и могли воспроизводить потомство, но оно имело ещё более сильные мутации и в большинстве случаев погибало ещё до рождения, остальные гибли в первые дни своей жизни.

Когда угроза вырождения была осознана всеми, был принят закон об Амфимиксисе, который в народе прозвали «Закон о кастах». Он действовал на территории всего тогдашнего Мира и был обязателен для всех государств. Смысл закона был изложен в нескольких главных постулатах.

1-ый — все должны быть протестированы на мутацию.

2-ой — все, кто «чист» подлежат немедленной изоляции и содержанию в элитарных условиях.

3-ий — мутантам запрещается рожать детей, и они подлежат стерилизации.

4-ый — «чистые» должны обеспечить восстановление численности населения. Их главная задача — рождение здоровых детей.

Эти меры дали должный результат. Хотя не обошлось без протестов и даже войн. Много людей погибло, отстаивая своё право на рождение детей, с одной стороны и на право сохранить человечество — с другой.

Мутанты не были с тремя руками или с чешуёй вместо кожи. Нет, они выглядели как обычные люди. Но вот внутри них существовали, совсем отличные от «чистых», клетки и даже органы. Не все мутации убивали своих носителей. Были и такие, которые позволяли человеку показывать сверх способности. Так, например, появлюсь люди с повышенной мускульной силой. Их миофибриллы обладали большей прочностью и силой сокращения. Были те, кто совсем не болел, так как их иммунная система обладала уникальными свойствами. Поражали всех умственными способностями мутанты, чьи изменения генома затронули головной мозг.

Таких мутантов подвергали принудительным процедурам тестирования и позволяли оплодотворять и рожать детей, если их мутация признавалась полезной. Существовали целые институты, изучающие и контролирующие мутацию.

Лерка была рождена в карантинной зоне, на острове в Тихом океане. Там, где воздух был наиболее чист, а вредные излучения не имели такой силы, как на континентах. Мамой Валерии была женщина, абсолютно чистая, а отцом стал мужчина с «полезной» мутаций. После рождения у Лерки взяли анализ и мутацию выявили, но не смогли определить её действие и степень опасности. Она отличалась от той, что была у её отца. По этой причине ей поставили литеру «D» и отправили на континент в приёмную семью.

Лерку потом часто вызывали на процедуры в различные центры и лаборатории. Результатов она не знала, но догадывалась, что связано это с тем, что у неё быстро заживают раны. Стоило ей порезаться, как через час уже не оставалось и следа. В лабораториях её резали и даже ломали кости, наблюдая и анализируя то, как проходит процесс восстановления.

Сначала Лерка противилась этому, но когда поняла, что от успешности этих тестов зависит её будущее, стала проявлять терпение.

Мальчикам, у которых были литеры «А» и «В», можно было только посочувствовать. Так как их ждали большие испытания и трудности. Даже имея отличный генотип, мальчик не получал гарантию попасть в элитную касту. Многолетние опыты и эксперименты показали, что даже чистый генотип может вызвать мутацию без должной проверки жизненным опытом. И если у женщин это проявлялось слабо, то у мужчин, качество генетического материала напрямую зависело от его жизненного опыта. Именно мужчины являлись активаторами мутационных процессов, именно их гены определяли пол ребёнка, его темперамент, психические качества и пр. От матери ребёнку передавались особенности физиологических процессов, внутренних органов и систем, тип и вид нервной системы.

Поэтому в соответствии с законом и принятых к нему дополнительных протоколов, мальчиков с детства подвергали серьёзным физическим и психическим тренировкам и испытаниям. К 16-ти годам 80% процентов из них исключались из списка кандидатов на отцовство и лишались своих категорий. Их подвергали стерилизации и переводили в категорию «С». Но и тем, кто выдерживал тренинг, чьё здоровье и психика справлялись с тренировками и тестами, трудно было позавидовать, так как они отправлялись в тренировочные лагеря. После прохождения в 18-ть лет заключительного генном теста, юноша призывался на службу. Так как военных конфликтов на планете уже не было несколько столетий, то служба заключалась в прохождении тренировок и выполнению заданий с опасностью для жизни и здоровья.

Так устроен мужчина, у которого формирование половых клеток и качество генетического материала напрямую зависит от тех критических ситуаций, которые мужчина пережил. Адреналин и другие гормоны выделяющиеся при стрессе являются теми факторами, которые укрепляют и совершенствуют геном человека. Юношей подвергали настоящим пыткам и страшным испытаниям.

Из рассказов прошедших лагерь удалось узнать, что поединки друг с другом до потери сознания, нахождение на морозе без одежды, удары током, расстрел резиновыми пулями, утопление и пр., было нормой для обычного тренировочного дня. Проходившие службу должны были драться с хищниками, совершать прыжки в воду с большой высоты, прыгать с парашютом, плавать с аквалангом среди акул. Инструктора придумывали самые извращённые способы уничтожения тел и психики кандидатов. За 15-ть лет такой жизни только 1% юношей доживали до выпуска. Остальные или погибали или получали травмы, которые не могли им позволить стать отцами. Каждый год выпускалось только 100—130 мужчин, а 10—13 тысяч снова призывалось. Но даже после выпуска, мужчины продолжали проходить тренинг и испытания, хоть и в более мягком режиме. Их тела должны были сохранять своё здоровье и свои качества как можно дольше.

Они проживали в комфортных, с экологической и бытовой точки зрения, условиях, государство обеспечивало им более чем достойное пожизненное содержание, у них были все блага и льготы, возможные в этом Мире. Их имена и лица знали, ими восхищались, их боготворили, от них мечтали родить ребёнка.

Прошедшие лагерь, внешне пугали всех, кто их видел. Лица и тела обезображены шрамами от острых предметов, огня и укусов. Всем им было не больше 35-ти, но выглядели они на 50-ть. В глазах была только злоба и полное равнодушие ко всем нормам морали. Большинство имели значительные отклонения в психике, и порой совершали страшные вещи. Но это было цена за тот дорогой и крайне необходимый генетический материал.

