— Катя, вот, — Аня передала подруге довольно увесистую коробку. — Здесь все, что я у кого-то когда-то взяла. Вы свои вещи отберите, а с остальными я не знаю, что делать, как их возвращать. Нельзя же просто сказать, что вот я взяла и теперь возвращаю. Возьмите себе тогда, будет ваше.

— Ты хоть понимаешь, что ты предлагаешь? — Катя, открыв коробку, изучала содержимое. — Во-первых, так делаешь ты, а не мы, не путай. А во-вторых, я не хочу, чтобы кто-нибудь увидел у нас эти вещи и решил, что воры мы...

— Извини, не подумала...

— Не перебивай. Ты, пока голой у столба стояла не перебивала? Вот и сейчас не перебивай. Да, тут есть несколько ценных вещей, которые надо будет вернуть, я сочиню какую-то правдоподобную историю. Мне из-за тебя врать придется, оцени ситуацию! Остальные вещи либо не очень ценные, либо я не знаю чьи они. Может ребята знают. Но большую часть, думаю, придется выбросить. А что за деньги тут?

— Это за брошку, твою. Она потерялась. Вроде ничего больше не терялось. Но если что-то вдруг отсутствует — ты скажи, я заплачу.

— Скажу, не сомневайся. Сколько же добра-то ты нахапала!

— Я за это уже заплатила. И вообще занятия скоро начнутся, мне пора. Я уже просила отца, чтобы устроил мне перевод в другое место, куда угодно. Скоро мы никогда не увидимся, а до тех пор, если можно, не подходи ко мне и не отравляй жизнь. Я пытаюсь все забыть.

— Погоди секунду, я тоже хочу кое-что сказать. Мы посовещались и решили, что тебе не обязательно никуда уходить, никто против тебя ничего не имеет. Можешь даже в общую компанию приходить, там вообще никто не знает, что ты сделала. Только не воруй больше.

— Нахрен мне такая компания?! Сволочи вы и садисты!

Тут Катя внезапно осеклась, потому что получила пощечину. Благо в туалете университета, где они собрались, в тот момент больше никого не было, только Ира стояла у входа на шухере.

— Я не давала повода себя оскорблять. Наказана ты была за свои преступления. Нифига себе коробенция! — Катя помахала в воздухе коробкой, прислушиваясь к звуку. — Я конечно верю, что тебе не понравилось стоять голой перед парнями, но виновата была ты сама.

— Давай я уже пойду и постараюсь побыстрее перевестись отсюда. Прощай.

Несколько дней все шло своим чередом. Занятия, шопинг, спорт, Катя неплохо и плавала, и конечно встречи с друзьями. Когда удавалось собраться в узком кругу сразу переходили на обсуждение недавних пикантных событий. И если поначалу, несмотря на самые приятные ощущения, несколько переживали, не перестарались ли, то вскоре начали жалеть, что не сделали чего-то еще. Причем все высказывали соображения, чем еще тот памятный день можно было дополнить, чтобы он стал еще более памятный, буквально у всех были свои идеи. Да хоть бы два лишних удара сделали или полюбовались в конце на минуту дольше, и то что-то. Или даже потрогали, вот об этом мальчики особенно жалели. Но поезд ушел, собственно, нужно было жить дальше.

Анюту с тех пор видели только на занятиях, от общения она напрочь уклонялась, причем даже самого мимолетного, даже здороваться перестала. В общем-то ее можно было понять, так что решили ее зря не нервировать и тоже перестали здороваться. Обидно, но ничего не поделаешь. Димон, который учился в другом универе, так вообще тосковал, увидеть хотел хоть одним глазком, хотя бы одетую. Это же какой комплекс ассоциаций должен сразу в мозгу появиться! Наконец его мечта исполнилась и удалось собраться всей компанией на дне рождения одного общего знакомого. До последнего не было понятно, придет туда Анёк или нет, но подфартило, пришел. Еще бы пообщаться удалось.

— Аня, здравствуй. Что стоишь здесь в тишине?

— Да уж точно не тебя жду. Ненавижу тебя. Всех вас! Так и знала, что здесь будете. Весь вечер, блин, испортили.

— Да мы понятно, что здесь будем. Это ты вроде со всеми хотела рвать отношения, это мы не знали, приедешь или нет.

