Поздний вечер. Любимое кафе. Неожиданный звонок Эрики и просьба о встрече. Мчусь к ней, срывая совет директоров. Бросаю машину на стоянке. Влетаю в кафе, на ходу сбрасывая шубку на руки швейцара... Села за привычный столик у окна. Официант, не задавая вопросов быстро приносит и ставит на стол бокал любимого сотерна. Эрика-Рика-Рита, во что еще она мола вляпаться? Маленький глоток вина. Жду ее, смотря на входную дверь. Эрика-Рита, моя самая близкая подруга, моя любовь, моя любовница. Экстремалка и любительница острых ощущений и приключений в сексе. Еще глоток вина, не чувствуя вкуса и аромата. Это только ее муж мог придумать очередной вояж, мелкое ничтожество, любитель извращенных игр. С каким бы удовольствием и наслаждениям я бы избила его.

Сколько раз жаркими ночами, на мокрых, измятых простынях, слушая шепот Риты я представляла, как ее муж, ее ничтожество валяется у моих ног прося пощады. Его извращенные желания, которые она выполняла, каждый раз приводили меня в тупик-что могло заставить ее выполнять его прихоти? Публичный секс, секс с посторонними мужчинами у него на глазах, и совсем отвратительный и не понятный для меня секс с собакой. Когда Рита рассказывала, как он принуждал ее заниматься сексом с собакой — меня трясло от отвращения, а ее ее это возбуждало. Задыхаясь от волнения, она рассказывала мне в подробностях, как муж смотрел, когда ее трахала овчарка. Подробности не давали повода думать что она все выдумала. Жесть. Ну что ее могло привлекать в ее муже? Я как могла деликатно расспрашивала — чем он ее увлек — наркотики, шантаж, деньги? И была невероятно удивлена ответом — любовь. Я не понимаю такой любви. Подкладывать любимую женщину под чужих мужиков, смотреть как ее насилуют и получать от этого удовольствие? Это любовь?

Задумчиво покрутила в руках бокал — блеснул острым лучиком глаз дракона на кольце. Нет, извините, такая любовь непонятна и неприемлемя для меня. Подняла глаза-в ресторан вошла Рита, яркая солнечная и взгляды всех мужчин следили за ней раздевая на ходу. Садится за столик, наклонилась ко мне, коснулась губами губ.

— Привет Ильдека! — Привет Рита! Смущенно молчит, Отводит глаза в сторону. Официант ставит бокал с мартини.

— Что-то случилась солнышко?

Рита смущенно отводит глаза. Молчит. Пьет горький мартини. Вздыхает, смотрит карими глазами.

— Я решилась на встречу с ними!

Непонимающе смотрю в ее глаза. Она не выдерживает и отводит взгляд в строну.

— С кем?

— Ильдека, не злись, я так решила сама. Это пара, мужчина и женщина. Любители садо-мазо.

Сердце сжалось от острого укола. Нет, этого просто не может быть! Глаза непроизвольно щурятся от ярости, верхняя губка поднимается открывая оскал волчицы.

— Ты совесм обалдела? Тебе мало всего, что вытворяет с тобой твой муж?

— Не злись любимая... Я просто хочу понять, что это такое? Понять не с чужих слов... А испытать на своей шкурке. Это же просто ИГРА. Я и не собираюсь быть постоянной рабыней для них.

Несколько раз вдыхаю и выдыхаю сдерживая рвущиеся эмоции

— Да зачем тебе все это? К чему все эти крайности? Или тебе требуется мужчина? Я могу оплатить для тебя услуги самца из эскорта.

— Я так хочу и уже согласилась на встречу. Это совсем другое — я хочу побывать рабыней. Ненадолго.

Отвожу взгляд в сторону. Я не могу в это поверить... Просто не помещается в голове... Фантазия услужливо рисует жуткие картинки темного подземелья освещенного факелами и голую Риту в окружении потных мужиков. Прикованная цепями к стене, с широким стальным ошейником. Похотливые упыри насмехаясь и унижая, грубо, по скотски насилуют Риту. Передергиваю плечами и видение исчезает.

— Скажи, кто они и что вы обсуждали? Я должна знать или никуда ты не поедешь!

Русая головка Эрики смотрит в сторону, мартини не выпито... Я чувствую, что сейчас она не со мной, а где-то далеко, с чужими незнакомыми мне людьми и сердце сжимается от невыносимого чувства ревности и ярости... Бросаю на пол бокал с вином. Официант недоуменно смотрит на меня.

— Принеси чисты бокал!

— Ильдка, ты злишься Я боюсь тебе рассказывать. Ты можешь наделать глупостей.

Опускаю глаза. Эрика читаем мои мысли. Я просто ярко представила, как в мрачный каземат приходят мальчики из моей службы безопасности, и всех эти извращенцев-упырей долго и с чувством пинают ногами. Причем я лично в этом участвую.

Эрика тихо вздыхает и кладет руку на мои пальцы.