Выживших направляли в Амфимиксисы по всему Миру, где они передавали свой генетический материал тем женщинам, которые прошли свой, более мягкий, но не менее скрупулёзный отбор.

Амфимиксис — это система контроля за мутациями, определения категорий, определение и мониторинг развития кандидатов на материнство и отцовство, центр оплодотворения. Именно туда поступали женщины на оплодотворение и туда приезжали мужчины из лагерей.

Валерия уже сбилась со счёта, сколько раз там была. Её вызывали и она обязана была явиться. На её айдишнике высвечивалась дата и время приёма. Её отпускали с занятий, и опекуны отводили её в Амфимиксис. Там её встречали и направляли то в одну, то в другую лабораторию. Уколы, анализы, процедуры, обследования. Часто больно, часто противно, часто стыдно. Но Лерку воспитали так, что она спокойно терпела.

Однажды, когда ей было лет 14-ть, на одной из процедур стало плохо, и её оставили в палате для реабилитации. Придя в себя и почувствовав, что силы вернулись, Лерка запросилась домой, но ей отказали, заставив остаться на весь день и ночь под присмотром врачей. Довольно быстро Лерка заскучала и от нечего делать стала прогуливаться по палате, потом, выбралась в коридор. Дежурная сестра рявкнула на неё, чтоб она не вылезла, но этого хватила на час. Лерка выждала, когда сестра отойдёт с поста и рванула по коридору. Ей без разницы было куда бежать, лишь бы подальше от своей палаты и скуки. Как специально, в конце коридора стоял с открытыми створками лифт. Лерка недолго раздумывала и заскочила в него, выбрав на панели цифру 4-ре.

Лифт пискнул, мягко закрыл створки и повёз девочку в неизвестность. Это пугало и одновременно радовало девушку.

— Наконец-то приключения!

Кабина остановилась и так же бесшумно открыла дверцы. Лерка вышла и оказалась в полутёмном коридоре. Это был явно какой-то технический этаж. На дверях были надписи: «Техническая мастерская», «Сетевая», «Сервер-1». Лерка с интересом шла по коридору и по очереди пыталась открыть двери. Но все они были закрыты на магнитные замки. Вдруг, когда Лерка коснулась одной из дверей, та щёлкнула и раскрылась. «Смотровой балкон» было написано на двери. Лерка осторожно зашла и оказалась в длинном коридоре, у которого вместо стен, были стёкла, через которые и поступал свет. Она зашла и поняла, что балкон расположен сверху какого-то большого комплекса. Внизу были разделённые перегородками помещения и много людей в белых халатах.

Лерке стало любопытно, и она стала изучать нижнее пространство. Всё было как на ладони. В одном из помещений она увидела несколько женщин, разного возраста в обычной одежде. Они сидели на диванчиках и просматривали свои айдишники, явно коротая время и чего-то ожидая. Одна из них, совсем молоденькая, лет наверно 18—19-ти заметно волновалась. Она не смотрела новости и не обменивалась сообщениями в сети. Она нервно теребила цепочку на шее и постоянно вертела головой.

Дверь в эту комнату открылась и человек в белом халате, с маской на лице, видимо пригласил их идти за собой. Женщины быстро поднялись и пошли за ним. «Нервная» вышла последней. Лерка решила проследить за этой группой, посмотреть, что будет дальше. Её заинтересовало, что может так беспокоить молодую. Лерке пришлось немного пройти по коридору вдоль окон, чтобы увидеть, что группа зашла в другое помещение. Там было много шкафчиков и скамейки. Женщины стали раздеваться, снимая с себя одежду. «Нервная» чуть помедлив, последовала их примеру. Женщины разделись полностью, сложив одежду в выданные им мешки, и положили их в шкафчики. Лерка отметила, что «нервная» стесняется и прикрывает своё тело. Другие же женщины вели себя непринуждённо, что свидетельствовало о том, что они тут уже не в первый раз.

Затем группу женщин направили в соседнее помещение, где стояли какие-то моющие системы. Каждую женщину намывали два человека, в белых непромокаемых халатах. Сначала был душ. Причём струйки воды ударяли очень сильно, и били сверху, снизу и с боков. Люди в халатах держали в руках переносные устройства, из которых они лили на моющихся женщин какую-то зеленоватую жидкость. Женщины покорно поворачивались и выполняли указания мойщиков. Лерка хоть и не слыша звуков, но догадывалась, что женщины выполняют стандартную процедуру. Видимо «нервная» выполняла указания медленно и не совсем верно, потому что один из мойщиков подошел к ней, и взяв за руки поворачивал так, как того требовала процедура.

Мытьё продолжалось очень долго, женщин несколько раз обрабатывали зеленоватой смесью, которую потом они смывали в струях воды. Затем их повели дальше, в другую комнату, где стояли столы. Лерка уже видела похожие в тех лабораториях, где она проходила свои процедуры и тесты. Её всякий раз смущало то, что в них она вынуждена лежать, раздвинув ноги, а врачи, в том числе и мужчины, могут смотреть на её интимное место.

Женщины разместились на столах, их ноги и руки закрепили в специальных упорах. Потом люди в белых халатах что-то включили и упоры стали двигаться. В результате ноги всех женщин широко раздвинулись и согнулись в коленях, таз приподнялся. К каждой женщине подошел сотрудник, неся с собой какое-то устройство, от которого к стенам тянулись несколько трубочек. Лерка с интересом наблюдала, как белые халаты чем-то смазывают промежность женщин и даже анус, а потом вставляют туда трубочки. Женщины спокойно и даже с улыбкой реагировали на эти манипуляции. Только «нервная» видимо совсем потеряла над своими чувствами контроль, потому что Лерка увидела, как та плачет. Одна из женщин повернула к ней голову и что-то сказала с улыбкой. Другие на это замечание рассмеялись. Лерка не могла услышать слов, но догадалась, что женщина просто пытается шуткой поддержать девушку, которая видимо впервые проходит все эти процедуры.