— Ради вас что ли? Много чести. Мы с Игорем давно знакомы и ради вас его игнорить не собираюсь. Я даже не знаю, когда все случилось, я думала никого из вас не смогу выносить, особенно тебя. На занятия даже думала не ходить, заболеть на крайний случай. Сейчас вроде ничего, раны заживают, а ты бередить опять вздумала.

— Говоришь, попа заживает? Да погоди ты, не дуйся и не убегай. Шутка же! Чего ты такая ерепенистая? И сцены не устраивай, а то еще подумают, что мы встречаемся.

— Пха!

— Что такое, я тебя насмешила? Но вообще знаешь, я подошла не просто так. У меня есть предложение. Не перебивай, я доскажу. Дело в том, что у меня есть веские основания полагать, что в телефоне Яны находятся, как бы это тебе получше сказать, компрометирующие данные.

— А от меня-то ты что хочешь?

— Так я рассказываю, не перебивай. Ты же знаешь, что мы с ней не ладим?

— Еще бы не знать! Змеюка это еще та! Нет, до вас ей далеко, но все равно тварь редкостная! Так что ты хочешь-то?

— Мне нужен ее телефон. Я знаю, ты сумеешь добыть! Собственно не только мне, он всем нам нужен. Мы просто не знаем, к кому еще обратиться.

— Ну, а мне-то что с того? Вам нужен — вы доставайте. Да, она мне не нравится, но это еще собственно не повод красть телефоны. Как вы мне собственно весьма доходчиво и объяснили.

— Ну, видимо могут быть исключения. Нам собственно зачем это надо, не ради удовлетворить любопытство. Но мы хотим ее поспрашивать, а откуда это собственно, дорогая Яночка, у тебя такие красивые фоточки, почему на тебе там так мало одежды и все ли твои друзья их видели? И мы послушаем, что нам скажет дорогая Яночка, как она будет извиняться за все, что нам сделала и посмотрим, на что она готова, чтобы вернуть свои фоточки обратно.

— Иными словами, вы хотите ее шантажировать?

— Ну, с тобой же получилось. Да и вообще это грубое слово. Мы просто хотим, чтобы дорогая Яночка заплатила за свои доносы, придирки, за свой надменный тон и начала проявлять большее внимание к людям. Мы и тебя возьмем с ней поговорить. Ну как, достанешь телефон? Мы можем помочь, только скажи, что делать, отвлечь ее там, или еще что.

— Ну и предложение! То избили меня и унизили, то сразу просят помочь! Да еще просят сделать то, за что избили! Вы там рехнулись все, да? Нет, погоди, теперь ты не перебивай! Я до сих пор помню, как она разболтала, что это я принесла крысу в школу. Прикол же был, просто беленькая крыска, в магазине купленная, по классу бегает, все визжат! Алгебраичка вой подняла, будто ее резали! Так эта тварь же вообще в другом классе училась, узнала же, что это я, а я только самым близким подругам рассказала! Сдала меня, сука! До сих пор ее не простила. Ты бы знала, что со мной потом делали! — Аня поделилась сокровенным.

— Догадываюсь. Так поможешь? Ты сможешь поучаствовать. Она еще как расплатится за этот случай! — Похоже вырисовывалось, что подруга тоже может быть заинтересована в предложенном плане.

— Хорошо, сделаю. А там точно есть что-то компрометирующее?

— Я практически уверена. Телефон Диме отдашь, он как раз сейчас уезжает под благовидным предлогом, а мы тут останемся. Даже сможем вещи показать, если она нас вдруг заподозрит, хотя это вряд ли. Чем мы тебе можем помочь?

— Вообще не лезьте, своими делами занимайтесь, я все сделаю. Телефон Диме отдам, хоть его и ненавижу.

Через буквально пять минут телефон действительно был получен и парень спокойно уехал с ним, не вызывая подозрений. С Аней сегодня решили тоже не общаться, чтобы никого не насторожить. Трудно сказать, что может быть общего, между восстановлением старой дружбы, о конце которой только и говорили в последние дни, и пропажей телефона у общего недруга, но мало ли, вдруг кто додумается связать. Решили не рисковать на этот счет. В свое время все конечно непременно выяснится, но это будет в свое время и в своем месте.

