Все написанное здесь — хороший художественный вымысел. Все персонажи рассказа достигли возраста 18 лет.

Класс это был одиннадцатый или десятый, уже толком не вспомню. Шел урок английского. Наша преподавательница не очень сильно заморачивалась о том, чтобы что-то нам дать — отчитает свое и забудет. Оценки, соответственно, она раздавала только так. Хотя были и личности, которые даже у нее умудрялись получать не самые хорошие цифры в журнал — например, классная красавица, Кристина.

Кристина — это вообще отдельное существо. В каждом классе бывают такие девочки, у которых грудь начинает расти чуть раньше, чем у других особей женского пола, да и с мальчиками общаться они начинают тоже раньше.

В этот момент наша учительница, Ирина Евгеньевна, решила, что ей нужно срочно выйти из класса на неопределенное время. Это было только начало урока, но ей почему-то уже сейчас нужно было отлучиться. Она ушла, оставив журнал на столе.

Кристинка мигом кинулась глядеть свои заслуги в журнале. Думаю, они были не самыми утешительными. Подойдя к столу, она нагнулась к журнале, выпятив попку в обтягивающих джинсах. Джинсы немного сползли, предоставив мужской части класса (из 10 человек в группе нас было 8 парней, еще одна девочка болела) лицезреть верхнюю часть своей попки и разрез половинок.

«Хорошо стоишь, Кристинк!», — крикнул классный шутник, Володя. Девчонка никак на это не отреагировала.

«А выгнись еще чуть-чуть, а!», — крикнул Адам, сидевший на последней парте.

«Отвалите, на жопы своих баб пяльтесь», — бросила в ответ Кристина. Правда, она сделала движение талией, выгнувшись, действительно, еще сильнее. Девчонка свою сексуальность уже давно осознавала, и ей нравилось, что на нее смотрят. Правда, она вряд ли ожидала, что последует за этой невинной игрой...

Я встал, сделал знак рукой своему соседу, Степе. Ключ от кабинета висел в двери. порно рассказы Сосед понял все правильно, хотя и не до конца, наверное, осознавал, что я намереваюсь сделать. Я же встал, подошел к учительскому столу. Кристина, увлеченная журналом, не заметила меня. Размахнувшись, я резко ударил ее по заднице. Она удивленно вскрикнула.

«Ты чего!? Ахуел что ли, сука!?», — завопила она. Я не ответил — молча схватил ее за таз и прислонился к ее попке своим пахом. Она попыталась встать, в ответ на что я прилег на нее, не давая ей подняться под тяжестью собственного веса.

«Да ладно, ты же сама нас дразнишь», — прошептал я ей на ушко. Я чувствовал запах ее волос, полулежа на ней, а пахли они просто потрясающе.

«Парни, давайте, не стесняемся!», — крикнул я. Не все сразу решились подойти к девчонке, хотя Адам вскочил сразу и подошел к столу.

«Руки ей держи, чтобы не дергалась», — сказал ему я. Кристина пыталась что-то крикнуть, но я зажал ей рот, одновременно с этим гладя ее промежность. «Тише, тише», — шептал я.

Адам схватил руки девочки и прижал к столу. Она оказалась распростертой на учительском столе, с которого подошедший Володя скинул все ненужное. Я молча расстегнул ей ширинку (она продолжала что-то мычать, но рот ей зажимал уже Володя), а потом начал потихоньку стаскивать джинсы. Крик ее уже перешел на визг, который начинался где-то в горле, но нам было плевать. Да и это не создавало особенного шума. Стянув с нее джинсы, я увидел красивые розовые стринги, которые давали возможность хорошо рассмотреть две половинки ее уже тогда замечательной задницы. Хороша школьница, а?

«Мальчики, не надо...», — сквозь зажатые пальцы взмолилась Кристина.

«Чего не надо? Может, вот этого?», — и я с силой ударил ее по заду, оставив небольшой, но хорошо видный красный след. Она вскрикнула. Затем я ударил ее еще, а потом еще. Каждый удар сопровождался сначала вскриком, а затем уже менее громким стоном. Вся ее попа горела красным — меня это возбуждало только сильнее.

«Погнали!», — крикнул я парням, собравшимся за столом. Я стащил ее стринги вниз, спустил свои джинсы и вошел в нее. Член стоял колом с того самого момента, как я подошел к ней. Да что там, еще с того момента, как она облокотилась на учительский стол.

Она взвизгнула. Да, это было, наверное, больно, хотя она была довольно мокрой. Но член все-таки довольно большой... Я начал долбить ее сразу, даже не дав освоиться. По ее щекам потекли слезы, а звуки от нее превратились в тихое хныканье. Каждая моя фрикция сопровождалась громким шлепком об ее бедра. Одна моя рука оставалась на талии девочки, а другой я схватил ее волосы и, намотав на кулак, чуть отвел ее голову назад, к себе. Она уже не кричала, просто молча стонала в руку Володи.

Я начинал чувствовать, что скоро кончу, поэтому вынул из нее член, обошел стол с другой стороны и, схватив за шею, нагнулся к ней и сказал: «Выбор у тебя невелик, мы здесь одни. Будешь сопротивляться — будет сложно, а так быстро все получим удовольствие, в том числе и ты, и закончим. Что думаешь?». Кристинка молчала, смотря на меня заплаканными глазами.

«Молчание — знак согласия!», — сказал я и, выпрямившись, надвинул ее членом на свой рот. Она попыталась возражать, но звуки от нее шли нечленораздельные. Спустя пару фрикций я кончил ей в рот. Проявилась ее шлюшья натура — она все проглотила.

«Ну вот, ты у нас даже глотать умеешь», — я погладил ее по голове, а потом провел членом по щеке, оставляя мокрый след.

«Кто следующий?», — громко спросил я. Кристина, кажется, думала, что иметь ее буду я один, но ее расчеты были неверны. Она снова вскрикнула и попыталась брыкаться, но едва ли это бы как-то помогло. Сзади к ней подошел Адам, а Вовка встал спереди. Я же молча наблюдал, стоя у окна.

Адам вошел уже в хорошо раздолбанную моим членом дырку, поэтому Кристинка практически не стонала — разве что плакала от пережитого унижения. Хотя о чем я? Думаю, взрослые мужики, с которыми общается эта шмара, не раз пускали ее по кругу в своем узком кругу. Вова засунул ей в рот член. Так, Кристинку имели уже с двух сторон. Остальные парни начали ее потихоньку раздевать — сначала стащили с нее шерстяной кардиган, а потом порвали на ней футболку, оставив от нее одни тряпки. Она была в лифчике алого цвета, грудь у нее была не слишком большой, но уже такой, какая бывает у взрослых женщин. На вид где-то третий размер.

К ней подошел еще один мой одноклассник, Гриша, и, взяв ее руку, заставил ее себе надрачивать. Сначала она не хотела, но парень, попросив Вололю подождать с секунду, залепил ей две смачных пощечины, а потом врезал по уже истерзанным ягодицам. Она стала гораздо послушнее. Парни продолжили.

Если рассказ наберет хороший рейтинг, то опубликую продолжение.

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!