Лерка вспомнила, что и она проходила, и не раз, такую процедуру. Когда во время обследования или теста необходимо было получать доступ или материал из её прямой кишки или влагалища, ей тоже вставляли такие трубочки. Она знала, что сейчас начнётся подача дезинфицирующего моющего раствора. Это даже приятно, если не думать об этом плохо. Ей нравилось ощущать, как в ней что-то вливается, а потом высасывается, делая её чистой.

Видимо процедура началась, так как «нервная» сделала удивлённое лицо, а женщины дружны засмеялись. Лерку удивляло, что женщин, кроме лодыжек, закрепили лентами в районе талии, плеч, локтей и кистей. Словно боялись, что они начнут брыкаться и вырываться. Ещё Лерка отметила, что нижняя часть тел женщин, их попы, не лежали как обычно на столе. Они были в подвешенном состоянии и женщины могли ими двигать вверх-вниз.

Когда процедура закончилась, белые халаты отсоединил трубки и убрали приборы. И вернулись, неся в руках что-то напоминающее тюбики для крема и лопатки. Они стали выдавливать из тюбиков и намазывать лопаткой прозрачный гель на половые губы и даже внутрь их влагалища. Женщины при этом закрывали глаза и улыбались. Было понятно, что им приятно. После нанесения геля, белые халаты принесли белые коробочки, достали из них устройства для инъекций. Лерке множество раз делали инъекции. Раздаётся щелчок и шипение, препарат вводится в тело, ты ничего не чувствуешь, только потом, на месте ввода остаётся небольшое красное пятнышко, и иногда небольшой синяк.

Инъекции были деланы женщинам в бёдра, живот и верхнюю часть груди. Лерку удивила такой способ, так как ей обычно стреляли один раз в ягодицу или плечо. Но ещё больше удивила реакция женщин. Они вдруг оживились, их лица стали выражать удовольствие и радость, они покрылись румянцем, а глаза заблестели. Не была исключением и «нервная». От её испуга не осталось и следа. Она тоже, хоть и не так открыто улыбалась. Затем белые халаты подошли к женщинам с какими-то продолговатыми предметами с круглыми наконечниками. Они прижали эти наконечники к половым органам женщин и стали ими там водить.

Лерка вспомнила, что однажды, её тоже подвергали подобному испытанию. Она помнила, как было приятно и одновременно стыдно. Врач массажировал её щёлку таким же прибором, который как-то особенно вибрировал и вызывал очень сильные приятные ощущения в её теле. Ей стало жарко, особенно горело между ног и хотелось чего-то большего и глубже. В какой-то момент ощущения стали настолько сильными, что она не смогла себя сдерживать и закричала. А потом она словно растворилась в окружающем её воздухе.

Когда она немного пришла в себя, то увидела, что врач собирает что-то с её промежности в баночку. Когда тот отвернулся, она потрогала себя между ног и почувствовала, что там все мокрое и скользкое.

Видимо тех женщин подвергают такому же тесту.

— Но почему всех вместе?

Женщины явно получали наслаждение. Причём они так активно реагировали, что Лерка сразу поняла, зачем их так крепко связали. Даже «нервная» двигала тазом, стараясь помогать белому халату проводить процедуру. Лерке даже показалось, что она слышит их крики блаженства. Она так увлеклась просмотром того, что происходило внизу, так сильно сопереживала, что сама испытала возбуждение. Сначала она даже не поняла, что с ней такое. Но в какой-то момент она почувствовала знакомый ранее жар и томление внутри себя и тяжесть между ног. Ей ужасно захотелось тоже оказаться на кушетке и раздвинуть ноги, подставляя свою щелку под вибрирующее устройство.

Белые халаты убрали продолговатые устройства, чему Лерка удивилась. Ни одна из женщин, по её мнению, до конца не получила наслаждение. Однако, она заметила, что лепестки их интимного места набухли и увеличились, створки их пещерок приоткрылись и оттуда вытекает мутноватая жидкость. Белые халаты подошли к кушеткам и нажали на кнопки в панели управления. Ноги женщин соединились и приняли горизонтальное положение и их куда-то повезли. Лерка пошла по коридору, продолжая наблюдать за происходящим.

— Куда их повезли и зачем?

Женщин привезли в большой зал, очень длинный. В одной длинной стене имелись ниши, с длинными полками к которым и подвезли женщин, ногами вперёд. Лерка сверху видела, что за этой стеной имеется точно такое же большое и длинное помещение, с такими же нишами, но с противоположной стороны стены и без полок.

— Зачем так? Их прокатят через ниши в другой зал?

И правда, кушетки с женщинами поставили колёсиками на имеющиеся в полу полозья и втолкнули в ниши. Створки проёмов раздвинулись и кушетки точно легли на полки. Опоры с колёсиками кушеток сложились и женщины теперь лежали на полках. Белые халаты что-то нажали на пультах рядом с каждой нишей и кушетки двинулись дальше в проёмы. В тот момент, когда ноги и низ живота оказался в другой комнате, движение кушеток прекратилось, и створки ниш сомкнулись, обняв тела женщин. Получилось, что половина тела была в этом зале, а другая — в соседнем. Лерку удивило, что в другом зале никого нет и зачем вообще такие сложности.