Возле Яны тоже решили не светиться, зачем, спрашивается, если дело сделано? Да, было бы любопытно понаблюдать за ее реакцией, когда она обнаружит пропажу, но рисковать ради этого явно не следовало. Дело в конце концов ответственное и лучше перестраховаться, чем недостраховаться. Лишь изредка кто-то проходил мимо и по безмятежному лицу жертвы было видно, что она ни о чем не подозревает.

Паника разразилась лишь через час после завершения первой фазы операции, то есть отъезда Дениса. Просто великолепно, столько народу успело разъехаться и со столькими из них Яна в ссоре! А Димон тем временем выслал СМС, что компромат отменный! Подробностями делиться отказался, вот же гад! Ничего, они ему это припомнят! Нет, по-хорошему он все правильно сделал, но боже, как же снедало любопытство! Нет, ну хоть бы намекнул бы! Но все правильно, Катя даже удалила переписку и стала следить за развитием событий, делая вид, что общается с друзьями.

Как позже стало известно из разрозненных источников, Яна сначала обыскала все вокруг себя, потом все еще раз, потом к ней подключились две подружки, потом они стали приставать к окружающим с расспросами. Естественно никто ничего не знал про их телефон. Андрей тоже за всех ответил, что они не в курсе и можно было уже чуть свободнее наблюдать за процессом поисков, не боясь спалиться. Ну где вы еще спрашивается встретите столь взволнованные рожи? Причем подружки-то явно не стремились помочь попавшей в переплет товарке, Катя все-таки сколько-нибудь разбиралась в людях. Они явно имели какую-то личную заинтересованность в этом деле. Просто умилительная была картина — наблюдать, как они носятся по всей даче, да еще что-то в перерывах пытаются высказать Яне.

Наконец выяснилось, что меры предосторожности были приняты не зря. Яна открыто обвинила Аню в воровстве и потребовала вернуть телефон. А не то хуже будет. Та немного повыкобенивалась, видимо для вида, но потом вывернула карманы, отдала свою сумочку — ищи мол и, получив ее через минуту обратно, собралась было идти, но Яна не спрашивая разрешения принялась за обыск. Кто-то наблюдал с интересом, кто-то пытался урезонить карманницу, кто-то, видимо самые смышленые, уже даже начал строить теории, что-же такого важного могло быть в этом телефоне. И то верно, пропажи у них в последнее время случались регулярно, но никто еще не носился, как угорелый. Яна тем временем полностью прохлопала Аню по одежде, не гнушаясь даже самых интимных зон, еще раз вывернула карманы и наконец получила по ебалу! Да, когда подружка не связана, она, надо сказать, может постоять за себя. Катя заявила, что она более не намерена оставаться в этом гадюшнике и отправилась прочь. Время было позднее и, пользуясь моментом, остальные тоже стали расходиться.

**

— Ни хрена себе! — компания с интересом разглядывала образцы компромата, высланные Димой. — Да тут Клондайк! Нет, она никогда не казалась особо скромной, но такое?!

— Андрей, ну какое тут такое! Ты вот будто бы не знал, что девушки мастурбируют. Я вот может быть не снимаю такое на видео, но пара пикантных фоточек у меня тоже есть. На память, так сказать. Другое дело, что эти шалавы теперь у нас под колпаком! — Насладившись первыми впечатлениями, Катя начала мыслить рационально. — Я вот только не поняла, они лесбиянки или нет?

— Вроде нет, хотя кто их знает? Надо бы всю инфу изучить. — Поделилась мыслями Милана. — Походу им просто нравится снимать друг друга голыми.

— Значит лесбиянки, — решила Катя. — А если нет, то будут.

— Даже так? Хочешь зайти так далеко?

— Я же говорила, по обстоятельствам. А они, по-моему, весьма располагают. Нет, начать, ясное дело, стоит с чего-нибудь попроще. Но вот эти же, — Катя похлопала пальцем по экрану планшета, — они на многое способны! Давайте посовещаемся, как лучше поступить.