— Успокойся, все не так ужасно, как ты подумала. Я встретилась с ними в кафе. Весьма прилична пара. Ей 35—38 лет. Ухоженная и дорого одетая. Спокойная и уравновешенная. Она улыбается.

— Не злись, но тебе она бы понравилась.

Я нервно выдергиваю руку из под ее пальцев.

— Не говори глупостей. Как мне может понравится сучка которой нравится мучить девушек?

Эрика грустно вздыхает.

— Хорошо, я спокойна.

— Он немного старше ее. За 40, такой элегантный джентльмен.

Я тихо сатанея, сдерживаю комментарии.

— Он сидел молча и смотрел на меня. Пил коньяк, курил коричневые, душистые сигареты. А она расспрашивала меня, что я могу, хочу, и согласна делать.

Официант бесшумно поставил новый бокал с вином. Я протянула руку за бокалом. Дракон на кольце недовольно сверкал глазами.

Узнать место встречи и приехать раньше Эрики. Ласково пообщаться с этими упырями. Объяснить последствия. Если там не самоубийцы они все поймут правильно. У Эрики будет лайт версия без всяких последствий. И на этом желание к таким приключениям пройдет. Приняв решение немного успокоилась.

— И что эта с... хм... тебя спрашивала?

Ну... — у Эрики от смущения краснеют кончики ушек.

— Вначале достаточно нейтрально. Готова ли я надеть ошейник и ходить с ним как послушная сучка.

С огромным трудом сдерживаю ярость, рвущуюся наружу как проснувшийся дракон. (Упыри в подвале — громко застонали получив по яйцам)

— И что?

— Ильдека, ты сама себя хоть слышишь?

— А что не так?

— У тебя в голосе ледяной холод. Таким тоном только отпевают. — Рита улыбается.

— Все, все! Я спокойна и внимательно тебя слушаю (упыри получают еще порцию по яйцам)

— Ну еще могу ли я демонстрировать им себя.

— Так, это как?

— Это... показывать откровенно киску и попу. Если ты будешь так реагировать — я больше ничего не расскажу. Рита обиженно отворачивается. И я рада что она не видит моих глаз.

— Нет любима я просто волнуюсь за тебя.

— Ну еще мастурбация при них, пальчиками и игрушками. Плетка. Наручники и всякое такое.

— Потом, более откровенные вопросы — оральный секс с ней и с ним. Люблю ли я сперму. Возьму ли в ротик после киски или после анала.

Стараюсь быть спокойной. Острая игла пронзает сердце. Эрика — такая нежная доверчивая, яркая как солнечный лучик. Я не могу поверить и не могу представить ее связанной с ошейником рабыни на нежной шейке. Ну не могу я с этим смирится (упыри в подвале стонут заливаясь слезами).

— Хорошо солнышко, я должна знать, где это все будет. (Дракон на кольце затих)

Эрика подозрительно смотрит на меня.

— Зачем тебе это?

— Ну что бы я не волновалась и вообще на всякий случай (упыри в подвале дружно согласились стать импотентами)

Эрика долго молчит, делает крохотный глоток мартини.

— Ильдека, когда будет возможность я сброшу тебе СМС-ку... Ты просто не замечаешь ничего вокруг себя. Посмотри — официант боится к тебе подойти. А еще за весь вечер ни один мужчина не подошел к нам — хотя судя по их взглядам мы с тобой уже час сидит голые и оттраханные. Они боятся тебя. От тебя веет холодом. И этот дракон на кольце, которое ты так любишь-он не на кольце. Ты впустила дракона в сердце и позволила в нем поселится. Ты просто не замечаешь, когда ты появляешься в своем офисе — стихают разговоры, смех, шутки. Все стараются ходить на цыпочках. Наверное тебя устраивает такая ситуация — всегда быть одной. Одна на льдине с драконом в душе.

Стараюсь быть спокойной сдерживая слезы в уголках глаз.

— А что, лучше в ошейнике рабыни лизать ноги? Позволить вытирать о себя ноги? Быть половой тряпкой? Ты этого хочешь? (лучи из глаз дракона преломляются в бокале с сотерном)

Эрика молча смотрит на меня. От ее молчания, от ее глаз мне становится невыносимо тяжело на душе. Или это действительно дракон сжимает мое сердце когтистой лапой? Ну не могу я понять ее мотивов, что может быть привлекательного в этой грязи? И с ужасом понимаю, что не смогу ее остановить, не смогу ее отговорить, и что еще хуже всего не хочу останавливать. Обида на ее слова, как крапива обжигает меня. Я для нее готова сделать все все. Но... но... к сожалению не хочу признавать ее правоту... Это сильнее меня. Я всегда права! Я не чувствую вкуса вина. Горечь на губах, на языке. Горечь в душе. Дракон сжимает горло и не дает возможности удержать Риту. Слеза медленно течет по щеке. Я смотрю, как медленно уходит от меня Эрика.

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!