Белые халаты ещё что-то нажали и отошли в сторону. Раздался звуковой сигнал, который даже услышала Лерка. Двери смежного зала открылись и в него вошли голые мужчины. Валерия видела полностью обнажённые мужские тела только в сети. Но даже в сети таких тел не найдёшь. Это были какие-то монстры. Лица обезображены, все тело в ужасающих шрамах. Но сами тела были порыты буграми мышц. И что особо шокировало девушку, у каждого из них был торчащий возбуждённый член. Длинные, толстые, с набухшими, и уже блестящими от смазки головками. Лерка насчитала 5-рых мужчин. А женщин на кушетках было 10-ть

Мужчины сразу направились к женщинам. Лерка заметила, что мужчины внимательно всматриваются в стену и, сместившись в сторону, она с удивлением обнаружила, что с той стороны стена прозрачная. То есть мужчины могли видеть женщин, а те их нет. Вот трое мужчин собрались возле одной из женщин и стали что-то обсуждать. Потом двое отошли по разным сторонам и прижались к стене своими членами. Только тут Лерка заметила, что в стене имеются небольшие отверстия. Именно в эти отверстия мужчин и вставили свои возбужденные члены. Женщина, напротив которой были выставлены члены, заулыбалась. Посмотрев на правый, а потом на левый член, сделал движение пальцами в сторону левого.

Тут же правый мужчина вынул свой член и пошёл дальше к другой кушетке. А выигравший смотрины, подошел к кушетке. Ноги женщины снова стали раздвигаться под действием механизма, открывая вход во влажное влагалище женщины. Когда ноги раздвинулись и зафиксировались, а таз приподнялся, мужчина приставил свой член к её набухшим губкам и резко вогнал. Женщина дёрнулась, но лямки крепко удерживали её и не дали сместиться на кушетке. Мужчина активно двигал своим тазом, вгоняя свой член во влагалище женщины, держа руками её бёдра.

Лерка так увлеклась этим зрелищем, что упустила момент, как другие мужчины тоже начали акты соития. Лерка посмотрела на кушетку с «нервной», но та лежала пока невостребованной. Она обеспокоенно смотрела на соседку, которую в этот момент активно наяривали, и, судя о мимике лица женщины, та получала настоящее наслаждение. Тело женщины дёргалось на кушетке в такт движений мужчины за стеной.

Но вот один из мужчин перестал двигать тазом, замер, а потом вынул член из женщины. Механизм кушетки снова заработал сведя ноги женщины вместе, но оставив их согнутыми в коленях и приподнятым таз. Лерка догадалась, что это для того, чтобы сперма мужчины не вытекла и осталась как можно глубже в теле женщины. Затем кушетка двинулась назад и вернула женщину в её зал. Белые халаты подошли и отвезли женщину к другой стене зала, где и оставили в ожидании.

В этот момент, освободившийся мужчина подошел к стоящему в его зале столику, что-то с него взял и стал протирать свой член. Потом он его мыл в специальной раковине, а потом ещё что-то намазывал. Его член при этом совсем не терял своих размеров и объёмов. Он продолжал торчать вверх набухшей головкой. Когда мужчина сделал все процедуры, он вернулся к стене с кушетками. Он прошёлся вдоль и останавливался около незанятых другим мужчинами кушеток и разглядывал через стекло женщин.

Его привлекла «нервная». Так как конкурентов не было, то он не стал вставлять свой член в отверстие, а сразу коснулся какой-то кнопки на кушетке. Ноги девушки стали раздвигаться и Лерка увидела, как изменилось у лежащей в ожидании лицо. Оно стало напряжённым. Девушка крепко сжимала пальцами края кушетки и кусала губы. Лерка посочувствовала ей, она бы на её месте тоже бы боялась. Но вот ноги раздвинуты и щёлка девушки подставлена под член мужчины. Лерке видно как трясутся её ноги и ягодицы, как они напрягаются от страха. Мужчине видно выражение лица девушки и он не сразу вгоняет свой член. Сначала он начинает головкой своего члена поглаживать её между набухших лепестков, потом он им постукивает и всовывает во влагалище только головку, а потом вынимает.

«Нервная» при этом испытывает настоящие приступы ужаса. Конечно, все эти прикосновения не причиняют ей боли, но ожидание первого контакта заставляет тело девушки вздрагивать при каждом прикосновении. Наконец мужчина наигрался и вгоняет свой орган в нежное тело. «Нервная» дёргается и широко раскрывает рот. Наверно она кричит. Потом она начинает плакать. А мужчина делает свою работу, наяривая членом в узком и горячем влагалище девушки. Девушка плачет и смотрит куда-то вверх. Но Лерке кажется, что она смотрит прямо на неё. Ей жалко девушку. Из школьного курса она знает, что девочек защищает до первого раза девственная плева. Её не удаляют, так как она выполняет важную функцию — не даёт инфекциям попасть внутрь влагалища.

Лерке хочется обнять девушку, успокоить, разделить с ней её страдания. Но и испытать вместе с ней те же ощущения внутри себя. Она бы сейчас охотно оказалась на кушетке и сама бы раздвинула ноги для любого из этих членов. Лишь бы то томление и жар, которые бушуют внутри её тела, поскорее прошли. К тому же от возбуждения у неё пошёл сок из её пещерки, трусики стали совсем мокрыми. Её тело совсем готово для того, что делают с теми женщинами внизу.

От сладких фантазий и наблюдения, её вырвал резкий звук в коридоре. Она вспомнила, кто она и где находится. Догадавшись, что за просмотр подобного ничего хорошего ей не дадут, она побежала обратно к лифту. Судорожно вспоминая, какой у неё этаж и нажимая практически наугад кнопку, она успела заметить в проёме закрывающихся створок лифта, человека в белом халате.

Лифт, к счастью, привез её обратно. Лерка опять украдкой прошмыгнула к себе в палату. До конца своего пребывания в центре, она ждала, что за ней придут и накажут за шпионаж. Но всё обошлось. Видимо никому и в голову не пришло, что маленькая девочка может осмелиться на подобную выходку.