В результате было решено, что надо ковать железо, пока горячо. Да, нужно будет еще посмотреть весь материал, но почему бы одновременно не начать обработку этих потаскушек? Подруг Яны мало кто знал, а как с ними связаться и подавно, благо в похищенном телефоне имелись их контакты и даже переписка, по уверению Димка, не содержащяя ничего особенно, но вот контактами стоило воспользоваться. С Яной-то связаться не удастся, телефон ее у них! Возможно она заходит в соцсеть и с домашнего компа, но до него добраться она бы явно не успела. Интересно, она хоть помнит пароль? А то могла бы воспользоваться любым подручным устройством. Но это даже не важно, аккаунт теперь в их руках, он привязан к номеру телефона, телефон у них и пароль давно уже сменили. Можно прямо с этого аккаунта и написать, особый шик будет. Катя отправила сообщение одной из девушек, выбрав наугад.

— Привет, подружка.

— Кто это?

— Марин, ты чего, это же я, Яна! Не узнала?

— Очень смешно, а теперь скажи кто ты и где ты? Ты совершил большую ошибку, но у тебя еще есть шанс все исправить. Верни телефон, урод, и мы, может быть, забудем об этом. Может быть.

— Ты чего, тут столько фоточек красивых, и видео даже есть! Ты правда думаешь, что я верну? И вообще, почему ты думаешь, что я парень?

— Ну, либо лесбиянка какая конченная, раз тебе такие фотки нравятся. Чего, у себя-то наверное посмотреть не на что? Верни телефон короче, где ты сейчас?

— А сами вы лесбиянки не конченные?

— Это фотки просто, дура! Мы нормальные все. Короче где ты, тебя спрашивают?!

— Слушай сюда! Немедленно извинись! Или я пару фоток отправлю всем, кто был на вечеринке. Для начала выберу самые невинные. Хотя такие еще поискать придется.

Нормально идет, больно борзые они, придется с них сбивать спесь потихонечку. Похоже еще не осознали, что они под колпаком. Ничего, скоро поймут. А пока их борзоту можно и потерпеть.

— Хорошо, извини. Но ты должен или там должна понимать, а каком положении сейчас находишься. Я честно скажу, я тебе не завидую. Ты не тот телефон спер! Кто у меня отец ты просто не знаешь. Так что по-хорошему говорю, верни! Время у тебя идет.

— Какой нахрен отец? Мы на одной вечеринке были, забыла? Я-то как раз знаю, кто твой отец, — Катя понятия не имела кто это и не очень страдала по этому поводу, — а вот кто мой — вы представления не имеете. А телефон могу отдать, если нужен.

— Давно бы так. Куда ехать? Или сам приезжай. Где ты вообще, тебя спрашивают?

— Отдать могу, но не бесплатно. В общем так, завтра, в 17:00 всем троим быть в Парке Горького у центрального фонтана. В мини-юбке, без колготок, без чулок, без трусов и на каблуках. Кто не придет — пожалеет. На этом все, я отключаюсь.

Катя закрыла приложение, не желая слушать мольбы, угрозы, компромиссные предложения и прочую лабудень. При этом заметила, что все сделали то же самое. Любопытные, блин, тоже залогинились и следили за перепиской! Но зато никому не придется объяснять, что обсуждали и до чего договорились. А эти трое пусть подумают, клиент должен, как говорится, настояться! Веселенькая им наверное предстоит ночка! Интересно, уснет хоть кто-нибудь?

— Думаешь, придут?

— А фиг их знает. Если не придут, то дадим стимул был более сговорчивыми. Но думаю придут, куда они денутся? — Раздался треньк. — О, от Ани эсэмэска, она в восторге!

**

На следующий день после занятий все отправились в Парк Горького. Все — это вшестером, вместе с Аней, которая подобрела и снова влилась в коллектив. При этом очень хотелось увидеть своих подопечных раньше, чем они увидят новых владельцев телефона и поймут, в чьей они власти. Раньше срока карты раскрывать не стоило. Добиться этого было очень просто, Катя всего лишь подозвала мальчика помоложе и за сто рублей попросила оббежать вокруг фонтана, посмотреть, там ли девушки, фото которых, разумеется приличное, она ему показала в телефоне. Малыш умчался и вскоре вернулся с хорошими новостями, девушки действительно там, все три, со стороны главного входа, одеты в мини-юбки и никаких колготок он не заметил, на каблуках. sеxytаl.cоm А про трусы его, понятное дело, никто не спрашивал. Получив награду, он убрался

восвояси. Катя достала телефон, бегло пробежала поток ругательств и обещаний, скопившийся за день, она еще вчера дала себе слово не заходить, чтобы не было стимула ввязываться в словесную перепалку, и продолжила охоту.