Валерия ни с кем не обсуждала увиденное, ни с кем не делилась. Она просто стала искать информацию о том, что увидела. Удалось найти совсем немного. Так она узнала, что при проведении оплодотворения женщина, которую выбирают несколько мужчин, имеет право на выбор того, кто её оплодотворит по внешнему виду его полового члена. Так же она узнала, что если женщину никто не выберет три раза подряд, её исключают из списка кандидатов в матери. Каждый мужчина может иметь неограниченное количество коитусов за сеанс, но не менее пяти. Если он не выполняет свой минимум, его отправляют на пенсию. Одну женщину могут оплодотворить за сеанс только один раз. Девственницы поступают на стол с неповреждённой плевой. Запрещается использовать обезболивающие препараты, разрешено использование нейтральных смазок и возбуждающих средств, для улучшения процесса оплодотворения. После оплодотворения женщина остаётся на кушетке с приподнятым вверх тазом в течении 3-х часов, а потом во влагалище вставляется запирающая пробка, которая защищает матку от попадания вредных микроорганизмов. Женщины поступают в центр в момент пика овуляции, информация о которой поступает в центр от АйДи устройств женщин. Вероятность положительного результата процедуры составляет 99%.

Прошло 4-ре года с того момента, но не проходило и дня, чтобы Лерка не мечтала оказаться на кушетке в том зале. Ей часто снились сны, в которых она раздвигала свои ноги для длинных и толстых членов и тогда она просыпалась вся мокрая между ног.

За это время её еще много раз подвергали тестам и исследованиям. И вот совсем недавно она была на последнем экзаменационном тесте. Консилиум решал, достойна ли имеющаяся в её организме мутация передачи в следующие поколения. Для того, чтобы тест был положительным Лерка постоянно работала над собой. Она наравне с мальчишками тренировалась, правильно питалась и следила за своей безопасностью. Многое было брошено на алтарь этой победы, многим пришлось пожертвовать. Но Лерка безумно мечтала стать мамой.

И вот сегодня пришёл ответ. Её признали одной и назначили дату её первого акта оплодотворения в Амфимиксисе. После радости и ликования, пришёл страх и волнение. То, что было в мечтах и казалось далёким, наступит уже завтра. Уже завтра она пройдёт тот путь, который наблюдала в детстве с балкона. Всю ночь она представляла, как раздвигаются её ноги за ширмой в нише, и выбравший её член врезается в её девственное лоно, причиняя мучения. А потом пришёл другой трах, а вдруг её никто не выберет? Вдруг, она не красива и не привлекательна для мужчин? Так, в волнении и муках ожидания девушка провела половину ночи, пока сон все же не сморил её.

Самые обыкновенное утро. Опекуны чрезмерно доброжелательные и участливы. Лерка прощает им это, понимая, что они переживают и волнуются за неё не меньше, чем она сама. Конечно, они не были её биологическими родителями, но для неё они всегда были папой и мамой. Настоящую маму она не видели никогда. В соответствии с законом, сразу после рождения, когда на тесте обнаружилась мутация, её отправили в центр. Маленькую Лерку не могли вернуть матери, это противоречило протоколу безопасности. И её взяли на воспитание люди, которые любили друг друга, но не могли иметь детей, так как оба были стерилизованы.

Отца не знала даже её мать. Женщинам категории «А» запрещалось общаться и иметь какие-либо контакты с мужчинами. Если это правило нарушалось, их исключали из программы, стерилизовали и отправляли на континент. Только в центре, с соблюдением всех правил и норм процедуры женщины имели возможность соприкоснуться с мужчинами, и то, через непроницаемую для их глаз, стену.

Если ребёнок рождался без мутаций и патологий, он передавался матери на воспитание. Когда женщина направлялась на второй сеанс, ей в помощь назначались нянька, которая заботилась и о ребёнке и о беременной женщине. Когда у женщины появлялся третий, четвёртый и более детей, нянек становилось все больше и больше. Матери не приходилось заниматься бытовыми вопросами, все свое время она посвящала себе, и общению с детьми. Это было настолько сказочно, что почти все женщины мечтали стать мамами. Жить на остове, в отдалении от грязного воздуха и излучений, правильное питание и постоянное наблюдение врачей, возможность иметь детей и заниматься только ими. Это почти рай.

Для сохранения психического здоровья, для мам были предусмотрены путешествия, естественно, с обеспечением самого высокого уровня комфорта и безопасности, участие в общественных программах, творческие задания и физкультурные тренировки. Были и специальные устройства для реализации сексуальных желаний, без опасности нанести ущерб своему репродуктивному здоровью.

Счастливые абсолютно «чистые» дети, находились на островах, вместе со своими мамами. Девочкам везло больше, они могли оставаться на островах пожизненно, если их здоровье и данные позволяли иметь детей. Мальчиков довольно быстро забирали в лагеря. У каждой матери, прожившей лет 10-ть на острове, было не менее 9-ти детей. После рождения одного ребёнка, ей давали большой перерыв для восстановления здоровья, а потом снова на процедуру. Земля остро нуждается в генетически чистых людях.

Когда удалось ликвидировать опасность вымирания человечества и жёстких правилах отпала необходимость, выяснилось, что данная система позволяет в каждом поколении создавать более одарённых людей, чем рождались до этого. Это было настолько значимо, что порядок сохранили, обратив особое внимание на «положительные» мутации. Лерка обладала такой мутацией, и потому, была на особом учёте. Ей разрешили пройти процедуру, чтобы в последующем мониторить развитие этой мутации у её детей.

До центра она добирается вместе с опекунами, где они желают ей удачи и оставляют. Они улыбаются и всем своим видом показывают, что ничего страшного произойти не может, но Лерка чувствует, что это стоит им больших усилий. Она не хочет их еще больше растраивать и потому подыгрывает, хотя очень хочется разреветься от переизбытка чувств и страшных мыслей.

Её пропускают в холл. На стойке регистрации её идентифицируют и направляют к лифту. Лифт привозит её в то помещение, которое она когда-то наблюдала сверху. Те же пуфики и диванчики, столики и прочий антураж. В комнате уже находится несколько женщин, которые общались между собой. Одна из них обратилась к Лерке с расспросами.