— Где вы?

— Мы у фонтана, как договаривались.

— Во что одеты?

— Как договаривались.

— А именно?

— Ты уже сам не помнишь?

— Будете дерзить или отвечать?

— Мы в мини-юбках, как договаривались.

— Трусы одели?

— Нет.

— Молодцы, — стоило немного похвалить за исполнительность. — Ветерок немного продувает?

— Что мы здесь делаем? Где ты?

— Идите вглубь парка, там есть пруд, я вас там жду.

— А что мы тут тогда делаем?

Катя не стала отвечать, а просто украдкой наблюдала. Постояв с полминуты и посовещавшись девушки пошли в путь. Кажется, действительно без трусов, уж двигаются как-то неуверенно, какими-то маленькими шажками. Значит, сучки перспективные! Ну что, пришла пора показаться на глаза. Эту честь Катя не уступила бы никому! Она пошла быстрым шагом наперерез и вскоре вышла в лоб своим новым зверюшкам.

— Ты!!! Это ты!!! — раздалось со злобным шипением.

— Здравствуй, Ян, ветерок не продувает?

— Говорила я вам, лажа это все! Нет, пошли, пошли! Пришли вот, блин! И ради кого? Ради вот этой? Так, раз уж пришли, телефон у тебя? И не думай только, что сможешь сбежать!

— А я и не думаю. И нет, телефон не у меня. Точнее мой у меня, а твой не у меня.

— Не важно, давай свой! Потом мой отдашь. И это, — Яна наставительно подняла палец вверх, — Еще не единственное, что ты мне отдашь!

— Ян...

— Да погоди ты! Не видишь, я эту дрянь учу уму-разуму.

— Ян...

— Ну, чего тебе?

— Тут это, еще сообщение пришло.

— Какое нафиг сообщение, дай сюда? Так. Так. И что, откуда оно? А, я поняла, у этой дряни есть сообщник!

— О, да ты просто образец мудрости! — Подколола девушка. — Ты верно поняла. И вообще, слишком много гонору от той, кто стоит без трусов посреди улицы.

— Девоньки, видали дуру?! Ты че, реально что-ли думала, что мы будем тут без трусов ходить? Потому, что ты нам написала? Нет, она же конченная! Есть они нас, есть, и вообще не ори об этом, люди кругом, ты вот о себе лучше подумай.

— Значит, вы нас обманули. Придется все-же отправить пару фоток всем друзьям. Думаю, они будут в восторге. Пожалуй сделаю прямо сейчас.

Катя достала телефон и начала в нем копаться. Нет, попусту пугать она никого не собиралась. Если клиенты и правда окажутся несговорчивыми — придется немного опубличить их личную жизнь. Все оказались достаточно адекватными, чтобы не пытаться телефон вырвать, в подобном-то прикиде это было не очень-то сподручно. Все стояли, затаив дыхание. Наконец одна не выдержала.

— Нет, нет, погоди, Катя! Ты Катя, верно? Она врет, Яна все врет, мы сделали все так, как ты нам написала.

— А именно? — В голосе сквозил легкий интерес.

— Без трусов, мы все без трусов, и Яна тоже, — девочка говорила шепотом.

— Молодец, Оля, ты, видимо, здесь самая смышленая. В дальнейшем, если что, будем общаться через твой аккаунт. Сейчас, я напишу об этом подруге, — телефон как раз был в руке, так что весьма сподручно было отправить сообщение. — Ага, готово. На чем мы там остановились? А, трусы! Ты знаешь что, я тебе не верю. Яна говорит одно, а ты другое, я должна убедиться. Пойдемте куда-нибудь в сторонку.

— Я... я правду говорю, Яна, скажи ей!

— Мы... без.

— Вот и чудно, идемте, не здесь же мне вас проверять? Или вы может здесь хотите? Или может отправить все же фотки?

Все пошли без колебаний. Точнее, может и с колебаниями, кто их там знает, но по крайней мере пошли. Катя намеренно не хотела уводить далеко своих зверенышей, можно было найти место и побезлюдней, но во-первых лень, а во-вторых пусть пострадают немножко. Да и чего там такого было видно, девушка взяла девушку за юбку, чуть отодвинула ткань от талии и просунула руку. Да еще заслонила сумкой! Вообще ничего такого, если не приглядываться!