— О! Привет, юная красотка! Как тебя зовут?

— Валерия!

— А меня Трилона. Ты впервые тут?

— Нет!

Лерке не хотелось ни с кем общаться. Она посмотрела вверх и увидела тот самый балкон, на котором когда-то с таким интересом и возбуждением следила за приключениями женщин внизу. Теперь, возможно, кто-то другой следит за её перемещениями.

— Правда? А так и не скажешь, что ты уже мама. Или первый раз прошёл неудачно?

— Нет. У меня ещё не было процедуры, но я тут не в первый раз!

На лице женщины появилось удивление. Видимо она задумалась, как это может быть. Но в её голове не появилось решения и она уже хотела спросить у Леры, как это как, но тут двери открылись и зашли люди в белых халатах.

Лерка замерла.

— Началось! Это началось!

Белые халаты повели их за собой. Лерка шла за ними на непослушных и ватных ногах, чувствуя, что волнуется очень сильно.

— Не грохнуться бы в обморок.

В другой комнате белые халаты назвали их имена и номера шкафчиков и дали указание на раздевание.

Лерка старалась раздеваться быстро, но неспешно, чтобы никто не подумал, что она боится и волнуется. Ей казалось, что любая оплошность с её стороны может привести к отмене процедуры, с последующим исключением из программы.

Раздеваясь, Валерия украдкой подглядывала за остальными. Неожиданно, в одной из раздевающихся, она узнала девушку из параллельного курса. Она не помнила, да и наверное и не знала имени, но сейчас была рада знакомому лицу. Лера сразу догадалась, что и она тут тоже впервые. Сокурсница тоже заметила Лерку и махнула приветственно рукой. Жест получился вялым и в неё не чувствовалось радости встречи. Ново взгляде девушки Лерка увидела просьбу о помощи. Лерка разделась и сложила свою одежду в предоставленные мешки. Положила мешок в шкаф с номером и подошла к сокурснице. Они стали шёпотом общаться.

— Привет! Как ты себя чувствуешь?

— Привет! Извини, я не знаю твоего имени. Но очень рада, что кто-то есть тут знакомый. Я слышала, что ты тут не впервые?

— Можно и так сказать. Я знаю, что будет дальше. Меня зовут Валерия, а тебя?

— Я Санта. А что будет дальше? Я только знаю, что нас, это, оплодотворят сегодня. И что в первый раз это больно. Я боли боюсь, до ужаса.

— Да. Нас сегодня будут подставлять под мужские члены, они будут входить в нас и изливать свою сперму.

— Как?! Настоящие члены? Мне говорили, что будут шприцы с... с материалом!

— Нет! Когда-то давно использовали искусственное введение, но потом оказалось, что результативность падает и растёт мутация. Оказалось, что когда мужчина может выбирать, основываясь на своём предпочтении и понимании женской красоты, акт получается более результативным и с меньшим побочным эффектом.

— Откуда ты это знаешь?

— Я давно интересовалась этим. Мне было это важно.

— Ой, ой, ой! Как же я боюсь! А они большие?

— Кто?

— Ну члены?

— Я видела разные, но они почти все одинаковые. Одни чуть толще, другие чуть длиннее. Ну, где-то в среднем вот такой длинны.

Валерия показала виденную длину члена руками. Санта округлила глаза и недоверчиво посмотрела на Лерку.

— А толщина примерно вот такая!

— Не может быть! Как ты могла их видеть?

— Посмотри наверх! Видишь, там балкон с тёмными окнами. Я там давно была и смотрела сверху и всё видела.

— Ой, мамочки! Как же он в меня такой большой влезет?

Лерка хотела рассказать о «нервной», но тут их повели в душевую.

Девушку завели в её отсек и включили воду. Вода сначала была тёплой, но постепенно температура достигла такой температуры, что стала еле терпимой. Нарастал и напор, с каким вода выбрасывалась из отверстий в душе. Белые халаты из своих моющих устройств обрабатывали тело Лерки. Они что-то говорили ей, но толи она плохо слышала, толи они тихо говорили, но у неё никак не получалось точно выполнить то, что требовалось. Один из них зашёл к ней в отсек и развернул лицом к стенке, а спиной к другому сотруднику. Движением рук, он заставил девушку сильно развести ноги и наклониться, оттопырив таз назад. Струя воды сильно ударила ей в промежность, попадая и внутрь её пещерки. Это было не очень приятно и даже больно. Но Лерка терпела, тихо попискивая.

Но вот процедура окончена и её ведут к её кушетке. Вот оно ложе, на котором всё и случится. Девушка забирается на него и ложится так, как видела раньше. Сама кладёт свои ноги на упоры и размещает таз, так, чтобы он был за краем кушетки.

— Двигайся вперёд! Ещё! Ещё! Ноги вот сюда!

Лерка повернула голову и увидела, что это Санту укладывают на кушетку. Та не понимает, что и как делать, и белые халаты поправляют её. Другие женщины делают все сами и правильно.

— Какие же они все красивые! Какие формы, красота глаз и лиц! Какие груди!

Валерия сравнивает тела женщин со своим и со страхом понимает, что она проигрывает.

Её тело только сформировалось. Грудь выросла, но значительно уступает размерами, бёдра узкие и сама она выглядит такой маленькой. Даже Санта выглядит более привлекательно, чем она. У неё и грудь больше и красивее, и такие длинные ноги. Тут все красивее чем она. А вдруг её не выберут?!

Их повезли дальше, где приступили к санитарной обработке. Оказывается, им ещё дали какие-то капсулы, которые пришлось проглотить. Только потом их ноги раздвинули и стали обрабатывать антисептиками. Трубочки легко вошли в тело Лерки. Она уже много раз переносила эту процедуру и научилась не сжимать кольцо ануса перед проникновением. А вот Санта, и несколько других женщин, видимо не часто подергались такой процедуре. Лерка услышала несколько вскриков.

Тут Лерка почувствовала, как в неё поступает жидкость и расслабилась, позволив аппарату чистить её влагалище и прямую кишку. Приятное тепло разливалось по всему её телу, заставляя забывать о страхе. В момент окончания процедуры ей сделали инъекции и обмазали гелем. Белые халаты делали это привычно и буднично, совсем не стараясь делать это нежно, но девушка всё равно испытала удовольствие.

Ответа на инъекции не пришлось долго ждать. Лерка почувствовала жар в теле и ноющее волнительное давление внизу живота. А когда сотрудники стали массировать их вибраторами, то не смогла сдержать свой стон.

— О, Боже! Боже! Боже! Это не может быть так классно!

Рядом она услышала стоны, и даже крики других женщин. Это был какой-то хор возбуждённых тел. Лекра, стеснялась выражать свои чувства, а вот другие женщины полностью отдались приятным чувствам.

— Не сдерживайся!

Лерка повернула голову на голос и увидела ту самую женщину, что расспрашивала её в первой комнате. Её лицо все раскраснелось, она улыбалась блаженной улыбкой и активно подмахивала тазом навстречу вибратору.

— Не стесняйся дура! Чем сильнее сейчас кончишь, тем приятнее будет там!

Лерка решила последовать совету и полностью отдалась процедуре. Она чувствовала, как нарастает в её теле возбуждение и требует выхода. Она уже кричала во всю, когда процедура завершилась. Девушка страстно хотела продолжения и очень расстроилась, что всё закончилось. Тело горело, её пещерка полыхала адским пламенем, потушить который мог только мужской член, проникнув внутрь и излив туда своё содержимое.

В таком же состоянии были и другие женщины. Их всех повезли в тот самый зал, который она столько раз видела в своих мечтах и снах. Он оказался ещё больше, чем казался сверху. Её подвезли к нише, которая находилась почти у самого угла. Это расстроило её, так как получалось, что её не выбирут первой. Справа от неё оказалась Санта, а слева, та женщина, что давала ей советы.

— Ну, вот, наконец-то с краю! Повезло!

— Почем повезло?

— Потому что, в того кто в центре, кончают быстро, потом в тех, кто ближе к нам, а потом только в нас. Понимаешь?

— И в чём тут везение?

— А в том, что третий раз мужик не так торопиться! Наяривать будет долго! Кайфанём!

Лерка поняла мысль соседки. И вспомнила, что мужчины и правда, кончали довольно быстро с первой женщиной. Но вот насколько это важно ей? Она не успела додумать, так как кушетки стали заезжать в ниши.

Ей показалось, что температура за стеной была ниже, так как она почувствовала холодок на бёдрах и животе. Створки ниши сошлись, закрыв просвет между её телом и стеной. Раздался сигнал. Он действительно был громким, настолько, что девушка вздрогнула.

— Сейчас там откроется дверь и в зал войдут мужчины.

Воспоминание из детства хорошо закрепилось в памяти девушки. Ей даже показалось, что она кожей ног и живота чувствует, как кто-то там движется. Тут раздался чей-то вскрик, потом ещё один, и ещё. Лерка повернула голову и увидела, что несколько женщин подёргиваются на кушетках и громко дышат и стонут.

— Началось? Наччалось?

Это Санта спрашивала у Лерки. В её голосе был страх, а в глазах настоящий ужас.

— Да! Их уже трахают. Сейчас и до нас дойдут.

— Ой! А я не хочу! Ой! Ой! Выпустите меня!

— Не ори дура! Отказавшихся отстраняют от процедуры и исключают из программы! Лежи и терпи! Ничего страшного! Потрахает тебя минут пять, кончит и всё! Остров ждёт!

Лерка удивленно посмотрела на женщину. Это она пыталась поддержать Санту.

— Я не хочу! Не хочу!

Лера хотела было тоже поддержать сокурсницу и сказать, что все так и есть, но тут она сама замолчала, уставившись на стенку. Там в отверстии появился длинный возбуждённый член. Он был почему-то коричневого оттенка, блестел и подрагивал. С другой стороны торчал член ещё более длинный, но нормального цвета и тоже весь блестел. Из отверстия в головке вытекала капелька прозрачной смазки.

— Во, повезло! Выбирай тот, что тоньше, не так рвать будет! Эх, а мне бы тот, что потолще!

Лерка удивлялась свободе женщины и её открытости. Она бы не смогла так советовать. Санта пребывала в ступоре, ошарашено разглядывая выставленные члены. Она видимо не понимала, как эти монстры смогут войти в её лоно, не разорвав её тело на кусочки. Но как-то всё же смогла последовать совету женщины и выбрала «тёмного». Члены исчезли и Санта тут же начала часто дышать. Видимо кушетка раздвигала ей ноги. Вдруг Санта вытянулась как струна и вцепилась пальцами в края кушетки. Её крик был таким сильным, что все повернули к ней головы.

— Засадили целке! Ничего, поорёт ещё немного, а потом там всё растянется и по кайфу! Ты тоже целка ещё?

Лерка совсем не хотела общаться в этот момент. Какого черта она лезет? Но что-то заставило её ответить

— Да. Ещё девственница.

— Тогда не тупи, как эта дура! Смотри, как мучается! Не зажимайся! Наоборот, посильнее ножки раздивнь, да попочку повыше, и коленки к себе. Кушетка она само настраиваемая. Как захочешь, так и положит тебя для мужика.

Лерка посмотрела как дёргается и качается тело Санты, как она плачет и вскрикивает. Видимо мужчина достался ей достаточно бойкий и резвый. Слёзы текли по её щекам, в глазах была обида. Лерке стало жалко Санту, как ту «нервную». Но ничем помочь она не могла. Но тут к мучающейся подошел сотрудник и сделал инъекцию в предплечье.