Предводительница сразу решила, что церемониться особо не стоит, пусть сразу понимают правила игры, и полезла прямиком в киску.

— Что у тебя тут, тампон?

— Н-ну, да. Я волновалась просто очень и решила вот...

— Хорошо, Оль, ты умница, ты все сделала так, как я сказала. Следующая кто? И не заставляйте меня вызывать!

Вызвалась Марина. Катя начала щупать и ее. Уже даже тщательнее и уже даже не забывая про попу. Поначалу девушка немного волновалась за реакцию людей, но все либо не замечали, либо делали вид, что ничего не замечали. Даже как-то обидно стало, тут ТАКОЕ происходит, а всем по...

— Так, ты тоже молодец. Ян, иди сюда. А ты, Оль, напиши Яне, ну в смысле в ее аккаунт, что тут вообще происходит, чтобы человек в курсе был.

— А... а... а я боюсь.

— Так, не выеживайся! Ты не видишь, что у меня руки заняты? Янчик, ну какая же ты мокренькая, прямо слов нет! А с тобой я серьезно разговариваю, пиши давай! А то волноваться будут.

Катя возилась нарочито долго, никуда не торопясь. Наконец даже кое-кто из людей обратил внимание. Наконец-то! Хоть у кого-то есть глаза в Москве, а то даже как-то страшно жить стало. Нет, ну в самом деле, неужели здесь не происходит абсолютно ничего интересного? Да, потрогать конечно никто не предлагает, но ведь посмотреть-то можно бесплатно! Нет, все идут мимо, как будто тут пустое место! Но раз заметили, то и правда уже пора закругляться. Катя достала руку.

— Оближи. И не смей кривиться тут, это ты, облизывай давай!

— Ты и в них засовывала.

— А мне как-то похрен, а ну быстро облизала! Умница. Только я сказала облизать, а не лизнуть. Тщательней! Вот, вот, давай, другое дело, — зверюшка оказалась понятливая.

— Значит так, девоньки, сейчас мы едем в одно место, там я сделаю все то же самое, но уже полностью голеньких. Вопросы есть?

— Хватит! Ты же нас достаточно унизила, достаточно над нами посмеялась, отдай телефон!

— Да? По-моему это ты только что надо мной смеялась? Ну, вот и расплата. Вы на машине сюда приехали? — Наступила пауза. — Оль, ты старшая группы и от тебя я хочу услышать ответ в первую очередь. Так на машине?

— Да, на моей.

— Отлично, идемте тогда. У главного входа она? Ну, вот туда и идемте.

По дороге эти сучки еще несколько раз просились их отпустить и простить, но Катя на корню пресекала все такие попытки и твердо сказала, что либо они сейчас едут, куда сказано, либо фотки станут достоянием общественности. Попутно написала и вызвала Аню, та видимо была недалеко и прискакала очень резво. Девчонки тут же приуныли еще больше, но Катя их быстро подзадорила шлепком по попе. Можно было позвать еще кого-то, но зачем? Пусть думают, что их только двое, пусть питают какие-то иллюзии.

В авто погрузились следующим образом, сначала Яна и Марина залезли на заднее сиденье, потом им велели снять абсолютно всю одежду, потом бросили пару наручников и велели надеть, потом Аня также залезла на заднее сиденье и после этого Катя села за руль, а хозяйка авто Оля, абсолютно одетая, устроилась рядом. Почему одетая? Ну, во-первых тонировка не всесильна, особенно лобовая, а во-вторых стоило дать ей определенные преференции, по сравнению с остальными. И пусть ей не захочется эти преференции терять.

Поездка, кстати, выдалась веселая. Аня, находясь рядом с двумя абсолютно голыми девушками, быстро вошла во вкус и уже обшмонала все их дырочки лучше всякой полицейской собаки. Блин, а они еще даже не приехали! А куда ехали? На дачу к Диме, туда, где и начинались все их приключения, туда, где еще так неумело пороли Аню и где скоро она сама без сомнения выпорет трех новых пленниц. Это теперь будет их место и их там ждет еще немало свершений. Мало ли каких, как жизнь сложится, но скучать они там точно не будут.

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!