— Сейчас полегчает!

И правда, через несколько секунд, Санта перестала вопить. Её крики превратились в жалобное поскуливание, которое потом перешло в стоны. Слёзы всё еще текли, но лицо девушки расслабилось, исчезло мученическое выражение и морщинки на лубу. Тело её всё так же подёргивалось и качалось, но уже было не так напряжено и сжато.

— Вот тебе второй совет! Ори погромче! Вколят дополнительную дозу возбудителя. Будет больно, но кайф поможет терпеть и расслабиться. Смотри, как поплыла девка!

И правда, Санта уже совсем расслабилась и успокоилась. Она всё свободнее дышала и выкрикивала уже совсем другой тональности стоны. Она приоткрыла глаза, в которых уже не было ужаса. Там было скорее удивление. Видимо девушка прислушивалась к новым ощущениям в её теле.

Лерка так увлеклась наблюдением за соседкой, что не сразу почувствовала, что её кушетка заработала, раздвигая её ноги.

— Что?! Моя очредь?! Сейчас?!

Она уставилась на стену, зная, что мужчина видит её. Она взглядом хотела показать, что для неё это первый раз, что бы тот был нежен и аккуратен с ней.

— Ага! И до тебя добрались! Значит скоро и меня оприходуют! Держись девка!

Но Лерка не слышала соседку. Она словно погружалась в какой-то сон, в какую-то параллельную реальность.

— Раздвинуть ноги, попку наверх, раскрыться, колени к себе расслабиться!

Она повторяла про себя советы, которые знала раньше и слышала сегодня. Но тут она почувствовала что мужчина гладит своими руками её ноги и живот. Она ощущала тепло и шершавость ладоней, пальцы, которые касались её кожи. Мужчина гладил её, словно она принадлежала ему и была его собственностью. Его пальцы прошлись по её набухшим лепесткам, снимая с них выступившую смазку, размазывая по всей её промежности, запуская их в её девственную пещерку, массируя её стенки и надавливая на целку. А потом его палец проник ей в попку.

— Зачем? Зачем он так делает?

Лерка дёрнулась и хотела сжать свой отверстие, но мужчина стал массировать пальцем и ей стало так приятно, что она передумала. Наоборот, она ещё больше расслабилась и хоть ещё боялась того момента, когда член войдёт в неё, но уже не так сильно.

— Заскулила, сучка!

Лерка словно в тумане услышала ехидное, но доброе замечание соседки.

— Давай, давай! Не стесняйся! По кричи!

Лерка хотела было наоборот, замолчать, так как застеснялась своих эмоций, но тут почувствовала, как её вход в пещерку раскрывается и в него входит что-то горячее и твёрдое. Оно быстро погрузилось в её лоно, и не успела девушка испугаться, как одним быстрым движением, порвав её целку, вонзилось глубоко в тело. Лерка охнула и выпучила глаза. Она удивилась. Лерка поняла, что это член вошёл в её пещерку, сорвав целку, но это произошло так быстро и почти без боли, что вызвали удивление. Но долго удивляться ей не дали. Член стал выходить, а потом снова рванулся в атаку, и Лерка чувствовала, как головка этого монстра раздвигает стенки её узкого и нетронутого до этого момента, влагалища. Потом был ещё удар, потом ещё, потом движения члена стали ещё чаще, быстрее и сильнее. В какой-то момент, член вошёл так глубоко, что стал ударяться в матку, а в анус девушки стали ударяться яйца мужчины.

Член скользил легко, смазки было много, она рекой вытекала из её тела. Она чувствовала, как её потоки стекают по промежности и попадают на анус. Мужчина крепко держал её за бёдра, дёргая их навстречу каждому удару его члена. Это было так восхитительно, что Лерка совсем забыла о том, где она и что с ней делают. Она сквозь свои собственные стоны и крики, слышала, как рядом так же стонет и кричит Санта, а потом и соседка. Все её мысли были там, за стенкой. Она ловила каждое движение внутри себя, каждый толчок и каждое касание члена она оценивала по степени воздействия на её тело. Боль оставалась, но шла фоном, добавляя нотку страдания к тому действу, что с ней творили.

Вдруг руки мужчины стали совсем жесткими, и его пальцы сжали её бёдра особенно сильно. Член стал каменным и жёстким внутри неё, его движения ускорились и удары стали сильнее. Потом вдруг он зашёл особенно глубоко, так глубоко, что Лерке показалось, что он проник в саму матку, и замер. Девушка чувствовала, как он пульсирует внутри, а руки мужчины теряют силу.

— Кончил! Он кончил! Он излил в меня свою сперму!

Лерка балдела. Она так обрадовалась завершению и так сильно эмоционально на это отреагировала, что почти не почувствовала, как мужчина вышел из неё, а кушетка сдвинула её ноги. Когда она стала отъезжать от стены, то посмотрела на себя внизу. Там всё было покрыто смазкой, на бёдрах остались красные следы от мужских пальцев. Ещё она увидела несколько тёмных пятнышек. Видимо это её кровь.

Лерку отвезли к стенке и оставили в позе ожидания. Она лежала и старательно прислушивалась к тем ощущениям, которые были в её теле. Она понимала, что невозможно почувствовать, как сперма течёт внутри неё, но все равно, старательно это пыталась ощутить. И ей даже казалось, что она это чувствует. Потом ей мыли промежность, вытирая остатки смазки и кровь. Потом вставили что-то во влагалище и помогли встать на ноги.

Они совсем её не слушались. Она с трудом дошла до раздевалки и переоделась. Вместе с ней переодевались и другие женщины, которые делились своими ощущениями друг с другом. Кому-то понравилось, кто-то остался недовольной, а кто-то хвастался, что ей так вставили, что она сразу кончила. Лерку удивляли эти разговоры, так как она сама считала, что самое главное, что внутри неё теперь будет расти новый человек. Разве не для этого она живёт?

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!